Главная

"Последний рейс "Зари" Глава 4

Фанфик "Последний рейс "Зари"

09.05.2016, 17:04
– Об «Астре» целую статью в газете написали, – с обидой в голосе произнёс Пашка и отложил планшет. – А про «Зарю» только короткая заметка в «Вестнике Космофлота», который и читают одни космонавты.

Лу включила телевизор. На экране показывали Торжественный зал Музея Космонавтики, где сегодня награждали тех, кто участвовал в ликвидации аварии и спасении космонавтов кораблей, пострадавших из-за «объекта 210».

– Смотрите, это же наших с «Астры» награждают! – Юлька села поближе к экрану.

На экране показывали смущённых мальчишек и девчонок старшей группы из Клуба юных космонавтов. Среди них были и знакомые ребята: тринадцатилетняя Галя Сидоренко — наставница младшей группы, где занимались Пашка с Юлькой, Женя Дёмина, которой, несмотря на всего лишь одиннадцатилетний возраст, за успехи в учёбе разрешили участвовать в тренировочном полёте. Впрочем, были среди них и не очень приятные знакомые. На экране появился четырнадцатилетний Глеб Светлых. Ребята из школы терпеть не могли заносчивого и самовлюблённого подростка. Глеб ко всем относился свысока, мог запросто обидеть или унизить кого-нибудь из восьми-девятилетних ребят младших групп.
Среди взрослых ребята разглядели Алексея Полосухина и директора Космической школы Светлану Егорову. Алексей Сергеевич, несмотря на торжественность момента был чем-то явно недоволен, а Светлана что-то гневно высказывала стоящему рядом седому высокому мужчине в форме Космофлота. Тот на реплики директора лишь пожимал плечами, иногда равнодушно отвечая.

– Сегодня здесь награждают этих смелых и отважных ребят, – послышался голос диктора, – которые боролись за живучесть своего корабля наравне со взрослыми космонавтами. Решением Главного Управления Космического Флота юные воспитанники Московского Клуба юных космонавтов награждаются медалью «За заслуги перед Космофлотом».

Первым медаль на ярко-синей ленточке получил Глеб.

– Теперь он совсем потолок носом скрести будет, – отвернулась от экрана Юлька.

– А мы… – с обидой сказал Пашка, – разве мы не помогали космонавтам с «Зари»?

– Мы были только пассажирами, – вздохнув, ответила ему Луана.

Впрочем, в день выписки ребят ждал сюрприз. Утром к ним в палату зашёл мужчина лет примерно сорока. Его тёмные густые волосы были тронуты ранней сединой. Вместе с ним вошла молодая светловолосая девушка.

– Здравствуйте, ребята. Рад, наконец, познакомится с вами воочию. Фарух Каримов, – представился мужчина. – Я был диспетчером на «Зените» в тот день. А это моя помощница Яна Панович, – представил Фарух девушку.

– Здравствуйте, – ребята вопросительно посмотрели на гостей.

– Собрались? Тогда поедем — вас ждут в Южном Диспетчерском Управлении Космофлота.
Ребята удивлённо переглянулись.

– А зачем? – спросила Лу.

– Увидите, – улыбнулся Фарух.

В Управлении ребят и присоединившуюся к ним Зину провели в Красную комнату, где их уже ждали мужчина и женщина в синих кителях гражданских космонавтов.

– Ну, здравствуйте, герои, – поприветствовал их мужчина.

– Ну, раз все собрались, приступим к официальной части, – женщина взяла в руки красную папку и начала торжественно читать:
– Согласно Представлению Главного управления Космофлота и Комитета по исследованию и освоению космического пространства решением Высшего правительственного совета за проявленное мужество и героизм при спасении экипажа и пассажиров корабля «Заря» Воробьёв Павел Владимирович, Воробьёва Юлия Владимировна, Каммо Луана Вайделинна, Артемьева Зинаида Григорьевна награждаются медалью «За спасения погибавших». Молодцы, ребята! – добавила она уже от себя. – Я рада, что у нас подрастает такая смена.

Пашка первым принял из рук мужчины бархатную коробочку с медалью на пурпурно-белой ленточке.

– Но ведь мы… Мы же ничего и не делали… Только помогли им из корабля выбраться… – смущённо пробормотал Павлик.

– Без посторонней помощи они бы выбраться не смогли, – ответил ему космонавт. – А через три минуты после того, как вас взяли на борт спасательный флаер, на корабле произошёл взрыв кислородных генераторов. Ты — юный космонавт, поэтому я думаю не нужно объяснять, что это значит. Спасатели не успели бы вытащить всех и погибли бы сами.

Пашка кивнул. Он знал, что от космонавтов в этом случае осталась бы только горстка пепла.

– Так что эта награда вполне заслуженна, – улыбнулась им Зина.

***


Закатное солнце освещало равнину рыжими лучами. И в его свете всё казалось рыжим: трава, деревья, одиноко стоящие среди простора Приокской лесостепи, палатки, лица людей. Даже костёр казалось терялся в лучах вечерней зари.

Юля сидела, прижавшись к отцу и смотрела на пламя костра. Павлик сидел напротив… Вернее лежал на траве, положив голову на колени к матери. Лёгкий тёплый ветерок дул откуда-то из глубин степи. Пахло нагретой солнцем травой, горячей землёй и печёной картошкой. Отец давно обещал им с Пашкой этот поход… И теперь, когда они вернулась домой из Самарканда, из госпиталя Космофлота, буквально чудом спасшись в катастрофе, бросил все дела и подарил им — своим любимым Юленьке и Павлику — это путешествие.

Юля смотрела на пламя костра… Пламя было добрым и мирным. Но иногда в её памяти вновь всплывали недавние страшные события, и тогда девочка снова видела в пламени костра горящую капсулу «Зари»… Ей становилось страшно. И тогда Юля зажмуривалась, замерев в испуге, вспоминая свои видения в гибнущей капсуле. А Владимир гладил дочь по голове, успокаивая: «Всё позади, Юленька, всё уже позади. Всё будет хорошо». И Юля успокаивалась и вновь смотрела на темнеющую степь, на догорающий закат, на рыжее пламя костра и загорающиеся в вечернем небе звёзды…
Конец
Добавил: Kurator_Mich |
Просмотров: 221
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика