Главная

"Не так, как в сказках" часть 1

Фанфик "Не так, как в сказках"

17.03.2015, 09:22
Иногда счастье – это когда не понимаешь.
«Путешествие Гектора, или Поиски счастья» Франсуа Лелорд.


– Креймер, езжай, езжай быстрее! – истошно закричал Джон Константин, буквально влетев в машину и хлопнув дверцей так, что стёкла задребезжали. Одарив его многозначительным упрекающим взглядом, Чес сию секунду нажал на газ и сорвался с места. Он не видел причин такой спешки, но, глянув в следующее мгновение в зеркало заднего вида, понял всё чётко и ясно: в метрах ста от машины приземлилось (видимо, с этажа прыгнуло) какое-то странное серовато-коричневое существо. Короче, демон. И демон этот обладал хорошей скоростью. Чес цокнул, тихо выругался и вырулил на широкое шоссе; благо, что ночной Лос-Анджелес был почти пуст.

– Придурок, зачем выезжать на главную дорогу? – постоянно оборачиваясь, матерясь через слово и доставая специальный пистолет из кармана, упрекнул его Константин. Он открыл окно и стал постоянно высовываться; Креймер ускорился, недовольно на него поглядывая.

– А зачем было тащить за собой демона? Нам, кажется, и вдвоём неплохо... а, ты же хотел разнообразия! – усмехался парнишка, аккуратно лавируя между машинами и опасливо посматривая назад, на рушащиеся объекты, по которым можно было определить траекторию движения демона. – Это мне в новинку, чтобы ты загонял куда-то демона! А ты, вероятно, хочешь его загнать...

– Не утверждай за меня, Чес... – Константин приоткрыл дверцу и пару раз пальнул из пистолета особыми пулями, которые, впрочем, демона не убили, хотя должны были.

– Джон, ты с ума сошёл! А ну назад!.. – Креймер гневно оттащил его и захлопнул дверь, а потом едва вырулил, чуть не врезавшись в впереди едущую машину. – Вот чёрт бы тебя побрал, дурак! Кто так высовывается, когда машина в движении? А что, если бы я ехал не по середине, а рядом с барьером?..

– Волнуешься, – самодовольно ухмыльнулся Джон, поправляя одежду и заряжая пистолет новыми пулями.

– О да, это же только тебе вечно насрать! – буквально привалившись на руль, угрюмо отвечал Чес, думая, куда бы ему свернуть, чтобы прекратить превращение главной улицы в постапокалиптическую дорогу. Константин тихо рассмеялся, глядя на его усердие.

– Господи, мы умудряемся выяснять отношения даже на работе!.. Чес, держись левее, пока не сворачивай, дай мне кое в чём убедиться, – вдруг серьёзно попросил повелитель тьмы, вновь готовясь стрелять. Чес, скривив лицо, презрительно глянул на него и отъехал влево; демон перевернул позади ехавшую машину. Стало не по себе, и Креймер ускорился.
– Вот это было правильно, – заметил Джон с ехидной улыбкой и вновь открыл дверь; пальба шла усиленная, звуки стрельбы бешено смешивались с трением шин об асфальт. Водитель резко свернул вправо, чтобы объехать машину; тем временем Константин, тяжко дыша, наполовину был вне салона и продолжал стрелять, пару раз выругавшись за резкие движения машины. Наконец он вернулся и неплотно прикрыл дверь.

– А ну закрой! – повелительно приказал Креймер, нахмурившись; Джон цокнул и захлопнул сильнее.

– Сворачивай сюда! У меня, если ты не догадался, есть определённый маршрут, – быстро заговорил Константин, увидев ближайший поворот через тридцать метров и указывая на него.

– Вот, Джон, а раньше нельзя было? – громко начал возмущаться Чес, резко разворачивая руль вправо и направляя машину под углом в сорок пять градусов. По крайней полосе ехала машина; Креймер начал немного сбавлять скорость, а потом понял, что разумнее обогнать её, чтобы не столкнуться, но было поздно: в бок с глухим стуком врезался Мерседес. Повелителя тьмы и его водителя конкретно встряхнуло; Константин, сидевший ближе всего к месту удара, пару секунд размышлял, глядя на разгневанное лицо женщины, занимавшей тот автомобиль – его капот смялся хорошенько, хотя, естественно, бок их машины пострадал куда серьёзнее. Чес, не сразу осознавший ситуацию, вдруг громко взвыл, озираясь на несущуюся позади них проблему номер один. А вот это – проблема номер два. Но её Джон решил быстро и удачно.

– Потом разберёмся. Я оплачу ремонт. Вперёд! – Креймер покачал головой и, уже в процессе отходя от шока, газанул с места, стараясь не вслушиваться в возмущённые крики вышедшей женщины. Через пару секунд, когда они оказались в метрах двухсот от места происшествия, Мерседес был ловко перевёрнут на крышу мистической силой, и женщина чуть не упала в обморок, благо, её кто-то подхватил. Наверное, так будет звучать заголовок в завтрашней газете: «Неизвестные парни, обладающие паранормальными способностями, рассчитали своей магией точку, в которой их не ломающаяся заколдованная машина встретит обыкновенный Мерседес и они столкнуться, а также эти колдуны, удаляясь с места ЧП, призвали за собой необыкновенной силы дух, который нанёс последний удар бедному автомобилю. Где справедливость и почему мистика до сих пор не наказана?»

– Слушай, Джон, я не хочу, чтобы завтра по номеру машины узнали, кто является таким негодяем, потому что им окажешься не ты, а я, так что давай ты мне просто скажешь, куда ехать, и я буду следовать этому маршруту, – ещё не отошедшим от шока голосом твёрдо и нарочито раздельно проговорил Чес, бросив исподлобья пристальный взгляд на напарника. Тот, кажется, услышал, но плохо, так как своей большей частью опять был вне салона и опять отстреливался от слишком близко подбежавшего демона.

– Не трясись раньше времени, Креймер. Ты что, боишься полиции? – усмехаясь, говорил Константин, вновь вернувшийся в салон и перезаряжавший пистолет.

– Нет, Джон, я ничего не боюсь, но мне кажется, что меня заставят бояться завтра из-за поломки этой машины и попадания в ДТП. Я не хочу уходить за решётку молодым, впрочем... ты же будешь приходить ко мне, Джон? – наигранно слезливым тоном спросил Чес, театрально и горестно всхлипнув. Мужчина рассмеялся, не разворачивая своего туловища вперёд, и тут же выдал:

– Нет.

– Ты жесток и эгоистичен, я всегда знал... – с частью не выдуманной горечью в голосе тихо проговорил Креймер, стараясь выдать за шутку. Прежде чем уйти в очередной обстрел, повелитель тьмы бросил:

– Нет, потому что сам сяду с тобой в таком случае. Не верь моим самым первым и будто бы самым очевидным односложным ответам. И сверни влево, да, вот так. Мы должны уехать далеко за город. – Перезарядил, отёр пот со лба. – А теперь, с твоего позволения, я ненамного покину тебя. Ты же не будешь ревновать меня к монстру? Правда? – оассмеялся и ушёл с головой в стрелялки.

– Очень смешно! Уже скучаю, как же! – Чес разогнал машину до ста двадцати километров в час; да, уже становилось абсолютно пофиг, какие огромные штрафы поплывут к нему рекой завтра. Главное, сегодня. А сегодня ему хотелось жить. Ибо, когда за тобой бежала такая хренотень с ужасающей силой, то явно становилось не по себе. Если честно, Креймер чувствовал, как дрожали его руки – с непривычки, что ли. Он не хотел, чтобы его дрожь видел Константин – считал, что эта бездушная сволочь примет его за слабака. Он покорно свернул под громкие звуки выстрелов влево и разогнался ещё сильнее; мелькающие очертания далеко виднеющегося демона как раз вдохновляли на быструю езду.
Джон, немного постреляв в него, вернулся назад и по виду сильно запыхался. Креймер не хотел казаться надоедливым, но всё-таки спросил:

– О великий повелитель тьмы, поделись наконец своим гениальным планом, а то я устал не понимать, почему уже пятнадцатая пуля не вырубает демона? Или ты стрелять разучился? – тут же съехидничал и состроил гримаску. Константин закатил глаза, вздохнул, пригладил волосы и не сразу ответил.

– Сегодня было самое обыкновенное изгнание демона. Я думал, что всё пойдёт как обычно. Но всё пошло не как обычно... Сворачивай вот сюда, а после кольца выезжай на эстакаду! – вдруг воскликнул он, указывая в сторону; машина покорно двинулась по начертанному маршруту, демон же сзади ничего не обходил, а нагонял по прямой, хотя приличный круг дал – это Чес ему мозги запудрил. Всё же пару лет активного экстремального вождения не прошли даром.
– Так вот... – откинувшись в кресле, продолжал Джон, пристально наблюдая за дорогой, – я думал, что успею разбить зеркало до того, как это сможет изнутри сделать демон, но, пока отводил пострадавшую девушку в другую комнату...

– Вот видишь, бабы – зло, – торжествующе вставил Чес, лавируя между машинами.

– Да заткнись ты! Короче, пока провожал, демон неожиданно быстро расправился со стеклом. Никогда такого не было – иногда я задерживался в два раза больше, но демоны не могли выбраться. А потом я понял, что попавшийся мне тип куда больше, сильнее и живучее остальных... он из другого теста слеплен, понимаешь? Даже вот эти пули, которых обыкновенному адскому отродью хватало одной-двух, не помогают; я уже раз двадцать по нему стрелял, ему хоть бы хны! – Креймер поймал на себе серьёзный, даже несколько суровый взгляд Джона и ощутил, как холодок пробежал у него по спине.

– Дело дрянь?

– Дело полное дерьмище! Но даже на этот весьма запущенный случай у меня есть план... – Константин хотел было договорить, но не смог: что-то гулко ударило по багажнику, машина едва не потеряла управление и не съехала с трассы. Закатив глаза, затем начиная перезаряжать пистолет серебряными пулями, Джон многозначительно глянул на напарника, тяжко вздохнув и как бы говоря: «Нелегка наша работа, что поделать!», и вновь высунулся из машины, чтобы отбросить монстра подальше. Чес ругался как сапожник, ибо чуял, что автомобиль не довезти ему до завтрашнего дня живым – останется только корпус, если всё и дальше пойдёт так. Дорога плавно переходила в более узкую, запущенную и ухабистую; какой-то тёмный лес стал сгущаться вокруг; короче, неприятное было местечко, если ещё учесть, что фонари попадались не так часто, как должны были быть. Джон за это время успел устроить аж целых две пальбы по демону; толк был, но маленький. Даже крохотный. Но, что радостно, хотя бы был: демон из-за ранений стал явно отставать от машины.

– Не сильно поцарапал? – спросил Креймер, когда тот вновь звонко хлопнул дверью, что аж висящая побрякушка на стекле заднего вида свалилась на пол. Тяжело дыша, повелитель тьмы отрывисто отвечал:

– Багажник. Немного. Но, думаю, видно будет. Царапина если не глубокая, то длинная. Знаешь, какие у них когтищи? – Константин положил пистолет к себе на колени и, отирая лоб, посматривал иногда назад, контролируя демона и теперь стараясь не подпускать его ближе десяти метров. Чес недовольно цокнул, хотя понимал, что это ещё не самое страшное, что могло произойти с его машиной.

– Так какой план? Куда везти? Ты можешь наконец, Джон, оторваться от созерцания демона? Он в метрах ста от нас, и я постепенно разгоняюсь, видишь? – Чес специально нажал на газ, уже начиная раздражаться от неясности ситуации. Мужчина одарил его насмешливо-холодным взглядом, как смотрят на истеричек, и необыкновенно спокойно для происходящего сейчас выдал:

– И всё же ты совсем ребёнок, Креймер. Ни капли терпения! Короче, едем по этой дороге прямо ещё километра три, потом сворачиваешь налево (не обращай внимания, что нельзя) и гонишь по той едва заметной маленькой тропинке. По ней ходят люди, впрочем, не так важно... – Джон вновь отвлёкся на демона и сделал пару выстрелов, высунувшись из окна, не открывая двери.

– Естественно неважно! Когда по ней пройдёт такая херня, маленькая машинка покажется просто прелестью и самым лучшим вариантом того, что там могло проехать! Ну, а дальше, Джон? – нетерпеливо говорил Чес, силясь не глядеть в зеркало заднего вида – обычно он попадал взглядом этой твари в то место, на которым, по идее, должны быть глаза, но вместо них там было что-то другое, страшное и непохожее. Какие-то чёрные горящие дырки... Жуть! Чеса передёрнуло. Благо, что он не слышал, какой поразительной частоты треск создавало это существо – тогда даже нажать на газ было бы нечем – всё бы окостенело. «О да, Чес Креймер, конечно, слабак!» – саркастически думал водитель, выезжая на встречку и готовясь сворачивать.

– Дальше ты должен постараться, несмотря ни на что, ехать как можно быстрее по ней. Скажу сразу, это невозможно.

– У тебя, Джон, есть фантастический дар: вселять оптимизм! – язвительно воскликнул Чес, вглядываясь вперёд, чтобы не пропустить дорожку. Константин с укором на него посмотрел.

– Нет, не оптимизм, а правду. Я предупредил, хотя бы. Так вот, ты летишь как метеор, эта тварь за нами. Через километр начнётся что-то около леса... и там будет происходить основное действо моего плана, – Джон опять готовил пушку. Креймер дал резко влево, и машина, опасно накренившись вправо от такого поворота, стремительно ухнула вниз – о да, неожиданно: дорожка оказалась небольшим спуском! Ага, небольшим... Чес прощался с жизнью и думал, что, если перевернётся машина, это ещё самое хорошее, что может произойти. Куда хуже было наткнуться на какой-нибудь валун или получить оный в спину – разве камнепад кто-нибудь отменял?

– О Джон, знал бы ты, как я тебя, твою мать, ненавижу! Не-на-ви-жу! – истошно орал Чес, силясь взять в руки управление, но всё шло по инерции, весьма изменчивой. – Тропинка, на фиг! Да это, чёрт бы его побрал, экстремальный спуск с горы! Что будет, если мы вот сейчас перевернёмся? Пешком побежим? От сверх быстрого демона? – водитель просто не находил слов; их трясло неимоверно, качало в разные стороны, он пытался выруливать в менее ухабистые места, объезжать огромные камни и стараться увидеть свет в конце тоннеля – пологую дорожку.

– Если перевернёмся, то вместе. А когда мы пропадали, когда были вдвоём? – просто заметил Джон, удерживаясь рукой за ремень безопасности и вопрошающе глядя на него. Чес мельком посмотрел на него и хмыкнул, вновь взявшись за спасение их пятых точек, но в мыслях прокрутил, что «Точно, никогда они не пропадали...» И это, чёрт побери, было мило!

– Я бы тебе высказал всё, что думаю, но вот наш Ад кончился, теперь можно нормально ехать, – машина лениво крякнула и дальше поехала медленно; утрясло их не хуже, чем на аттракционных рельсах.

– Ну вот и езжай, а то, знаешь, теперь и демон ускорился вдвое, – нервно заметил Джон и, пока Креймер с ужасом наблюдал целый камнепад за спиной в метрах пятидесяти, быстро добрался своей ногой до газа, резко нажал его вместе со ступнёй Чеса, за что получил красноречивую рецензию своим действиям (не без мата, естественно) и вырулил сам на нужную бледную тропку, едва различимую сквозь темноту и тусклый свет одной фары – вторая ушла в отпуск где-то ещё в начале бешеного пути. Чес вновь принял управление, отпихнув Константина, и силился разглядеть безрадостный пейзаж впереди, название которому было «Ни хрена не видать или Квадрат Малевича 2».

– У меня теперь не нога, а один большой перелом, – тихо прошипел Чес, недовольно поглядывая на повелителя тьмы.

– А у меня теперь не напарник, а какая-то ноющая баба, – спародировал его интонацию Константин и строго посмотрел.

– Ты шутишь сегодня необыкновенно смешно, – угрюмо заметил Креймер, ещё больше разгоняя машину и несясь практически вслепую. – Твой лес точно здесь? Ну, а там что? Нарисованная пентаграмма и твой секретный тайник? – спросил с сарказмом, уже явно потеряв веру во что-либо.

– Не поверишь, но правда. Это так... почти, – Джон глянул на демона, потом посмотрел на водителя весьма серьёзно. – Мне будет нужна твоя помощь. Идти-то хоть можешь?

Не дожидаясь ответа, Константин нагнулся вниз и пощупал его ступню, хотя в ботинке это навряд ли можно было определить. Чес, когда тот ушёл вниз, весь напрягся, а потом и вовсе рассмеялся. Повелитель тьмы вернулся и выдал свой вердикт, стряхивая пыль с ладоней:

– Что-то, вероятно, повредил, но это не столь серьёзно – ходить сможешь. И ботинки почисть. Что смешного? – вдруг раздражённо спросил он, глядя на хихикающего парня.

– Да нет, ничего такого, просто мне на ум пришло кое-что неприличное, связанное с тем, когда один человек нагибается к водителю... к поясу! – Креймер расхохотался, за что получил крепкий подзатыльник.

– Наши шутки не смешны для нас взаимно, запомни это, дурак! – процедил Джон и стал оглядываться, словно припоминая что-то. – Грубо говоря, у меня есть здесь тайник. Раз из-за твоей невнимательности мы лишились очень быстрых ног...

– Из-за чьей-из-за чьей невнимательности? – переспросил вдруг Чес, кинув на него гневный взгляд.

– Из-за твоей, конечно. Ибо нужно было сразу нажимать на газ. Это вынужденная мера с моей стороны, – спокойно заметил он, беспардонно пожав плечами. – Так вот, теперь план резко меняется: я буду отвлекать демона, загонять его дальше, а на тебя взваливается задача посерьёзнее, ибо в таком случае тебе бегать практически не надо. Ты должен нарисовать пентаграмму, найти тайник, в котором я захоронил для критического случая особую пулю, и дождаться меня. Как найти тайник, я расскажу... сейчас... – Джон уже думал о другом, перезаряжая ружьё. – Нет, это невозможно! Что ж эта за тварь-то такая?

Минута стрельбы равна пяти минутам относительно спокойной езды. В смысле, без клацающих когтей демона, слышных даже в салоне. А все остальные прелести, такие, как тряска, отвратительная дорога и минимум освещения, – пожалуйста! Вернувшись обратно, Джон шокировано мотал головой, словно сам силился понять, с чем они нынче связались.

– Вот, слушай... на месте, где я тебе скажу остановиться, мы расходимся в разные стороны. Ты – налево. Смотри, вот уже деревья начинаются! – он указал на мельтешащие за окном тонкие чёрные стволы. – Но ещё пока рано. Мы остановимся на тропинке. Ты оставляешь машину и бежишь перпендикулярно ей в лес. Если будешь идти по прямой, то должен найти, где-то метров через пятьсот, дерево, под ним – искусственный красный гриб. Если его нет, взгляни наверх: по веткам должны быть привязаны куча чёрных тряпок. С листьями не спутаешь, это дерево уже практически погибло... А если и этого нет, тогда на том же самом дереве, на стволе должны быть выцарапаны буквы «JC». Рядом с ним по бокам растут кусты с толстым стволом, глянь – надписи должны быть и там. От этого дерева сворачиваешь в диагональ направо и бежишь до крутого оврага, спустишься с него и увидишь внизу, у основания, углубление. От него отсчитываешь вправо пятьдесят шагов, начинаешь копать. Лопата маленькая в багажнике есть, возьми её...

– Да? Откуда? – удивился парень, резко свернув влево, чтобы объехать дерево. – Ага, нет здесь деревьев... по-моему, мы заехали в чащобу!

– Не ной! Да, я давно положил, если ты не заметил. Предполагал разное, хотя и не ожидал, что оно свершится. И... вот ещё, Чес: у тебя будет не более тридцати минут на всё это. Так что постарайся не заплутать. Всё понял? – Креймер, незаметно сквозь шум вокруг, сглотнул, но будто бы с уверенностью кивнул. – Я полагаюсь на тебя!

Джон пару раз похлопал его по плечу и решил вновь устроить обстрел ненавистного монстра; Чес, начавший жутко сомневаться в себе и своих возможностях сделать это, а также не подвести напарника, вдруг приобрёл все эти качества и ощутил с дружеским хлопком по плечу всю уверенность Константина в нём, всю его надежду на победу... и тогда уже включился принцип: проиграть им вообще нельзя. Ни в коем случае. Никак. И Чес понял, что добежит до этого грёбаного оврага и тайника и нарисует (по памяти) эту чёртову пентаграмму!

– Кстати, Джон, где её рисовать? Прям в овраге? – тот оглянулся через плечо на него, на секунду задумался, а потом быстро ответил:

– Да, давай там... можно там! – и вновь увлёкся стрельбой. Где-то ещё минуту продолжалась такая бешеная гонка, впрочем, Креймер уже привык и к сильной тряске, и к постоянной стрельбе, и к изредка проскальзывающим когтям по его машине, и к темноте вокруг. Пару раз чуть не въехали в дерево; если бы въехали, дорогого стоило! Исходя из этого можно было сказать, что в лес они въезжали всё больше и больше; наконец Джон стал поспешно говорить:

– Так, Чес, разгоняйся до максимума! По моему сигналу выходим... – продолжал он, а машина с рёвом понеслась вперёд. – Ты быстро идёшь к багажнику, берёшь лопату и бежишь так, как я тебе сказал. А я... ну, у меня свой план. Слишком можешь не бежать, кстати, однако поторапливаться бы следовало. Этот путь резвым шагом я проходил минут за пятнадцать. Тебе даю в два раза больше... – Константин пристально на него глянул; едва имея возможность отвернуться от пути, и так неизвестного и опасного, Креймер мельком на него посмотрел и быстро кивнул. Газ нажимался постоянно, стрелка постепенно уползала за число сто на спидометре... трясло так, что, не будь такого важного момента, Чеса бы стошнило. Наконец Константин шёпотом приказал, держа в руках пистолет и пристально наблюдая за вдали ломающимися ветками:
– Начинай останавливаться, Креймер... Тормози, придурок! Да порезче, эта херня догоняет нас! Ты не видишь что ли? – набросился на него Джон, недовольно поглядывая. Скоро машина, хлипко скрипнув, затормозила; Чес не стал мешкать и выбежал сразу, осторожно ступая на больную ногу, хотя, в общем, в таком деле боли явно не чувствовалось. Он оббежал машину, открыл багажник, пошарился в многочисленном барахле, перематерил всё и вся, решил твёрдо, что сделает уборку здесь, и наконец откопал лопату, стряхнув с неё всё ненужное тряпьё. Уже готовясь бежать в лес и стараясь не прислушиваться к ужасающим звукам, рёвам, гулам, отвратительным скрежетаниям, водитель вдруг остановился, обернувшись на Джона. Тот вышел давно и уже хотел было уходить в правую сторону, как, заметив остановившегося напарника, в два шага подбежал к нему и приказал идти немедленно. Но Чес отчего-то не мог сделать и шагу; для него «Всё, беги!» ещё не прозвучало. Константин, видно было, разволновался не на шутку, схватил его за грудки и пару раз встряхнул; Чес был в таком инфантильном состоянии, что мог взбесить кого угодно.

– Твою мать, Креймер, мудак, ты побежишь сегодня или нет? Беги, дубина! Слышишь? – истошно кричал Джон, силясь достучаться до водителя. Тот вдруг очнулся, широко раскрыл глаза и шёпотом ответил:

– С тобой точно... всё будет в порядке? – голос его палевно срывался и дрожал. Джон наконец понял весь романтизм разыгравшейся истории, поморщился (в душе он недолюбливал такое), но утвердительно ответил:

– Всё будет хорошо, Чес, слышишь? Когда бы с Джоном Константином было что плохое! Он всегда выходил сухим из воды, помнишь? – Креймер чувствовал, что дрожал и силился улыбнуться. – Так что и сейчас... Да что за бред ты вообще можешь думать? А ну беги отсюда! Я не позволю тебе и мысли подобной иметь! – грубо оттолкнул от себя, а потом притянул вновь и прошептал что-то на ухо. Чес едва притянул челюсть обратно от удивления, но не мог задать и вопроса – был жестоко втолкнут в кусты, подальше от дороги, развёрнут и пинком отправлен в интересное приключение. Да, думать о таких сантиментах, особенно когда концентрация опасности велика и адреналин бурлит в крови, не следует; иногда можно брякнуть что-нибудь совсем невпопад. Или впопад? Креймер отбросил мысли – когда Джон придёт, а пентаграммы не будет, они явно не помогут. Запомнив хорошенько последние безумные, сказанные в порыве какого-то чувства слова (хотя вполне вероятно, что бредовые), Креймер рванул вперёд, сжимая в пальцах лопату и не обращая внимания на боль. Когда убежал метров за двести, стало слышно скребущий на душе треск и ноющий в груди рёв; демон подошёл близко, по звукам опрокинул машину (тут матерных слов Чес не пожалел) и свернул, видимо, за Константином.
«Джон, удачи!» – полуобернувшись, мысленно сказал Чес и ринулся исполнять приказание, несмотря на боль в ступне и судорожное, неспокойное чувство на душе. Шёпот повелителя тьмы из головы упорно не хотел выходить; точнее, сама суть. Креймер, перепрыгивая через пень и сожмурившись от ощущения, будто кто ему ногу стрелой проткнул, не знал, в каком значении их понимать; впрочем, когда далеко на горизонте стало виднеться похожее на указанное Джоном дерево, Чес благополучно позабыл о своём вопросе. Вокруг светлее не стало, небо заволокло тучами – даже мерзкой луны не было в сегодняшнюю скверную ночь; из-за этого Креймер постоянно спотыкался о камни, царапался об острые ветки и едва не лишился глаза – тонкий сучок, благо, угодил ему не в середину глаза, а так, что немного поддел веко и коснулся глазницы. Слёзы потом текли рекой; вероятно, грязь осталась. Прикрыв этот глаз, чтобы не мешал, он теперь смотрел вторым, будучи уже внимательным к веткам вокруг. Погода нынче выдалась ветреной, и непонятно было, что шуршит: ветер или какой-то зверь. Креймер не знал, обитают ли здесь какие-нибудь животные, поэтому опасливо оглядывался, хотя и прекрасно понимал, что мрак полон иллюзий. Добегая до нужного дерева, он отчаянно осознавал, что устал как никогда – оказалось делом довольно сложным продираться сквозь не слишком уж и дремучий лес. Отирая со лба пот, Чес судорожно смотрел вверх и вниз и по сторонам, силясь углядеть признаки намёка на то, что это нужное ему дерево. Углядеть, что было среди его голых веток – вороны или тряпки – Креймер не смог, ибо на здоровом глазу его зрение было не очень хорошим: вдали всё расплывалось. Вот второй глаз нормально видел, но, увы, из-за пелены слёз теперь нельзя было им воспользоваться. Парень решил подойти поближе и оглядеть ствол и основание; в итоге три раза обошёл дерево, но красного гриба так и не отыскал.

Чес начинал волноваться не на шутку, понимая, что в запасе у него остаётся улика под названием инициалы имени Джона. Утерев с лица очередные слёзы, он принялся ладонью скользить по стволу, так как в темноте нельзя было разобрать с его слабым зрением даже это. Точнее, можно было, но если б это происходило днём. В итоге пальцы нащупали что-то похожее, по крайней мере, видно было, что эту штуку выцарапывали, причём тщательно. Креймер, почти не имеющий возможности рассмотреть, с каким-то благоговением, похожим на то, с каким слепой трогает свою возлюбленную, узнавая под пальцами родные черты лица, прощупывал высечки на дереве, складывающиеся в спасительные для него буквы. «Господи, Джон, ты бы ещё догадался в дупле сделать метку!» – не укоряюще, а как-то нежно подумал Чес, ведь отыскал буквы практически у самого низа, у корней, можно так сказать. И, пока искал, обошёл дерево много раз и также много раз успел передумать самые страшные варианты по типу «А что, если он нечаянно свернул по дороге не туда и теперь ему придётся разворачиваться?». Но, благо, всё вышло в итоге нормально; для успокоения Чес отыскал близлежащие кусты и, покопавшись, нащупал на их стволах метки также. Потом свернул, как и говорил ему Джон, в диагональ направо и постарался ускориться, зная, что минут десять где-то уже прошло точно. А время нынче неоправданно дорого... и уж что-что, а подводить своего бывшего наставника казалось для Чеса пыткой похуже Ада в конце жизни. Впрочем, Ад ему не так уж и грозит – все в один голос говорили, что его душа чиста и подходит под все критерии для пропуска в Рай.
Но Креймер не верил в это. Не верил, потому что чувствовал какой-то мрак, постепенно очерняющий его душу.
И, что удивительно, позволял этому происходить, сам не зная, к чему в итоге это приведёт. Вероятно, к тому же самому Аду.

Усмехаясь и понимая, что ему уже ничего не страшно, он решил не отвлекаться на пространные размышления – они жутко отвлекали, давая царапинам ловко появляться на его теле; лес же становился, к несчастью, гуще и непроходимее. Креймер напрочь забыл, сколько там метров до оврага; ему показалось, что не так много, но в действительности этот путь как-то неоправданно увеличился. Чес ругал себя как только возможно при мысли о том, что он пропустил овраг, сбившись с весьма сложно удерживаемой диагонали в этой местности. Но это было просто от нервов; на деле он пробежал довольно быстро; это в мыслях водитель уже порешил, что опоздал во все места, в которые только можно было опоздать. Ему, на воспалённый рассудок, представлялись уже ужасные сцены: вот Джон прибежал в овраг, а там ни пентаграммы, ни его напарника, ни поджидающего наготове оружия... И куда ему деваться с суперсильным демоном позади? Наворачивать круги по лесу в тщетных поисках Чеса? Наверняка он сейчас этим уже и занимается! Короче, мысли Креймера были спутаны и чем более спутаны, тем более неправдоподобны; а ещё к ним примешивалась капелька безумия, выжатая из адреналина, которая давала толчок разным абсурдным мыслям. Впрочем, эти размышления не были беспочвенными; в итоге всё у Чеса возвращалось к сцене около машины. Но вот он запнулся больной ногой о корень и, громко чертыхаясь, уже больше с минуту не возвращался к этой теме, решительно настроив себя на внимательность.

Наконец Креймер едва не полетел кубарем вниз – вовремя тормознул, с восторгом понимая, что достиг, вероятно всего, этого спасительного оврага. Было по-прежнему ни хрена не видать, поэтому вопросы «какова глубина и насколько круты склоны» остались нерешёнными. Он не стал долго думать и примеряться, а лишь с крупицей осторожности опробовал ногой спуск и тут же стал аккуратно сходить. Сначала делал это медленно, потом вообще почти что бежал по склону, хотя и поплатился за это: царапина на полщеки, усугубленное положение его больной ноги и так и не открывшийся глаз из-за кучи пыли, поднявшейся рядом. Но Чес, понятное дело, не жаловался. Он практически никогда не жаловался; лишь в редких случаях и то – из-за врождённой капризности и глупого желания казаться крутым перед Джоном. Но Креймер был рад безумно одному: Константина и его демона было сейчас не видать и не слыхать. Значит, они ещё далеко и вернутся не скоро. Чес скатился оставшуюся часть склона сидя, не заботясь о своих штанах, и, оказавшись внизу, в не менее тёмной и глухой лощине, принялся искать припрятанный повелителем тьмы «клад».
Чес начал судорожно отсчитывать пятьдесят шагов, хотя ему всё время казалось, что вместо двадцати он говорит тридцать и делает шаги куда длиннее или короче предыдущих. Но времени перепроверять не было (особенно в почти что кромешной темноте), и оттого Креймер, остановившись на неуверенном «Пятьдесят?», сам пожелал себе удачи и принялся откапывать. Земля была сырая, но бралась туго: то корни, то жёсткий дёрн, то какой-нибудь камень. Он не знал, в верном ли направлении капает, ведь если не в верном, то вся его работа коту под хвост. Но вот лопата спасительным звоном натолкнулась на что-то твёрдое; Чес принялся выкорчёвывать и наконец смог вытащить какой-то небольшой железный ящичек. Откинув лопату в сторону и стряхнув с рук землю, он начал искать способ, как бы открыть ящик в полной темноте. Точнее, было не так уж и кромешно, как могло показаться, если судить по впечатлениям Чеса, но явно с одним глазом разобрать, где находится замок, было сложно. Однако он справился и открыл, примерно различив контуры лежащих перед ним предметов: несколько пуль более габаритных размеров, специальный автомат, куча всяких мелочей, недоступных для зрения, и много мелких перочинных ножиков. Креймер взял один из них, отошёл на пару шагов и принялся за пентаграмму; руки тряслись, сил уже не было, глаз с трудом различал линии, благо, что одна память не подводила – мозг инфантильно выдавал следующие шаги, вполне привыкнув в прошлом к этому действию.

Чес часто слышал от своего бывшего учителя, что, позабыв многое, он просто обязан был не позабыть того, как рисуется пентаграмма, иначе экзорцист из него никакой. Вот и сейчас благодаря долгим тренировкам рука, немного дрожавшая, всё-таки упорно выводила линии, окружности, причём всё так ровно-ровно, что аж самому Креймеру порой не верилось в это. Он, будучи в восторге, что всё успел, доводил последние нужные штрихи, как неожиданно где-то вдалеке послышался шум: скрежетание, хруст веток, даже вой. На секунду Чес остановился и прислушался, а потом решил, что ошибся, и выругал себя за излишние страхи. Вероятно, думал он, это всё отголоски после увиденного и услышанного. Однако не успело пройти и минуты, в которую водитель мало что смог окончить в своей пентаграмме, как шум вдруг прорвался сквозь упругий шелест веток от ветра; теперь Чес понял, что навряд ли ему могло показаться – кто-то ускоренно надвигался на него. И надвигался весьма быстро и был уже близко... Креймер сглотнул и, не обращая внимания, склонился над своей пентаграммой вновь, силясь понять, что он забыл, чего не нарисовал. Доделывая последние штрихи, он ощутил, как земля стала гулко вибрировать; от этого было не по себе, но он взял себя в руки и, очертив финальные линии, отошёл к ящику, чтобы взять из него автомат и зарядить его нужными пулями прежде, чем Джон появится здесь.
Чес заряжал автоматы и пушки как профессионал, но сейчас, когда демон был уже в метрах пятистах по звукам, руки начинали совать всё не туда. Он боялся скорее не демона, а подвести Джона; подвести Джона уже равнялось в его сознании Аду. А почему так и когда повелось – фиг его знает! Нервничая, матерясь и утирая слёзы из загрязнённого глаза, Креймер силился зарядить пистолет, а большие пули всё выпадывали; одна даже укатилась куда-то без вести. Но вот, когда ужасный, леденеющий душу рёв раздавался где-то уже совсем недалеко, автомат был готов. Чес, прижав его к себе, оборачивался в разные стороны ежесекундно, стараясь понять, откуда они прибегут, но вой демона, казалось, был слышен везде и отовсюду. Водитель чувствовал, что будет скоро на грани срыва, ибо эта чёртова неизвестность его задолбала!

Наверное, он выглядел слишком смешно: полуслепой, весь в грязи, с слишком тяжеловесным для его невысокого роста автоматом, рядом с нарисованной на земле пентаграммой и, наконец, дрожащий от сырости и холода вокруг. «Да, боец из меня никакой! – с усмешкой думал он. – Только водитель! Оказывается, Джон был чертовски прав, когда давал мне лишь эту работу...» Единственное, что, наверное, было в нём похвально, так это полное отсутствие боязни к демону – лишь иногда он вздрагивал от неожиданного звука.
Чес как-то по-иному представлял приход странной парочки, но в итоге всё получилось далеко от представлений – какой-то ураган порвал ближайшие кусты и деревья, стало виднеться человеческое и не очень тело, этот весь вихрь пронёсся перед глазами, откинув попутным порывом ветерка на спину и не давая и секунды на осознание, что происходит и что делать. Креймер приподнялся на локтях и старался разглядеть происходящее, но зрение в минус три давало о себе знать; здоровый глаз был ещё под пеленой слёз. Сквозь шум до него долетели обрывки фраз:

– Креймер, говнюк, ты какого хрена остолбенел? Кидай уже автомат мне! – Чес, сверившись с источником звука, кинул посильнее в том направлении. Автомат глухо шлёпнулся о землю.
– О да, Чес, ты просто невообразимый молодец! Ты думаешь... – запыхался, остановился, видимо, скорее поднимал оружие, – ты действительно думал, что я нахожусь здесь? Знаешь, я уже задолбался бегать! – голос хрипло звучал где-то рядом. – Ты чего разлёгся, дубина? Вставай, твою мать, не видишь, что сюда демон несётся?!

– Джон, и я рад тебя видеть, – усмехнувшись, добродушно ответил он и поскорее вскочил на ноги, отбегая в сторону. – Пентаграмма к твоим услугам справа от меня.

– Не слепой, блин! А ты вообще лучше не показывайся, придурок, не детское это дело, понимаешь ли!

– Вот это было очень оскорбительно... – заметил Креймер, но не успел как следует обидеться – так как он ушёл не так далеко от изменчивой траектории движения Константина и демона, то его что-то жёстко ударило в бок и откинуло в сторону. Дыхание перехватило, головой приземлился ровно на камень, из-за чего в глазах заблестели искры, а до этого больную ногу подвернуло так, что что-то там всё-таки в конце концов хрустнуло. Это бы ничего, это ладно – Креймер бы вытерпел и не жаловался, – но в следующую секунду демон, до этого постоянно двигающийся, вдруг ощутимо остановился; стало как-то жутко тихо.

– Креймер, ты как? – парнишка усмехнулся – нехилое волнение так и сквозило в голосе самоуверенного повелителя тьмы.

– А ты будто и волнуешься, Джон... – негромко ответил Чес, саркастически улыбаясь и приподнимаясь на локтях. – Только вот... где эта тварь и почему она затихла?

– Чёрт!.. Это плохо. Не делай резких движений, хорошо? Я в метрах двадцати от тебя, буду потихоньку подходить. Оно, кажется, малость на тебя отвлеклось... видишь его?

– Нет, я ни хрена не вижу, Джон! У меня что-то с глазом, а второй видит плохо и...

– И не ори, дурак, – шикнул на него Константин; Креймер затих и стал ползком двигаться в сторону; демон действительно не выдавал себя ничем, даже осторожные шаги мужчины были слышны. Чес дышал редко, боясь быть замеченным и очень надеясь на помощь Джона. Демон продолжал быть тише воды и ниже травы; могло даже показаться, что его и вовсе не было рядом. Но Креймер знал, что он совсем близко: в метрах пяти или семи. Стоит лишь неловко шевельнуться – и отродье Ада тут же накинется на тебя. Он морщился от боли, но старался отползти как можно дальше; судя по звукам, и Константин был уже недалеко. Но, правда, не ближе, чем демон...
Чес ощутил совсем явно, как что-то скользнуло по его ботинку, потом выше – по ноге, вот уже и голени; он старался не шевелиться теперь, даже дыхание затаил. Говорить Джону о ситуации было бы глупо, иначе можно спровоцировать демона. А Креймер был уверен, что это он, он здесь и рядом и прощупывает свою будущую жертву. И было совсем не понятно, что сейчас нужно делать: то ли бежать, то ли тихонько отсидеться. Чес хотел в ту секунду сильнее всего на свете того, чтобы Джон был рядом и уже наконец смог помочь ему.

Он ощутил, как его ногу обвили цепкие пальцы с когтями, но даже тогда не решался бежать – ещё надеялся, что демон решит оставить в покое недвижимое тело. Но демон так не решил; Креймер, тихо-тихо дыша, старался всмотреться в кромешную темень перед глазами: были едва различимы контуры какого-то гадкого существа с двумя горящими красным угольками. Будто уловив едва заметный поворот его головы, демон вдруг протяжно взревел, жёстко перевернул его на спину и прямо по земле придвинул парня к себе; от неожиданности тот вскрикнул, не успел и опомниться, как ощутил над собой холодное склизкое тело, светящиеся глаза и запах гнили – о, любимейший и традиционный запах в Аду! Вероятно, у Люцифера совсем отвратный вкус. Ощутив, что под ним человек, да к тому же живой, демон принялся за дело: схватил Чеса в своих цепких лапах, пару раз стукнул о землю и отбросил в противоположную от Джона (так догадался Креймер) сторону. Ему было не впервой такое испытывать, но всё же голова стала раскалываться куда хуже; отбрасывание куда-то явно не к повелителю тьмы закончилось не очень хорошим – он крепко стукнулся головой о валун, едва не потерял сознание, но в глазах заблистали искры и тошнота подступила к горлу. Пару прыжков, сопроводившиеся резкими потоками воздуха, – и демон рядом с ним; куда-то под рёбра впились острые когти; Чес зашипел от боли, но даже не вскрикнул. Сильные лапы подняли его, и Креймер ощутил, как по всему его телу словно иглы прошли – в каком-то смысле реальные – демон решил, видимо, поточить об него когти, а в каком-то смысле и нет – возможно, он уже начинал захватывать его тело. Только сейчас Чес позволил глухому крику сорваться с его губ, но даже тогда считал это слишком постыдным; где-то на заднем плане угасающего сознания, поддёрнутого кровавой завесой, послышались яростные, просто до чёртиков разгневанные возгласы Джона; Чес ощутил, как его со всей силы впечатали во что-то твёрдое – наверное, в дерево – и, ощутив в голове шум и нестерпимую боль, понял, что уже навряд ли сможет помогать дальше своему бывшему учителю.

«Прости, Джон, но дальше ты один...» – пронеслось в голове Креймера перед мутным беспорядочным сном. Лишь напоследок ему показалось, что Константин как-то смешно ругался и отчаянно произнёс его имя. «Чес, Чес!..» Чес понял, что отключился с улыбкой.
Добавил: JuliaShtal |
Просмотров: 363
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика