Главная

"Маги и маглы" Глава 2 "Две стороны"

Фанфик "Маги и маглы"

02.10.2015, 13:19
14-ый оперативный район южного плацдарма. Запись в дневнике Гарри Поттера, руководителя Отдела перспективных научных разработок Объединённого командования от 13.08.2018.

Довольно долго ничего не происходило. Маглы бесновались, выдвигали множество нелепых теорий о магическом мире, ловили странных людей на улицах своих городов. После заявления Кингсли и других министров магии маглы начали успокаиваться, но их правительства начали обращаться к нам за разъяснениями. Они хотели узнать о магическом мире как можно больше. Очень скоро они начали в открытую требовать от нас обучению магии всех желающих. В ответ мы посылали им книги — по большей части исторические, вроде «Истории Хогвартса» или тех книг, что задавал нам читать профессор Биннс в своё время. Гермиона и небольшая группа её сторонников призывала Министерство ограничить поток информации, скрыть некоторые факты о нашем мире, но её никто не хотел слушать — после победы над Тёмным лордом мы уже никого не боялись.

Кингсли при личной встрече объяснял Гермионе, что чем честнее мы будем — тем скорее нам поверят и начнут сотрудничать. Также поступали и большинство иностранных министерств. В итоге, маглы узнали о нас практически то же самое, что знаем мы сами. Как только маглы поняли, что магия — это врождённая способность и обучиться ей невозможно, они обвинили нас в том, что мы не помогаем им, используя магические способности только на благо себе. Заявления-опровержения почти ничего не дали. Мир замер в ожидании чего-то страшного.

Министерство магии направило все усилия на решение проблемы. Была сформирована комиссия по взаимоотношениям с маглами, в которую вошли многие известные волшебники. Возглавил комиссию лично Кинглси, а я представлял аврорат. Впрочем, почти всю деятельность комиссии организовывала Гермиона — из всех волшебников Британии она обладала, наверное, максимальной информацией о магловском мире. Больше всего обсуждались вопросы безопасности. Впрочем, дальше обсуждений дело всё равно не шло — большая часть волшебников не верила, что маглы решатся на открытую войну. Как ни пыталась Гермиона доказать беззащитность магического мира, её почти никто не слушал.

* * *


Англия, Херефорд, штаб-квартира 22-го полка SAS. 20.09.2017, 14:04

На этот раз зал совещаний был полон. Полковник Мур начал доклад в абсолютной тишине — его слушало не только местное начальство, но и люди из генштаба, возглавляемые лично министром обороны. За дальним концом стола расположились представители MI-5 и MI-6, недавно привлечённые к разработке антимагического плана. Однако ядром межведомственной группы по-прежнему оставался недавно сформированный Отдел по противодействию магам. И именно его руководитель сегодня докладывал о первых результатах работы.

— Для начала хотелось бы обрисовать цели и задачи нашего отдела. Мы разрабатываем конкретные тактические приёмы в гипотетической войне с магами. Также в нашу компетенцию входит поиск возможных решений боевых задач, выяснение военного потенциала магов и средств его преодоления.

— Весьма любопытно, — перебил его министр. — Но нас сейчас интересует именно последний вопрос — что мы можем противопоставить магам, и с каким результатом?

— Именно об этом я и хотел рассказать, сэр. Вся мощь магов — в возможностях по манёвру и скрытности. Они могут мгновенно перемещаться на огромные расстояния, ставить чары, делающие их невидимыми для обычных людей. Но в открытом бою им нечего противопоставить современной армии. Заклинания, которые они используют, убийственны только на небольших дистанциях и лишь для незащищённой пехоты и гражданского населения. На средних дистанциях — сто метров и более — использование заклинаний прицельно невозможно. Скорость реакции магов эквивалентна таковой у обычного человека, а скорость полёта заклинания к цели как минимум втрое уступает скорости винтовочной пули. Средств поражения, по действию сравнимым хотя бы с фугасным снарядом танковой пушки, у них нет. Конечно, маги располагают ужасными магическими существами — дементорами и драконами. Но и те, и другие, могут быть уничтожены с помощью обычных ПЗРК[1], оснащённых дополнительно термобарическими боеголовками[2] для поражения дементоров. К тому же, на нашей стороне немало магов, готовых помочь своими средствами против дементоров, а драконов осталось не так-то и много.

Что касается воздушного пространства, то скорость полёта всех магических средств не превышает ста километров в час, делая их лёгкой целью как для зенитных ракет, так и для стрелково-пушечных зенитных установок. В то же время, средства воздушного нападения магов ограничиваются заклинаниями, проигрывающими по скорости не только снарядам и ракетам, но и всем современным боевым самолётам и вертолётам.

Общий вывод таков — для успешного действия против магов нужно нанести внезапный одновременный удар по местам концентрации их сил с использованием всего, что у нас есть. В случае сопротивления, подавлять его с больших и средних дистанций, не влезая в ближний бой. Активно использовать авиацию, особенно «дроны»[3] и вертолёты — попасть по воздушной цели волшебнику не под силу. В таком случае мы сможем подавить сопротивление практически без потерь за несколько часов.

— Но как нам обнаружить все основные магические объекты? — задал вопрос, волнующих многих, какой-то генерал из генштаба.

— О, над этим детально работали наши американские коллеги, их доклад будет представлен вам по окончании этого заседания. Говоря кратко, основа обнаружения магов — беспилотники. Магия не совместима с электричеством, так что, просто пролетая над магическими объектами, специально оснащённые дроны будут сбрасывать микропередатчики. Если сигнал пропадает раньше, чем передатчик достигнет поверхности — эту местность стоит проверить, возможно, там находится скрытый от нас магический объект.

— А что вы собираетесь делать с такими местами, где не работает электричество? Без него вся наша техника бесполезна, а одной пехотой оперативно действовать не получится.

— Артиллерийским снарядам и боеголовкам не нужно электричество...

— Но тогда будут огромные потери мирного магического населения... — попробовал протестовать майор Мэйсон, но его быстро прервал всё тот же генерал из генштаба:

— Мирное население?! Каждый маг может за секунды убить человека, и, будьте уверены, после начала войны мирного населения по ту сторону не будет. Да и вообще, вам не давали слова, майор! Если будет нужно сокрушить врага, мы применим всё, включая и спецбоеприпасы[4] — ничто не превосходит безопасность нашей страны!

— Я предлагаю послушать наших друзей из магического мира, — поспешил замять инцидент полковник Мур. Из-за стола встал человек средних лет в гражданском, без знаков различия. Оглядев собравшихся, он спокойно заговорил:

— Не все маги идут на поводу у своих фанатичных лидеров. Таких как я, перешедших на цивилизованную сторону, многие десятки. Они решат проблему с магическими барьерами и антимагловскими чарами. С нашей стороны все договорённости будут выполнены.

— Мы сможем наладить сотрудничество, будьте уверены, — ответил министр обороны. — Но сейчас нас интересует, какая опасность исходит от всех этих магических тварей?

— Среди них много опасных, но почти все они спокойно уничтожаются из ваших автоматов и пулемётов. Среди особо опасных — великаны и дементоры. Великанов можно уничтожать при помощи гранатомётов, самоходных орудий и танков. С дементорами сложнее, так как они не видимы для вас. Но они заметно холоднее окружающей среды. Как мне объяснили, у вас есть приборы, засекающие колебания температуры — их стоит использовать для прицеливания[5]. Я не уверен, что обычные пули и снаряды представляют опасность для дементоров, но ваши термобарические боеприпасы выжгут их гарантированно. Плюс, я и мои коллеги помогут... со своей стороны.

— Ну а как же драконы, великаны и вампиры? — спросил кто-то из высшего командования.

— Драконов осталось счётное число по всему миру. Их слава велика, потому что они маловосприимчивы к магии, как и великаны. Но против ваших управляемых зенитных ракет они беззащитны...

— Вы хотите сказать, что дракона можно поразить из «Стингера»[6]? — перебил докладчика министр. Ему ответил полковник Мур:

— Да, нескольких попаданий из ПЗРК вполне хватит. Не стоит забывать и о том, что драконы опасны лишь на близких дистанциях, где нам помогут малокалиберные скорострельные пушки вертолётов и бронетехники. То же относится и к великанам — малокалиберная артиллерия с лёгкостью остановит их, не говоря уж о танковых орудиях, самоходных орудиях и управляемых ракетах.

Дождавшись кивка министра, маг продолжил доклад:

— Что касается вампиров, то их сила заметно преувеличена. Нечего и говорить о том, что против бронетехники они бессильны. Их тоже не так-то и много, на протяжении ряда лет к ним применялись репрессивные меры со стороны Министерства магии. Их несложно уничтожить с помощью серебряных пуль — да-да, эта ваша легенда отвечает действительности. Правда, вампиры намного быстрее и сильнее обычных людей, но для ваших систем автоматического огня это не станет проблемой, насколько я понял, да и запасы серебра у вас весьма обширны.

Закончил доклад полковник Мур:

— Таким образом, в случае первого удара с нашей стороны шансов на победу у магов не будет. Они беспомощны против грубой силы, и этим надо пользоваться.

— За какой срок вы сможете подготовиться к атаке? — напрямую спросил давешний генерал из генштаба.

— Через сутки после получения приказа бойцы SAS будут готовы к удару. Армейским частям потребуется несколько больше времени, но не более трёх суток, с учётом введённой недавно повышенной боеготовности, включающей постоянную готовность систем снабжения. Для зачистки магических территорий Британии нам хватит двух армейских дивизий и полка SAS при поддержке тридцати-сорока ударных вертолётов и сотни разведывательных дронов. По всей стране у нас всего пять целей для атаки, уничтожив которые мы лишим врага боеспособности, управления и большей части населения.

— Боеспособности? — заинтересовался министр. — А что у них с вооружёнными силами? Вы выяснили, какова их численность, структура, подчинение?

— Как таковых вооружённых сил у магов нет, — начал ответ полковник Мур, — авроры являются скорее силами правопорядка, внутренними войска, а не солдатами. Их численность не превосходит нескольких десятков, от силы — двух-трёх сотен человек. Они подчиняются напрямую Министерству магии Великобритании.

— Но как же... — несколько растерялся министр. — Ведь в их мире бывали войны!

— В этом-то и заключается основная трудность, господин министр. Каждый совершеннолетний маг с палочкой способен вести боевые действия. Многим атакующим заклинаниям их учат ещё в школе. В случае войны почти всё взрослое — да и не только взрослое — население магической Британии может сражаться. Конечно, ни о какой единой системе управления подобной вооружённой толпой не может быть и речи, но они опасны своей самодостаточностью — каждый отдельный маг может воевать абсолютно независимо. Так и происходило в последнюю магическую войну. Так что в случае войны её придётся объявлять всем, имеющим волшебную палочку.

— И какова же численность населения магической Британии? С какой силой нам придётся столкнуться?

— В магическом мире не проводилось переписей, по крайней мере, нам об этом неизвестно. Косвенные методы расчёта численности магического населения не очень точны и дают оценки в пределах от пяти до пятнадцати тысяч человек.

— То есть более дивизии? — уточнил один из представителей генерального штаба.

— Я бы не стал оценивать численность их армии подобным образом. Дело в том, что в случае войны нормальной организации управления войсками от магов ожидать не стоит. По большому счёту, все эти тысячи магов будут разбросаны по всей стране. Стоит нанести удар по Министерству магии, куда сходятся все нити управления жизнью магического сообщества, и вся так называемая армия магов превратится во множество разрозненных вооружённых групп. Если учесть, что тяжёлых вооружений, эквивалентных хотя бы нашим танкам и бронетранспортёрам, у магов нет, как нет и военно-воздушных сил, то я бы оценил боеспособность их армии в открытом бою не более чем в два-три полнокровных полка.

— Что ж, спасибо, полковник, за развёрнутый доклад, — подвёл итог совещания министр. — Я передам ваши соображения Правительству.

* * *


Лондон, Министерство Магии, первый уровень. Заседание комиссии по взаимоотношениям с маглами, рассмотрение вопроса о маглорожденных. 17.10.2017, 12:10

— Поймите! — убеждала Гермиона присутствующих. — Они несут не только знания о магическом мире, не только умения и возможность их применять, но и наш образ мысли! Как только маглы поймут, что мы не сможем отразить их атаку, они незамедлительно ударят изо всех своих сил!

— У вас странная логика, миссис Уизли, — возразил ей какой-то маг из Отдела магического правопорядка. — С чего вы взяли, что, только заслышав о нашей слабости, маглы пойдут на нас войной? Почему нельзя мирно сосуществовать? Мы многим можем помочь им, да и их технологии пойдут во благо магическому обществу.

— Всё это так, но вы не понимаете, как мыслят маглы. Увидев угрозу, они сначала постараются её уничтожить, а уж потом будут разбираться в том, что следовало бы делать! А так как почти всё их общество настроено против нас, то и их власти выберут агрессивный путь решения проблемы.

— Предлагаю поставить вопрос о повышении готовности Министерства Магии к войне с маглами на голосование, — высказался замминистра по безопасности.

Почти все, включая и Гарри, не поддержали предложение Гермионы немедленно начать подготовку к отражению вторжения. Кингсли прекратил обсуждение этого вопроса, заявив, что нужно видеть лучшее в людях, а не делать из маглов кровожадных чудовищ.

* * *


Лондон, Даунинг-стрит. 10. 19.11.2017, 15:10

Министр обороны как раз готовился начать свой доклад о военном потенциале магов, когда в кабинет премьер-министра были приглашены пять человек. Трое из них были известны всей Британии — канцлер казначейства[7], министры иностранных и внутренних дел. Двое других также входили в политическую элиту страны, но простому обывателю были известны много меньше. Один из них был представителем Службы безопасности[8], а другой — военным атташе при посольстве США в Англии. Впрочем, господин атташе был тесно связан с известными структурами Британии.

— Полагаю, господин министр, — обратился премьер-министр к министру обороны, — нам всем будет полезно заслушать Ваш доклад.

Министру обороны потребовалось не более получаса, чтобы в общих чертах обрисовать картину магических вооружений. Из его доклада следовало, что для современной армии в открытом бою маги не представляют особой опасности. Другой вопрос, во что выльется террористическая угроза со стороны магического сообщества, но тут министр выразил уверенность в благоразумии магов — вряд ли они решатся на террористическую войну, если в одночасье проиграют на полях сражений. По окончании доклада, премьер-министр сделал короткий перерыв, чтобы слушатели могли обменяться мнениями, а затем лично взял слово.

— Конечно, доклад господина министра обороны впечатляет. Нет сомнений, что наши вооружённые силы смогу отразить агрессию и уничтожить магический мир, особенно, — тут премьер-министр чуть склонил голову в сторону американского представителя, — в тесной кооперации с другими державами. Однако остаётся открытым вопрос — не проще ли будет принудить их к миру экономическими и политическими методами? Быть может, с магами проще договориться, чем воевать?

С этими словами премьер-министр уступил место докладчика канцлеру казначейства. Известный своим радикализмом в отношении валютной политики, канцлер был сторонником максимально жёсткой позиции во всём, что касалось суверенитета страны.

— Мы внимательно изучили всю доступную информацию о возможностях магов. Могу заявить со всей ответственностью — их экономика не сможет встроиться в существующую международную торгово-экономическую систему. Больше того, их отставание в методах управления делает невозможной сколько-нибудь эффективную торговлю с магами.

— Проясните этот вопрос, господин канцлер, — со своего места попросил премьер.

— Дело в том, что магический мир абсолютно не контролирует свою собственную финансовую систему! Монетарную политику определяют гоблины, и единственный банк магической Великобритании принадлежит им же. Эти существа обладают известной независимостью и больше прислушиваются к мнению клиентов, чем к указаниям Министерства Магии. Что касается торговой системы, то она остановилась в развитии где-то на уровне восемнадцатого века — понятие об акциях уже есть, а вот о биржах — ещё нет. Социальных обязательств, страховок, пенсий и пособий нет и в помине.

Торговля осуществляется исключительно за наличные деньги, рынок акций находится на примитивнейшем уровне, долговые обязательства тоже не в ходу. Кроме того, международная торговля практически не развита, оживляясь лишь во время крупных международных событий, вроде Чемпиона мира по этому их воздушному футболу. О налоговой системе известно много меньше, но из тех данных, которыми мы располагаем, можно судить о примитивной фиксированной ставке налога для предпринимателей, произвольно изменяемой Министерством. Говоря кратко, их экономическая система стабильно постольку, поскольку стабильны отношения между гоблинами и Министерствами. Именно от гоблинов зависит оборот наличности, а значит и вся торговля.

— Что ж, общая картина ясна, — задумчиво проговорил премьер. — Теперь, полагаю, стоит рассмотреть политическое устройство магического мира.

Из-за стола поднялся представитель MI5.

— Вообще-то этот вопрос относится к компетенции министерства внутренних дел, — контрразведчик чуть склонил голову в сторону представителя названного ведомства, — но так как в данном случае дело касается безопасности страны, наш департамент принял решение изучить его самостоятельно. Выяснилось, что политическая структура магического мира фактически сводится к Министерству Магии. Именно внутри Министерства решаются вопросы о распределении высших административных должностей, простое население магической Британии не имеет к выборам руководства никакого отношения. Формальную политическую независимость от Министерства имеют всего две структуры — Визенгамот, аналог Верховного суда, и Совет попечителей волшебной школы Хогвартс. Реально же обе эти структуры завязаны на Министерство — только там готовят специалистов, способных работать в Визенгамоте. Ну а в Совет попечителей традиционно входят наиболее достойные люди магической Британии — то есть представители правящих кланов. Хотя после их гражданской войны позиции древних чистокровных семей пошатнулись, авторитет чистокровных фамилий всё ещё очень высок, а их деньги играют решающую роль в формировании бюджета Министерства. Именно они наиболее опасны — связанные тесным кровным родством, чистокровные семьи выступают резко против любых контактов с нашим миром. От них и исходит наибольшая угроза — они призывают попросту обрубить все контакты с нашим миром. Это поставит крест на всех попытках сотрудничества между нашими Правительствами и их Министерствами, но вряд ли остановит преступников и террористов. Мы не можем терпеть подпольную вооружённую организацию на своей территории!

— Но нельзя ли просто... — военный атташе помялся, подбирая подходящее слово, — нейтрализовать этих чистокровных, раз уж они столь радикальны?

— Увы, но это будет означать войну с нашей стороны. Что бы ни говорили их представители о дружбе волшебников и нормальных людей, в случае агрессии на магов, Министерство вступится за своих. На обычных людей они смотрят свысока, по сути, следуя идеям национализма, дискриминации на почве отсутствия магических способностей. Договориться с ними практически невозможно, если только не идти на постоянные уступки. Однажды Чемберлен уже пошёл по такому пути — и чем это закончилось?[9]

— Что ж, ваша позиция понятна, — кивнул премьер-министр. — Я так понимаю, мирного выхода из сложившейся ситуации нет? Либо мы атакуем, либо они отгораживаются от нас, становясь, по сути, вооружённым бандформированием на территории нашей страны.

— Можно попытаться договориться с ними, — возразил министр внутренних дел.

— «Форин офис»[10] сейчас пытается скоординировать переговорный процесс с другими странами, — ответил министр иностранных дел. — Пока что реакция так называемого магического сообщества примерно одинакова во всех стран мира — резкое неприятие нашего мира, националистические и откровенно фашистские лозунги. Даже если отдельные Министерства Магии делают вид, что хотят сотрудничать, это ничего не значит, ведь большая часть их подданных либо желают отгородиться от нас, либо в открытую призывают к войне!

— Но есть же и благоразумные маги! Ведь они тоже в какой-то степени люди...

— Конечно, и большая часть таких благоразумных людей уже на нашей стороне. Их число измеряется десятками и сотнями, что довольно много, учитывая небольшое магическое население. Среди магов есть те, кто понимает, что прогресс не остановить. Именно они после победы станут полноправными гражданами нашей страны. Всё же многие магические технологии стоит принять на вооружение — в прямом и переносном смысле.

— А вы можете дать гарантии того, что среди них нет разведчиков или информаторов магического мира? Да, и раз уж речь зашла об этом — каковы успехи в так называемой информационной войне?

— К чему посвящать всех магов в подробности наших планов? — усмехнулся контрразведчик. — Среди перешедших на нашу сторону немало и фанатиков, в основном из числа тех, которые чем-то не угодили нынешней магической власти. Они не остановятся ни перед чем, лишь бы досадить своим сородичам — так что именно они и будут нашими проводниками и помощниками в случае конфликта. Ну а основная часть лояльного нам магического населения займётся вполне мирными вещами — утечки информации я бы не опасался.

Что касается пропагандистских мер, то тут дело осложняется отсутствием современных средств коммуникации у магов. Все их СМИ — это газеты и радио. С радио проблем нет — подпольное вещание наши люди наладили быстро и теперь сразу несколько радиостанций наперебой расхваливают плюсы перехода на цивилизованную сторону. С газетами сложнее — продажная пресса есть и в магическом мире, а вот независимой — нет. Мы выпустили всего несколько публикаций, в ответ на которые Министерство магии ужесточило цензуру. Зато неожиданно мощный эффект дали листовки — их распространение оказалось легко наладить с помощью примкнувших к нам магов. Сейчас уже можно оценить эффективность всех этих мер — практически всё население магического мира информировано о преимуществах цивилизованной жизни, и сотни магов перешли и продолжают переходить на нашу сторону.

— Что ж, видимо, вас можно поздравить с успехом, — довольно произнёс премьер-министр. — И последний вопрос на сегодня — какова ситуация с противодействием всем этим мерам со стороны магов?

— У магического сообщества нет специальных служб, занимающихся контрразведывательной деятельностью. Департамент охраны правопорядка и авроры следят за криминогенной обстановкой, а не за разведчиками и диверсантами. У них просто нет опыта ведения такой скрытой войны. Конечно, некоторые меры Министерство магии предприняло — ужесточена цензура, представители власти обращаются к магам с успокоительными речами — но реальной угрозы нашей деятельности это не несёт. Однако нельзя исключать дипломатических мер с их стороны.

— Да, представитель их Министерства связывался со мной, выдвигая свои претензии, — усмехнулся премьер, — но мы-то тут не причём, по крайней мере, официально. Так что на этот счёт можно не беспокоиться. На сегодня закончим наше совещание.

Когда собравшиеся начали прощаться и покидать кабинет, премьер обратился к американцу:

— Господин атташе, надеюсь, то, что Вы услышали сейчас, достигнет Белого дома?

— Можете не сомневаться, господин премьер-министр, эти сведения не пропадут, — улыбнулся посланник. — Со своей стороны могу представить выводы наших аналитиков по тем вопросам, которые были сегодня затронуты.

— Будет любопытно взглянуть...

* * *


[1] Переносной зенитно-ракетный комплекс.

[2] Так называемые боеприпасы объёмного взрыва, характеризующиеся особой мощью взрыва и тотальным уничтожением объектов в эпицентре. На текущий момент в зенитных ракетах не применяются, но технически это возможно.

[3] Жаргонное название беспилотных летательных аппаратов.

[4] Имеется в виду ядерное оружие.

[5] Речь идёт о тепловизорах.

[6] FIM-92 Stinger — один из самых распространённых переносных зенитно-ракетных комплексов американского производства.

[7] Должность, примерно соответствующая министру экономики и финансов.

[8] Официальное название MI5 — английской службы контрразведки.

[9] Отсылка к политике Великобритании по отношению к фашистской Германии в 1933-1939 годах.

[10] Общеупотребительное название министерства иностранных дел Великобритании.

Добавил: LordCartman |
Просмотров: 643
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика