Главная

"Legend Maiden". Часть Первая: чтиво для кукол и королей (глава 4)

Фанфик "Legend Maiden: Легенда о Девах Розена"

13.08.2015, 00:50
Родиной Райнера была империя Роланд, простиравшаяся на юге континента. Правил ею не император, как принято полагать, а всего лишь король — но настолько добрый и справедливый, что народ в нем души не чаял. Король Роланда жил в прекрасном дворце на вершине холма и каждое утро выходил на балкон и подолгу смотрел на столицу, лежащую буквально у его ног. А за стенами стольного города процветала его страна; и ее он видел, и улыбался ей.

Сион Астал (так звали короля Роланда) был молод и очень хорош собой, и стать его королевой мечтала всякая роландская девица, знатная и незнатная. Подтянутый, белокожий, с добродушной улыбкой на тонких губах, всем своим видом он воплощал красоту тела и души. Золотые глаза, чуть прищурившись, оглядывали город; ветер играл с длинной серебряной косой короля. То было славное погожее утро, и в мыслях Сиона царили надежда и благодать.

В такие минуты он забывал о том, сколько еще осталось нерешенных проблем, незаконченных дел... Да, народ обожал Сиона, но королевский двор был к нему отнюдь не лоялен. Сион пришел к власти почти два года назад, замыслив и осуществив настоящий дворцовый переворот. Прежний король (тот, надо сказать, был лживым жестоким ублюдком) цеплялся за власть как мог, но армия была на стороне Сиона. А у кого армия — тот и прав.

И теперь юный король изо всех сил старался изменить уклад, принятый в Роланде в эпоху свергнутого монарха: тогда и казна пустовала, и народ бедствовал, а дворянам — виновникам этого беспредела — все сходило с рук. Заняв трон, Сион поклялся, что не позволит знати и дальше бесчинствовать, и слово свое сдержал. За два года империя Роланд сумела немного расправить крылья, притом благородные негодяи охотно появлялись при дворе и восхваляли Сиона, не жалея самых высокопарных слов. Показуха... Сион знал, что однажды все эти люди забудут о подчинении и проявят свою низменную натуру, а пока что — вербуют сторонников за его спиной. Роланд по-прежнему был ослаблен, так как в прежние годы он то и дело ввязывался в самые кровопролитные войны. О, Сион знал, что такое война, и не понаслышке. Всем роландцам довелось испытать тяготы военного времени.

Но последняя война окончилась в считанные дни, и ее героем был назван не кто иной, как Сион Астал. Смелый юноша хоть и был благородных кровей, но сочувствовал простому народу — и за это народ носил его на руках. Ведь он в одиночку в нелегком сражении выстоял против полусотни лучших магов вражеского королевства. Первое и единственное сражение самой короткой войны... Королевство-агрессор сразу признало свое фатальное поражение, и война закончилась, едва начавшись. Для всех, кроме Сиона. Тот по-прежнему воевал — в посещавших его по ночам кошмарах. Снова и снова видел, как гибнут его товарищи по Специальной военной академии. Снова и снова.

Всего несколько часов оставили на его сердце больше шрамов, чем вся его жизнь — вот что такое война. Сион мечтал исцелить гибельную хворь, охватившую весь континент. Это была безумная мечта.

Но теперь он знал, как ее осуществить.

* * *

Минул полдень. Юный король мерил шагами величавый тронный зал и не мог понять, почему его гость опаздывает.

— Ох, надеюсь, Райнер, ты не наделал глупостей... — но стоило ему это пробормотать, как двери в зал распахнулись и вошел человек с огненно-рыжими волосами, одетый в броню и военный мундир. Тронный зал сразу же показался не таким величавым, поскольку вошедший был поистине богатырского роста и могучего телосложения.

— Клаус! — поприветствовал Сион своего генерал-майора. — Почему ты один? Почему задержался?

Тяжелые шаги Клауса сотрясали пол, очи метали молнии, а раздраженное лицо всячески намекало, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Здороваться он не стал.

— Я напрасно прождал их битый час, — прозвенел его стальной бас, — никто так и не пришел. Послал Шусса узнать, куда все девались, тот вернулся и доложил, что в гостинице никого, а в номере страшный погром. Сион, что вообще тут за дела? У нас сбежавший преступник в базарный день, когда все ворота в городе нараспашку!

Сион изо всех сил постарался не измениться в лице, но внутри у него все вскипело. Разумеется, он понимал, что смертельная угроза подстегнет даже самого безнадежного лентяя — такого как Райнер Лют — позаботиться о спасении собственной жизни. Но лишь сейчас ему пришло в голову, насколько глупо было посылать за Райнером под предлогом казни, тогда как сама казнь в планы вообще не входила. Он понадеялся на усиленную охрану и даже поручил Клаусу самолично забрать у них и доставить узника во дворец — ведь уйти от Клауса еще никому никогда не удавалось. Но, как видно, тюремная стража все-таки оплошала, раз позволила магу сбежать. А Сион — тот явно недооценивал Райнера Люта... хотя знал, на что бывает способен безнадежный лентяй.

Как-никак, до того как попасть в тюрьму, Райнер был его однокурсником по Специальной военной академии. До революции, до войны, до победы над пятью десятками вражеских магов-рыцарей... которая принадлежала не Сиону. Во всем мире истину знали лишь несколько человек, и хорошо бы истине подольше сидеть за решеткой. Так бы и продолжалось... Но теперь у Сиона была своя нужда вытащить Райнера на свет божий. И ведь получилось! Хотя и совсем иначе, нежели он хотел.

Тем не менее, он ответил как можно спокойнее:

— Значит, пусть уходит.

— Что?! — вскричал Клаус, уже успевший сесть на пол у подножия трона; теперь он вскочил, и глаза его полыхнули гневом. — Ты в своем уме? Просто так отпустить чудовище с Альфа Стигмой шляться, где ему вздумается?

— Клаус, — король окинул его взглядом золотых глаз, — он вовсе не единственное чудовище.

Клаус прищурился, но эти слова, как ни странно, остудили его пыл.

— На что это ты намекаешь? — буркнул он.

— Я всего лишь хочу сказать, что мне не нужна его смерть, — примирительно заговорил Сион, усаживаясь на трон. — Ты читал досье на него, значит, должен хорошо понимать, что Райнер мог бы нам пригодиться. Сильнейший маг Роланда... Победитель пятидесяти магов-рыцарей Эстабула... Исследователь древних легенд... Признаться, еще утром я рассчитывал поручить ему важное дело. Но теперь, после его побега, я сомневаюсь, что из него мог выйти посыльный. С Райнером Лютом и раньше было непросто, на него я не мог воздействовать, как на других. Он был практически неуправляем. И я не думаю, что в заключении он стал покладистее. Я и мог бы отослать его по своему поручению, но — увы! — за ним совершенно некому присмотреть.

— Пусть даже так — он опасен, — не согласился генерал-майор.

— Он — всего лишь один из десятков носителей Альфа Стигмы по всему континенту. Не будем же мы отлавливать всех? Ну же, Клаус, дадим ему уйти, — Сион махнул рукой, — наши пути разошлись, с этим можно только смириться. Главное, что мы вовремя забрали доклад... И у нас есть время его изучить.

* * *

С мыслями о докладе Сион возвращался в библиотеку, которая находилась на одном из нижних уровней королевского замка. Доклад Райнера привезли именно туда; над ним толпились лучшие роландские ученые, тщательно просматривая каждую страницу. Вероятно, Райнер и сам не представлял всей ценности своего труда.

«Как построить Королевство послеобеденного сна», — даже Сион признавал, что название просто ужасно. Зато содержание... Сион и придворные мудрецы, зачитываясь докладом, не спали всю ночь. Райнер Лют проделал колоссальную работу, изучив предания и легенды, оставшиеся со времен глубокой древности. Его интересовали легендарные герои, покорители зла, и их магия — артефакты, которые сам Райнер называл в докладе Реликвиями героев. По его мнению, эти Реликвии не были выдумкой, нет: они существовали на самом деле, разбросанные по всем уголкам континента. «...Мы могли бы найти захороненные артефакты и научиться использовать их, — писал Райнер в предисловии. — Эти Реликвии, если найти их, наверняка будут стоить целое состояние. Ведь они обладают могуществом, способным прекратить любую войну на свете».

Любую. Войну.

Сион понимал, что это может быть правдой. Мир без греха, без кровопролития, мирное небо над головой... Именно к этому Сион шел долгих два года правления. Именно ради этого заключил сделку с самим дьяволом.

И теперь он намеревался извлечь из доклада всю возможную информацию и немедленно отправить людей на поиски артефактов.

...У дверей библиотеки он понял на слух, что внутри стоит полная тишина. И все же это его не смутило: вероятно, ученый совет решил ненадолго прерваться. Сион спокойно вошел, прикрыв за собою двери, обернулся... и замер.

Горела всего одна библиотечная лампа, десятки стеллажей с книгами и пергаментами утопали в полумраке. Единственное окно (поскольку старинные книги надлежало хранить подальше от солнечного света) сейчас было распахнуто настежь. Все страницы доклада Райнера не уместились на широком столе красного дерева, поэтому бумажные стопки разложили прямо на полу, скрупулезно рассортировав. Казалось, в библиотеке нет ни души... Но едва вошедший Сион мигом наткнулся взглядом на крохотное создание, сидящее на коленях под тлеющей лампой. Прямо перед созданием на узорчатом ковре лежала исписанная страница — определенно из доклада. Создание читало с большим вниманием. Сион, когда схлынул испуг, вызванный неожиданным явлением, немного расслабился, и его золотые глаза пристальнее вгляделись в незваную гостью.

Это... кукла? Да, ошибки здесь быть не могло. И маленький рост, и тонкие руки, и особенная изящность четкого профиля, видимого Сиону, указывали на это. Она сидела с прямой спиной, только опустив подбородок, ее руки были вытянуты вдоль тела, и неестественность этой позы уже говорила сама за себя. Мрачный наряд позволил бы кукле полностью слиться с окружающей темнотой, если бы блики лампы не играли на длинных голубых локонах, похожих на водопад. Кроме того, на спине у куклы виднелись черные крылья. Они придавали ей угрожающий вид — насколько это возможно, когда речь идет о нежных щеках, длинных ресницах и тоненьких пальчиках. Казалось, это просто диковинная игрушка; то было минутное заблуждение. Теперь Сион, приглядываясь, видел, как «бегают» алые очи по строчкам доклада, как вздрагивают при этом ресницы. Его сердце билось, как сумасшедшее, и лишь с громадным усилием ему удалось взять себя в руки, усмирить в глубине души свое растревоженное существо.

Кукла заметила его в ту же секунду, едва он вошел, но не удостоила и взглядом, даже не двинулась с места, будто бы ничего в целом мире не было для нее важнее, чем эти строки.

Сион решился заговорить, и на лице сама собой появилась легкая и уверенная улыбка. Как будто присутствие существа, так странно похожего и в то же время совсем не похожего на людей, совершенно не удивило юного короля.

Тем не менее, он спросил:

— Я сплю?

В ответ на это резко взметнулось одно из ее крыльев (сама кукла по-прежнему не отрывалась от чтения) — свищь! Сион вздрогнул, улыбка резко схлынула с его губ: в нескольких дюймах от его лица вибрировало черное перо, острым как бритва кончиком воткнувшееся в дверной косяк. Вслед за этим раздался высокий отстраненный голос куклы:

— А вот мешать мне не надо. Проваливай, человек.

Он глубоко вдохнул, но не послушался. Глупо было надеяться, что наладить контакт удастся сходу, с первой же фразы. Поэтому Сион предпринял еще одну попытку:

— Здесь только мы с тобой. Ты, видимо, напугала моих придворных... Нехорошо.

Он говорил спокойно, почти что доброжелательно, хотя в крови кипело, бурлило гнетущее чувство. Сион едва ли не стискивал зубы; его рука за спиной сжалась в кулак, да так, что ногти врезались в мякоть ладони. Вот теперь кукла скосила на него кроваво-красные глаза (Сион задержал дыхание), но и только.

Тишина длилась, наверное, целую минуту, прежде чем Сион сделал шаг навстречу. Угольно-черное крыло беспокойно дрогнуло — и все-таки улеглось.

— Но ты не напуган, — произнесла она без тени улыбки, — и даже не удивлен.

Похоже, ему удалось ее заинтересовать. Молодой человек склонил голову.

— Меня зовут Сион Астал. Я — король, правитель этой империи.

Она фыркнула:

— Заносчивый... Это мило. Вот только мне ты не король. Ты — всего лишь человек. Вы, люди, для меня — пустое место.

— И тем не менее доклад, который ты сейчас читаешь, написан человеком, — твердо отвечал Сион. — Мне нужно знать, что ты в нем увидела. Не представляю, отчего тебя волнуют человеческие войны, но...

И тут она визгливо рассмеялась, приложив ладони к бледным щекам.

— Меня? Волнуют войны? Хо. Человечки могут перебить друг друга, пусть даже в мире не останется ни одного — меня это только порадует. Ты, видно, считаешь, что в этом докладе написано, как прекратить ваши бестолковые ссоры?

— Верно, — кивнул Сион, — поэтому я и приказал доставить его сюда.

Она вновь разразилась смехом:

— Хоть ты и король, а все же дурак. Такой же, как тот, кто все это написал. — Она вновь перевела взгляд на страницу доклада. — Он тоже думает, что эти сведения важны лишь для глупых миротворцев вроде тебя.

Райнер... Она говорит о нем. Сион гадал, что же такого ценного для этой куклы содержится в докладе. И как связан ее интерес с артефактами легендарных героев? Что именно она ищет? Внутри у него все так и замерло в предчувствии мгновения, которое перевернет всю его жизнь.

Он сделал еще шаг.

— Так вы знакомы! Ты и Райнер Лют...

— А вы, небось, с ног сбились, разыскивая его? — кукла вскинула бровь и злорадно улыбнулась. — Можете не стараться: он ушел, и с ним — самая надоедливая из моих сестер. Я так и знала, — заметила она, глядя на его исказившееся лицо, — тебе известно о нас. Поэтому ты не удивился, встретив меня здесь.

Сион лихорадочно разбирался в мыслях: выходит, что Райнер явно замешан... Вся эта история с артефактами и с прибившейся к берегу куклой никак не желала проясняться. Нужно вызнать у нее, с какой целью она пришла за докладом. Но разве это маленькое исчадие просто возьмет и скажет?

Тогда он решил во что бы то ни стало заручиться ее доверием. Нужно быть хитрее.

— Твои крылья, — вдруг произнес он. — Я в жизни не видел ничего подобного.

— Они уникальны, — та охотно поддалась на лесть, но по ее глазам Сион понял, что хитрая кукла не умерила бдительности. — Черные перья выгодно оттеняют белую кожу, не находишь?

Тут она снова расхохоталась. Она смеялась над ним... Золотые глаза Сиона прищурились, однако невинное, беззаботное выражение по-прежнему было его маской. И неожиданно кукла поднялась с ковра и повернулась к нему лицом, скрестив на груди шарнирные руки.

— Я — Пиа, — сказала она насмешливо, — Первая из «Rozen Maiden». Первая, — с четким нажимом на это слово, — понимаешь? Мне нет равных. И тем более среди этого хлама — моих сестер.

«Открылась, — понял Сион, — насмехаешься, значит, слишком довольна собой. Самое время узнать, что тебе нужно».

— Верю, ты лучше их всех, — согласился он, ощущая протестующую вибрацию всех душевных струн разом. — Теперь я думаю, что у нас есть общие интересы. Ты сказала, что Райнер Лют и одна из твоих сестер объединились. Ты явно не упустишь возможности показать ей, кто достойнейшая, сильнейшая. А мне нужен Райнер Лют. Он — сбежавший преступник и не может разгуливать на свободе.

Она слушала почти так же внимательно, как до этого читала доклад.

— Кроме того, — продолжал король, — в его работе изложено далеко не все, что известно ему самому. Он намного хитрее, чем кажется, — а кажется он дурачком. Я хорошо его знаю. Что бы ты ни искала, здесь нет нужных тебе сведений. Я бы очень хотел тебе помочь, но проку от этого мало. Гораздо больше будет, если ты спросишь у Райнера, что к чему...

В этот момент Пиа вся подобралась и устремила презрительный взгляд навстречу его глазам.

— Ты предлагаешь сотрудничать, человек? — уточнила кукла. И тут же добавила: — Нет. Ты хочешь сделать из меня прислужницу. Думаешь, меня так легко одурачить? Я отправлюсь вслед за ней и ее медиумом, выясню все, что мне нужно... А ты как будто рассчитываешь, что я вернусь и поделюсь с тобой сведениями? Вот уж дудки.

— Отнюдь, — мягко ответил Сион. — Я всего лишь надеюсь, что ты поможешь мне вернуть Райнера обратно за решетку. Разве я не сказал, что хорошо его знаю? Райнер Лют — опасный безумец, дьявол во плоти, настоящий зверь. Я не могу допустить, чтобы он причинил вред мирному населению.

— Мне-то что за дело? — резонно отметила Пиа. — Даже если ты не лжешь и в докладе действительно нет того, что мне нужно...

— Я могу лишь рассчитывать, что ты не откажешь в помощи, — глаза Сиона сверкнули. — Окажи мне услугу. Верни Райнера в Роланд. Ты же лучшая из «Rozen Maiden», как ты сама говоришь, так что тебе это труда не составит. Придет день — и я окажу услугу ответную.

Пиа думала. Король лгал, упирал на ее самолюбие, провоцировал, угождал и запутывал. В годы роландской революции он научился многому, хотя и до этого весьма умело подчинял себе разумы окружающих. Пускай она была куклой, но характер ее не представлял собой неразрешимой загадки. Глядя на нее, Сион сдерживал гнетущий его порыв, как только было возможно. Как же ему хотелось... о, он испытывал невероятное, не свойственное ему желание... схватить Пиа, крепко прижать к себе... и растерзать. Она вызывала к себе самые противоречивые чувства, в том числе безграничную симпатию и ярую ненависть. С каждой минутой эти чувства лишь сильнее накалялись. Что же это за кукла такая? Что в ней за магия?

— Нет, — наконец сказала она. — Ты просишь, и это выглядит просто жалко. Но ты прав в одном. Мне нет смысла тратить время на чтение доклада, когда можно найти его автора и расспросить обо всем. А заодно — раз и навсегда разобраться с чертовой Феррис. Больше меня здесь ничто не держит.

Она фыркнула снова; темные крылья подняли ее над землей и вынесли в распахнутое окно. Король молча провожал ее взглядом, и только когда злобная кукла превратилась в черную точку на голубом небосводе... Он улыбнулся открыто и торжествующе.

«Попалась».

Все желания, вся надежда на чудодейственное решение военных конфликтов, описанное в докладе... все отходило на второй план. Он испытывал предвкушение. Дева-Роза по имени Пиа, без сомнения, выяснит все, что известно Райнеру, который зачем-то связался с еще одним дьявольским созданием — ожившей куклой. Как он это проделал, будучи за решеткой... не так уж важно.

Что по-настоящему важно — разузнать об открывшейся новой стороне артефактов. И отныне держать куклу Пиа в поле зрения.

Выходя из библиотеки, Сион вдруг подумал, что это имя — Феррис — показалось ему знакомым. Где он слышал его? И от кого?

В коридоре раздались знакомые ему тяжелые шаги. Заметив генерал-майора, который спешил к нему, Сион тоже не медлил.

— Клаус. Как поживает королевская семья Эстабула?

Сбитый с толку Клаус нахмурился и мигом забыл, зачем шел к Сиону. Вопрос был легким, но слишком неожиданным.

— После того, как Райнер Лют разгромил пятьдесят эстабульских магов-рыцарей, король Эстабула сдался нам, и мы превратили его державу в свою провинцию. Теперь Руэ Эн и не подумает возвратиться во власть, ведь мы предоставили ему титул роландского дворянина и поместье, где он спокойно доживает век. Как по мне, — оскалился Клаус, — продал свое королевство за полную кормушку.

— Это известно, — сказал Сион. — Но его дочь, леди Ноа Эн, — она в добром здравии?

— По-прежнему в Эстабуле и под присмотром тамошней знати.

— Я вот что подумал, — начал король, шагая вместе с Клаусом по длинному коридору, — леди Ноа однажды может настроить против меня всю эстабульскую верхушку. Не стоит недооценивать даже таких юных барышень. Мы встречались год назад на приеме: то была милая шестнадцатилетняя девочка, но я почувствовал в ней стальной стержень и затаенную обиду за весь эстабульский народ. Было бы гораздо удобнее, находись она под присмотром у нас, в непосредственной близости от меня.

— Значит, послать за ней? Сион, это несколько...

— Неожиданно, — он кивнул. — И все же прошу тебя привезти ее как можно скорее. Выделите ей лучшие покои и непременно приставьте стражу. Через два-три дня леди Ноа должна стоять передо мной.

Клаус порой дивился на своего короля: в нем будто уживались два абсолютно противоположных характера. По натуре он был очень добрым, но если приказывал, то делал это жестко. И с чего ему вдруг так срочно понадобилась принцесса завоеванного королевства? Чудеса.

Быть может, Сиону стоит побольше спать, нежели заниматься чтением странных докладов?..
Добавил: Рона |
Просмотров: 465
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика