Главная

"Я - вершитель своей судьбы" Глава 28 "Корпоратив 2"

Фанфик "Я - вершитель своей судьбы"

17.01.2016, 21:03
Здание «Тэйлэр Юцанал-Ефитарс»

В сумраке синего неба красовались звёзды, по балкону гулял прохладный свежий ветерок. Снаружи было гораздо тише и спокойней: когда Вайет закрыл двустворчатую дверь, гул из зала сразу утих.

В паре метров от него, прямо на террасе, стояла Джули и облокачивалась о керамические белые перила. Вайет смотрел на женщину и неодолимо желал поговорить с ней. Он подошёл ближе и увидел, как она в одной руке держит бокал с вином, а в другой — сигарету в длинном тонком мундштуке. Парень тоже взял бокал и, отпив глоток вина, поставил его на плоскую поверхность ограды, а после сделал вид, что засмотрелся на звёзды, скрывая желание находиться рядом с ней.

К его удивлению, Джули первой начала разговор:
— Как думаешь, интересно было бы жить тут?

Вайет обернулся и удивлённо переспросил:
— Что, простите?

— Хороший вид, правда? Ты живёшь на седьмом этаже, а представляешь, каково жить на сотом? — повторила она вопрос и сделала глоток вина.

Вайет улыбнулся и ответил как думает:
— Не знаю, что сказать, мне кажется, жить на такой высоте, особенно летом, довольно неудобно: воздух разряжен и солнце печёт.

— Интересно, а каково тогда живётся Зику на его сто двадцать пятом? — задалась вопросом Джули, чем повергла собеседника в шок.

Парень от изумления выпучил глаза... Зик живёт на вершине этого небоскрёба? Во-первых, на хрена, а во-вторых, он ведь раньше жил в обычном особняке, с самого детства Вайет ходил к нему в гости как к другу. Зачем ему переезжать сюда.
— С каких пор Зик живёт у себя же на работе, да и ещё и на такой высоте? — спросил Вайет.

— С тех пор, как его отец заболел, — прямолинейно пояснила женщина. — От такой работы нельзя просто уйти, и поэтому он решил, что лучше жить прямо тут, гораздо удобнее.

Прокомментировать такое заявление Вайет прямо сейчас не мог. Просто не хватало фантазии. Признаться, он был не уверен, что когда-либо вольётся в этот «элитный» мир, со всеми его манерами и правилами. Собственно, ему этого и не слишком-то хотелось. Особенно после происшествия получасовой давности. Тамошние бизнес-партнёры проявили себя настолько душевно, что так и хотелось зажарить их на огне. К счастью, дружба с Зиком умерила его пыл.

Джулия провела тонким пальчиком по своему длинному тёмно-красному локону и поинтересовалась:
— Твои ожидания оправдались? Тебе нравится работать у нас?

Вайет секунд пять помолчал и спокойно ответил:
— Вполне.

***


Пока Вайет и Джулия славненько проводили время наедине, дыша свежим воздухом, Лиза, покинувшая Зика около получаса назад, слонялась туда-сюда и пыталась отыскать своего будущего муженька, который до сих пор к ней так и не вернулся. Побыв ещё пять минут среди толпы незнакомых людей, она отыскала Нормана за столом, уставленным деликатесами, и незамедлительно к нему обратилась:
— Извините, мистер Дикс, вы не видели Вайета?

Съев кусок прожаренного бифштекса, темнокожий мужчина дружелюбно ответил:
— Извини, милая, но нет. Я думал, после того, как я его увёл, он к тебе вернулся.

А сидящая рядом с ним сорокалетняя особа — Керети Стоун — не постеснялась добавить от себя:
— Не волнуйся, Лизанька, он, наверное, где-то здесь. Ты, главное, ищи, а если любишь, обязательно найдёшь, да...

От очередных приторных любезностей Лиза на мгновение скривилась, но вовремя вернулась в прежнее состояние.
— Спасибо, я найду, — вежливо сказала она и пошла дальше искать жениха сквозь лабиринты комнат и помещений, битком набитых состоятельными гостями.

***


Смотря на русоволосого парня весьма откровенно, Джулия озадачила его вопросом:
— А почему ты в одиночестве?
— Ты имеешь в виду сейчас или вообще? — ответил Вайет вопросом на вопрос.
После секунды молчания женщина заулыбалась так широко и хитро, что слепой бы это заметил. А далее, сделав шаг навстречу собеседнику, она затянулась сигареткой и произнесла:
— Скажи-ка мне, а твоя Лиза – девушка ревнивая?

Парень тут же рефлекторно отстранился, учуяв недвусмысленный намёк. Всё-таки он не смел, даже думать не хотел о том, к чему всё шло. Он был верен Лизе, и ни за что бы не стал мутить на стороне. Покосившись и ничего не ответив, маг отхлебнул из бокала большой глоток вина и отвернулся от Джулии.

Та лишь ехидно ухмыльнулась и, как бы размяв руки, произнесла:
— Кажется, я тебя спугнула.

Услышав сие заявление, Вайет не выдержал и незаметно щёлкнул пальцами, используя молекулярную иммобилизацию, что заморозила время, в том числе и Джулию. Смотря на застывшую красавицу, ведьмак прикрыл глаза, словно в тонкостях изучая картину... "За что мне это искушение!" — подумал он, в деталях рассмотрев её изумрудно зелёные глаза с чёрными густыми ресницами, идеально ровную кожу и кроваво-красные губы, к которым так и хотелось прикоснуться... "ВАЙЕТ, ХАРЭ!!!" — в раздражении рявкнул он, разумеется, про себя и движением пальца вновь запустил время.
— Да нет, Джули, я не из пугливых! — ответил Холливел, словно ничего только что и не произошло.

Для его собеседницы всё так и вышло, ибо эта фраза шла сразу же после её вопроса, и разницы в одну минуту, пока была заморожена, она не заметила.
— Да? А по тебе заметно... Ты, наверное, с детства был таким смелым и решительным? — с лихостью протянула она, сделав очередную затяжку и выдохнув дымок.

— Да неее... — помотал Вай головой и шутливо признался: — Просто выпил уже около литра синьки, вот и осмелел.

— Литр? — удивилась Джули. — И тебя даже не шатает?

— А у меня скилл прокачан, — ответил он всё в той же манере, при этом, разумеется, скрыв, что причина слабой восприимчивости к действию алкоголя лежит в его сверх-магической натуре.

Всё ещё продолжая хитро ухмыляться, Джули допила вино и, поставив пустой бокал подальше от себя на перила, сделала ещё один шаг вперёд.
— И я так думаю, ты предпочитаешь быть наверху?

Маг чуть не захлебнулся, допивая свой бокал.
— Не понял?!

Джулия, подобно змею-искусителю, плавно подошла к парню и тихим соблазняющим голосом поинтересовалась:
— В большинстве ситуаций ты любишь быть наверху, так? — она нежно положила руку ему на плечо.

Видя и чувствуя прикосновения женщины, ведьмак хотел было убрать ладонь, но что-то останавливало его. Может, гордость, может, нежелание показаться мягкотелым и зависимым... Серо-голубые глаза Вайета встретились с нефритово-зелёными, и он ответил:
— Всегда.

Повисло молчание, парень и девушка смотрели друг на друга и не знали, как его нарушить... Время подходило к девяти вечера, сумеречное небо стало ещё темнее, окончательно обратившись в ночь. И кто его знает, столько эта идиллия могла бы ещё продлиться, если бы её не прервал посторонний голос.

Вайет обернулся и увидел хорошо друга, курящего сигарету и выпускающего целые клубы дыма.
— Знаете, что я вижу... — улыбчиво произнёс Зик и, пожевав что-то ртом — наверное, жвачку, — продолжил: — Я вижу наглядное будущее адвокатской фирмы в миниатюре, ха-ха-ха... —засмеявшись, как это умеет только он, Тэйлер медленным шагом пошёл навстречу друзьям.

Вайет даже не заметил, как тот оказался рядом с ними, ведь дверь ни разу не скрипнула... Наверное, он так засмотрелся на Джулию, что на иное и не обращал внимания.

Первым делом Зикфрид пошагал к Джулии, что, видимо, она восприняла с огромным наслаждением, дошедшим до вожделения, ибо выражение её лица говорило само за себя. Длинноволосый брюнет поцеловал её в щёку и сказал что-то по-итальянски, она ответила на том же языке. Вайет, конечно, не разобрал ни слова из того, о чём они говорили, ибо его сила понимания языков действовала только рядом с подопечным (которого у него до сих пор, к слову, не было, что не раз Старейшины замечали, считая Избранного слишком безответственным для такого...) Впрочем, для последнего это было только на руку: меньше головной боли.
Вдруг он явно увидел, как рука Зика нежно поплыла вниз по спине Джулии, не стесняясь, спустилась к ягодицам и нежно сжала одну из них через платье. Сцена оказала на Вайя недурное впечатление: он понял, что эта роковая женщина не из невинных девочек... Хотя, кто бы в этом сомневался? Зик ещё раз поцеловал её, но уже в губы, и та, вероятно, решив, что на сегодня достаточно, сделала сценический разворот и направилась к дверям, ведущим обратно в зал. Однако уйти не попрощавшись она не могла, посему, сказав лаконичное "Чао" и напоследок послав обоим парням воздушный поцелуй, покинула их, продолжая покуривать сигаретку в изящном мундштуке.

— Tante grazie per l'ultima notte, — полушёпотом произнёс Зик, видя её шикарную походку, что вскоре пропала, когда распахнутые двери, через которые она прошла, затворились.

Как только Вайет и Зик остались наедине, последний, по-прежнему не отводя глаз от дверей, сделал затяжку и глубокомысленно промолвил:
— Это великая женщина, Вайет. Ты даже не представляешь, на что она способна.

Хоть Избранный был уже не подросток, однако не смог не сказать первое, что пришло ему голову:
— В постели?

На что Зик выдохнул целую тучу дыма и, повернувшись к другу лицом, растянулся в улыбке.
— И там тоже... — ответил он и как следует проржался, в чём его поддержал лучший друг.

Как только оба парня закончили смеяться, Зик выбросил с балкона выкуренный бычок и с большой серьёзностью обратился к своему коллеге-адвокату, слегка постучав пальцами по его галстуку:
— Есть разговор, Вайет, кое-что случилось, и этим совсем скоро нам предстоит заняться.

Это заявление как-то невзначай пришлось в тему касательно дальнейших намерений мага, так как он вот прямо сейчас уже собирался поведать Зику, что его инвестор, Чарльз Мёрдэк, является демоном. И поэтому Вай не сдержался и сказал:
— Ладно, вот только сперва позволь я расскажу о твоём инвесторе Мёрдэке одну интересную новость.

В ответ Зик всего лишь пожал плечами и выдал:
— То, что он позер и гандон? Об этом всем давно известно.

Хорошо, что друзья были аналогичного мнения, но всё же, имелось место иному разговору.
— Это да, но в данный момент, я вообще-то о другом, - прострочил Вай, но Тэйлер его прервал.

— Давай попозже, сейчас реально не до этого, — отмахнулся он и, как подобает директору фирмы, поставил задачу: — Отыщи-ка мне Нормана и Билла Хармана. Как найдёшь, тащи их наверх в мой кабинет, всё, я жду, — и вышел с балкона обратно в зал.

"Какого хрена?" — подумал Холливел. В конце-то концов, ему хотелось вернуться к Лизе, но светлые намерения снова оборвались обрушившимися задачами со стороны босса. Стоп... Парень действительно подумал о Зике в первую очередь как о начальнике, а не как о друге... Это было довольно странно. Взглянув на часы и узнав, что сейчас только пятнадцать минут десятого, Холливел оценил время, которое уйдёт на собрание в кабинете директора, и решил, что у него после этого всё ещё останется несколько часов только для них с Лизой. Вечеринка-то продлится до двух часов ночи как минимум, а сколько он пробудет наверху с Зиком? Наверное, самую малость.

Поправив пиджак и затянув галстук, Вайет вышел с балкона и направился выполнять доверенное поручение.

***


Найдя в толпе незнакомцев свою соседку, Лиза незамедлительно к ней обратилась:
— Джулия, ты не видела Вайета? Пожалуйста, скажи, что видела! — нервно говорила девушка, ибо отсутствие рядом с ней её парня плохо сказывалось на самочувствии, особенно, если этот парень с самого начала обещал быть рядом с ней, а сам где-то шляется.

Красноволосая женщина хмыкнула и равнодушно вымолвила:
— Нет, милая, не видела. А ты не пробовала ему позвонить?

— Конечно, пробовала, но у него телефон выключен!

— Ну тогда извини, я не знаю, как помочь, — сказала Джули и, одарив "подругу" лукавым взглядом, спокойно солгала. — Я его вообще сегодня в глаза не видела.

Понимая, что ничего от других не добьётся, Лиза тихо и встревоженно вздохнула.
— Ладно, пока... — и, развернувшись, сразу же пошла дальше искать своего парня. Быть может, он спустился на этаж ниже или наоборот поднялся. В любом случае, или она его найдёт, или отправится домой, ибо без него ей здесь не место.

***


Как и просил Зик, Вайет нашёл Нормана с Биллом, и, поднявшись на сто двадцать пятый этаж, все трое предстали перед громоздкими гранитными воротами чёрного цвета. Как только они оказались достаточно близко, створки дверей автоматически раздвинулись, войдя внутрь стены, и гостеприимно открыли гостям путь в резиденцию директора фирмы.
Комната Зикфрида по-прежнему была окрашена в каштановые и бордовые тона. На полу лежала пятиугольная плитка багровых и чёрных цветов. Там было множество скульптур и безделушек, крупный камин с пылающим в нём огнём и, конечно, высокие окна с тёмно-красными занавесями. Однако в помещении находилась одна довольно заметная и крупненькая вещица, которую Вайет почему-то не увидел, придя впервые для собеседования. В дальнем конце комнаты, у стены, находилось зеркало формы полуэллипса высотой в три метра с замысловатой узорчатой оправой, похожей на череду поднимающихся волн, сделанных из цельного серо-бежевого камня.

Все трое наконец вошли в кабинет к своему начальнику, который с кем-то говорил по телефону.
— Не волнуйся, всё будет в порядке, я позабочусь об этом, — уверял Зик, облокачиваясь спиной о свой письменный стол, продолжая общаться через громкую связь.

Первым в комнату вошёл Билл Харман, видимо, считая, что заместитель руководителя должен быть всегда впереди и, обернувшись в сторону Вайета, указал рукой на кресло у камина.
— Проходи, — сказал мужчина, и Вай с Норманом подошли к назначенному месту, по левую сторону от Зика. Аккуратно шагая по персидскому ковру, маг, сам того не понимая, вновь обратил внимание на это странное волнообразное зеркало у дальней стены, словно оно всем своим видом притягивало его.

Но, видимо, "гипнотические чары" этого зеркала если и были, то не настолько сильные, как хотя бы у Мёрдэка, потому что Вайет быстро отвернулся и перевёл взгляд на Билла:
— Так он здесь и живёт, а как же другие комнаты? — поинтересовался ведьмак. Ведь этот кабинет хоть и был очень просторным, но в нём совершенно ничего не было, кроме самой комнаты и выхода на крышу, откуда пару недель назад Вайет и Зик смотрели вниз и обговаривали детали его будущей работы.

— Тут только одна комната, она же его рабочий кабинет, — спокойно ответил Билл, наливая себе бренди из хрустального графина.

— А где же спальня, кухня, туалет? — удивлённо спросил Вайет.

Билл тихо и монотонно ответил:
— Подобного у него здесь нет...

Зик тем временем стоял рядом с глянцево-чёрным столом и не умолкая вёл напряжённый диалог по мобильному, причём в его голосе появились недовольные нотки, хотя низкий тембр выражал полное самообладание:
— Да хватит ныть, может, мне тебе ещё сопли утереть... Так, я знаю, как решить твои проблемы, только не истери, окей?

Наблюдающий за этим разговором Вайет, конечно, не вникал в суть, но не обратить внимания на беспрерывно работоспособную деловую жилку друга он не мог. Он работает даже дома, получается... Стоп, но если тут даже спальни нет, где же...
— А где же он спит? — воспроизвёл он вслух свою мысль, посмотрев на Хармана.

Но вместо него ответил подошедший Норман:
— А он вообще спит? — улыбчиво покосился афроамериканец, глядя за работой начальника.

Вайет не знал, что и думать, поэтому дополнил свой вопрос:
— А где же он тогда трахается?

- Да везде! Ха-ха-ха-ха-ха...

Так весело и саркастично ответить, да и ещё и засмеяться, мог только тот, о ком велась речь. Оборвав разговор по телефону, он переключился на гостей его апартаментов и пошёл прямо к ним навстречу, к столу возле камина.

Видя приближение босса, Норман сразу подал голос:
— Что произошло?

Оперевшись руками о спинку кресла, Зик кивнул начальнику адвокатской коалиции, а затем перевёл взгляд на заместителя.
— Скажи-ка, Билли, а сколько Кэлиас перечислил нам за этот год?

Оторвавшись от рюмки с бренди, полноватый, но компенсирующий этот изъян своим высоким ростом, мужчина отчитался:
— Двести восемьдесят с половиной миллионов, плюс-минус десять тысяч. А что он на этот раз натворил?

Вайет пока что тихо стоял и слушал, ибо влезать в этот разговор резона не было. Тем более, некоторое время он находился в несколько подавленном состоянии, так как сумма повергла его в шок, особенно из-за того, что Билл это говорил убийственно спокойно, словно о паре долларов в кармане первоклассника. Эти богачи в мгновение ока разбрасываются сотнями миллионов, а обычные люди думают, что одного такого миллиона им бы хватило до конца жизни. Ну ладно, сейчас не до демагогии.

Выслушав ответ заместителя, Зикфрид в очередной раз улыбнулся, причём весьма удовлетворённо и, взяв из кармана пластинку жвачки, положил её в рот. Видимо, подумал Вайет, процесс жевания его успокаивал. Затем глава фирмы, будто читая с бумаги, с выражением изложил:
— Сегодня... Хорошо знакомого и любимого нами Сэмюэла Кэлиаса обвинили в убийстве своей жены, тринадцатилетнего пасынка и его гувернантки.

Вайет оторопел от данного заявления. Неужели кто-то мог быть настолько презренной тварью, что осмелился пойти на такое... Убить жену, ребёнка, пусть даже не своего... И ещё одну женщину. Маг не стал высказывать это вслух, а лишь молча нахмурился и незаметно стиснул зубы. В голове сразу вскипел гнев и непреодолимая жажда возмездия.

Однако в отличие от адвоката, Билл и Норман сегодня оказались более подвержены эмоциям. Обескураженные подобной новостью, они переглянулись и чуть ли не в один голос воскликнули:
— Боже, когда это произошло?!

Зик спокойно их известил, даже не напрягаясь:
— Сегодня вечером, около часа назад. Я уже послал Керети договориться об его освобождении под залог.

Будучи в состоянии сильного волнения, Билл упёр руки в боки и высказался:
— Журналюги разорвут его на куски ещё до того, как Кери к нему приедет, они даже встанут в очередь! — он так эмоционально завершил предложение, что размашисто взмахнул рукой, чуть не задев Вайета. Суетливо выскочив и рванул к рабочему столу Зика, разъяснил: — Надо срочно звонить Оулонсу!

Однако у генерального директора имелся иной план.
— Не надо никому звонить. Я хочу поручить это дело Вайету.

Холливел взглянул на друга... Поручить ему столь сложное дело? В глазах парня промелькнула тень не то чтобы страха, но сильной тревоги.

Что касается Нормана, то он просто ожидал, что произойдет дальше. Харман же, судя по его лицу, был настроен скептически, и даже, пока говорил, разминал пальцы рук, чтобы успокоиться.
— Я надеюсь, это шутка? — недовольно спросил он, положив трубку телефона на место.

Тэйлер твёрже облокотился о спинку кресла и слегка усмехнулся, отрицательно покачав головой в ответ. Он продолжал легкомысленно жевать жвачку, но в серьёзности принятого им решения можно было не сомневаться.

Однако Билл не собирался сдаваться. Этот фарс просто бил по его самооценке.
— Семюэл Кэлиас, обвинённый в тройном убийстве, получит в защитника новичка? Да ты бредишь!

Тэйлэр по-прежнему улыбался и спокойно жевал. Похоже, его забавляла бурная реакция заместителя. Но всё же, убрав ухмылку, внимательно осмотрел всех присутствующих, остановившись на обескураженном Вайете. Убрав руки со спинки кресла и выпрямившись во весь свой высокий рост (хотя он всё же был ниже шести с половиной футового Хармана, но выше, чем остальные), он выплюнул жвачку, попав ею прямо в камин, и уверенно заговорил:
— Знаешь, Билл, хоть я ещё и молод, но за всю мою сознательную жизнь успел познакомиться почти со всеми известными адвокатами нашей страны. Я хорошо их знаю и могу сказать, что этого парня, — указал он пальцем на Вайета, — ждёт великое будущее. Я ставлю на него, и не проиграю.

Оказанное доверие очень понравилось Холливелу, он даже немного улыбнулся от смущения, хотя пытался скрыть эти чувства.

Харман же, понимая, что ничего не добьётся, всё же попытался под конец отстоять свою точку зрения:
— Может, ты и видишь, но я нет! Я не представляю, как он это дело вытащит.

Зик взглянул на заместителя своими тёмно-карими, почти чёрными глазами и чуточку нахмурил брови. Ранее он делал вид, будто интересуется мнением заместителя, однако сейчас Тэйлэру надоело уговаривать, и он чётко выразился.
— Ты его поддержишь... Как и все остальные, это ясно?

Первые десять секунд Билл молчал, и был слышен лишь треск горящих поленьев в камине. Но затем мужчина неуверенно отозвался.
— Твой отец этого не одобрит.

Всех, кто находился в комнате, после этих слов будто парализовало, в особенности того, кто осмелился сказать это замечание. Даже по спине Вайета прошёлся лёгкий холодок при виде того, как изменилось лицо лучшего друга.

Зик молчал и смотрел на Хармана ледяным взглядом... Пока не вытащил из кармана пиджака новую сигарету, поджёг её и... Без преувеличений сделал настолько глубокую затяжку, что выкурил её до основания за четыре секунды. Все вытаращили глаза, не веря в то, что увидели, включая Вайета... Хотя последний помнил, что его друг ещё со школы являлся изрядным курильщиком, но чтоб сделать так... Нужно иметь нехилый опыт.

Выкинув крохотный бычок в камин, Зикфрид растянулся в улыбке, чем избавился от прежней серьёзной мины, и глубоким низким тембром заговорил:
— Мой отец? Знаешь, Билли, мой отец не одобряет почти все мои действия, но, как видишь, я всё ещё на коне, и его фирма целиком и полностью моя. Как поётся в Российском гимне: от южных морей до полярного края. И ты считаешь, что пока он там отлёживается в больнице после тяжёлой операции, его будет заботить, кого я впрягаю в какое дело?

Билл вздохнул от осознания, что его голос тут не в чести, и с горечью ответил:
— Нет.

Зик подошёл к своему заместителю поближе и, положив тому руку на плечо, ещё раз взглянул в глаза:
— Вопросы ещё будут? — протянул он как-то зловеще.

— Нет, — покорно покачал мужчина головой, после чего Зик опустил с его плеча руку и, развернувшись спиной, пошёл куда-то в сторону.

Наблюдавший за этим Вайет решил, что теперь уже не может не внести свою лепту в данный спор, ибо является в нём главным фигурантом.
— Послушай, Зик, я признателен за доверие, но... Может быть, Билл прав? Я пока что недостаточ...

Но Зик тут же подхватил его на последнем слове:
— Мы должны это сделать Вайет. Кэлиас — наш клиент, и только ты сможешь вернуть ему честное имя в лице всего нашего общества.

Харман хотел удобавить, что они никому ничего не должны и не обязаны, но после случившегося минутой ранее решил промолчать и сесть в мягкое кресло у камина.

Ну а Зик продолжил излагать известные ему данные:
— Сэм мне рассказал, как всё случилось, и я не думаю, что он мог их убить. Только с таким талантливым защитником невинных людей, как наш новый друг мистер Холливел, мы можем надеяться на честный и справедливый суд, — он подошёл к ведьмаку и по-дружески стукнул его по плечу, — так что карты в руки, и вперёд!

Вайет не стал ввязываться в диалог, ибо казалось, что он, во-первых, не имеет права отказаться, а во-вторых, просто не соображает в этом юридическом и бизнес-языке. Пожалуй, это один из немногих случаев в жизни, когда Вайет чувствовал себя ребёнком в кругу взрослых дядей. Но, как и раньше, гордость не позволила бы ему признать это открыто.

А что касается Нормана, после продолжительного молчания он вновь влился в диалог и напомнил:
— Зикфрид, в этом вопросе я тебя поддерживаю, вот только хочу уточнить, а как нам убедить самого Кэлиаса в успешности того, что его будет защищать новичок?

— Ооо, ну это я возьму на себя, — спокойно отозвался Зик, и спустя пару секунд внезапно зазвенел всё тот же стационарный телефон на его столе. Все обернулись на звук, и первым подал голос сам Тэйлер: — А вот и Керети, наверняка с нашим подопечным.

— Откуда ты знаешь? — спросил Билл, всё ещё дуясь.

Прежде чем подойти к телефону, Зик обернулся в сторону заместителя и прикоснулся указательными пальцами обеих рук к своим вискам.
— А я разве не говорил тебе, что я экстрасенс?

Харман ничего не ответил и лишь продолжил смотреть на танец языков пламени.

Зик проигнорировал сие действо. Прошагав к столу, он подобрал телефон и ответил:
— Привет, он с тобой? Отлично, им займётся Вайет... Я в своём уме, не волнуйся, мы с ребятами уже всё решили, так что будь готова оформлять, — закончив с этим, Тэйлер с лучезарной улыбкой на лице обернулся к Вайету и, закинув себе в рот пару орешков, произнёс: — Ну так что, Вай, готов или нет? — и протянул ему трубку.

Вайет мысленно решался: брать это дело на себя или нет? В конце концов, у него и так ещё дел по горло в Подземном мире, он ещё должен разобраться с Забрагами, навести порядок в своей армии, да и куча всего остального... Но всё же такое доверие не должно пройти напрасно. Вайет Холливел не бежит от проблем, это проблемы исчезают от одного его вида. Тем более, победив в этом деле, он сможет обеспечить себе и Лизе достойную жизнь. Постояв около десяти секунд, Избранный всё же решился. Он прошёл под довольным взглядом Нормана и недовольным — Билла к длинному лакированному столу, где протягивал ему трубку Зик. Выхватив её из его руки, адвокат поднёс аппарат к уху:
— Кери, это Вайет... Да, привет. Ну ты поняла, этим делом занимаюсь я.

***


Пасифик-хайтс 166/64.
Квартира Вайета.

С явно усталым выражением лица и при этом изрядно выпивший, Вайет явился домой почти к полуночи. В руке он держал полупустую бутылку с красным вином, которую, видимо, успешно стащил со стола. Открыв входную дверь резким толчком, он вошёл внутрь квартиры и осмотрелся. Вокруг оказалось темно, свет почему-то был выключен. Разувшись, парень прошёл дальше по коридору и вдруг услышал женский голос.
— Ты бросил меня там одну. Я сходила с ума, пока не позвонила Норману и не узнала, где ты.

Слыша звуки недовольства, ведьмак пошёл на слух, неловко перебирая ногами, пока не оказался в спальне и не увидел Лизу. В домашнем халате и с полотенцем на голове она сидела прямо на подоконнике у окна и держала в руке маленькую рюмку с мутной жидкостью. Когда она поймала взгляд парня, в тягчайшем возмущении прокричала:
— Какого чёрта, Вайет? Три часа, и ни одного звонка!

Вайет, конечно, понимал, что действительно виноват, так как бросил девушку на вечеринке и отправился по делам, но нужно было попробовать оправдаться.
— Остановись, выслушай меня, — тихо и спокойно сказал он, поставив недопитое вино на тумбочку и показав ей ладони как знак "всё спокойно".

Та лишь отвернулась и залпом выпила жидкость — успокоительное, судя по стоящей неподалёку бутылочке.

Тогда маг попытался всё выложить как на духу:
— Я был наверху с Зиком, Биллом и Норманом. Очень возможно, что я буду заниматься клиентом, обвинённым в тройном убийстве. А клиент этот, кстати, крупный магнат с недвижимостью по всему городу.

Девушка ничего не ответила. Опустив рюмку на подоконник, она встала и вышла из спальни. Вайет успел её схватить за руку, чтобы задержать, но та выкрутилась и указала пальцем на парня.
— Ты меня там бросил одну, — произнесла она по слогам и тут же вышла из комнаты.

Вайету эта истерика стала поднадоедать, и, идя за ней вслед, он всплеснул руками от непонимания.
— Лиз, ты вообще слышала, что я сказал?

Но та ничего не хотела слышать: ни о Зиках, ни о Норманах, ни о клиентах, ни об адвокатстве, ни о любой другой работе. Почти дошагав до спальни и стоя спиной к Вайету, она проверещала:
— Я была совершенно одна, и ты даже не удосужился позвонить, и мне пришлось в ночь самой ехать домой. Мало того, ты сам свой телефон выключил, чтобы я не могла дозвониться!

— Блин, на моём телефоне просто батарея села, я только недавно это обнаружил, наверное, забыл зарядить, — оправдывался маг, но невольно почуяв, что начинает под ней прогибаться, как какой-то подкаблучник, сразу включил в себе "режим гордости": — И вообще, чё это мы такие страдалицы? Прошло всего три часа, никто не заставлял тебя ехать, могла меня подождать, вечеринка продолжается до двух ночи. Это я раньше ушёл.

Стоя у порога спальни, Лиза резко развернулась и заявила ему в лицо:
— Когда даёшь кому-то обещания, их нужно выполнять... Ты просто эгоист!

Вайет уже кипел от злости. Ему было очень неприятно, что его отчитывают, словно ребёнка, прямо как когда он жил в семье. Она даже не пытается его выслушать.
— Ты ведь это не серьёзно, милая? Ну скажи, ааа?! — жёстко выговорил он, сжимая зубы и хмурясь.

— Иди ты к чёрту, Холливел, сегодня я сплю одна! — обиженно и твёрдо стоя на своём, сообщила она парню и, зайдя в спальню, специально громко хлопнула дверью прямо перед его лицом.

Вайет в ступоре стоял перед закрытой дверью и молчал... Но потом его охватил ещё больший гнев и ярость. Как она смеет приказывать ему, где спать в его собственном доме... Почему он должен отчитываться перед той, которая живёт и здравствует за его счёт?! Избранный хотел было выломать дверь ударом ноги, но всё же вовремя одумался и остановился, однако его ярость не прекратилась. Он развернулся и пошёл в гостиную, ибо после случившегося потерял сон.
Хмурясь и не прекращая сжимать зубы, маг зашёл в зал и включил телевизор щелчком пальцев. Парень уже хотел присесть на диван, чтобы комфортно провести остаток ночи, однако словно назло на включившемся экране стояла любовная пара и неприлично лобзалась.
Ведьмак разозлился ещё больше оттого, что телек словно насмехается над ним. Он сцепил кулаки и зубы до такой степени, что из телевизора неожиданно пошёл дым, и в воздухе пронёсся запах гари. Секунду спустя экран потух, и коробка телевизора воспламенилась.
— Чёрт, этого ещё не хватало... — тихо выругался ведьмак и взмахом руки потушил пламя.

Затем, осмотрев то, что осталось от телевизора, Вайет понял, что ящику конец. И починить его магией нельзя, за это точно прижмут Старейшины, это ведь не кровать заправить, а самая настоящая денежная выгода. Он стоял по центру тёмного зала и раздумывал, что делать, как внезапно в его квартиру позвонили. Эта ночь становилась всё более интересной, кто же мог припереться к нему так поздно... В любом случае ему в данную минуту лучше не завидовать. Применять сенсорику Вайет уже не стал, ибо слишком устал, потому поплёлся прямо к двери, где взглянул в глазок и увидел... Чёрт побери, Кейна!

С силой открыв дверь, полухранитель увидел на пороге смуглого, заросшего густой щетиной демона с короткострижеными тёмными волосами, одетого в чёрный пиджак с оранжевой рубашкой.
— Что тебе здесь надо, я же сказал никогда не заходить ко мне домой?! — прорычал Вайет, ибо приход его командующего ну вот совсем был не к месту.

Кейн же легонько поклонился и ответил:
— Прошу прощения, но не более чем полчаса назад, верну...

— Мне насрать, что у вас случилось, мне некогда разбираться с вашими проблемами! — Вайет уже почти что орал, стараясь, впрочем, это делать как можно приглушённее. — У меня сейчас своих выше крыши...

— Но сэр, дело в том, что Забраги... — попытался сказать демон, однако ничего из этого не вышло.

Находясь в глубокой ярости, Вайет всё же нашёл в себе силы успокоиться и перевести горячий настрой на холодный:
— Всё потом... Я приду к вам завтра или послезавтра, а может, через три дня, как получится, я ещё не уверен, когда очухаюсь. Но когда я вернусь, то со всем ознакомлюсь и разберусь, а сейчас я прошу тебя, не нервируй меня и оставь в покое.

Не понимая, отчего Хозяин злится, Кейн всё же не утих, что и стало его ошибкой:
— Но ведь...

Ничего не сказав в ответ, Вайет резко встряхнул ладонью, отчего вся правая рука демона от плеча до пальцев взорвалась на мелкие кусочки, расплескав кровь и оставив на плече только окровавленную кость, дымившуюся и местами всё ещё горевшую. От неожиданной боли и страха Кейн закричал и упал на пол подъезда. Крови из раны вылилось немного, так как она поджарилась при взрыве. Однако разорванные куски плоти разбросало по всему подъезду.

— Я же сказал, сука, не нервируй меня... — тихо процедил ведьмак с дрожащими от злости руками.

Наблюдая за получившим наказание слугой, Повелитель подземного мира скривился от вида его мучений, но затем в его голове что-то промелькнуло, и он сжалился. Ещё один взмах пальцами, и изувеченное плечо Кейна покрылось золотым свечением, а вместе с ним выросла и новая рука. Всё ещё лёжа на полу, трясущийся демон прикоснулся к своей новой руке и вперил полный ужаса взгляд в господина.

С хладнокровием смотря на слугу, Вайет решил в полной мере высказать ему всё то, что думал:
— Больше не испытывай моё терпение, Кейн, я сейчас в очень плохом расположении духа, благодари судьбу за то, что я дал тебе второй шанс, а не уничтожил, как любого другого демона, коих в Подземном мире миллионы. Может, ты считаешь, что я должен относиться к тебе с каким-то великим уважением? Обломись... Я уже давно наблюдаю за тем, как ты, словно обиженная девица, грызёшься, когда я пытаюсь накормить тебя сырником. Гордость, ну надо же! В первую очередь ты должен быть мне благодарен, что вообще живёшь и дышишь. Я мог отправить тебя вслед за Негзулом, но сжалился и одарил властью, а тебе что-то не нравится? Запомни, зажравшийся ты чертухан, ты ничто, ты просто обычный демон, которому повезло, что он живёт вблизи меня и обладает частицей моей силы, и мало того, может кем-то командовать от моего лица. Если я иногда и могу тебя как-то задеть или подколоть, то я это делаю в шутку, а не для того, чтобы тебя нарочно унизить, однако теперь моего приятельского отношения ты не дождёшься. Подумай об этом на досуге, а теперь пошёл вон! — прошипел ведьмак потусторонним страшным басом и сверкнул синим светом в своих глазах.

Кейн лишь на долю секунды оскалился, чувствуя злость пополам с болью, но ничего не ответил и исчез в красно-оранжевом проблеске.

Убедившись, что никто этого не видел, Холливел обратил в пыль остатки крови и плоти взорванной руки — тем самым стёр следы случившегося — и зашёл обратно в квартиру.
Будучи там, вернулся в зал и, видя сгоревший телевизор, который он по каким-то нелепым причинам не мог восстановить, поднял взор к потолку и прошептал:
— Слышите меня? Ну так вот... Если что-то не нравится, спуститесь и остановите меня.

После чего взмахнул рукой, и телевизор вновь стал целым, а что касается самого Вайета, то он всё-таки лёг на диван и постарался уснуть.
Добавил: LordCartman |
Просмотров: 709
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика