Главная

"Я - вершитель своей судьбы" Глава 16 "Адвокат"

Фанфик "Я - вершитель своей судьбы"

16.01.2015, 21:15
Здание "Тэйлэр Юцанал -Ефитарс"

Вайет сидел на просторном мягком диване, вчитываясь в бесконечные строки правовых актов и документов, которые, по всей вероятности, были связаны с предстоящим судебным процессом. Вернувшись от Майера, он направился обратно в офис, ведь его рабочий день не ограничивался одной лишь поездкой к клиенту. Собственно, поход в его дом оказался менее тяжёлой процедурой, чем вся эта бюрократическая канитель.

— Не забывай: главное в этом деле — это жестокое обращение с животными, — молчаливое уединение с кипой занудных бумаг прервал звонкий голосок Нормана. — Ты, кстати, сколько времени ещё планируешь провести здесь?

Вайет откинул назад упавшие на лицо волосы и вздохнул.
— Думаю, что пробуду часов до пяти... — в голосе явно читалась усталость.

Норман хитро улыбнулся:
— Тогда вот это тебе пригодиться, — сказал он, и за порогом комнаты послышался шум.

В дверях показался секретарь, который ввёз в кабинет тележку со стопками книг и различными папками с документами.
— Свод законов США касательно норм санитарии и правил обращения с животными! Так же есть материалы о защите вероисповедания, — учтиво пояснил мужчина.

— Надеюсь, что это всё? — огромное количество документов привело Вайета в некоторое замешательство.

— Не совсем, — бодро ответил Дикс, после чего в комнату заехала вторая точно такая же тележка с кодексами и книгами.

Увидев занятие на ближайшие четыре часа, Холливел иронично улыбнулся:
— Ну, просто от души...

Услышав эту непревзойдённую по честности благодарность, мужчина подмигнул своему подчинённому адвокату и вместе с остальными двумя сотрудниками, которые привезли тележки, вышел из его кабинета.

Вайет нехотя встал с дивана и, подойдя к стопке различных книг, взял в руки первый попавшийся экземпляр.
"Пожалуй, на изучение этой литературы понадобится неделя. И это в лучшем случае..." — подумал он и бегло перелистал страницы в надежде быстро найти чего-нибудь стоящее. По мере долгого и утомительно вычитывания содержимого книг, в его голове вновь всплыла прежняя мысль.
"Неделя?" — Вайет усмехнулся своим же мыслям. Мирскими способами тут не управиться и за месяц. Хотя, конечно существует и другой способ, быстро наверстать всё то, что он не успел раньше, по причине исключения из Университета. И, разумеется, этот метод идёт через магию. "Личная выгода" — пронеслось в голове парня, причём каждая буква, подобно ржавому гвоздю царапала его гордость в отвратительном скрежете. Хоть это чувство и было паршивым до безобразия, маг не решался использовать магию. Хотя... Какого чёрта? Он и так уже два раза нарушил это правило, материализовав подарки для Фрэнка Гюдо и его семьи, а также воссоздав первый комикс про Человека-паука, и подарив его тому задроту за прилавком, у которого купил шёлк для Лизы. И раз до сих пор ничего плохого не произошло, значит, не случится и после.

"Не для того мне далась магия, чтобы я её использовал лишь по указке Старейшин" — в который раз сказал он самому себе и, встав с дивана, подошел к окну. Маг потянул за шнурок, и плотный покров бархатных штор опустился на широкие окна, скрыв парня от посторонних глаз. Далее последовало едва заметное движение пальцами, и в замочной скважине внутри входной двери в кабинет послышался лязг ключа — теперь Холливелу ничего не мешало.

Вновь применяя телекинез, ведьмак разложил на полу все книги с тележки, раскрыл их, вытянул над ними руки и зажмурился.
Сию секунду ладони окутало облако слабого золотистого света. Провисев в таком положении несколько секунд, оно с невероятной скоростью начало сканировать содержимое книг и буквально выкачивать всю необходимую информацию, посылая её в мозг ведьмака.
Спустя каких-то две минуты, Вайет закончил эту нехитрую, но очень полезную процедуру, и снова сел на диван. На его подлокотнике, в сопровождении синих искр, тот час возник стеклянный стакан, наполненный свежей прохладной водой.
"Да... Вот так оно лучше..." — улыбнулся Холливел и сделал небольшой глоток. Теперь с этими знаниями он просто не может проиграть.

***


Пасифик-хайтс 166/64, квартира Вайета.

Пока Вайет был на работе, Лиза решила наведаться к своей новой подруге Джули.
Приятная атмосфера, мягкие кресла, игристое вино — все это как нельзя лучше располагало к душевной беседе.

— Знаешь, для кого как, а вот для меня не иметь занятия— ужасно... — задумчиво протянула Лиза, допивая бокал превосходного Кьянти: — Раньше я думала, что это даст мне свободу, но сейчас... Сидеть в четырех стенах, дожидаясь, пока парень вернётся, честно говоря, неимоверно скучно. Такое ощущение, что я плаваю кругами по совершенно замкнутому пространству.

— Ты скоро привыкнешь, — улыбнулась Джули, восседая на мягком диване вместе с новой соседкой.

— Не знаю... — замялась девушка, отпив с бокала немного алкоголя, а затем вернулась к разговору: — Раньше моя тётя работала цветоводом, а я помогала ей вспахивать грядки и сажать растения. Мне это очень нравилось. Помню, как Вайет приносил мне семена, и те невероятным образом росли быстрее остальных и выходили самыми красивыми, — с ностальгией произнесла Лиза, а затем её тон сменился на чуть более грустный: — Мой отец не очень любит Вайета, он видит в нём какую-то угрозу, и при этом сам не может объяснить, почему. Иной раз даже запрещал встречаться, что, впрочем, Вайю не мешало. Мы всегда с ним виделись в школе, а, когда я была дома, он залезал ко мне на третий этаж в мою комнату. Я всегда поражалась тому, как он мог это делать? Иногда в голову лезли глупые мысли, будто он летать умеет, — улыбнувшись, девушка посмотрела на часы: — Уже почти шесть, а его нет. Боюсь, с такой работой это случится не в последний раз.

Внимательно выслушав подругу, красноволосая женщина только улыбнулась и налила себе в бокал ещё Кьянти.
— А мне, чтобы увидеть своего мужа, приходится записываться к нему на приём!

— Ну ничего себе, вот это ситуация! — рассмеялась Лиза, выдержав небольшую паузу, но вскоре возобновила диалог: — А если серьезно, я бы, наверное, уже сошла с ума, будь у меня такая жизнь. Как ты это выносишь?

— Оглянись вокруг, дорогая! — Джулия развела руками, показывая всю красоту её жилища и зала в частности: — Шикарная квартира и деньги, хоть это и звучит аморально, но только благодаря им я могу на время отвлечься от мужа, — сказала она и, положив бокал на рядом стоящий столик, продолжила: — Слушай, давай так сделаем: у тебя есть три способа проводить время — Святая Троица! Ты можешь работать, можешь отдыхать и развлекаться, а можешь просто рожать...

Услышав последнюю фразу, будущая невеста слегка растерялась: о детях она пока не думала, да и рано ещё. Не зная, как ответить, она принялась что-то невнятно лепетать, но к счастью, это продлилось недолго, ибо в её кармане зазвонил мобильник.
— Извини... — произнесла Лиза, обращаясь к подруге, а та кивком головы дала понять, что не против.

Поднеся телефон к уху, она ответила:
— Да, алло?

— Милая, я закончил с работой, скоро буду! — прозвучал согревающий душу голос её любимого.

Девушка, конечно, обрадовалась:
— Приезжай, пожалуйста, быстрее. А то я совсем заждалась.

— Не волнуйся, через пятнадцать минут буду,— ответил Вайет, явно чем-то довольный.

— Ага, пока, — промолвила счастливая невеста и, выключив мобильный, положила его в карман.

Узнав, что Вайет скоро вернётся, Лиза повернулась к подруге и ответила на её вопрос относительно трёх способов проводить время.
— Я ещё пока точно не решила, что думаю по поводу твоего предложения. Ну, скорее всего, пока можно и повеселится...

— Разумеется, дорогая моя, звони! — улыбнулась Джули, и девушки обменялись дружескими поцелуями. Затем Лиза покинула квартиру соседки и пошла к себе.

И уже через пятнадцать минут, прямо минута в минуту, вернулся её любимый, с которым они хорошо провели время, поужинав и посмотрев фильм, причём на этот раз получше, чем тот, что они видели в последний раз в кинотеатре. Вайет убедил девушку, что беспокоиться не надо, он непременно победит в суде и заработает ещё больше денег, чем положенный ему оклад.
В конце концов, наговорившись, парочка легла спать.

***


Заседание суда.

В центральном городском суде Сан-Франциско проходило слушание по нашумевшему делу. Свидетели толпились у входа в зал, наполняя душный коридор взволнованным гулом, кто-то беспокойно ходил назад и вперёд, дожидаясь своей очереди, кто-то курил, изредка проносились приставы, разнося кипы каких-то бумаг.
А что касается главного события, то за широкой дубовой дверью, уже вовсю решалась судьба Изубы Майера.

— Слово предоставляется защите, — пробурчал тучный старик в круглых очках, сидевший в кресле судьи.

Вайет по заранее разработанной схеме подошёл к своему сопернику — заместителю окружного прокурора и к всеобщему удивлению, положил на его стол запечатанный пакет, внутри которого находилось что-то объёмное.

— Это телячья вырезка, ваша честь! — заявил адвокат и повернулся лицом к немного озадаченному судье: — Она продаётся почти в любой мясной лавке нашей страны, как и в остальном мире. Надеюсь, вы знаете, что помимо людей с вегетарианским образом жизни, большинство населения, включая меня, придерживаются более традиционных взглядов и не имеют ничего против того, чтобы убить животное и съесть на обед хорошо прожаренный стейк. Так вот, к чему я всё это. Мой подзащитный убил козла, — указал он на сидящего за столом Изубу, который сегодня был одет более цивилизованно, чем тогда в подвале.
На этот раз темнокожий мужчина был в выглаженном костюме песочного оттенка, белой рубашке и коричневом галстуке в крапинку. Однако на его голове всё ещё находилась характерная бордовая тюбетейка. Сведя руки вместе, Майер спокойно смотрел на адвоката и слушал всё, что он говорит:
— Но я вам напомню, уважаемые присяжные заседатели, что вышеупомянутый козёл принадлежал только ему. Кроме того, мистер Майер сделал это способом, соответствующим его религиозным убеждениям. Возможно мой оппонент, мистер Шлейгер, сочтёт такое недопустимым... — с усмешкой сказал Холливел, небрежно бросив взгляд в сторону заместителя прокурора, что явно тому не понравилось.

Вайет, видя недовольство оппонента, просто игнорировал его и продолжил свою речь, медленно шагая по полу взад и вперед.
— Конечно, этот довольно далёкий от нашей культуры религиозный обряд соблюдается не всеми, он не так распространен, как допустим, ну... Обрезание! — вновь усмехнулся адвокат и повторно окинул взором кудрявого черноволосого мужчину, который всем своим видом показывал свою национальную принадлежность. Подколы со стороны этого адвокатишки Гарольду явно были не по нраву, но пока что приходилось терпеть. А терпеть пришлось много, ибо Холливел не прекращал демонстрировать весь свой словарный запас:
— Далеко не все верования могут быть общепринятыми или же понятными. Есть люди, для которых слова о том, что вино — это Христова кровь, а хлеб – его тело, покажутся несуразной глупостью. В нашем мире очень много разных религиозных течений. Некоторые люди дрессируют змей, чтобы таким образом удовлетворить, успокоить или же как-то проявить почтение своим Богам, другие же, как например члены племени Баруйа, поклоняются, не побоюсь этого слова — мужеской сперме, но в тюрьму их за это никто не сажает. Изуба Майер действительно убил козла. Но! — удержав паузу, Вайет немного передохнул и вскоре вернулся к речи: — Он это сделал на своей собственной частной территории, и убил он своего законно приобретённого козла, во имя соблюдения религиозных традиций, охраняемых конституцией Соединённых Штатов! — уверенным тоном проговаривал адвокат.

Шлейгер при последней фразе Вайета, как показалось, что-то хотел сказать, но внезапно стал кашлять.

Вайет же, не обращая на него внимания, продолжал говорить, а выслушивающий его председатель судебного заседания оказался явно доволен речью адвоката, хотя та его немного утомила своей продолжительностью.
— Ваша честь, это дело не о забое козлов, не об их транспортировке и сохранности, и даже не о санитарных нормах. Вся суть в том, что Мистер Майер убил козла, но я повторюсь, он это сделал на своей частной территории, этот подвал является его местом жительства, где нет других жителей или соседей. Если деяния не переходят территорию границы подвала, то гражданин США волен делать всё, что посчитает нужным. И это так, ведь в наше время государство меньше волнует то, как хозяин обращается со своими животными, чем способ, которым он их убивают!

— КХХ... ПРОТЕС... КХГ... ТУЮ... ГКХ!!! — всё ещё громко кашляя и деря горло, прокричал зампрокурора.

Судья поднял руку и неохотно сказал:
— Ладно, хорошо, позицию защиты я понял, теперь слово обвинению! — объявил он и посмотрел на Шлейгера. Тот пытался сдерживать кашель, но из этого ничего не выходило. Он просто не мог остановиться и что-либо сказать, поэтому судья обернулся вновь в сторону адвоката.

Заметив взгляд председателя текущего судебного процесса, Вайет добавил, пока была возможность:
— У меня есть плёнка, подтверждающая незаконность действия полиции по задержанию моего клиента и нарушения ими закона о свободе вероисповедания, — сказал он, подойдя к полноватому старику, сидящему в высоком кресле и передав ему папку с несколькими листками документов. Тот, посмотрев на них через свои круглые очки, спросил:

— Здесь есть что-то о жертвоприношениях?

— Совершенно верно, Ваша Честь, там указаны все разрешённые в нашей стране нюансы их выполнения, так что я настаиваю на снятии с моего клиента обвинения.

Услышав это, Шлейгер хотел было что-то яростно возгласить, но продолжающий душить его кашель не позволил выговорить и слова.

Посему вместо него заговорил судья:
— Мне вообще-то известны все эти так называемые "нюансы", мистер Холливел!

— Я знаю об этом, Ваша Честь. Именно поэтому я и настаиваю на снятии обвинения, — с полной уверенностью заявил Вайет.

Старый мужчина обернулся в сторону зампрокурора и увидел, что тот уже посинел от кашля. Шлейгер в очередной попытался что-то сказать, и даже поднял указательный палец, но тут же схватился за горло и продолжил его надрывать. Больше не имея возможности игнорировать эти раздражающие звуки, судья встревожено обратился к нему:
— Мистер Шлейгер? Мистер Шлейгер, да что с вами такое, может, вызвать помощь?

Тот ничего не ответил и продолжал кашлять.

Вайет взглянул на заместителя прокурора и задумался. Это всё не просто так. Кашель Шлейгера проявляется лишь тогда, когда он пытается что-то возразить против слов адвоката. Это довольно странно, хотя по-своему и к лучшему. А может, ну его, ещё задумывать об этом.

Тем временем, так и не получив достойного ответа от зампрокурора, кроме его изнурённого кашля, судья вздохнул и наконец объявил вердикт ударом молотка по подставке.
— Все обвинения сняты!

***


После заседания суда и безоговорочной победы Вайет вместе с Майером вышли из зала, и в коридоре их встретил улыбающийся Норман.
— Поздравляю! Отличная работа, Вайет! — сказал довольный результатами Дикс и протянул руку.

— Спасибо! — пожал её ведьмак и в сопровождении клиента и начальника пошёл по коридору дальше.

Дойдя до его конца к повороту направо, где виднелся выход, Вайет уже собирался покинуть здание, но вдруг из-за угла вышел не кто иной, как Зик собственной персоной и, хлопая в ладоши, воскликнул:
— Браво, Вайет! Браво! Ну что, Изуба, ты удовлетворён? — хитро улыбнувшись, спросил он Майера.

— Как всегда, Зикфрид! И вас благодарю, мистер Холливел! — ответил темнокожий мужчина, пожав руку своему адвокату, после чего попрощался и вышел из здания вместе с Норманом.

Оставшись наедине с Вайетом, длинноволосый брюнет подошёл к нему поближе и по-дружески хлопнул по плечу:
— Вайет... Не знаю, что и сказать. Лучше давай пройдёмся и там уже что-нибудь придумаем, — предложил Зик, на что ведьмак без оговорок согласился.

Холливел заметил, что Зик в данный момент оделся не так солидно, как раньше. На этот раз он был в обычных тёмно-синих джинсах, чёрной майке и лёгкой тёмной ветровке с широким капюшоном на шнурках.
— Тогда вперёд... — сказал он и накинул на голову капюшон. Длинные тёмно-коричневые волосы парня скрылись, и он потерял обычный выделяющий его из толпы образ.

***


Рынок Сан-Франциско.

Вайет не знал зачем, но Зик повёл его не куда-то, а прямо на один из самых больших и густонаселённых эмигрантами, в основном, корейцами, китайцами и латиноамериканцами, рынков. Всё вокруг наполняла суета и громкие разговоры с перекрикиванием. Впрочем, шум не мешал слышать друг друга.

— Вайет, ты даже не представляешь, какой ты молодец! Вот только задумайся: этот Майер, задницу которого ты спас, живёт в вонючем подвале, в то время как у него пятнадцать миллионов долларов на банковском счету! — неожиданно сообщил Зик.

— Ты что, шутишь? — в изумлении отозвался Вайет, держа в руке хот-дог, купленный неподалёку.

Шагая с другом по рынку и выбирая менее многолюдное место, Зик ответил:
— Чем, по-твоему, он мне платит, козлиной кровью, что ли?

Холливел ничего не ответил, а лишь усмехнулся и откусил кусок ход-дога.

— Мужик, мы берём за тебя четыреста баксов в час, так что готовься. В ближайшем будущем у тебя не предвидится бесплатной работы, хе-хе-хе... — рассмеялся он.

Вайет чуть замедлил шаг:
— Скажи-ка мне вот что: ты так живенько явился в суд, чтобы лично убедится, что я не засыплюсь? Может, хотел ободрить в случае поражения?

Глядя, как очередной кореец раскладывают рыбу на своём прилавке, Зик спокойно ответил:
— Возможно и так, я этого не отрицаю. Однако ты не очень-то раздувайся, мой друг, не надо показывать, какой ты крутой, выглядишь не в лучшем свете, поверь мне. Ты должен быть скромнее, незаметнее. Ты обычный человек: тихий, простой, открытая душа… Ну-ка, взгляни на меня! — сказал брюнет, отошёл в сторону и, немного разведя руки, продемонстрировал свою одежду: в ней Тэйлэр казался самым обычным парнем с района, не имеющим никакого отношения к вершине юридического Олимпа.

Вайет взглянул на друга, но не успел ничего ответить, так как тот продолжил:
— Ты ведь знаешь, что юристы правят миром, не так ли? Ну, так вот. Скажи-ка мне, Вайет... Если бы тебе не было известно, кто я, разве ты мог бы подумать, что я – Хозяин Мира?

Ведьмак улыбнулся и пожал плечами. Он, конечно, мог сказать, что сам в данный момент является почти правителем подземного мира, но всё же решил не разглашать подобные вещи, и просто продолжал кушать ход-дог.

Зикфрид, хитро ухмыльнувшись, подошёл почти вплотную к Вайету, чтобы их разговор никто не подслушал, и полушепотом произнёс следующие слова так, что его и без того глубокий низкий голос стал еще глубже:
— Знаешь, какое в тебе единственное уязвимое место в нашем, грубо говоря, "юридическом змеюшнике"?

— И какое же? — с улыбкой поинтересовался Холливел, не придавая большого значения серьёзному тону своего друга и начальника.

Зикфрид прищуренным взглядом осмотрел Вайета с ног до головы, особенно заострив внимание на его аккуратно причёсанных волосах и гладко выбритом лице.
— Внешний вид... — кратко ответил Тэйлер. — Зализанный, прилежный красавчик, к чему это? Я же знаю, как ты выглядишь на самом деле, не надо в моей фирме строить прекрасного принца в стиле: "Извините, мэм, не соизволите ли вы вступить со мной в интимную связь, с вашего позволения"! — передразнил преувеличенно вежливые интонации Вайета длинноволосый парень.

Тот засмеялся, а сам Зик, как и обычно не открывая рта, захихикал.

Доедая ход-дог, Вайет ответил:
— Я без женщин никогда не обходился.

Тэйлер тут же подхватил его фразу и дал ответ в своём репертуаре:
— Да, но знаешь, зато у тебя нет того, что есть у меня, притом в полном избытке! Харизма... — протянул директор корпорации, а затем вспомнил одну из забавных ситуаций в его жизни:— Вот, например, как-то раз, я имел одну зачётную сучку целые сутки напролёт, без передышки. Когда закончили, она пошла в ванную, хоть её ноги не слушались. Спустя полчаса она вернулась, поглядела на кровать... А там я! Хе-хе-хе, вот девка удивилась. Не Троянская армия трахала её, а всего-навсего один парень.

Вайет, как и его друг, засмеялся, не открывая рта: история явно ему понравилась.

Увидев реакцию Холливела, Зикфрид хитро ухмыльнулся и заговорил ещё тише:
— Знаешь, почему Мона Лиза улыбается? Потому что я схватил её выше коленки. Я ходячий сюрприз, Вайет, ни женщины, ни кто бы то ни был ещё, никогда не знают, чего от меня ждать. Тебе бы этому тоже поучиться не помешало! — заявил Тэйлэр, отошёл от ошеломлённого Вайета и направился в сторону рядом стоящего китайца и его прилавка.

Зикфрид стал разговаривать с продавцом на его родном языке и указывать пальцем на несколько принадлежавших ему птиц в клетках, похожих на петухов, куропаток и перепёлок.

Полухранитель весьма удивился тому факту, что его друг говорит по-китайски, словно на родном языке. Хотя, если учесть, что ещё в школе он был круглым отличником по каждому предмету, то это не так уж странно. Кроме того, всего его советы Холливел воспринял довольно серьёзно, хотя при помощи легкомысленной улыбки притворился, что это не так. Наверняка Зик знал, о чём говорит, и действительно хотел помочь другу детства пробиться к будущему среди людей, не прибегая к помощи магии. В этом мире он точно разбирается получше Вайета, пусть даже и не является могущественным магом.

Наконец, Зик окончил диалог с китайцем и, обернувшись в сторону Вайета, сказал:
— Здесь есть петух — чемпион петушиных боёв, хочу в будущем купить его, меня эти птицы забавляют, — улыбаясь, сказал он и, попрощавшись с торговцем, пошёл куда-то в сторону.

Молодой маг неторопливо последовал за ним.

— Давай прокатимся до дома на метро? — предложил Тэйлер, махнув рукой в сторону ближайшей станции. — Изучай его, дружище, не пренебрегай им. Ведь это так прекрасно, быть ближе к народу? — весёлым тоном заявил Зикфирд, подходя к спуску в подземный тоннель. — Обожаю толпу, Вайет, лучшего места, где можно буквально учуять, чем дышат наши граждане, просто не существует! — добавил он, наблюдая за скоплением вечно торопящихся и мешающих пройти друг другу мужчин и женщин.

— Пока что я только им и пользуюсь! — заверил Вайет и, выбросив в урну пустую упаковку от ход-дога, последовал за Зиком.

Однако его отвлёк внезапно зазвеневший телефон. Попросив друга остановиться, ведьмак поднёс мобильник к уху и ответил:
— Да? Крис, это ты… Что? — в ужасе произнёс Вайет: — Что они сделали? Угрожают? Кто… Когда это случилось!!? Вот же суки, я сейчас буду, жди меня! — яростно заговорил Вайет и, быстро отключив телефон, подошёл к Зику;

— Чувак, ты извини, я сейчас не могу поехать с тобой. Мелинду всё же достали эти ублюдки!

— Кто они? – серьезно спросил Зик.
— Гопники из её школы. Я вчера помял им хари, но, видимо, недостаточно. Думал, одного раза хватит, и они уймутся, но оказалось, что нет...

— Может, мне чем помочь, уж я точно смогу найти людей, которые им внятно объяснят, что значит жить в тюрьме, а особенно в русской или мексиканской. Я могу их туда отправить, — предложил Зик помощь, но ведьмак отрицательно покачал головой.

— Нет, это семейное. Я всё возьму в свои руки и, теперь буду действовать более жёстко. Спасибо за предложенную помощь, но я сам... И ты не мог бы? — начал было говорить Вайет, но Зикфрид уже заранее зная, чего хочет его друг, быстро ответил:

— Ну ладно, давай... — после этого они вместе зашли в тоннель Метро и, найдя наиболее безлюдную площадку, подошли к углу, где Зик закрыл своим телом Вайета, позволив тому быстро и как можно тише телепортировать домой. После этого Тэйлэр спрятал руки в карманы и лёгкой походкой пошёл к станции ожидать свой поезд.
Добавил: LordCartman |
Просмотров: 1557
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика