Главная

"Из-за стены" Глава 9

Из-за стены

04.04.2015, 18:53
— А вы еще не собираетесь домой, коллега?

Это спросила мисс Трэлони — странноватая женщина в нелепых очках, школьный психолог.

Северус переложил одну стопку проверенных тетрадок на вторую и поднял голову к ожидающей ответа:

— Нет, дорогая коллега. У меня еще куча дел.

— Но это не добавит вам здоровья, мистер Снейп! Нельзя так загружать себя работой, — начала впадать в панику Трэлони.

— Не беспокойтесь обо мне. Я привык работать столько, сколько нужно, — холодно отбил атаку Снейп.

Трэлони взглянула на него с осуждением, перебросила через плечо метущий пол шарф и, уже стоя на пороге, сказала:

— Зря вы просиживаете жизнь в школе! Мой вам совет, найдите себе хорошую девушку и заведите, наконец, семью.

После этих слов мисс Трэлони скрылась из виду, с силой хлопнув дверью учительской.

Северус еще несколько секунд сверлил взглядом то место, которое только что скрашивала собой сия эпатажная особа, а потом вздохнул и возвратился к проверке ученических работ.

«Уж кто бы говорил, мисс Трэлони. Сколько вам лет? Пятьдесят? Или больше? И где же ваши внуки, дети? Где муж, в конце концов?» — так и хотелось подумать Снейпу. А думалось почему-то в совсем другом направлении.

За окном густела вечерняя синева, зажигались фонари. Одинокий во всех значениях этого слова учитель естествознания сидел за письменным столом, спрятав лицо в ладонях. Только выразительный орлиный нос виднелся между двумя мизинцами. Северус привычно помассировал виски, в которых, казалось, собралось все напряжение до сих пор прожитых лет. Как же он, в самом деле, устал!

Бросил взгляд на часы — полшестого. Их с Поттером тренировка начнется, согласно устоявшейся договоренности, в шесть. Но сейчас Северусу захотелось один раз в жизни пойти навстречу своим капризам и убраться подальше от этого помещения немедленно.

Коридоры, коридоры… Старый, как мир и иссушенный, как двухнедельная горбушка черного хлеба уборщик Денни возит по полу грязную швабру. Снейп бросил старику «До свидания» и зашагал дальше. В холле мисс Амбридж ругает мистера Филча. Снейп сосредоточился на подсчете собственных шагов, чтобы не вникать в это визжание.

— Доброй ночи, мистер Филч, — с четким акцентированием на имени адресата произнес Северус и вышел из школы.

Как никогда неспешно, прогуливался мистер Снейп по школьной территории, полностью углубившись в свои мысли. Вскоре из них его вырвали голоса, доносящиеся с облезлой трибуны, за которой он сейчас остановился.

— … применение кислорода, — высокий детский голос. Первоклашка какой-то?

— Э-э… — а вот это Поттер. Ей-богу, только он так мычит, когда думает! — Ну, там что-то было про железо…

— Металл! — поправил его «первоклашка».

— Хорошо, металл… — мычал Поттер дальше. — Металлургическая промышленность, космические корабли...

— Ну, почти, — вставил противный «первоклашка».

— Кислородом режут и плавят металлы! — воскликнул победоносно Гарри, у которого внезапно прорезалась память.

— Отлично, — заключил «первоклашка» с энтузиазмом. — А теперь скажи мне такое… — шелест страниц. — Скажи мне, как… основные оксиды взаимодействуют с оксидами кислотными, пожалуйста.

Тишина. Поттер пыхтит, пытаясь разворошить свой интеллект.

— Э-э…

«Надо что-то делать с этой привычкой выражаться. Как и с покусываниями нижней губы, и вечным взглядом в пол…» — думал тем временем Снейп.

— Там была какая-то муть с валентностью. И еще реакции… реакции… Не знаю! — с отчаянием в голосе признался Гарри. — Я совсем этого не помню!

— Помнишь. Должен помнить, мы это пять раз уже проходили, — упорствовал «первоклашка». — Там еще схема прилагалась. На три пунктика…

— Я… не… Стой. Точно. Соль! Если их соединить, получается соль!

— Браво, мистер Поттер, — поздравил ученика Снейп, выйдя, наконец, из-за трибуны.

Хм. И что же здесь делает эта девчонка? Та самая подружка мальчишки, с которой он до недавних пор лазал по Стене.

— Мисс…

— Грейнджер, — представилась малолетка, вставая со своего места с лицом готового к мукам партизана. — Я уже ухожу, сэр.

И прежде, чем Снейп успел что-нибудь сказать, она схватила стопку учебников, забросила на плечо кожаный рюкзачок покроя «всевмещайка» и, попрощавшись с Поттером, дала деру к школьным воротам.

«Ну вот что за странные дети пошли?» — мысленно поинтересовался у самого себя Снейп.

— Добрый вечер, сэр, — промямлил Поттер, чтобы как-нибудь отвлечь преподавателя от размышлений.

Северус кивнул в ответ, думая теперь о том, свидетелем чего только что стал. Неужели Гарри тренирует не только свое тело, но еще и мозги?..

Сегодняшнее занятие Северус посвятил началу исправления тактических недостатков игры Поттера. Понаблюдав, как мальчик играет в команде во время матчей, Снейп сумел подготовить на него своеобразное «досье» — со всеми плюсами и минусами игрока.

Погонял мальчишку с полтора часика по полю, с помощью завхоза заранее выставив там в качестве преград дюжину мусорных баков, поломанных стульев и прочего мусора. А когда Гарри выдохся ровно настолько, чтобы без сил осесть на землю, утащил его в ту самую «Люменисценту». Кафешка, конечно, глубоко среднестатистическая, однако Поттер ни за какие коврижки не согласился бы есть в местечке подороже. Да и близко это заведение — сразу через дорогу.

Северус слегка настороженно наблюдал, с каким энтузиазмом Поттер поглощает еду. Неужели задумал что-то?

Ха. Прямо в точку! Вот он вытирает губы салфеткой (еще один приятный результат воспитания учителя естествознания) и, ерзая на своем стуле, собирается открыть рот, чтобы выпустить оттуда очередную мерзопакостную мысль.

— Мистер Снейп, сэр, — обратился к учителю Гарри, наконец-то собравший смелость в кулак.

— Я вас слушаю, — заметил снисходительно Северус, не отрывая взора от книги.

— Теперь я могу задавать вопросы?

Снейп плавным движением отложил книгу, налаживая с мальчиком зрительный контакт.

— Можете.

— Ну, тогда… я хотел бы спросить вас… э-э…

— Перестаньте мямлить, мистер Поттер. У нас не так много времени, как вы себе это представляете.

— Хорошо, — согласился Гарри неловко. — Где вы учились? Расскажите о своих школьных годах.

«Какого черта тебя это интересует, маленький паршивец?»

— Начальное и среднее образование получил в военной школе, — отрезал Северус ледяным тоном.

— Это, наверняка, очень интересно! — почти с восхищением воскликнул Гарри. Откуда-то взялось впечатление, будто, скажи Северус, что посещал уроки при сельском детском садике для отстающих, Гарри отреагировал бы так же.

— Несомненно, — попытался закрыть тему таким вот пресным словечком Снейп.

— Так вы, сэр, сначала еще и военным стать хотели? Или же были? — несмотря на тон и выражение лица учителя, засыпал его вопросами Поттер.

— Ни секунды не хотел.

Слова сами сорвались с языка. Искрящаяся радостным возбуждением улыбка Гарри мгновенно поблекла. А в глазах блеснуло такое ядреное любопытство вперемешку со странным оттенком чувства вины, что Снейп едва удержался, чтобы не уйти сейчас же.

«И оставить мальчишку мыть посуду «Люменисценты», отрабатывать съеденные яства», — не без злорадства подумал Северус.

— Зачем же тогда вы пошли в военную школу? — спросил Поттер осторожно.

«Приехали», — помыслил его учитель естествознания, совсем упав духом. А может, ну его, этого Гарри Поттера? Немного откормили, выдрессировали, и хватит…

«Не сметь малодушничать! — тут же приказал себе Северус. — Это сын Лили. И просто подросток-сирота с кучей «тараканов» и неудовлетворенных нужд. Нельзя бросить его сейчас».

Северус вздохнул и сказал:

— Отец отослал меня. Мы не слишком ладили друг с другом.

Гарри отвел взгляд и закусил губу.

— Это как я с дядей, наверное, — пробормотал он, опустив голову так, что челка прикрыла половину лица. — Думаю, если бы жизнь в пансионате не была такой дорогой, я бы учился в закрытой школе.

Снейп промолчал. А что он, собственно говоря, должен был ответить на это?

А вот и Гарри уже пытается выговорить что-то новое:

— Э-э… Сэр, а можно спросить… Ну, это как бы…

Он покраснел, глаза начали панически бегать в поиске того, за что бы зацепиться взглядом.

— Мистер Поттер! Не стройте из себя косноязычного. Мы оба знаем, что это не так.

— Да, сэр, — рыкнул Гарри с долей раздражения, но мигом взял себя в руки. Видать, очень сильно хочется еще что-нибудь выпытать у Северуса.

— Так вот, — сделал второй заход Поттер. — У вас необычное имя, сэр.

— Да, — согласился Северус с напускным участием. Даже головой покачал, будто говоря: «Точно-точно… Еще как!.. Ой-ой-ой…». — Совершенно необычное.

Гарри посмотрел на него с немой просьбой перестать, и Снейп отбросил свою издевку, возвратившись к самому мрачному выражению лица из всех знакомых человечеству.

— Кто и почему дал вам это имя? — выпалил Поттер быстро.

Северус набрал в легкие воздуха и быстро ответил вопросом на вопрос:

— А почему вы не стрижете челку, мистер Поттер?

И пусть малец почувствует на собственной шкуре, какие идиотские вопросы задает людям.

Каково же было удивление Снейпа, когда Гарри протянул ладонь к своей голове и поднял несколько прядей волос, обнажая лоб. И заодно широкий белесый шрам, отдаленно напоминающий формой грозовую молнию.

— Это мне в память про ту аварию, когда… — Поттер запнулся и скривился. — В память.

И почти шепотом добавил:

— Говорят, он уродский. Да я тоже так считаю…

И улыбка. Совсем не веселая.

Северус трижды проклял себя за проявленную зверскую нетактичность, а потом произнес:

— Среди девушек популярна поговорка: «Шрамы красят мужчин». Не знаю, красят они нас, или нет. Если хотите, могу покопаться в библиотечных архивах и достать вам соответствующую статистику. Однако я придерживаюсь мысли, что челка может только ухудшить ваше и без того не идеальное зрение.

Свершилось чудо: Гарри чуточку оживился. Даже отбросил немного волосы, которые залезли за стеклышки очков.

— Ну, хорошо, — сказал он задумчиво. — Теперь ваша очередь, сэр. Ведь вы до сих пор не ответили на мой последний вопрос…

Снейп уставился в окно. Там, на улице, уже совсем стемнело. Только светились, мерцали, сверкали и мигали огни города. Красные вывески. Желтые фонари. Белые фары.

— Мой отец был университетским профессором. Биологом. Человеком весьма… своеобразным. Узнав, что моя мать беременна, он дал торжественную клятву назвать первенца словом, которое произнесет, впервые взяв его на руки. А потом случилось так, что примерно за неделю до моего рождения отец, после яростного спора со своим знакомым доктором наук, решил изъясняться только латинским языком. Вот таким изощренным способом и родилось мое имя.

Когда Северус замолчал, Гарри, всю дорогу сидевший с приоткрытым ртом, встрепенулся и сказал:

— Это красивое имя, сэр.

Снейп посмотрел на Поттера хмуро.

— Никогда над этим не задумывался, — признался честно и спокойно. — С латыни «severus» переводится как «жесткий», «суровый».

Гарри едва подавил широкую улыбку.

— Вам идет.

— Пора домой, мистер Поттер.

* * *
Гарри затянул галстук на шее, созерцая свое отражение в осколке зеркала, найденном год назад в одной заброшенной халупе на окраине города. Они с Роном лазили тогда вечерами по таким стремным местечкам!.. Искали приключений. Да и находили. Гарри не знал, как там за очередную проделку наказывали Рона, но сам был нещадно бит или закрыт в чулане на хлебе и воде каждый раз, когда опекунам открывались тайны его похождений.

— Если не сегодня, то завтра все закончится, — тихо пробормотал копии из Зазеркалья Поттер. — Но ведь это еще не совсем конец. Я могу тренироваться и сам, как Снейп меня научил.

Закрыл глаза и трижды повторил шепотом свое маленькое заклинание: «Все будет хорошо».

А потом глубоко вздохнул и, подхватив любимый испещренный нашивками рюкзак, вышел из комнаты.

Однако начался этот день плохо. Когда Поттер проходил мимо кухни, где завтракало семейство Дурслей, его окликнули::

— Мальчишка!

Дядя Вернон сидел перед тарелкой с беконом и, прищурив и без того маленькие глазки, смотрел на застывшего в проходе подопечного.

Гарри молча проследовал на кухню, не имея права слинять.

— Да, сэр? — спросил он тихо, предчувствуя беду. К горлу начала подбираться тошнота переживаний.

— Где ты пропадаешь после школы? Ведь твои уроки оканчиваются сразу после обеда!

Дядя выглядел готовым на прямую агрессию. Впрочем, как и всегда при общении с Гарри.

Дадли, с любопытством наблюдающий за этой сценой, почему-то хихикнул. Что в сложившейся ситуации смешного, знала лишь единственная извилина в его оплывших жиром мозгах. Тетя Петуния вместе с мужем продолжала сверлить племянника подозрительно-осуждающим взглядом.

— Я… тренируюсь. С мистером Снейпом, он мой учитель, — произнес Гарри как можно более аккуратно.

Вообще-то, он не считал себя трусом. Поттеру было почти не страшно бросаться в бой с огромным Чарли из шестого, бродить ночами по неблагополучным районам, прыгать по крышам многоэтажек, воровать у полицейских сигареты по случаю проигранного спора… Но стоять вот так перед собственными родственниками, готовясь в любой момент принять какое-то страшное наказание или опять послушать о том, какими ужасными были его родители — этого Гарри боялся. Больше всего на свете.

— Кто этот мистер Снейп и что за тренировки? — начал допрос Вернон.

— Он преподает в школе естествознание, а тренировки по футболу.

Дурсли переглянулись.

— Если твой мистер Снейп — учитель естествознания, какое отношение он может иметь к футболу? — наступал дядя. — Зачем ты врешь, мальчишка?

— Я не вру! — сорвался Гарри. — Он был когда-то футболистом. Профессиональным.

— Мне все равно, — напомнил Дурсль довольно грубо. — Мы не собираемся платить за эти занятия...

— Но мистер Снейп не просит денег, мы договорились…

— Не перебивай, дерзкий мальчишка! — рявкнул Вернон, а Дадли заржал, светясь искренним злорадством. — Если у тебя нет денег, чтобы оплачивать тренировки с мистером Снейпом, а у тебя их нет, ты не имеешь права тратить его время.

Гарри скривился от горечи. Не имеет. Ни малейшего права.

— Да уже и не надо, — сказал он бесцветным тоном. — Наших занятий больше не будет, потому что я не успел подтянуть оценки, как обещал.

— Не будет? — переспросил Дурсль, взглядом ища на лице Гарри доказательства лжи.

— Нет, сэр, — раздраженно ответил Поттер, осознавая свое бессилие. — Больше нет.

Дядя еще несколько секунд смотрел на него, будто ожидая какого-то подвоха, а потом заключил:

— Хорошо, иди. Но после школы — сразу домой. А то Петунья, бедняжка, сама уже не справляется с хозяйскими делами. Хоть какую-то пользу принесешь.

* * *
Тучи, одна серее другой, клубились в небе, стремительно плывя куда-то, чтобы обрызгать холодную землю дождем. Деревья, обнаженные осенним ветром, уныло-изящными узорами скрашивали пустынные пейзажи с крышами и антеннами за окном.

Гарри Поттер досиживал последний урок, спрятавшись за открытым учебником. Он лениво выводил синей ручкой на собственном запястье омерзительный череп с костями.

Прозвенел звонок. Все дети сорвались с мест, с уже собранными вещами. Секунда-вторая, и класс опустел; двое последних парней сцепились прямо в дверях, вместе выпали в коридор и умчались вон, матерясь, что есть силы.

Мисс Макгонагалл закрыла журнал, поднялась из-за стола и ловко, словно кошка, прошлась между рядами парт.

— Мистер Поттер, — позвала она ученика.

Гарри оторвался от изучения сотворенного им «тату» и посмотрел на учительницу.

— Да, мэм?

— Что-то случилось? — поинтересовалась та осторожно.

Гарри секунду глядел на нее как-то рассеянно, а потом произнес:

— Нет, мэм.

Схватил свои вещи и вышел из класса. Макгонагалл не возражала и не останавливала его.

Посредине коридора Гарри резко остановился. Куда пойти? Как поступить?

Постояв на месте буквально пять секунд, Гарри стащил с плеча рюкзак и достал оттуда узкую черную тетрадку. Сжав дневник (а это был именно он) в руке, Поттер быстро зашагал дальше.

Дернул на себя дверь учительской и зашел внутрь. Все присутствующие оглянулись, проводя посетителя удивленными взглядами. Но Гарри шел к своей цели.

Вот он — в черном костюме, склонился над стопкой чьих-то тестов. Несколько быстрых широких шагов, и замереть прямо перед письменным столом.

— Мистер Снейп, — привлек внимание учителя Поттер.

— Добрый день, мистер Поттер, — сказал тот, красной ручкой вычеркивая что-то на орошенном детским почерком листке бумаги.

Наконец, Снейп поднял взгляд на Гарри. Мальчик протягивал ему дневник в черной обложке.

Вокруг образовалась тишина. Все присутствующие, кто незаметно, кто в открытую глазели на этот дуэт.

Северус молча взял дневник и открыл его. Гарри перестал дышать, ожидая смертного приговора. Секунды тянулись так медленно…

А потом Снейп сказал:

— Держите, мистер Поттер. — Гарри онемевшими пальцами схватил дневник. — Вы свободны.

Вот и все. Не умер. Теперь просто уйти.

Гарри кивнул и направился к выходу. На лице замерло какое-то странное выражение. Тишина вокруг стала еще насыщеннее.

— Свободны до шести часов, мистер Поттер! — нагнали Гарри эти слова уже на пороге.

Поттер резко развернулся и изумленно уставился на Снейпа.

— Но, сэр, — пролепетал он тихо, — ведь я…

— Невозможно исправить успеваемость по всем урокам за такой короткий срок, — перебил его преподаватель естествознания. — Если вы и дальше будете заниматься с тем же усердием, я не вижу повода для прекращения наших тренировок.

— Спасибо, сэр, — обрадовался Гарри. — Спасибо.

И вышел вон, чувствуя, как пылают уши.

— Браво, Северус, — сказал мистер О’Брайан, математик, похлопав коллегу по плечу.

— Спасибо, — ответил Снейп спокойно, но темные глаза на секунду блеснули удовлетворением.

* * *
— Ну, давай же, Гарри, — Рон резко дернул друга за рукав, убыстряя шаг, — а то опоздаем.

Гарри, честно говоря, до сих пор шел очень медленно, как будто на смертную казнь, полностью поглощенный невеселыми размышлениями, поэтому немного разгневался из-за настойчивости друга, но все же ускорился. Опаздывать на такое важное действо было опасно.

Спустя пять минут друзья оказались на территории здания городского совета. И как раз вовремя: туда только-только начали сбредаться ученики из школ №34 и Святой Анны.

Немного осмотревшись вокруг, Гарри нашел взглядом Фрэнка. Тот оказался на расстоянии каких-то десяти метров от Поттера и Уизли.

Фрэнк с особо хитрым выражением лица изучал миловидный кустик, один из тех нескольких десятков идентичных растеньиц, которые росли из замысловатых горшочков, раскиданных по всей забетонированной площади двора городского совета.

Фрэнк, заметив Гарри и Рона, бросил изучение кустика, направившись к новоприбывшим.

— Я знал, что ты не сможешь отказаться, — обратился Фрэнк к Гарри, а его лукавая ухмылка стала еще более коварной. Гарри скривился от переизбытка негативных эмоций. Как он, Поттер, мог не прийти, если на кон была поставлена безопасность Гермионы? Да, в тот вечер ему пригрозили именно этим.

— Фрэнк, да не начинай ты уже, — сказал Рон так уверенно, что громила-одноклассник немного даже растерялся.

Однако ненадолго.

— Поттер, Уизли — с, как всегда, глубоким чувством собственного достоинства обратился к собеседникам Фрэнк. — Через двадцать минут подъедет парень на красном датсуне с некими боеприпасами. Так вот. Ты же хочешь быть полезным, а, Поттер? Вы должны доставить их сюда.

— Стоп, — удивленно потряс головой Гарри в то время как Рон решил отмалчиваться. — Что еще за боеприпасы?

— Во-первых, это не твоего ума дело, — ответил Фрэнк с натиском, — а во-вторых, здесь слишком много лишних ушей. — Он кивнул на какого-то джентльмена, который как раз проходил мимо них, подозрительно окидывая взглядом пару десятков школьников, рассыпавшихся по территории городского совета.

Гарри только хмыкнул и произнес:

— Я не собираюсь идти на встречу с неизвестно кем и неизвестно за чем, — после этих слов он сложил руки на груди и отвернулся от собеседника.

Но Фрэнк обошел его, опять встав лицом к лицу с Гарри.

— Ладно, тогда проваливай. Но за твою подружку я не ручаюсь, — и, подмигнув Поттеру, Фрэнк повернулся к Рону:

— А что насчет тебя, Уизли? Ты тоже решил в «правильненьких» записаться?

— Да! — рыкнул Рон. — А что, нельзя? Гарри, пошли отсюда. Пусть этот тип сам свою контрабанду таскает.

Фрэнк засмеялся слегка прокуренным басом.

— Конечно, вали, Уизли. Но твой Поттер понимает, почему ему не следует бросать друзей в такие моменты.

Рон только грозно покосился на Фрэнка и дернул Гарри за предплечье, намереваясь утащить вон отсюда. Тот однако не двигался с места.

— Чего? — удивился Рональд, хмурясь на друга. — Какая муха тебя укусила? Пошли. Нам здесь нечего делать.

— Рон, лучше заткнись. С минуты на минуту должен подъехать датсун того чувака, — ответил Гарри с холодком.

Фрэнк самодовольно ухмыльнулся и отошел к кучке старшеклассников у стены.

— Но как ты можешь поддаваться угрозам этой гориллы? — не переставал бушевать Уизли. — Он ведь слишком тупой, чтобы в самом деле решиться на какую-нибудь мерзопакость! Разве ты этого не видишь?

— Не вижу, извини, — отрезал Гарри, вглядываясь в конец улицы, где дорога сворачивала к аллее по-осеннему лысых деревьев. — Мне прекрасно известно, что на счету у Фрэнка и его знакомых старшеклассников уже есть несколько подобных случаев. Их еще ни одного раза не запалили.

Когда в двух метрах от ворот городского совета остановилась допотопная красная развалюха, Гарри с Роном быстро направились к сей представительнице техники далекого прошлого.

Из машины вылез человек молодой и небритый, с длинными немытыми патлами, одетый в подобие костюма хиппи. Гарри сразу распознал в этом субъекте кореша Джастина из шестого — поставщика травки для всех «тусовок» старшеклассников.

— Три коробки — два фунта, — прохрипел помятый контрабандист.

Гарри протянул ему заранее выданные Фрэнком деньги, заодно посылая невинную улыбку уставившемуся на это действо охраннику у ворот. Контрабандист пошуршал банкнотами, проверил их на наличие водяного знака.

— Забирайте, — бросил он, открывая багажник своей «тачки».

Гарри с Роном покряхтели, но таки выудили оттуда ящики. Датсун контрабандиста скрылся за углом, гремя по дороге выхлопной трубой.

Когда «боеприпасы» были доставлены на середину площади перед городским советом, ребята сорвали с них крышки. И Гарри с Роном поняли, что притащили сюда три ящика с шариками для игры в пейнтбол.

— Да вы психи! — изрек Рон, вытаращив глаза. — Нас же уроют за такое. Девчонки, ну скажите им что-нибудь! — обратился он к стоящей рядом кучке воспитанниц школы св. Анны.

— Да ты что? — возмутилась одна из них, встряхнув светлыми кудрями. — Мы же должны идти до конца! Раз уже начали, значит, надо добиться своей цели!

И другие девочки тоже поддержали идейную подругу. Парни же в большинстве своем с восхищением разглядывали разноцветные шарики, тихо присвистывая и ругаясь, на чем свет стоит — для пущей убедительности. Все по очереди подходили к ящикам, загребая себе пригоршни «боеприпасов».

Гарри с обреченным выражением лица стоял в стороне, наблюдая за остальными школьниками. Ах. Какая разница-то, чем «воевать»? Все равно он должен принять участие во всем этом бреде. Нельзя сказать, что сама идея объединения школ Гарри не прельщала. Было бы забавно учиться вместе с Гермионой и другими девчонками. Наверное. Но Снейп…

Когда на территории собралось уже больше сотни ребят, начали подтягиваться зеваки разных возрастов. Трое работающих в этом здании охранников с грозным видом замерли у главного входа.

И действо началось разворачиваться по сценарию, уже знакомому ученикам с прошлой акции на территориях школ. Откуда-то появились десятки кривоватых плакатов с яркими лозунгами. Вперед выбились всегда активные во всем недозволенном близнецы Уизли. Только что разрозненная толпа очень быстро превратилась в нечто единое, синхронно прыгающее и кричащее.

В какой-то момент Гарри понял, что оказался в первых рядах охваченных близким к эйфории чувством школьников. Волна общего настроя захватила его внезапно.

Сначала неловко, Поттер вскоре активно присоединился к толпе учеников и учениц, создавая не меньше шума, чем другие.

Вдруг ему в голову пришла мысль, что он делает что-то очень важное. Что все происходящее вокруг — не такое уж бессмысленное сумасшествие. И пока Гарри в такт толпе выкрикивал не слишком пристойные возгласы, перед глазами у него стоял заголовок завтрашней газеты «Храбрые дети объединили свои школы».

Это было весело. Действительно здорово! Ощущение правильности свершающегося достигло своего пика, когда дверь городского совета отворилась. Оттуда вышел человек среднего возраста в дорогом костюме. Приняв из рук подбежавшей секретарши громкоговоритель, он повел такую речь:

— Дорогие учащиеся тридцать четвертой школы и школы Святой Анны. Насколько мне известно, все вы сейчас должны присутствовать на уроках в учебных заведениях, где официально числитесь учениками. После уроков я, как заместитель главы городского совета, с удовольствием выслушаю ваши претензии… в более мирной обстановке. А сейчас я прошу всех возвратиться в школы.

На несколько секунд к площади перед городским советом вновь возвратилась привычная тишина. Только проезжающие мимо машины шумели из-за забора.

Случившееся в следующий момент заставило Гарри Поттера погрузиться в крайнюю степень ужаса.

Из толпы мальчишек внезапно раздался победоносный клич типа «Еще чего!», только с применением не совсем свойственных литературному языку слов, и в серебристый пиджак заместителя главы городского совета врезался шарик с ярко-желтой краской. Какое-то мгновение все молча наблюдали, как на одежде мужчины разрастается яркое лимонного цвета пятно.

И тут в шокированного заместителя полетели десятки шариков для пейнтбола, окрашивая его во все цвета радуги. Несчастная мишень быстро пришла в себя и вбежала внутрь здания, не забыв захватить по дороге напуганную секретаршу.

Дверь захлопнулась, однако на этом атака не закончилась. Мальчишки и даже некоторые девочки из первых рядов бросились вперед, к самым ступенькам городского совета, забрасывая окна, двери и стены «боеприпасами».

Толпа детей зашумела, задвигалась; люди вокруг закричали, заохали, в ужасе прикрывая рты ладонями.

А потом послышались сирены полицейских машин. Гарри дернулся бежать, но не смог сделать и шага — что-то остановило. Может быть, мысль, что это будет… подло?

Однако добрый десяток детей таки прорвался сквозь собравшихся прохожих, скрывшись за стенами и на крышах, убегая, сверкая пятками.

Гарри не нашел взглядом Рона. Мог только надеяться, что младший Уизли удрал следом за Фредом и Джорджем, прихватив с собой Джинни. Их семье штрафы совсем некстати.

Сам он так и не сбежал. Да и поздно уже было. Полицейские быстро оцепили толпу вместе с невезучими взрослыми зеваками. Началась настоящая суматоха: дети то и дело пытались проскользнуть мимо постоянно что-то выкрикивающих полицейских, извне «кольца» тоже принялись собираться люди, где-то далеко уже бежали репортеры, а те взрослые, которые остались оцеплены, что-то громко объясняли служителям закона. Гарри же наблюдал за всем этим безобразием, закусив губу.

Он вздрогнул, когда на плечо опустилась чья-то рука. Обернувшись, Поттер заметил возле себя Гермиону. Она посмотрела на него с виной во взгляде и сказала как можно мягче:

— Не волнуйся. Мы что-нибудь придумаем.

Гарри хватило только на кивок. Горло сжало от предчувствия страшных последствий.

Люди возле ворот начали расступаться — прямо на площадь въезжали автобусы. Один за другим, они остановились рядом с полицейскими машинами. Гарри насчитал около десяти автобусов.

Один из полицейских, в цивильной одежде, что говорило о довольно высоком посте, с помощью громкоговорителя сказал:

— Прошу всех сохранять спокойствие! Я сейчас буду зачитывать имена учеников и учениц. Названные школьники должны будут по одному проходить в сторону автобусов. Вас сопроводят сотрудники полиции. Еще раз повторяю: сохраняйте спокойствие! При попытках сопротивления мои люди будут вынуждены применить силу.

Совершенно внезапно рядом с полицейским-оратором возникла мисс Амбридж. Грозно сверкнув глазками, она протянула ему потрепанную розовую папку.

Первым вызвали какого-то древнего старшеклассника с усами, имя и фамилия которого начинались на «А». Парень этот покраснел, как помидор из рекламы и, медленно переставляя подгибающиеся длинные ноги, побрел, куда сказали. Как только он оказался у границы из полицейских, его аккуратно схватили за плечо и повели к одному из автобусов. Несчастный едва не расплакался с испугу, когда его запихивали внутрь.

Еще человек двадцать загнали в автобус. Гарри устал стоять и опустился просто на асфальт. Рядом с ним с задумчивым выражением лица примостилась Гермиона. Никого из носителей фамилии Уизли действительно не было видно. То, что хоть кто-то успел смыться, не могло не радовать.

Наконец, прозвучала родная фамилия нашего героя. Он вскочил на ноги, бросил прощальный взгляд Гермионе, и прошел к поджидающим полицейским. Его уже стандартно схватили за локоть, когда за спиной прозвучал до мурашек знакомый голос.

— Господа, позвольте мне, как учителю тридцать четвертой школы, лично проводить мистера Поттера к автобусу.

Голос Снейпа прозвучал так внушительно, что Гарри совсем не удивился, когда полицейские кивнули и отстранились.

Гарри боялся поворачиваться лицом к преподавателю. Куда интереснее и безопаснее было разглядывать носки старых кроссовок.

Но Снейп имел на этот счет другое мнение. Обойдя своего нерадивого ученика и оказавшись с Гарри лицом к лицу, он тихо произнес:

— Ну что, мистер Поттер? Доигрались?

— Я не… — начал Гарри, но больше слов не нашлось.

— Пошли, — вздохнул Снейп утомленно. — Посажу тебя в автобус.

— Сэр…

— Да, мистер Поттер? — уже раздраженно подтолкнул его учитель естествознания.

— Куда нас отвезут, сэр? — осторожно поинтересовался Гарри.

— В Ад, мистер Поттер. Тебя — в Ад.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 998
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика