Главная

«Властелины Пегассии» Глава 6. Верховный Совет магов (часть первая)

«Властелины Пегассии»

18.04.2015, 18:07
Солнце врывалось в просторную спальню Пакира через приоткрытое окно, вместе с утренней свежестью. Он лежал в постели, уныло глядя в светло-бежевый потолок. Проснулся уже давно, но вставать не торопился, зная, что наступила суббота.
Однако выходные Пакир не любил. Ведь в рабочие дни он был занят государственными делами, а в ненавистные субботу и воскресенье мозг чаще обычного атаковали обжигающие воспоминания и мрачные мысли. В такие дни сложно на что-то переключиться, ведь нет важных дел.

Сегодня навалился невидимым грузом один из таких дней. В сознании, как кадры кино, один за другим сменялись отблески прошлого. Вот они — ровесники, четырнадцатилетние ребята, ещё не маги, беззаботно играющие в волейбол.
По одну сторону сетки близнецы — Пакир и Фахир, а по другую — Рэтнил и их подружка. Всегда называли её коротко: Махо. Поэтому полное имя припоминалось с трудом. День стоял жаркий, но от палящего солнца спасала тень деревьев…

Вот близнецам, ставшими сиротами, уже по пятнадцать лет. С жемчужно-серого неба падали хлопья снега, а город содрогался от толчков землетрясения. Вместе с Рэтнилом, Махо и другими горожанами они покидали Видерстан. То злосчастное землетрясение унесло жизни родителей…
До восемнадцати лет Пакир с Фахиром ютились в детдоме. Достигнув совершеннолетия, уехали в Пегассию, поступать в Магический университет. Рэтнил вызвался ехать с ними. Несколько месяцев спустя узнали, что Махо, оставшаяся в Видерстане, утонула.

Нынешний Властелин ночи сильно закусил губу. Воспоминания о брате и друзьях отягощались болью, ведь всех он потерял: кого-то забрала смерть, а кого-то отняла жизнь. Глаза увлажнились, стало трудно дышать.

— Престе Сурриуз, — с трудом выдавил Пакир.

Воспоминания схлынули, повинуясь заклинанию, оставляя в голове приятную пустоту. Ненадолго, но этого хватит, чтобы не сойти с ума. Лучше подумать о последних событиях. Пакир откинул одеяло, спуская ноги на узорчатый ковёр.

Вчера вечером, летая над городом, Властелин ночи неосознанно что-то сотворил — все тени стали объёмными. Но это заметно во второй половине дня. Вероятнее всего, Пакир приблизился к возможности получить вторую степень. Для этого необходимо открыть в себе индивидуальную способность. Однако Ариадна сделает всё, чтобы ему помешать…
Пакир встал, прошёлся по комнате. Мебели в ней немного: помимо кровати лишь маленький письменный стол с ноутбуком. А спальня довольно большая.

Вчера Сейлор Плутон предстала перед ним в весьма любопытном обличье. Два белых крыла за спиной — что бы это значило? Кем является эта девчонка? Неужели падшим ангелом? И вообще — зачем Сейлор Плутон вдруг заключила союз с Пакиром? Они ведь никогда не водили дружбу и даже просто не пересекались. Оно-то, разумеется, неплохо, только нужен ли ему союзник, вокруг личности которого вьются одни вопросы без ответов? Можно ли доверять Сейлор Плутон? Ведь она ничего не хочет объяснять... Но ничего, Пакир её расколет, как грецкий орех.

Властелин ночи сел за письменный стол. Открыл ноутбук и проверил свою электронную почту. Во входящих было сообщение от давнего сторонника: «Крейвеллины не спускают глаз с семьи Властелинов пустынь. Значит, они теперь союзники. Будь осторожен».

Пакир несильно стукнул кулаком по столу. Но тут же ему пришла в голову одна идея. «Что ж, остаётся одно, ибо пока я не достаточно силён, для более активных действий», — подумал мужчина.
Принялся набирать на ноутбуке текст. Поставив последнюю точку, чародей нервно ухмыльнулся, воображая выражение лица Антуана, узнавшего, что в Верховный Совет магов пришло ещё одно письмо с обращением.

***

Выходные Антуана и Кори прошли в парке, кинотеатре и в гостях у родственников. Во время прогулок Властелин пустынь развлекал жену с помощью магии. От чего прямо на дороге, по которой шли молодые супруги, прорастали огромные цветы, наполняя воздух восхитительным запахом, или пробивались из-под земли маленькие цветные гейзеры. А однажды, из небольшой тучки, специально для них пошёл волшебный снег.

Настроение у обоих стало преотличное с тех пор, как было отправлено письмо по поводу Пакира в Верховный Совет магов, который отреагировал довольно быстро. Вероятно, этому посодействовало большое количество собранных подписей (волшебники осмелели, узнав, что Властелинов пустынь поддерживают все Крейвеллины). Собрание было назначено в девятнадцать часов понедельника.

Прекрасное расположение духа молодожёнов не испортила даже Сейлор Плутон, неожиданно заявившаяся к ним в воскресенье вечером. Это произошло во время попыток Кори научиться силой мысли двигать мелкие предметы. Получалось скверно: ручка, лежавшая на столе, едва лишь шевельнулась, но не собиралась менять место положения. А лоб Кори уже блестел от пота, выступившего из-за напряжения.

— Что-то не так, дорогая, — Антуан задумчиво почесал в затылке. — Ты слишком напряжена. Прежде всего, нужно расслабиться и почувствовать…

Мужчина не успел договорить, потому что позвонили в дверь.
— Я открою, — Кори мельком глянула на него и покинула комнату.

На пороге в квартиру стояла Сейлор Плутон собственной персоной. Вид у неё был не такой надменный, как во время их последней встречи, скорее какой-то озабоченный. «Наверное, присмирела, узнав, что письмо в Верховный Совет магов уже отправлено», — подумала Кори. Брюнетка говорить не спешила, всё изучала Кори неуверенным взглядом.

— В чём дело? — сухо спросил у незваной гостьи Властелин пустынь, выйдя из комнаты в коридор.
— Мне жаль, что так вышло, — наконец медленно произнесла Сейлор Плутон, ответив на его взгляд. — Но я очень вас прошу: не наезжайте слишком на Пакира. Крейвеллины его с костями съедят.

Воцарилась недолгая тишина. Антуан и Кори переглянулись.
— Ты серьёзно? — брови волшебника подпрыгнули. — Ещё недавно ты нам угрожала, забыла?
— Я не угрожала и проблем с памятью точно не имею. Просто… — Сейлор Плутон запнулась. — Поймите, Пакир очень несчастный и одинокий человек.
— Послушай, — Властелин пустынь поставил руки на пояс. — Можешь поверить: мне искренне жаль Пакира. Но его положение тоже не повод бросаться на всех подряд. И надо отвечать за свои поступки. Он взрослый мужчина, а мы ему не няньки.

Брюнетка тяжело вздохнула.
— В жизни есть вещи, которые, увы, невозможно понять, пока не почувствуешь всё на собственной шкуре, — спокойно парировала она.
— Думаю, пора заканчивать наш диалог.

Девушка постояла ещё немного, потом развернулась и ушла, стуча каблуками по полу ухоженного подъезда, выложенному крупной плиткой.
— Странная она, — задумчиво пробормотал Антуан, закрывая входную дверь.

***

Понедельник стремительно таял в сумерках. Тени удлинились и стали объёмными. Листва деревьев была неподвижной, жара к вечеру спала лишь немного. Прохожие обмахивались веерами, дети обливались талым мороженым. Но идущий по тротуару Антуан ощущал лёгкий озноб. Виной тому было волнение.

Чем меньше времени оставалось до Совета, тем слабее становилась уверенность в успехе данной затеи. Всё-таки речь идёт не о ком-нибудь, а о Пакире. Вызывая на дуэль Антуана, он же предполагал, какие будут последствия? А значит, наверняка знает, как надо действовать. Ещё выкинет что-нибудь, и Властелины пустынь окажутся виноватыми, а вовсе не он. Хотя Ариадна заверяет, что всё будет хорошо. И всё же, если они проиграют Совет, будет даже смешно…

Повернув вместе с улицей, Антуан остановился у кокосовой пальмы. На широкой дороге, ведущей прямо к красному правительственному зданию, где должно состояться собрание, он увидел знакомую четвёрку. Это были Сейлор Венера и Рэтнил, Сейлор Плутон и Пакир. Они прожигали друг друга взглядами, которые были красноречивее любых слов.
Пакир смотрел на Рэтнила без злобы, однако — удивительное дело! — с глубоким разочарованием. Рэтнил же, в свою очередь, избегал взгляда чёрных глаз. Словно стыдился чего-то или сожалел о чём-то.

Взгляд Сейлор Венеры выражал крайнее презрение и негодование, адресованные Сейлор Плутон. Но брюнетка смотрела в глаза коллеге, гордо вскинув голову, и единственная всем своим видом демонстрировала полное безразличие к тому, что о ней думают.
Властелин пустынь приблизился к ним, чем привлёк внимание Сейлор Венеры. Девушка коротко кивнула ему, и компания в полном молчании устремилась к правительственному зданию.

***

По достаточно просторному коридору, шурша накидками и негромко переговариваясь, двигалась процессия чародеев и волшебниц, среди которых был Рэтнил. В правительственном здании Пегассии имелось много невидимых дверей, среди которых был и его личный кабинет.

Сегодня следовало явиться в Зал Совещаний — он находился в конце коридора. Очень скоро все сгрудились перед пустой стеной, ожидая, когда представитель Совета «проявит» заклинанием нужную дверь. Почти сразу, откуда-то сзади, вышел довольно древний на вид волшебник в тёмно-лиловой накидке и чёрно-белом костюме: его густая чёрная борода ниспадала на грудь, а на высоком лбу и вокруг светлых глаз были морщинки.
Собравшиеся с трудом расступились, освобождая дорогу верховному магу. Он остановился, протянул руку, и, касаясь стены, произнёс хрипловатым голосом:

— Грондиар.

Тут же в алом сиянии на пустой стене возникла дверь. Чародей с чёрной бородой потянул за ручку и остальные, вслед за ним, прошли в огромный зал.
Рэтнил поспешил занять место под высоким окном, из которого сочился яркий свет. А, между тем, небо за окном было тёмное, и лишь на горизонте виднелась багровая полоса заката. Ровные ряды скамей активно занимались, рядом с мужчиной села Сейлор Венера, немного дальше — Властелины пустынь.

Девушка одарила Рэтнила лучезарной улыбкой, он попытался усмехнуться в ответ, а сам в панике подумал: «Что я здесь делаю?! Я же просто хотел не общаться с Пакиром, но не враждовать с ним!». Однако, что сделано, то сделано… не убегать же теперь из Зала Совещаний?!
Видимо, его сомнения отразились на лице, так как Сейлор Венера нахмурилась.

— Вы напряжены, — заметила девушка. — Но не переживайте: мы выиграем Совет, точно говорю! — добавила она с улыбкой.

Кивнув, Рэтнил устремил задумчивый взор в окно. Исход Совета волновал мужчину меньше всего. Он чувствовал себя отвратительно: после многолетней дружбы, пусть и завершившейся, перейти на сторону недругов Пакира как-то нехорошо. В конце концов, им обоим доставалось от Ариадны. И тот разочарованный взгляд Властелина ночи при встрече у правительственного здания до сих пор стоял перед глазами…

Нежное прикосновение руки Сейлор Венеры отвлекло Рэтнила от неприятных мыслей.
— Появились, — прошептала она.

Волшебник поднял голову. У стены стоял длинный стол, расположенный так, чтобы сидящих за ним было видно всем. Секунду назад за этим столом никого не было, но теперь там материализовались из воздуха шесть человек, среди которых был тот самый маг с чёрной бородой. Он и начал говорить:

— Добрый вечер, чародеи и чародейки. Многие из вас, конечно, знают нас, верховных магов. Но для тех, кто не знает, мы с радостью представимся. Я — Сандиэль Литлейн, Властелин огня из Пегассии…
Один за другим представились оставшиеся пять представителей.

— Итак, — Сандиэль сплёл пальцы, — нам очень приятно видеть всех Властелинов Пегассии вместе. Однако… — сделав паузу, он обвёл взглядом всех присутствующих. — Два дня назад мы получили от вас электронное письмо с обращением, касающимся Властелина ночи из Ореантоса.
— Позвольте, уважаемый Властелин огня, предъявить полученное нами письмо, — попросил коллега Сандиэля с белокурой недлинной бородой, волшебник по имени Оскар Варриор.

Сандиэль кивнул. Оскар произнёс заклинание, взмахнул рукой и в воздухе появились золотые буквы, образующие текст письма. Там говорилось о том, что Пакир никому не даёт спокойно жить, о дуэли, которая состоялась между ним и Антуаном. Говорилось, что после этой дуэли с родственниками Властелина пустынь стали происходить несчастные случаи, что Сейлор Плутон, союзница Пакира, угрожала. И, конечно о том, что Властелин ночи преследует всю семью Крейвеллин. Далее — призыв предпринять меры и подписи.

Пакир сидел на ряд ниже Рэтнила, рядом с Сейлор Плутон. Оскар называл имя того, кто оставил подпись под жалобой, а Властелин ночи оглядывался, ища глазами этого человека. Прозвучало имя Рэтнила, и в него тот час вонзился взгляд бывшего друга. Мужчина почувствовал, что ему жарко. Не выдержав, снова уставился в окно на вечернее небо.

— Властелин ночи, — снова заговорил Сандиэль, — что вы можете сказать по поводу этого письма?
— Простите великодушно, — снова вмешался Оскар, — но у нас есть ещё одно письмо. От Властелина ночи. Позвольте его предъявить.
Сандиэль нахмурился, но кивнул. Оскар снова взмахнул рукой. Старый текст в воздухе удалился, а на его месте появился новый.
Добавил: Akvarella |
Просмотров: 1039
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика