Главная

Глава 4

20.10.2014, 10:42
Система Фелуции. Борт лайнера “Гордость Фелуции”

Лейтенант Грэм Нэйв шел по коридору в сопровождении бойцов спецназа, величественно-грозных в своём боевом снаряжении. Непривычный бронежилет немного мешал Грэму, натирая бока плохо подогнанными ремнями, но это не могло остудить азарта молодого офицера. Трусивший рысцой впереди стюард остановился у двери каюты и неуверенно посмотрел на контрразведчика.
- Тут? - одними губами спросил Нэйв.
Стюард молча кивнул, протягивая в дрожащей руке свою служебную карточку-ключ. Лейтенант кивнул командиру спецназа, и операция по захвату республиканцев началась.
Спецназовцы бесшумно рассредоточились по сторонам дверей каюты, старший вставил карточку в прорезь и, едва дверь отъехала в сторону, в помещение влетела свето-шумовая граната. Оглушительно грохнуло, голубовато-белое сияние вырвалось в коридор, ослепив на секунду даже защищённые визором глаза Грэма, а в следующий миг спецназовцы уже влетели в каюту, крича:
- На пол! На пол, падла! Руки за голову!
Нэйв и командир отряда остались в коридоре, ожидая докладов.
- Объекты нейтрализованы, - пару секунд спустя доложил бесстрастный голос в наушнике.
Лейтенант обрадовано улыбнулся и вошёл в каюту.
Первое, что он увидел - это придавленного к палубе сразу тремя штурмовиками клона. Тот вращал невидящими после вспышки глазами и зло, совершенно по-звериному, рычал, напрягая мускулы и пытаясь вырваться из захвата. Еще двое контролировали Лорэй, тоже уроненную на пол. В отличие от клона, она мелко дрожала от ужаса и сопротивления не оказывала.
Мельком глянув на них, Нэйв прошествовал к шкафу, распахнул дверцы, не обращая внимания на предупреждающий оклик спецназовского сапёра, достал рюкзак и, откинув клапан, с победным воплем извлёк из него шлем республиканского клон-разведчика.
- Наши клиенты! - обрадовано воскликнул лейтенант и совершенно неподобающе для солидного офицера контрразведки подпрыгнул, воздев руки с зажатым в них шлемом.
- Куда их? - равнодушно поинтересовался командир группы, для которого, в отличие от сопливого лейтенанта, это задержание было уже неизвестно какое по счёту.
- Пусть пока полежат, - отмахнулся Нэйв. - И включите свет.
Кто-то из спецназовцев хлопнул по сенсору, и под подволоком зажглась яркая хрустальная люстра, явив взору контрразведчика идиллическую картину: на столе красовались остатки ужина, а к дивану был бережно прислонен иридонский завель, неизвестно как уцелевший в этой заварушке. Нэйв осторожно поднял инструмент, зачем-то потренькал струнами, прислушиваясь к их звуку, а затем положил завель рядом с рюкзаком.
- Закройте дверь, - распорядился он. - Подождём, пока лайнер выйдет на орбиту, и под шумок выведем задержанных. Нечего лишний раз пассажиров пугать.
Спецназовцы явно были не против такого плана, во всяком случае, возражений с их стороны не последовало. Закованных в магнитные кандалы пленников оставили лежать на полу, расположив в разных углах зала, и группа принялась обыскивать каюту. Нэйв помялся пару минут, чувствуя, что сгорает от нетерпения начать допрос, и уже хотел отдать команду заносить пленных по одному в спальню на первичный допрос, как взгляд его зацепился за пластиковое крошево на ковре. Приглядевшись, лейтенант понял, что это останки дешёвого одноразового гражданского комлинка, безжалостно растоптанные обутой в тяжелый ботинок ногой сорок последнего размера, и огорчённо вздохнул. От более экспрессивного выражения досады Нэйв воздержался, рассудив, что могло быть и хуже - к примеру, клон мог начать пальбу и тогда живым бы его точно взять не удалось. Ну а комлинк… что ж, бывает.
- Лорэй отнесите в каюту, - приказал Нэйв.
К его удивлению, клон, которому полагалось ещё минимум минут двадцать наслаждаться слепотой и звоном в ушах, поднял голову и замер, прислушиваясь. Стороживший его спецназовец звонко хлопнул пленного по затылку, заставляя опустить голову на палубу, а затем добавил пинка в бок, давая понять, что лишние телодвижения тут не приветствуются. Клон молча стиснул зубы и уткнулся лицом в ковёр.
- Интересно, а почему они одеты? - поинтересовался один из бойцов, подходя к лейтенанту с поясной сумкой в руке. - Нашли в спальне, сэр, - пояснил он, отдавая находку.
Грэм заглянул в сумку и удивлённо присвистнул: она оказалась набита кредитками и кредитными чипами различного достоинства, причём как республиканскими датари, не потерявшими хождения в пространстве сепаратистов, так и новенькими кредитками КНС.
- Вот у них всё и узнаем, - резюмировал Нэйв. - Как девица придёт в себя - тут же сообщите.
- Есть, сэр, - спецназовец вернулся в спальню.
Дальнейший обыск ничего не дал - кроме двух комплектов республиканской брони, двух карабинов Ди-Си-пятнадцать, снаряжения и потрепанного бластера “БласТех ДЛ-18” были обнаружены мужские и женские гражданские шмотки, немного косметики и бижутерии, и пакет с остывшими пончиками с заварным кремом.
- Задержанная слышит, сэр, - доложил карауливший Лорэй боец.
Нэйв прекратил панихиду над останками безвинно убиенного комлинка, вынул деку и вошел в каюту.
- Добрый день, мисс, - поприветствовал он лежавшую на кровати девушку, усаживаясь на пуфик. Спецназовец легко вздёрнул пленницу за плечо, усадив лицом к контрразведчику, пару секунд подумал и подложил ей под спину подушку. Та вздрагивала от каждого прикосновения, вжимала голову в плечи и мелко дрожала, явно пребывая в шоковом состоянии. Нэйв не был уверен, было ли подобное поведение следствием недавнего захвата, или последних дней, проведённых в компании республиканских клонов, но всё же невольно пожалел Лорэй.
- Я - лейтенант контрразведки Вооружённых Сил Конфедерации Независимых Систем Грэм Нэйв, - представился лейтенант, пытаясь абстрагироваться от неуместных сейчас эмоций. - А Вы… - он замолчал, предоставив Лорэй возможность представиться самостоятельно.
- Эйн… - голос девушки сорвался, она прочистила горло и всё же произнесла: - Эйнджела Лорэй. И вы только что убили мою сестру, лейтенант.
- Простите, что? - ошалело уставился на неё Грэм. - Поясните, мисс. Как так - убили?
- Эти безумные… существа… устройства… - Эйнджела явно с трудом подбирала подходящие слова, и Нэйв всерьёз опасался, что вот-вот станет свидетелем женской истерики. - Они сказали, что если я не буду делать то, что мне приказано, Ри умрёт. Он просто позвонит второму и тот пристрелит мою сестрёнку…
Лорэй судорожно всхлипнула и попыталась вытереть тёкшие из глаз слёзы плечом, попутно размазав тушь по щеке и одежде.
- Теперь ей конец...
Нэйв, настроившийся уже раскалывать несгибаемого республиканского шпиона, откровенно растерялся, глядя на плачущую девушку.
- Мисс... - он посмотрел на спецназовца, ожидая поддержки, но тот лишь развёл руками.
Нэйв полез в карман, вынул чистый носовой платок и неумело принялся вытирать лицо Лорэй.
- Успокойтесь, мисс, - приговаривал он. - Расскажите, как осуществлялась связь? Где Ваша сестра, не говорили?
- Н-не знаю, - рыдания усилились, что вкупе с бессмысленно блуждающим взглядом, вызванным временной слепотой, составляло жутковатое и подавляющее зрелище. - Я не знаю…
Тут она умолкла, судорожно всхлипнула и вскинула голову с выражением безумной надежды на лице.
- Они сказали, что в нас вживили какие-то следящие устройства! Так они нашли нас, когда мы сбежали на Раксус. Вы ведь сможете найти его и отследить такое же?
- Устройство? - Нэйв указал спецназовцу на девушку. Тот молча кивнул и провёл вдоль её тела рукой с встроенным в перчатку сканером, после чего отрицательно качнул головой и вновь замер неподвижным изваянием.
- Сожалею, мисс, - лейтенант вздохнул, - но никакого устройства нет. Клоны просто следили за вами с сестрой, летя тем же рейсом, что и вы, только первым классом. Вот и весь секрет, мисс, - он дождался, когда Эйнджела чуть успокоится и задал самый главный вопрос:
- Мисс, а что им вообще от Вас нужно? Почему такая погоня именно за вами с сестрой?
Неожиданно для лейтенанта Лорэй горько усмехнулась и незряче повернула голову в направлении его голоса.
- Идиотское совпадение, помноженное на кретинизм республиканцев, - ответила она куда спокойней. Видимо, смена состояний помогла унять начинающуюся истерику. - Мы с сестрой работали в одном заведении в Изисе, на Ондероне. Танцевали, если хорошо платили, то оказывали и другие услуги… И вот в один прекрасный день нас хватает пара каких-то ди’кутов и заявляет, что джедай передал нам какую-то важную информацию. Оказалось, что один из клиентов, который заплатил нам за ночь, был криффовым джедаем и благополучно где-то сдох, а эти… особо одарённые… вообразили, что он оставил нам что-то важное. Понятия не имею, что они искали, но они перерыли нашу комнату, обыскали нас, а когда ничего не нашли - заявили, что джедай сказал нам что-то на словах. Естественно мы ничего рассказать им не могли, а когда они пригрозили этими своими ножами, мы наплели первую пришедшую в голову чушь про то что Гривус находится на Нал Хатта. К сожалению, они не поверили и решили везти нас на Корусант, чтобы джедаи там покопались у нас в головах своими фокусами и узнали, что мы скрываем. Как будто мы бы не сказали, только чтобы они отвалили…
Тут она сообразила, что прозвучало это не слишком патриотично, и виновато пожала плечами.
- Простите, босс, но героически сдохнуть из-за чужих разборок нам не улыбается, и в герои мы с Ри не рвёмся.
Лейтенант задумался. В принципе, звучало логично, но его работа не предусматривала такой глупости, как вера на слово. Да, ему было жаль эту девушку и её сестру, но кто даст гарантию, что всё это - не талантливо разыгранный спектакль? Нэйв закинул ногу за ногу и изучающе уставился на Лорэй. Интересно, а как она запоёт, если сменить тактику? Пользуясь временной слепотой девушки, лейтенант условными жестами попросил спецназовца помочь в допросе. Тот кивнул, отстегнул от пояса складную шоковую дубинку, активировал её и внезапно рявкнул, хлопнув дубинкой по кровати рядом с Эйнджелой:
- Что за информацию вам передали? Отвечай, курва! Башку снесу!
От этого окрика Лорэй шарахнулась прочь, вжала голову в плечи и затравленно закрутила головой, пытаясь понять, откуда исходит угроза.
- Да не знаю я! - её голос вновь задрожал, будто она собиралась снова заплакать. - Если бы знала - давно бы сказала этим ди’кутам и сидела бы на Ондероне!
- Врёшь! - спецназовец вздернул девушку за воротник платья и едва ли не уткнул лицом в забрало своего шлема.
- Я тебе сейчас буду ломать пальцы на руках, - ласково пообещал он. - По одному, до тех пор, пока не узнаю всё, что мне нужно. Начинать?
Вот теперь у Лорэй началась настоящая истерика. Она начала незряче биться в руках солдата и громко кричать сквозь поток слёз:
- Не надо! Пожалуйста! Я сделаю всё, что вы хотите! Но я не знаю того, что вы просите сказать!!!
- Заткнись, - коротко бросил спецназовец и разжал руку, уронив Эйнджелу обратно на кровать. - Ещё раз заверещишь - сломаю тебе руку. Левую…. - из зала послышался удивлённый вскрик, грохот падения, затем озлобленная ругань в несколько глоток и характерные звуки, которые получаются при выбивании пыли из перин и дури из горячих голов.
Нэйв вскинулся было, но боец успокаивающе махнул ему ладонью и лейтенант вновь опустился на пуфик.
- Слышишь? - боец ухватил Эйнджелу за волосы и развернул лицом к двери. - Это из твоего дружка дурь выбивают. Хочешь, с тобой то же сделают?
Лорэй замерла, боясь даже шевельнуться, гулко сглотнула и закусила губу, сдерживая истеричные всхлипы.
- Н-не х-хоч-чу, - с трудом выдавила она.
- Тогда отвечай на вопросы, и всё будет хорошо, - спецназовец отпустил её шевелюру, легонько похлопал по щеке и спросил:
- Ну что, вспомнила, что тебе передали?
Слёзы лились по щекам Эйнджелы сплошным потоком, она снова вжала голову в плечи тем же движением существа, привыкшего к побоям, и, помедлив, всё же решилась ответить:
- Пятьдесят кредиток за секс, и шлепок по заднице на прощание - вот всё, что мне передавал этот криффов джедай. Лучше б он сдох раньше, чем мы встретились...
- Ну вот ты опять за своё… - вздохнул её мучитель и замахнулся для оплеухи, но был остановлен повелительным жестом лейтенанта.
Нэйв указал на мягкую флягу на поясе бойца, а потом - на Лорэй. Спецназовец кивнул, отцепил флягу от пояса и поднёс к губам девушки.
- На, попей, - буркнул он. - Пей, пока я добрый.
Та покорно отпила, звонко стукнувшись зубами о горлышко, захлебнулась от волнения и судорожно закашлялась. Спецназовец - сама доброта! - заботливо похлопал её по спине и продолжил поить. Нэйв терпеливо наблюдал эту картину и, дождавшись, когда Эйнджела напьётся, задал следующий вопрос:
- Мисс Лорэй, клоны не называли подразделения, в котором служат? Имена своих командиров? Как они обращались друг к другу?
Эйнджела пару раз моргнула и повернула голову точно к Грэму. Видимо, слепота начала проходить, и Лорэй уже могла смутно различать силуэты.
- Они называли друг друга какими-то номерами, - поспешно ответила она, радуясь возможности поделиться информацией. - Там были буквы и цифры, но я запомнила только, что один заканчивался на ноль, а второго, который со шрамом, он звал сержантом. Имени командира я не знаю, но он разбился при аварийной посадке на Джабииме.
- Где вы раздобыли документы? - вежливый тон Нэйва резко контрастировал с рёвом спецназовца.
- У какого-то мелкого уголовника, - с той же готовностью ответила Эйнджела. Она даже неосознанно подалась вперёд, навстречу Грэму, на языке телодвижений подтверждая готовность сотрудничать с “добрым копом”.
- И как вы на него вышли? - Грэм подмигнул спецназовцу и тот принялся постукивать дубинкой по спинке кровати.
- Какие-то шебсеголовые тупицы из местной банды пришли к нам в ночлежку качать права. Решили, что мы с сестрой работаем в районе без их разрешения. А эти… - она мотнула головой куда-то в сторону, далёкую от той, где действительно находился сейчас клон, - не разбираясь, начали палить. Одного решили допросить, он и рассказал, где делают документы.
- За документами ходили вы вместе? - Нэйв сделал пометку в своей деке о необходимости передать информацию коллегам на Раксус.
- Нет, тот, что со шрамом. Второй стерёг нас. Хотя мы не стали бы рыпаться, поверили, что они могут нас выследить через эти несуществующие маячки… Ублюдки, - с чувством припечатала Лорэй.
- Как с вами обращались? - задал несколько необычный вопрос Нэйв.
- Когда как, - нехотя призналась Эйнджела и невольно поёжилась. - Иногда били, иногда вели себя спокойно. Мы старались их не злить и чем-нибудь развлекать. Получалось так себе.
- Насколько клоны агрессивны?
- Когда они поймали нас на Раксусе, то избили, отрезали нашему клиенту ухо и чуть нас не поубивали. Если мы слушались, то они вели себя довольно спокойно, но это не помешало им хладнокровно пристрелить тех бедолаг в ночлежке. Они всё время твердили, что должны выполнить приказ. По-моему, они что-то вроде дроидов, которые следуют заложенной программе.
Эти слова заставили Нэйва призадуматься. Если клоны - как дроиды, то есть ли смысл допрашивать одного из них? Что, если тот активирует что-то вроде команды на самоуничтожение и просто сдохнет?
- Что означает Ваше “довольно спокойно”? - поинтересовался лейтенант, делая очередную пометку в деке. Ситх, нужен специалист по клонам, но он сможет прибыть не ранее, чем через четверо суток, а без него материал передавать отказываются, ссылаясь на секретность.
- Почти как люди, - коротко пояснила Эйнджела. И, помедлив, попросила: - Найдите мою сестру, сэр. Вы ведь сумели найти меня… И не убивайте этого ублюдка, пока не найдёте Ри. Он один знает, где его шаблов напарник.
Нэйв смотрел её в глаза и не мог поверить, что столь искренние переживания можно подделать. Эйнджела Лорэй действительно боялась за свою сестру и готова была сделать всё, чтобы спасти её. Это было настолько близко и понятно Грэму, да и всем нормальным людям, имеющим родных, что не могло не вызывать сочувствия. Интересно, понимали ли клоны те чувства, на которые давили, разлучив сестёр, или просто действовали согласно одной из инструкций (или программ?) вложенных в них республиканцами? Он невольно оглянулся на дверь, словно мог увидеть сквозь переборку предмет своих размышлений, а потом уткнулся в деку, чтобы не видеть умоляющих глаз Лорэй. Бесцельно прокрутив отчёт полицейских судмедэкспертов, лейтенант уже хотел сделать перерыв в допросе, но тут его взгляд ухватился за одно маленькое несоответствие, немедленно заставившее Грэма насторожиться.
- Как, говорите, были убиты те бандиты в гостинице? - старательно небрежным тоном спросил он.
- Не знаю, - Лорэй выглядела несколько растерянно от столь необычного вопроса. - Я была в соседней комнате и только слышала. Сперва был разговор, потом пальба, потом крики, допрос, а потом они прекратились. Наверное, его задушили, или что-то вроде… Нам не сказали, а я как-то не хотела спрашивать.
- Много стреляли? - всё так же небрежно поинтересовался Нэйв, словно задавал эти вопросы для проформы, просто чтобы протокол допроса заполнить.
- Не помню… - ещё больше растерялась Эйнджела. - Помню, что всё закончилось быстро, а сколько стреляли… мне как-то было не важно. Может, Ри запомнила.
- Угу… Спасибо, - Нэйв почувствовал некоторое разочарование - ухваченная было зацепка за ложь оказалась миражом: Лорэй просто высказала свою версию произошедшего, а не запуталась в показаниях.
- Ещё вопрос, мисс Лорэй: а почему в столь ранний час Вы и клон были полностью одеты?
- Мы засиделись допоздна, - пояснила Эйнджела. - Вечером я уговорила его пойти в театр, чтобы не вызывать подозрений, сутками сидя в каюте, а потом половину ночи объясняла значение представления и поведения людей в нём. После исполнила несколько произведений схожего характера на завеле, а потом, похоже, просто вырубилась и уснула. А клоны вообще постоянно ходят в своей броне, а если это невозможно, то в одежде. Не знаю уж, почему.
- Вы подвергались с их стороны домогательствам сексуального характера? - Нэйв старательно перемежал нужные вопросы с шаблонными, чтобы не давать собеседнице “настроиться на волну”, сиречь как следует продумать тактику ответов.
- Вообще-то нет, - нерешительно ответила подозреваемая. - Если не считать того, что даже переодевались мы под присмотром. Я даже не уверена, что в них вложили подобный интерес к женщинам.
- Как-то Вы это неуверенно произнесли, мисс, - поделился с ней своими наблюдениями Грэм.
Эйнджела пожала плечами и поморщилась, потревожив ушибленную при задержании руку.
- Это потому, что я и не уверена. Некоторым, знаете ли, доставляет определённое удовольствие бить и контролировать женщин, так что вполне может быть, что они просто любители… подобных развлечений.
Грэма покоробила даже не циничность этого признания, а то, как обыденно в устах Эйнджелы звучала эта грязь. Он не так давно работал, чтобы, подобно коллегам, очерстветь к подобным проявлениям изнанки жизни, и фраза Лорэй неприятно царапнула лейтенанта. Что же они все делают не так, если для многих в этот просвещённый век подобное - обыденность и рутина? Грэм понял, что испытывает перед девушкой совершенно нелогичное, иррациональное и откровенно неуместное чувство вины, словно это по лично его попустительству сёстры Лорэй вынуждены влачить столь жалкое существование пусть не на дне, но с изнанки общества.
- Вернёмся к Вашей сестре, мисс, - лейтенант усилием воли отбросил абсолютно ненужную жалость и вернул диалог в конструктивное русло. - Когда и при каких обстоятельствах Вы видели её в последний раз? Что при этом происходило?
- Клон со шрамом принёс документы, сказал, что на Корусант мы отправимся разными маршрутами, и мы разошлись. Это всё, сэр.
- Ваш геном не соответствует полностью геному человека. Почему? - вспомнил ещё один интересующий его аспект Нэйв.
- Моя то ли прабабка, то ли прапрабабка путалась с каким-то инопланетником, варианты меняются в зависимости от рассказчика этой семейной истории. Так что я на одну восьмую, или одну шестнадцатую с равным успехом могу быть викваем, эчани, или с кем ещё люди могут иметь общее потомство?
- Понятно, - кивнул Нэйв.
Похоже, версия о том, что сёстры - тоже продукт клонирования, отпадает. Жаль. Неужели он и вправду потратил столько сил и ресурсов на то, чтобы поймать двух забитых шлюшек и пару… биороботов, или кто там на самом деле эти клон-солдаты? Ситх, вот же анекдот - контрразведчик ловит проституток.
Нэйв вздохнул, почесал стилом переносицу, а затем достал свой ключ и отомкнул один из “браслетов” наручников.
- Так Вам будет удобнее, - пояснил он, вновь сковывая руки Эйнджелы, но на этот раз впереди.
В этот момент палуба мелко завибрировала, затем последовал лёгкий, почти незаметный толчок и всё вновь стихло - лайнер причалил к орбитальной станции Фелуции. Дождавшись, когда пассажиры покинут палубу первого класса, Нэйв подал команду выводить задержанных и, поддерживая Лорэй под руку, помог ей подняться с кровати и вывел в зал, где спецназовцы ставили на ноги клона. Зрение, по всей видимости уже вернулось к задержанной в достаточной степени, чтобы она начала понимать, куда её ведут. Едва Грэм подвёл её к двери, за которой был клон, она снова задрожала и инстинктивно прижалась к лейтенанту.
- Вам надо обуться, мисс, - вспомнил Грэм, посмотрев на босые ноги девушки.
- Да и умыться не помешает, - добавил он, подняв взгляд на её зарёванное личико и стараясь не обращать внимания на клона, молча смотревшего на них. Что-то во взгляде этого существа - лейтенант не мог с полной уверенностью назвать его человеком, - заставляло Нэйва напрягаться и не убирать руку далеко от кобуры. Клон смотрел так, словно уже видел, как голова контрразведчика разлетается от попадания луча бластера, и это не могло не нервировать Грэма. Обратив, наконец, внимание на то, как Лорэй цепляется за него, лейтенант успокаивающе сказал:
- Не бойтесь, мисс, он не причинит Вам вреда.
В ответ на эти слова Эйнджела молча кивнула, не сводя испуганного взгляда с клона, но всё равно отказалась хоть на мгновение ослабить хватку на плече Нэйва. Тому пришлось проводить её сперва за лежащей у дивана пары туфель, а потом и в санузел. Всё это время Лорэй держалась так, чтобы он всегда был между ней и клоном и лейтенант невольно поразился тому, как сильно республиканец сумел запугать не так уж и мало повидавшую в этой жизни женщину. Хотя, судя по тому, что его так и продолжали удерживать сразу трое бойцов спецназа, основания для этого у неё были.
- Сэр, - тихим, чуть дрожащим от волнения голосом попросила его Эйнджела, - вы же не оставите меня в одной комнате с… этим?
Она едва заметно мотнула головой в сторону клона, боясь даже встретиться с ним взглядом.
- Я его боюсь. Он меня убьёт…
- Нет конечно, мисс. Вам не стоит беспокоиться - он теперь под надёжной охраной, - успокоил её Нэйв.
Услышав эти слова, клон зыркнул на Лорэй, а потом вновь уставился на лейтенанта. И даже в шаттле он смотрел только на него, так что когда клона наконец передали отряду госсамских коммандос, в чьей юрисдикции была планета, и те увели его прочь, лейтенант невольно перевёл дух, чувствуя себя так, словно всю дорогу просидел в одной клетке с дикой нексу.
- Пойдёмте, мисс, - позвал он забившуюся в угол Эйнджелу. - Вас разместят на офицерской гауптвахте. Простите, но пока Вы под следствием, свободное перемещение запрещено. Ваши вещи доставят чуть позже. Есть какие-то отдельные пожелания?
Ответом ему был полный мольбы взгляд и тихий шёпот:
- Не оставляйте меня одну… Я боюсь, что он снова за мной придёт…
Поняв, как нелепо и неубедительно это должно было прозвучать, она постаралась добавить уже спокойней:
- Может, я вспомню что-то ещё, что поможет найти Ри. Если вы подскажете, что может вам помочь.
Последние слова прозвучали вполне разумно, но взгляд так и остался затравленным и умоляющим.
- Мисс, ну не могу же я жить с Вами в одной камере? - успокаивающе улыбнулся Грэм, ловя себя на мысли, что ему искренне хочется защитить эту девушку, вытащить из той ямы, в которую она угодила по собственному невезению. И тут же холодный голос рассудка ехидно посоветовал лейтенанту не вестись на смазливую мордашку, а включить мозги и подумать о том, что все эти испуганные взгляды и попытки воззвать к жалости - представление для дураков.
- Вы будете под надёжной охраной, - уже холоднее сказал он. - Госсамские коммандос, несмотря на свой скромный рост, одни из лучших солдат сепаратистов, мисс. С ними Вам нечего бояться. Лучше успокойтесь, отдохните и подумайте, что Вы можете ещё вспомнить, чтобы помочь нам найти Вашу сестру.
Эта новость почему-то не сделала Лорэй счастливей. Она посмотрела в ту сторону, куда увели клона, и неуверенно уточнила:
- А он будет в том же здании, что и я?
- Нет, мисс, - лейтенант вздохнул и протянул руку, предлагая девушке помочь выйти из шаттла. - Его поместят в тюремном блоке в здании контрразведки, мисс, так что не переживайте: между Вами и ним будет большое расстояние, вдобавок нашпигованное боевыми дроидами и солдатами.
- А я буду в какой-то другой тюрьме? С другими заключёнными?
Похоже, мысль остаться наедине с какими-то зеками пугала Эйнджелу не меньше, чем перспектива остаться одной. Всегда так с этими женщинами - они сами не знают, чего хотят.
- Нет, мэм, - терпеливо принялся объяснять лейтенант. - Вы будете жить в камере офицерской гауптвахты в комендатуре. Представьте себе однокомнатный гостиничный номер с раздельным санузлом. Только нет свободного выхода, и у терминала ГолоНет отсутствует функция комлинка - подключены только развлекательные и новостные каналы.
Эти слова наконец-то успокоили Лорэй и она чуть ослабила судорожную хватку на его руке.
- И я смогу в любой момент с вами связаться? Если что-то вспомню?
- Да, мисс, Вам достаточно будет вызвать охрану, и они тут же свяжутся со мной. В любое время суток.
- Обещаете? - тихо спросила Эйнджела, глядя ему в глаза.
Было что-то странное, и в то же время притягательное в том, каким безграничным доверием за ничтожное время проникается к тебе спасённое существо. За мгновение ты из чужака превращаешься в центр, пусть и временный, чьего-то мира, в единственную опору, за которую готовы цепляться с детской наивной верой в её несокрушимость.
- Обещаю, мисс, - кивнул Грэм, зная, что теперь точно будет навещать Лорэй, пользуясь любым благовидным предлогом.

Фелуция. Тюремный уровень здания Управления Контрразведки

Чимбик лежал на спине, мрачно глядя в потолок и размышляя о собственной глупости. Времени у него для этого было много: после первого же допроса от него отстали, убедившись в полной тщетности своих попыток вытянуть из сержанта хоть слово. К удивлению клона, его ни разу даже не ударили. Вежливый молодой лейтенант Нэйв, тот самый, что командовал группой захвата, задал лишь несколько вопросов - имя, звание, номер, часть, в которой служит Чимбик, - и, удостоверившись в нежелании задержанного сотрудничать, приказал увести его в камеру. И вот уже второй день сержант жил по тюремному распорядку: вставал по побудке, застилал койку, умывался, затем, гремя бачками, объявлялся дневальный и просовывал в окошко миску с острой похлёбкой, совершенно не похожей на ту безвкусную, тщательно сбалансированную по жирам, белкам и углеводам пищу, что ели клоны на Камино. Сержант безропотно съедал варево, мыл миску, ставил на полочку перед окошком, ложился на койку и принимался старательно разбираться в том, что происходит внутри него, и почему ему было так неожиданно больно и обидно от предательства Эйнджелы.
Да и было ли это предательством? Мир, в котором жили сёстры, был ненамного мягче мира сержанта, с той лишь разницей, что в сестёр стреляли реже, поэтому нечего удивляться тому, что Лорэй немедленно изменила свое отношение к клону ради спасения себя и своей сестры. В конце концов, она ведь права - Чимбик всего лишь клон, искусственно созданная машина для убийства, вдобавок, судя по его действиям, ещё и с браком. Сейчас она сдаст противнику рейс, на котором летят её сестра и Блайз, и задание будет провалено. Задание… Ситх подери, почему вместо того, чтобы думать, как сбежать и выполнить задачу, он лежит и вспоминает тот страх и ненависть, с которыми смотрела на него Эйнджела из-за спины того лейтенантика? Почему такой болью отдаются её слова? Как она сказала? “В одной комнате с… этим”? Поход в театр, её песни… Как же обидно понимать, что всё это было фальшью, игрой, всего лишь защитной реакцией существа, привыкшего задабривать более сильного, чтобы избежать побоев. Всё. Больше ничего не было.
Сержант вздохнул, сполз с койки и принялся отжиматься, с потом выгоняя из башки дурные мысли. Доведя себя до полного изнеможения, он вновь улёгся на койку и, наконец, принялся мыслить в конструктивном русле.
Итак, их взяли. Лорэй немедленно отмежевалась от него, объявив себя жертвой похищения. Испуг, попытка втереться в доверие… Ситх подери, а если она и её сестра всё же правда агенты? Умеют манипулировать людьми, умны, быстро реагируют на изменение обстановки, а что привычны к побоям - так неизвестно ещё, кто и как их готовил. Вдруг вся эта их беззащитность и безропотность - всего лишь часть легенды, маска?
Сержант рывком сел и принялся пошагово разбирать все события с того момента, когда он и Блайз разделились. Итак, до вечера второго дня Лорэй была под наблюдением, постоянно рядом с ним. Ранним утром их захватили. Как их нашли? Чимбик задумался, а потом тихо взвыл и с силой хлопнул себя по лбу. Кретин, он же сам дал ей комлинк в руки и оставил без присмотра! Доверился, купился на её игру, а финальным штрихом стал тот хлыщ из богатой семейки судостроителей, якобы владеющий информацией. Интересно, он правда аристократ-судостроитель, или тоже агент сепов? Поодо, это же надо было так вот опростоволоситься - лично дать в руки врагу средство связи и оставить без надзора, проще уж было самому влезть в наручники и явиться сдаваться. Теперь понятно, откуда вдруг в Лорэй появилось столько дружелюбия - она просто отвлекала его внимание, чтобы он не полез шерстить комлинк на предмет исходящих вызовов и сообщений. Массаж, театр, песни - ширма, позволившая отвлечь его внимание и протянуть время до прибытия группы захвата. Да, Лорэй была права - глупость он совершил сказочную.
- Таунтаун шебсеголовый, - вслух охарактеризовал себя сержант, а затем, неимоверным усилием выкинув из головы все посторонние мысли, сосредоточился на обдумывании плана побега. Но всё равно, нет-нет, да всплывал в памяти клона образ доверчиво прижавшейся к нему Эйнджелы.

Фелуция. Гаупвахта для офицеров

Жизнь Эйнджелы Лорэй последние два дня крутилась исключительно вокруг посещений лейтенанта Нэйва. Время между посещениями занимали мысли о предстоящей встрече и составление подходящего сценария для неё. Наблюдателям, которые могли следить за её поведением через скрытые камеры, она демонстрировала подавленное состояние, сменявшееся периодами беспокойства, беспричинного страха и тихими истериками человека, пережившего серьёзную эмоциональную травму. Она достаточно насмотрелась на подобное, чтобы безупречно изобразить каждую деталь. Вся её жизнь за последние десять лет была оттачиванием искусства обмана и чередой смены масок.
Наконец раздался деликатный и старомодный стук в дверь - Грэм старался не пугать её лишний раз и предпочитал стук резкому зуммеру местного интеркомма. Строго говоря, он мог просто входить в любой момент, однако считал необходимым предупреждать о своём появлении. Хороший человек, жаль, что всё так сложилось.
- Войдите.
Это была ещё одна маленькая традиция, сложившаяся за эти дни. Нэйв поддерживал иллюзию, что камера была её личной территорией, убежищем, в которое она вольна не пустить нежеланного гостя.
Эйнджела всегда позволяла ему войти.
Дверь открылась, явив пред её взором лейтенанта Нэйва, изо всех сил старавшегося изобразить исключительно деловой интерес. Карман его кителя слегка оттопыривался, скрывая очередной пакетик со сладостями, или другую мелкую контрабанду, припасённую для неё.
- Есть новости о Свитари?
Ещё один обязательный ритуал - начать разговор даже не с приветствия, а с новостей. Это позволяло поддерживать иллюзию целесообразности встречи и уменьшить неловкость, которую испытывал Грэм, каждый раз ища повод для визита.
- Нет, мэм, - так же, как и в прошлый раз, отрицательно ответил лейтенант, выуживая из кармана банку леденцов.
Глядя на это подношение, эмпатка подумала, что у военных в невысоких чинах что в Республике, что в КНС есть ещё одна общая черта - явно маленькая зарплата. Лейтенант между тем смущённо помялся и уселся на единственный стул в помещении, достав деку и старательно изображая деловитость. За его спиной в непривычно-низком дверном окошке мелькнула сморщенная морда госсама-караульного, затем прошипел уплотнитель, задраивая дверь, и в камере стало тихо.
- Я сниму китель? - поинтересовался лейтенант, вызвав ещё одну улыбку Эйнджелы: несмотря на жару, с которой с трудом справлялась система климат-контроля, Нэйв даже воротник не расстёгивал, не спросив разрешения.
- Конечно.
Эйнджела улыбалась следователю робко, неуверенно, жадно ловя каждое изменение его чувств. Все эти два дня она тщательно и кропотливо усиливала его привязанность к себе, неторопливо идя веками проторенной дорожкой от жалости до притяжения. И, судя по тому, что она ощущала в его душе, сегодня можно было переходить к следующему этапу.
- Хотите чая?
Хочет или нет, он не откажется, Лорэй это знала. Привычное дело, способ занять руки и заполнить паузы в разговоре - всё это успокаивало лейтенанта, безуспешно убеждающего себя, что он приходит к ней три-четыре раза в день только для того, чтобы узнать, не вспомнила ли она чего-то нового о своих похитителях и их планах. Она всегда старалась придумать какую-нибудь незначительную деталь, дававшую ему повод зайти ещё.
- Если вас не затруднит.
Он всегда отвечал так, как будто у неё тут было множество дел и забот.
- Вы - мой единственный гость.
И снова маленькая традиция - коснуться его пальцев, передавая чашку. На этот раз касание продлилось чуть дольше, чем того требовали приличия, и Нэйв смущённо прочистил горло прежде, чем задать набивший оскомину вопрос.
- Вам удалось вспомнить ещё что-нибудь?
Нет, сегодня она не будет сочинять небылицы про клонов, упоминать отдалённые планеты и системы. Сегодня они будут говорить о другом.
- Что со мной будет?
Лейтенант едва заметно вздрогнул, не ожидая встречного вопроса. Эйнджела чувствовала сожаление, неуверенность и чувство вины. Значит, ты не знаешь, Грэм. Или это зависит не от тебя.
- Когда следствие закончится, и ваша версия событий подтвердится - вы будете свободны, - не слишком убеждённо произнёс лейтенант Нэйв.
Вот так - не “если”, а “когда”.
“Ты сам веришь мне, даже если и пытаешься изображать из себя беспристрастного следователя. Осталось совсем чуть-чуть, главное - не торопиться”.
- А если оно не закончится? Если вы не найдёте второго клона? Если не будет способа подтвердить мои слова? Если… - она позволила голосу предательски задрожать - … если я никогда не увижу сестру?
На мгновение Эйнджела представила, что действительно никогда больше не увидит Ри, и позволила слезам беспрепятственно катиться по щекам. Растерянное бессилие Нэйва ощущалось ясно и отчётливо. Он поднялся со стула, не представляя, как её успокоить, и Лорэй порывисто обняла его, прижавшись мокрой щекой к плечу.
- Мисс… - он неуклюже коснулся её рукой. - Эйнджела… Успокойтесь, всё будет хорошо.
Он был полон такой нежности и искреннего желания помочь, что эмпатка невольно ощутила острый укол совести за то, как поступает с этим неиспорченным человеком. Но выбора у неё не было - Грэм был единственной доступной ей ниточкой, способной вывести на свободу, и упускать этот шанс она не собиралась.
- Не оставляй меня больше одну, - тихо прошептала она, глядя ему в глаза. Удержать взгляд - это целое искусство, которым она владела в достаточной мере. - Свяжи, закуй в кандалы, что угодно - только не оставляй в одиночестве…
Буря противоречивых чувств захлестнула Нэйва, уничтожив те стены, что он старательно возводил каждую их встречу. Пора.
Эйнджела коснулась его губ своими, сперва неуверенно, будто не зная, правильно ли поступает, потом порывисто и отчаянно, будто этот поцелуй был её единственным спасением. Да так оно, в общем-то, и было. Грэм, замерший в первое мгновение, прижал её к себе и ответил на поцелуй. Его эмоции, такие яркие и сильные, подсказали Эйнджеле, что он не слишком избалован вниманием женщин. Наверное, по этой причине он смог взять себя в руки только через пару минут.
- Простите, мисс… Эйнджела… Мы не должны этого делать. Вам нужно успокоиться.
В его голосе не было убеждённости, а сердце в груди колотилось так, что она ощущала каждый его удар. Наконец лейтенант сообразил, что его речь возымеет больший эффект, если при этом не обнимать подозреваемую, и смущённо опустил руки.
- Я не могу так больше… - Лорэй подпустила в голос немного истеричных ноток. - Когда я остаюсь одна, мне мерещится… разное. Мне постоянно слышатся звуки тяжёлых шагов за дверью, и кажется, что в камеру в любую секунду ворвутся клоны. Ночью мне снятся кошмары, и я просыпаюсь от каждого шороха…
Она задрожала всем телом и попыталась снова прижаться к Нэйву, но тот со всей возможной решимостью удержал её на расстоянии.
- Вы в шоковом состоянии, мисс, сейчас я принесу для вас успокоительное. Умойтесь, выпейте чаю, всё будет хорошо.
Чувства лейтенанта говорили совершенно о других желаниях, и Эйнджела не могла не восхититься его выдержке. На неё она и рассчитывала. Грэм усадил её на кровать, а сам вышел из камеры на поиски успокоительных препаратов. Эйнджела вытерла слёзы, пошла в ванную комнату, включила воду, сполоснула лицо и… достала из кармана комлинк лейтенанта Нэйва, который она вынула его из подсумка во время поцелуя. Поколебавшись одно мгновение (вряд ли за ней следили даже в ванной), Лорэй набрала номер Блайза, который узнала и заучила во время той прогулки с Лансом, когда Чимбик доверил ей комлинк.
- Блайз, это Эйнджела. У меня мало времени, так что слушай. Мы с Чимбиком попались, нас взяли ещё на борту лайнера. Мы на Фелуции, в столице. Насколько я знаю, Чимбик содержится в тюремном блоке местной контрразведки, я на офицерской гаупвахте комендатуры. Я стащила комм следователя, лейтенанта Грэма Нэйва, и сейчас же верну на место, так что даже не думай на него перезванивать. Вытаскивай своего брата. Я, скорее всего, со временем выберусь сама - пока они склоняются к версии, что я всего лишь случайная жертва. Только не грохните моего следователя, он явно верит в мою невиновность.
Пискнул дверной замок, и Эйнджела оборвала связь, спрятав комм в ладони. А где-то далеко, за несколько парсеков от неё, стоял Блайз и растерянно смотрел на Свитари. Звонок Эйнджелы круто изменил все его планы на жизнь…
Добавил: Gedeon |
Просмотров: 1500
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика