Главная

Глава 4.

ФАНФИК "ПРОИСКИ КАРИБСКОЙ ВЕДЬМЫ"

21.08.2014, 19:23
«Деймон! Деймон, пожалуйста, очнись!» - доносилось откуда-то издалека.
Приятные теплые ладони обхватили его лицо. Голос казался знакомым. Сознание, мучимое любопытством, пришло в себя. На вампира с тревогой и неподдельным беспокойством смотрели родные глаза карие глаза. Потом нежные руки легли на плечи Сальваторе, и что-то влажное уткнулось в шею.
- Елена, я искал тебя… - голос звучал хрипло, а в ушах до сих пор звенело. – Кто это так приложил меня?
Вампир попытался сесть, но понял, что связан.
- Я! И приложу снова, если ты будешь угрожать моему отцу! – металл в голосе резанул слух.
Перед ним стояла стройная девушка в высоких сапогах, черной шляпе и мужском наряде, который, надо отдать должное, сидел на ней идеально. А вот лицо он разобрать так и не смог: перед глазами все плыло.
- Джейн, пожалуйста, давай развяжем его, - взмолилась Елена.
- Нет, я ему не доверяю! Можешь остаться с ним, но, если попытаешься освободить, я прикажу тебя заковать в кандалы и бросить в трюм! Скоро вернусь, - пообещала дочь Барбоссы, - только выведаю у Воробья, что это за фрукт с ним приплыл, а потом выслушаю вашу версию! – И, грозно взглянув на Елену, Джейн покинула свою каюту, куда по ее приказу отнесли связанного мужчину.
- Елена, развяжи меня! – к Деймону начала возвращаться способность связно мыслить.
- Нет, Деймон, их в разы больше, ты не сможешь противостоять всем, и сбежать не получится - вокруг море. А Джейн… - девушка замялась, - она не такая плохая, как кажется. Я уговорю ее.
Сальваторе смотрел на Елену, которая то и дело касалась его лица, волос, гладила по голове и прижималась. Как же он соскучился!
- Деймон, ты потерял много крови, тебе надо восстановиться, - и девушка поднесла запястье к губам вампира.
- Нет, Елена, не смей! – и Сальваторе плотно сжал зубы. - Лучше развяжи меня и я сам найду источник! – пленник с силой дернулся, пытаясь освободить руки, но попытка оказалась тщетной, а в глазах снова потемнело.
- Не спорь хоть раз со мной, Деймон! Тебе нужны силы! Как ты будешь защищать меня в таком состоянии? – последний аргумент был веским и не лишенным смысла. - Если ты не сделаешь это сам, я порежу запястье и силой напою тебя своей кровью, – Елена, полная решимости, взяла со стола нож. - Но учти, так мне будет больнее!
- Стой! – Сальваторе не мог позволить ей причинить себе еще больший вред. - Я согласен!
Сколько раз вампир хотел выпить ее крови, вот так, чтобы она сама предложила. Запах тела девушки сводил с ума, а крови… «Ты – мой личный сорт героина!» - Деймон вспомнил популярную сказку про кровососов.
Елена поднесла запястье к губам связанного, закрыла глаза и задержала дыхание. Но, почувствовав на руке мягкий нежный поцелуй, расслабилась и улыбнулась.
Деймон, ощущая губами бархат ее кожи и вдыхая в себя запах крови и тела, не смог сдержать дрожь возбуждения. Вампир кончиком языка провел вдоль запястья, медленно, стараясь причинить как можно меньше боли, погрузил в плоть клыки и сделал первый глоток.
Судорожный вздох любимой и желанной девушки прошелся нервным импульсом по телу мужчины, а рука Елены сама потянулась к взъерошенным волосам вампира и зарылась в них. С каждым новым глотком Елена все больше возбуждалась. Ей хотелось слиться с Деймоном воедино, стать частью его. Гилберт желала, чтобы он выпил ее всю, до последней капли.
– Деймон… - слетело с ее губ.
Девушка открыла глаза, подернутые пеленой желания, и окунулась в море страсти. Никто и никогда прежде не смотрел на нее таким взглядом!
- Моя, - произнес вампир и слизнул кровь с двух аккуратных ранок.
Елена тонула в серых с кровавыми прожилками глазах. Ей нравился преобразившийся друг с хищными чертами лица. Не желая больше бороться с собой, она склонилась над ним и поцеловала.
– Елена… - со стоном Сальваторе выдохнул ей в губы.
- Елена! – кто-то грубо прервал их единение. - Это твой мужчина?
- Нет… - Гилберт узнала голос Джейн.
Вскочив с койки, на которой лежал Деймон, застигнутая врасплох, она покрылась пунцовыми пятнами и опустила глаза в пол, пытаясь унять сбившееся дыхание.
- Значит все, что ты рассказывала, правда? – Джейн глубоко задумалась. - Признаюсь, я не поверила тебе вначале, считая это пьяным бредом, но страшная история Джека меня убедила. Я знаю, когда он лжет. Не в этот раз.
Звон корабельного колокола оповестил о необходимости собраться всей команде на палубе. Джейн хотела выйти, потом, немного подумав, быстро подошла к вампиру и привычным движением разрезала путы, связывающие ноги.
- Не думай, что я боюсь тебя, но руки пока будут связаны.

- Я всех вас собрал здесь, так как «Черная жемчужина» возвращается к своему законному владельцу, - Барбосса оперся о плечо сияющего Джека Воробья. - И это не обсуждается!
По толпе, собравшейся на палубе, пронеслась волна негодования. Гул становился все сильнее. Кто-то в отчаянии выкрикнул: «Нас предали! Капитан – предатель!» Этот клич, подхваченный множеством голосов, словно раскат грома, обрушился на Барбоссу.
Джек проглотил улыбку и с беспокойством озирался в поисках безопасных ходов отступления.
- Что-то жарко тут у вас становится, зайду в другой раз, - шепнул Воробей Гектору и сделал пару шагов назад.
- Куда?! – пришел в себя старый морской волк и схватил мечтающего испариться Воробья за руку. Он выхватил револьвер и сделал несколько предупреждающих выстрелов в воздух.
- Заткнитесь все и выслушайте! Пока я ваш капитан!
Добившись тишины, Барбосса продолжил:
- Я допустил ошибку.
Капитан замолчал, подбирая слова. Эта речь давалась ему с трудом. Гектора никогда не интересовало мнение команды. Пример жестокости и бесстрашия, он читал в глазах своего окружения страх и уважение – этого было достаточно. Ему не нужна была чертова любовь. Мощью своего клинка и меткостью выстрелов он прокладывал себе дорогу в любых дебрях жизни. Единственной слабостью и искрой в его душе была дочь, красавица Джейн. Жена умерла при родах, подарив Гектору свою маленькую копию. Внешне похожая на мать, характером девочка пошла в отца и в каких-то качествах даже превзошла его. В этой малышке он видел продолжение себя. Несомненно, в ней заключалась его человечность.
- Опьяненный победами, я хотел большего… Неограниченной власти на водных просторах! – старый пират сделал паузу, глядя поверх голов своей команды. Гектор боялся встретиться с осуждающим взглядом дочери и уж совсем невыносимо было бы увидеть разочарование в ее глазах. - Три месяца назад мы заплыли в неприметную бухту, чтобы пополнить запасы воды. Но не только для этого… Я не распространялся об истинной цели нашего визита. Мне нужна была древняя ведьма, которая жила в тех местах. Легенда, услышанная мною несколько лет назад, гласила: «Ведьма по имени Тиа Дальма, в теле которой плененная душа морской богини, может сделать бесстрашного капитана неуязвимым повелителем морей и океанов». Ведомый тщеславием, я не прислушался к ее словам. Ведьма отказала мне, и я попытался ее убить. Тогда… - Барбосса собирался с силами.
Как тяжело было держать в себе эту тайну три месяца, читать непонимание в глазах дочери. Мучиться страхом, что беда уже близко, а поиски тщетны, и он никогда не найдет то, что ищет. Пират посмотрел на стоящего рядом Джека и, благодарный судьбе, выдохнул:
- Ведьма прокляла меня, всю команду и «Черную жемчужину».
Ропот и возмущение нарушили тишину, казавшуюся почти мертвой.
- Я виноват перед вами, но все это время я пытался исправить свою глупость! Ведьма обещала, что заклятие спадет, если вернуть корабль его капитану, а команда должна принять его.
Недовольство нарастало. Мнения членов команды разделились. Кто-то сочувствовал Джеку и готов был плыть под его началом, кто-то не желал признавать никого, кроме Барбоссы, некоторым вообще было все равно, от кого получать приказы и пинки.
- В чем заключалось заклятье? – знакомый голос оборвал все споры, и наступила тишина.
Капитана испытывал на прочность прожигающий взгляд дочери. Память неожиданно подкинула картинку из далекого прошлого. "Папа, а ты покажешь мне мир?" – маленькая девчушка, залезшая к отцу на колени, заглядывала черными пытливыми глазками в самую душу.
- Если кто-то из команды заберет человеческую жизнь до того, как «Жемчужина» вернется к своему хозяину и он вновь станет ее капитаном, проклятье ведьмы вступит в свои права. Корабль станет призраком, и все находящиеся на борту превратятся в живых мертвецов. Вы станете молить о смерти, - Гектор вспомнил слова ведьмы. - Но она будет глуха к вашим мольбам. Вы потеряете вкус к жизни и умереть тоже не сможете.

Первый раз бесстрашный капитан испытал чувство страха. Эти воспоминания никогда не сотрутся из памяти.
«А это, чтобы ты не сомневался в правдивости моих слов! – Тиа Дальма коснулась руки пирата, и его плоть на мгновение исчезла, демонстрируя кости, белые и гладкие. Как только ведьма убрала руку, все восстановилось. Жуткое ощущение отсутствия конечности еще долго не отпускало бесстрашного капитана после ухода от колдуньи.

Из этой истории каждый извлечет что-то свое, но можно поклясться, что ни один из участников не забудет той тишины, которая наступила после последних слов Гектора Барбоссы.
Беззвездная тихая ночь подходила к концу. Лишь иногда слабый порыв ветра хлопал парусами, и корабль выражал свое недовольство, поскрипывая канатами.
У команды был выбор: остаться на «Жемчужине» с Джеком Воробьем либо уйти с Барбоссой на «Разящий», но ритуал был соблюден, иначе проклятие бы вступило в силу, и все единогласно выбрали в капитаны Джека.
Джейн, погруженная в свои мысли, не сразу заметила подошедшую Елену. Девушка была одета в роскошное сиреневое платье с пышной юбкой и аккуратные туфельки на небольшом каблучке в тон наряду. Волосы свободно ниспадали на плечи. Гилберт была похожа на дорогую фарфоровую куклу.
- Хочешь, можешь надеть свою одежду, - смилостивилась пиратка.
Хозяйка вспомнила, с каким трудом ей удалось заставить пленницу надеть это платье. У Джейн не было ни сестры, ни брата, а в детстве ей очень хотелось иметь сестренку. И даже бесчисленное количество кукол не спасало положения. Ей было неинтересно играть с ними.
- Нет, не обязательно, я уже привыкла, - Елена улыбнулась и с сочувствием коснулась руки дочери капитана.
- Я не нуждаюсь в жалости! – отдернула руку Джейн. - Я никого не жалею, и меня не надо жалеть!
Девушка толкнула матроса, вставшего у нее на пути к капитанскому мостику.
- Испугаться заклятья?! Ты трус! – бросила дочь оскорбление в лицо отцу. - Я разочаровалась в тебе! Я не смогу плавать под твоим началом. Я останусь на «Черной жемчужине».
Истинная пиратка одарила презрительным взглядом отца, который за одну ночь превратился в старика, и, развернувшись, гордо удалилась. Никто не знал, что у нее творилось в душе. Джейн хотелось кричать от отчаяния, но она не могла позволить себе такой слабости. Капитан Барбосса, грозный разбойник и бесстрашный пират, учил дочь не знать жалости ни к себе, ни к другим.
Теперь только до Гектора дошел истинный смысл слов, сказанных ему вслед ведьмой: «Обретя спасение – ты потеряешь смысл».
Проходя мимо Елены с Деймоном, которые тоже пожелали остаться на «Жемчужине», Джейн молча вынула нож из-за пояса и разрезала путы на руках вампира, которые, к слову, он уже мог разорвать сам, так как силы вернулись к вампиру, но он не хотел идти на конфликт и подвергать Гилберт ненужному риску. Девушка обязательно вступилась бы за Сальваторе, и неизвестно, чем бы это закончилось.

Утром команда разделилась почти поровну. Люди, преданные Барбоссе, перекочевали вместе с ним на новый корабль. А Джек, с опаской поглядывающий на замкнувшуюся в себе Джейн, устанавливал свои порядки. Зная характер дочери Барбоссы и не желая ссориться, Воробей оставил за ней должность помощницы капитана и втайне надеялся помирить ее с отцом, чтобы избавиться от потенциальной угрозы.

- Почему ты вчера отказалась от совместной каюты? – Деймон подошел сзади и приобнял Елену за талию, слегка касаясь губами кончика уха и опаляя горячим дыханием. – Ты боишься меня?
Девушка слегка развернулась и замерла, не в силах отвести взгляд от влюбленного и счастливого вампира. Деймон излучал счастье и уверенность, и Гилберт стало не по себе от того, что ей придется сейчас сказать.
- Деймон… - она замерла в нерешительности.
Сальваторе, почувствовав ее напряжение, почти физически ощутил, как обрывается его душа. Мужчина предполагал, что последует за этой паузой.
- Я думала всю ночь… Деймон, прости меня… У меня чувства к твоему брату. Я не смогу бросить его. Я виновата…
- А ко мне? Ко мне, Елена, что у тебя? – вампир медленно отстранился и облокотился о борт, всматриваясь вдаль потухшим взглядом.
- Я не знаю! – честно призналась Гилберт.
- Я кретин! – с болью сказал мужчина и, засунув руки в карманы брюк и опустив голову, медленно побрел вдоль борта.
Елена боролась с желанием кинуться за ним и обнять. Но что она могла ему предложить? Неизвестность? Неопределенность своего сердца? Да, зная Деймона, она была уверена, что он бы не согласился быть с девушкой, которая не может выбрать. Гордость и собственное достоинство не позволило бы вампиру делить ее сердце с кем-то еще. Да и сама Гилберт никогда бы не стала морочить голову двум парням.
У отвергнутого в очередной раз Сальваторе в груди горело огнем. Все рухнуло в один миг: надежда, мечты, планы на будущее. Да, он тоже не спал в эту ночь, строя, как идиот, воздушные замки. Но чувства, разбудившие человечность вампира, в очередной раз были растоптаны. С него хватит! Внутренний зверь поможет избавиться от ненужных страданий! Сальваторе хотелось вцепиться в глотку любому, кто попадется на его пути, устроить кровавую бойню. Что ждет его по возвращении домой? Ревность и боль? Нет! Он останется здесь! Найдет способ отправить Елену обратно, к ее парню. И будет скитаться с Джеком по морям. Деймон скривился в болезненной ухмылке от собственных мыслей.
Жаль, что еще не изобрели холодильники, и вампир отправился в трюм, куда перекочевали пленные матросы с «Разящего».

***


Новый день, принесший перемены, подходил к концу. Корабли плыли друг за другом на остров пиратов в надежде набрать людей. В обеих командах остро ощущалась нехватка в матросах.
- Мы зайдем в эту бухту, хочешь ты того или нет! Она по пути, – Деймон сидел напротив Воробья с бутылкой рома в руках. – Ты корабль получил благодаря мне!
- Ладно, - нехотя согласился Джек. - Но я останусь на «Жемчужине».
- Ты думаешь, я настолько глуп? – вампир хитро прищурился. - В путешествие отправимся вместе, - немного подумав, добавил: - И Елену заберем. Не доверяю я твоим головорезам. И советую тебе прихватить свою помощницу. Не исключено, что к нашему возвращению корабля не будет, - Сальваторе рассмеялся. - Твое здоровье!
- А ты достойный враг и союзник, - заключил Воробей, наблюдая, как «демон ночи» поглощает спиртное. - Мне повезло и не повезло одновременно!
Мужчины расхохотались, довольные собой.

Деймон вышел на палубу. Вампир старался запрятать свои растоптанные чувства как можно дальше, и у него это почти получилось. Пустота в душе огромной дырой зияла в груди, но третья бутылка пиратского пойла под названием «Ром» немного сгладила эти ощущения.
Солнце тонуло в морской пучине, разливаясь на горизонте красно-оранжевым заревом.
Сальваторе любовался закатом, не замечая, что за ним наблюдают. Джейн, стоявшая чуть в стороне, с неподдельным интересом изучала незнакомца. Пиратка тоже топила отчаяние в алкоголе и вышла подышать свежим воздухом. Конечно, Елена представила своего друга, но Деймон все равно был для нее незнакомцем, чем-то запретным и неизведанным. Девушка не могла толком определиться со своими ощущениями.
Этот мужчина вызывал в ней бурю эмоций: его совершенное телосложение было словно выточено скульптором с соблюдением идеальных пропорций. Поджарый, с жилистыми сильными руками и накаченным прессом, выделяющимся небольшими кубиками на плоском животе. Черная рубашка странного покроя была расстегнута, и взору представало великолепное тело, которого хотелось касаться, позабыв все правила приличия и наплевав на гордость.
Джейн непроизвольно сглотнула. Ее тянуло к этому мужчине, словно магнитом, хотелось подойти и прижаться, ощутить сильные руки на своем теле. Она вспомнила, как загорелись глаза у Елены, когда та увидела своего друга, заметила, как ее щеки покрылись румянцем. И, конечно же, от пиратки не укрылось то, как Деймон отреагировал на появление Елены: чувства мужчины были искренними и неподдельными. И их поцелуй… Только это останавливало Джейн от попытки соблазнения этого красавца. Дочь капитана не привыкла быть второй или заменой кого-то, гордость не позволяла опуститься так низко.

***


«Черная Жемчужина» и «Разящий» бросили якоря у небольшой бухты, и лодки, спущенные на воду, направились к берегу. Нужно было пополнить запасы пресной воды. Но самое главное: здесь жила последняя надежда Елены вернуться домой.
Ведьма встретила путешественников на удивление приветливо.
- Тиа Дальма! – расплылся Воробей в обворожительной улыбке и раскинул руки, приглашая темнокожую женщину в объятия.
- Джеки! – и хозяйка, счастливо улыбаясь, пошла навстречу гостю, но, подойдя ближе, залепила смачную пощечину пирату. Его голова повернулась на девяносто градусов, а треуголка отлетела, но ее тут же поймал вампир.
- Анжелика в прошлом, любовь моя, - пострадавший виновато улыбался.
- Так это было за Розалинду! А вот это за Анжелику! – и ведьма «приложилась» к другой щеке с не меньшей страстью.
- Тиа Дальма!
- Да, мой воробышек! – и любовники слились в страстном поцелуе.
- Ну вот, - заключил Деймон, напяливая треуголку на голову казанове, - а ты не хотел плыть сюда!
- Что ж ты… - но не успел пират договорить, как «любовь» отвесила очередную пощечину.
- Прости, - сказал, смеясь, вампир, повторно водружая головной убор на место, - ты меня удивляешь все больше и больше!
Елена и Джейн стояли, не шелохнувшись, пораженные увиденным. Никто даже подумать не мог, что пират и ведьма знакомы. Деймон узнал в Тиа Дальме ту самую колдунью, которая похитила сначала Елену, а потом и его подкинула к своему ненаглядному воробышку. Жаль, что нельзя вырвать ей сердце!

- Ты же знаешь, зачем мы здесь? – с уверенностью спросил Воробей свою чертовку.
- Должен был восстановиться баланс. Мы, ведьмы, для этого здесь, - Тиа Дальма затянулась из огромной курительной трубки, которую держала в руках, и закатила глаза.
- Ты скоро изменишься, - сказала она утробным голосом, обращаясь к Джейн, сидящей напротив.
Девушка презрительно фыркнула. И тут же привычным голосом колдунья продолжила:
- Гордыня и алчность – два смертных греха господствовали в душе Гектора Барбоссы.
Услышав имя отца, Джейн с ненавистью взглянула на хозяйку, но Елена мягко взяла ее за руку, и этот жест подействовал успокаивающе.
- Опьяненный безнаказанностью и победами, он возжелал большего: захотел стать морским повелителем, - ведьма рассмеялась. - И твой отец посмел угрожать мне!
Глаза у колдуньи загорелись недобрым светом, и она хищно взглянула на дочь Барбоссы. Елена тут же закрыла собой Джейн, слегка растерявшуюся от такой резкой перемены в настроении хозяйки.
- Деточка… - обратилась она к Гилберт, и выражение лица неуравновешенной ведьмы в очередной раз поменялось на миловидное.
- Так! – Деймону уже начинала надоедать эта канитель. - Отправь Елену обратно!
- Красавчик… - нараспев произнесла ведьма. - Ты пришел ко мне? Научился хорошим манерам? – и она расплылась в сладкой улыбке.
- Что тебе нужно от нас? Скажи, и я сделаю это, – с уверенностью произнес вампир.
- На что ты готов ради нее? – спросила ведьма грудным голосом, кивком указывая на Елену.
- На все… - хрипло произнес Деймон, боясь взглянуть в глаза девушке брата.
- Так мне от вас ничего не нужно! - будничным голосом произнесла
Тиа Дальма, в очередной раз изменив интонацию.
- Но я вижу два влюбленных сердца, я вижу свет, исходящий от них, - шепотом, словно змея, прошипела колдунья и почти легла на стол, наклонившись к Деймону. - И хочу помочь…
- Ты ошибаешься, - Сальваторе почувствовал укол в области давно мертвого сердца, - нет никакой любви!
- А… Ну, тогда я не держу вас! – Тиа Дальма весело рассмеялась.
- Мне это надоело! – стукнул по столу вампир.
- Не смей!!! – вскочив, взревела ведьма, и толстое колье в виде змеи, висевшее на шее, ожило и, шипя, свалилось на стол.
Джек от неожиданности выронил стеклянный глаз, который вынул из шкатулки своей пассии. Воробей, зная характер любовницы, благоразумно не сел со всеми за стол, а расхаживал взад-вперед по хижине, набитой колдовской атрибутикой.
- Чаю будете? – ведьма плюхнулась обратно на стул и обвела ошарашенных гостей приветливым взглядом.
- Нам нужно домой, отпусти нас, - подала голос Елена.
- Детка, я не держу вас, - она взяла девушку за руку, - все зависит только от тебя. Вы вернетесь, когда придет время.
Вдруг все таинственным образом исчезло, и сидящие за столом гости упали на траву. Ни хижины, ни стола, ни стульев.
- Слушай свое сердце! – донеслось до Елены из ниоткуда.
- И всегда вот так! – смеясь, обрадовал друзей Джек, все еще рассматривая стеклянное око.
Неожиданно в воздухе нарисовалась рука ведьмы, выхватила стеклянный предмет у Воробья и пропала.
Вампир был чернее тучи: последняя надежда отправить Гилберт домой исчезла вместе с ведьмой. По возвращению на корабль Деймон не находил себе места. И даже алкоголь, выпитый в немереных количествах, не приносил удовлетворения. Капитан начал переживать за свои запасы спиртного, но, видя состояние напарника, не решался сказать ему что-либо.
Сальваторе раздражали все: Елена своей благодетельностью, Воробей – веселостью, матросы – просто потому, что сновали перед носом; только общество одного человека мог спокойно переносить вампир – Джейн. Всегда сосредоточенная, немного грустная, гордая и неприступная, она просто сидела рядом и молчала. Им не нужны были слова: оба одинокие и непонятые, сильные и жестокие, в молчаливом обществе друг друга находили успокоение.
Елену, как мог, развлекал Воробей. Девушка делала вид, что слушает его шутки и рассказы, но мыслями была далеко. Гилберт наблюдала за сближением Деймона с Джейн и ей это определенно не нравилось. Почему, она объяснить не могла. Но все сжималось внутри, когда она видела их вместе. А это случалось все чаще и чаще. Странно, за это время Елена почти не вспоминала младшего Сальваторе, а если и вспоминала, то вскользь. А вот мысли о Деймоне преследовали, не оставляя благоразумности Гилберт ни одного шанса.
Шла вторая неделя, и путешествие подходило к концу, когда на горизонте появился корабль. Им оставалось меньше двух суток и - «Да здравствует Тортуга!» Флейт «Черная жемчужина» был быстроходнее «Разящего», но, если корабли разойдутся далеко друг от друга, поодиночке у них нет шансов – слишком мало человеческого ресурса. Через пару часов сомнений не оставалось: их преследовал «Перехватчик» - парусно-гребное судно, по маневренности и скорости не отличающееся от «Черной жемчужины», оснащенное двадцатью пушками по каждому борту.
Видимо, капитан «Перехватчика», уверенный в своей непобедимости, решил дать бой сразу двум кораблям. Это было смело и глупо одновременно! Если суда пиратов возьмут преследующий их корабль в тиски и обстреляют из всех орудий с двух сторон – это будет легкая победа.
Приказав своим людям готовиться к бою, Джек узнал пренеприятнейшую новость: ядер и пороха было недостаточно для полноценного сражения. Капитан Барбосса последние месяцы был занят совсем не охотой за сокровищами. Оставалась единственная надежда на укомплектованность «Разящего», но, как выяснилось в последний момент, Гектор беспробудно пьет уже неделю и пользы от него не будет никакой.
Посовещавшись с командой, Воробей приказал в срочном порядке перекинуть на «Разящий» дочь Барбоссы, чтобы она взяла управление кораблем в свои руки.
- Будет ведь все не так, как в фильме? – Елена стояла напротив Сальваторе и с тревогой всматривалась в решительно настроенного вампира.
- Не так, - Деймон прижал девушку к груди. - Ничего не бойся, я с тобой.
Это было их первое примирение. После ее очередного выбора между братьями-вампирами Сальваторе избегал Гилберт.
Все, что происходило после, Елена помнила, как в тумане. Вот оглушил первый залп – и судно судорожно дернулось. Потом еще один и еще. Приказы капитана, топот, крики и выстрелы – все смешалось в пугающий гул. Девушка сидела на полу в своей каюте, обхватив голову руками, и молилась за Деймона. Канонада усиливалась, треск разрывающейся древесины резал слух, а крики раненых разрывали душу. Неожиданно распахнулась дверь, и вампир влетел на руках с окровавленной Джейн.
- Что с ней?! – Елена вскочила на ноги, пропуская Деймона к койке, на которую он аккуратно уложил пострадавшую.
- Она закрыла собой отца от выстрела, у нее пробито легкое, ей не… - мужчина помотал головой и отвернулся. - Пара часов, не больше.
Гилберт кинулась к Сальваторе и, обвив руками его талию, прижалась. Деймон пах порохом и кровью. Рубашка, прожженная и разорванная в нескольких местах, оголяла полоски кожи, испещренные свежими шрамами.
- Деймон, - Елена уткнулась носом в грудь вампира, - я боюсь за тебя!
- Мне нужно идти, - мужчина мягко отстранил плачущую девушку и, нежно поцеловав в лоб, выскочил из каюты.
- Е-ле-на… - пиратка с разметавшимися волосами, бледной кожей и слабым дрожащим голосом была так не похожа на прежнюю властную Джейн. - Отец… Он выжил?
- Да, все в порядке, - поспешила ответить Гилберт умирающей, не зная истинного положения вещей.
Елена разорвала найденную рубашку Джейн и плотно перевязала раненную. Но рана была глубокой и пугающей. Гилберт, сглатывая слезы, хоть как-то пыталась поддержать отважную дочь капитана, которая периодически приходила в себя и снова проваливалась в забытье. Молодой здоровый организм из последних сил боролся со смертью, но темное пятно крови, расползающееся по светлой повязке с пугающей быстротой, не оставляло надежды.
Но вот выстрелы, крики и лязг шпаг стали слышаться все реже - бой затихал. Теперь отчетливее доносились стоны раненых. Елена, замерев, гипнотизировала дверь каюты. Девушка старалась не дышать, так как с каждым вдохом предательский холодок подбирался все ближе к сердцу, заставляя работать его в усиленном режиме. Оно отчаянно стучало, готовое в любой момент выпрыгнуть из груди. Не выдержав ожидания, Гилберт выскочила на палубу.
В кино сражение выглядит эффектно и красиво, но реальность намного прозаичнее и страшнее: палуба и борта некогда черной «Жемчужины» теперь пестрели желтоватыми рваными «ранами» древесины. Тут же в нос ударил тошнотворный запах горелой плоти и дыма. Некогда живые и веселые матросы, принявшие смерть, в неестественных позах лежали на палубе. Тут и там слышались стоны раненных. Те из них, которые могли держаться на ногах, скидывали трупы в море. Складывалось впечатление, что палуба насквозь пропиталась кровью.
- Деймон, - дрожащим голосом позвала Елена.
- Иди сюда, - сильные руки притянули ее к себе и прижали к разгоряченному телу.
- Деймон, она умирает… Я не могу на это смотреть! Я так к ней привязалась, – девушка нервно кусала соленые от слез губы. - Неужели ничего нельзя сделать?
Вампир внимательно посмотрел на Елену.
- Оу, нет! – Гилберт отрицательно помотала головой, давая понять, что это неприемлемо.
- Почему? Это ей решать, не так ли? – он склонил голову набок, изучая, как меняется выражение лица девушки под влиянием эмоций. Елена боролась с внутренними принципами.
- Хорошо, - выдохнула она, решаясь. - Но ты спросишь у нее.
Деймон молча толкнул дверь и вошел в каюту.
Бледная, с потерявшими естественный цвет бескровными губами, но все еще красивая девушка смотрела на него смирившимся взглядом черных глаз.
- Я умираю, - сказала она голосом, лишенным беспокойства
и страха, и добавила с улыбкой: - А жаль…
- Я могу вернуть тебя к жизни, - Сальваторе, сделав небольшую паузу, продолжил: - Но эта жизнь будет в корне отличаться от человеческой. Ты будешь жить вечно, а умереть сможешь, если только тебе этого сильно захочется, совершив над собой насилие. Но жить ты будешь за счет других, возможно, убивая.
- Ты пугаешь меня? – Джейн закашлявшись, улыбнулась, и алая струйка потекла из уголка рта. – Я живу так, как только научилась держать клинок в руках. Если сюда еще добавится бессмертие – буду только рада.
- Тебе какое-то время придется пожить на суше, пока ты не научишься контролировать себя, иначе уничтожишь всю команду. И умрешь с голоду! – улыбнулся Деймон.
- Она согласилась, - выходя из каюты, сказал вампир Елене, которая места себе не находила, - я дал ей своей крови. Джейн захотела умереть сама, и она звала тебя попрощаться.
- Шляпу зацепили, сволочи! – выпрямляя треуголку, к Сальваторе подошел Воробей. - А ты у нас герой! Без тебя бы мы пропали!
- Ерунда! Обращайтесь! – уставший, но довольный вампир улыбался уголками губ. - Ты тоже отчаянный малый!
- Не спорю! – Воробей гордо надел треуголку и посмотрел вдаль. - Что это?!
Небо неожиданно заволокло тучами, и на горизонте поднялась гигантская волна, разбившись в паре километров от судна миллионами пенных брызг.
- Правильно говорят: «Беда не приходит одна!» - изрек старый матрос, тоже наблюдавший необычное явление. - Это кракен!
- Что?! – в один голос заорали Деймон и Джек.
- Когда ты успел получить черную метку?! - Сальваторе схватил Воробья за руки и с силой по очереди раскрыл ему обе ладони. - Это же не в этой части!
- Чего? Да иди ты к черту! Какая еще «черная метка»?! Тьфу-тьфу-тьфу! – и капитан покрутился вокруг себя. То же самое проделал старый моряк, стоявший рядом.
- Тогда чего ему от нас надо? - Вампир был в бешенстве.
- Возможно, его привлекли залпы орудий и запах крови, - сказал тот же моряк.
- Надо уходить! – Деймон лихорадочно соображал, как спасти Елену.
- Мы не можем! Перебитая фок-мачта «Перехватчика» рангоутом зацепилась за крюйс-марс «Черной жемчужины», - и Воробей указал вверх.
Действительно, корабль Джека был в ловушке.
Следующая гигантская волна разбилась почти у самого борта судна, образовав после себя огромную воронку. Корабль покачнуло, и он заскрипел мачтами.
- Чудовище нырнуло под нас! – заорал моряк и с разбега прыгнул за борт. Отчаянно гребя, старик довольно быстро удалялся. Но фортуна отвернулась от несчастного: гигантский щупалец вынырнул из воды, схватил кричащего и сопротивляющегося матроса и утащил под воду.
- Рубить канаты! – заорал заметавшийся по палубе Джек Воробей уцелевшей горстке матросов.
- Это твоя ведьма виновата! – крикнул Сальваторе капитану «Жемчужины», носившемуся по палубе, словно ужаленный.
Корабль слегка накренило, и по воде пошли подозрительные круги.
- Деймон, что происходит? – из каюты выскочила ничего не понимающая Елена и застала вампира, внимательно разглядывающего свою ладонь. Выражение лица мужчины было сосредоточенным, а взгляд отсутствующим.
- Елена, на мне черная метка, - вампир протянул руку Гилберт, - а под нами кракен.
- Кто? – в глазах девушки читалась растерянность.
- Чудовище-кальмар, обитающий в морских глубинах и способный поглотить корабль.
- Господи, нет! Это не может быть правдой! – Елена взяла за руку Деймона: левую ладонь вампира клеймило черное пятно.
- Боже…
- Елена, - он обхватил лицо девушки, заглядывая в родные глаза. - Я знаю, что делать! Кракену нужен только я, корабль можно спасти.
Словно услышав, что речь идет о ней, «Черная Жемчужина» покачнулась и выпрямилась.
До Елены начал доходить смысл сказанного.
- Нет! - Гилберт вцепилась в предплечье Деймона.
- У нас мало времени, - вампир притянул девушку за талию и наклонился, слегка касаясь ее губ своими. Сокращения ее сердца отдавались у него в висках. Елена запустила руку в торчащие непослушные волосы мужчины и ответила на поцелуй, ощущая на губах горечь своих слез.
Ей нужен только он! Деймон! Ее тело и душа давно принадлежат этому вампиру. Она не может потерять его, когда только обрела!
По палубе сновали матросы, кто-то кричал, капитан в панике отдавал бессмысленные приказы, но двое молодых людей ничего не замечали, время для них остановилось.
- Прости… - выдохнул Деймон в губы любимой и, не дав ей опомниться, ухватился за канат и вскочил на край борта. Грустно улыбнувшись ей на прощание, Сальваторе отпустил канат и упал в воду.
Ничего не соображая, словно в бреду, Гилберт подлетела к борту и увидела огромную воронку, в которую медленно, словно паря, падал Деймон.
«Слушай свое сердце», - вспомнились слова ведьмы.
«Коснуться его хотя бы еще раз», - подумала Елена и, перегнувшись через борт, кинулась вслед за ним.
Голова закружилась, и на несколько секунд кромешная темнота окутала девушку, и только свист в ушах говорил о том, что она перемещается в пространстве с довольно большой скоростью.

- Люблю! Люблю! Люблю! – повторяла она, словно мантру, целуя лицо Деймона.
Вампир медленно открыл глаза.
- Елена, если это сон, я не желаю просыпаться! – Сальваторе притянул сидящую у него на коленях Гилберт и властно поцеловал.
Девушка, растворившись в его объятиях, нежно гладила обнаженный торс мужчины. «Демон ночи» взглянул на экран телевизора. По ту сторону монитора улыбался Джек Воробей. Капитан «Черной жемчужины» снял треуголку и подмигнул напарнику. Сальваторе не удержался и, смеясь, закатил глаза.
Деймон был бесконечно счастлив видеть в глазах любимой отражение своих чувств.
Даже звук открывающейся двери не заставил Елену оторваться от своего вампира. Она так и осталась сидеть на коленях у Деймона, вцепившись в него, будто боялась, что он сейчас вместе с диваном отправится в пасть к кракену.
- Ребята, - с порога крикнул Стефан, - знакомьтесь - это Джейн.
Держа Стефана под руку, вошла стройная темноволосая незнакомка.
Девушка сняла солнечные очки, демонстрируя бархат ночи черных глаз.
И словно соленый бриз пронесся по гостиной…
Добавил: Джулия |
Просмотров: 1377
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика