Главная

Глава 2 "Глаза - зеркало души"

Тень черных крыльев

29.05.2014, 08:49
Наведаться в квартиру Аларика не удалось, потому что Елена не совсем вовремя заявилась в Гриль-бар. Как раз в тот момент, когда Дэймон направлялся к выходу в обнимку с симпатичной фигуристой блондинкой. Объяснять пышущей гневом Елене и готовой вот-вот свернуть шею ни в чем не повинной девушке, что это всего лишь ужин, было бессмысленно и равнозначно самоубийству. А потому пришлось отправить девушку восвояси, подальше от ревнивой фурии, коей в данный момент являлась Елена. И только заверения в вечной любви, совместный ужин и жаркий секс помогли убедить любимую в истинности чувств. Слава богу, сегодня обошлось без приступов галлюцинаций, которые в последнее время часто преследовали Елену. Кто ей только не мерещился: Рик, Джереми, Дженна, приемные родители. Даже Изабелл с Джоном, которые частенько заставали ее врасплох и в самое неподходящее время.

Но спать никак не хотелось. Этот треклятый пес и ворон с желтыми глазами все не шли из головы. Даже страстные моменты в объятиях любимой помогли забыться лишь на некоторое время. А теперь, когда Елена мирно спала, Дэймон лежал, подложив руки под голову, и рассматривал потолок. Казалось бы, жизнь только-только начала входить в прежнее русло, но нет, снова очередной крутой поворот. Древние, обращение Елены, смерть Аларика, кровная связь и все последующие события – все сплелось в какой-то один немыслимый клубок, распутать который мало кому под силу. Убийства, убийства и опять убийства… Возникало ощущение, что Мистик Фоллс вот-вот утонет в крови: людей, вампиров, оборотней, гибридов...

Некоторое время назад Дэймону непременно бы понравилось такое развитие событий: азарт преследования, всплески адреналина и бесконечное число доступных вкусных жертв. Но сейчас, когда Елена была рядом, он начинал уставать от такого пристального и назойливого внимания судьбы к их скромным персонам. Ему хотелось увезти ее подальше отсюда, спрятать от всего мира в какой-нибудь темной пещере, желательно на пару-тройку десятилетий, а то и веков. И будь что будет...

– Не спится? – насмешливо шепнул уже знакомый шелестящий голос, только на этот раз в нем не было ни капли злобы, только ирония.

Дэймон мгновенно вскочил с постели, ничуть не стесняясь своей наготы, и огляделся. В комнате было тихо, за исключением мирного дыхания спящей Елены. Ни одного постороннего шороха. Ни одного признака присутствия в доме живого существа. Насекомые не в счет.

– Ты не там ищешь, Дэймон, – снова дал знать о себе невидимый гость.

Вампир оскалился.

– Кто ты?

– Потерянная душа... – после некоторой паузы ответил голос. – Друг...

– Рик?! – осторожно спросил вампир, вновь присаживаясь на постель и натягивая на себя покрывало. Дэймон никогда не отличался скромностью, но сейчас, когда казалось, что незваный гость видит его насквозь, стоять перед ним без одежды было бы просто неуважительно.

– Я еще не нашел книгу, про которую ты говорил мне.

– Какую книгу? – задумчиво переспросил голос.

– Ну, ту, что ты мне показывал прошлой ночью во сне. О кицунэ.

– О кицунэ? – было похоже, что голос чрезвычайно удивлен; он даже не сразу нашелся, что ответить. – Но ты же знаешь, где ее искать?

– Да, – нахмурившись, ответил вампир. – Осталось только добраться до твоей квартиры... Слушай, Рик, может, ты все же покажешься? А то как-то неудобно разговаривать с воздухом.

– А кто сказал, что я – Рик? – насмешливо протянул голос.

Прозвучавший вопрос заставил Дэймона снова подскочить с кровати.

***


Коридор закончился металлической дверью с круглой, похожей на штурвал ручкой. Дамон попробовал повернуть ее, и та с характерным скрипом подалась. За дверью обнаружилось очень темное пространство. Мрак был настолько густой, что, казалось, его можно потрогать. И виднелся лишь небольшой, слабо освещенный круг посредине, будто кто-то сверху направил неяркий белый прожектор.

– Здравствуй, Дамон, - послышалось теплое приветствие откуда-то из темноты. Голос, произнесший слова, на этот раз был мужским.

– Откуда ты меня знаешь? – удивился Дамон, с осторожностью шагнув внутрь.

Пол под ногами был достаточно твердым и по звуку напоминал бетон, только почему-то черного цвета. А вот прозвучавший вопрос остался без ответа. Это напрягало.

– Смелее, - хихикнул уже знакомый женский голосок, и Дамон почувствовал, как кто-то или что-то легонько подтолкнуло его в спину.

С каждым шагом он ощущал необъяснимое желание убраться отсюда, тем не менее возможность получить ответы заставляла идти дальше. Добравшись до границы круга, Дамон остановился.

– Мы с тобой очень давно знакомы, Дамон, - мягко произнес мужской голос.

Из темноты на свет вышел высокий худощавый молодой человек лет двадцати, не больше, но его цепкий, пронизывающий взгляд выдавал богатый жизненный опыт. Черные волосы были довольно длинными для парня и заканчивались на кончиках темно-красным цветом, что очень походило на пляшущие язычки пламени, поднимающиеся от ворота его красной рубашки. Это придавало вошедшему зловещей загадочности. Заостренные утонченные черты лица наталкивали на сходство с лисьей мордочкой, а миндалевидные глаза, в глубине которых плясали озорные огоньки, светились золотистым светом. "Ни дать ни взять лисица", – мелькнуло в голове Дамона, на что незнакомец лукаво опустил глаза. Его лицо украсила широкая улыбка.

– Угадал, - не переставая улыбаться, загадочно произнес паренек. – Только не просто лисица, а кицунэ.

И в подтверждение своих слов он чуть наклонил голову на бок, демонстрируя Дамону ярко-малиновые кисточки лисьих ушек, задорно выглядывающие из-под волос.

– Ты читаешь мысли... Кто ты, черт возьми?

Нахмурившись, Дамон настороженно наблюдал за существом. Почему-то ему казалось, что за лукавой улыбкой незнакомца скрываются маленькие, но острые клыки.

– Я, черт, Ш...

Парень не успел закончить, как к нему подскочила очень уж похожая на него девушка. Точно. Близнецы.

– Какая прелесть! – хихикнув, перебила она уже знакомым серебряным голоском. Девушка едва не подпрыгивала от восторга на месте. – Он не помнит тебя! Это даже лучше, чем мы могли предположить, брат.

Миниатюрная незнакомка напоминала рядовую японскую школьницу и была на голову ниже того, кого назвала братом. Ее черные волосы тоже заканчивались красной, более яркой каемкой, но были значительно длиннее, чем у парня. Маленькие ушки топорщились, слегка подрагивая от нетерпения их обладательницы.

– Да, сестра. И это очень забавно, - приглушенно отозвался Шиничи, не отрывая блестящего взгляда от Дамона.

– Ты обещала, что я получу ответы, - напомнил он перешептывающимся близнецам. И те, подняв головы, незамедлительно двинулись к нему.

В их движениях было столько грации и изящества, что Дамон неосознанно позавидовал. Он сам не понимал возникшего духа соперничества. И это начинало раздражать. Ангельские улыбки близнецов, светящиеся золотые глаза и осторожные, выверенные движения делали их очень похожими на охотящихся лисиц, которые только что встретили на своем пути стаю куропаток.

Когда они направились к нему, взору Дамона открылось то, что прежде было скрыто мраком, – каждое существо имело по черному длинному пушистому хвосту, заканчивающемуся заостренным алым кончиком.

– Ну, разумеется, ты их получишь, – звонко рассмеялась Мисао.

Дамон только успел моргнуть, а она уже медленно кружила вокруг него, щекоча ноги кончиком хвоста. Ее же брат вольготно расположился на толстой ветке взявшегося из ниоткуда дерева. Он сидел, прислонившись спиной к стволу и насмешливо наблюдая за всем происходящим.

– И откуда здесь?.. – не успел спросить Дамон, как Шиничи услужливо ответил, сопровождая слова изящным жестом руки:

– Из твоих воспоминаний, Дамон...


***


– Кто ты? – оскалившись, повторил вопрос Дэймон.

– Как вижу, вариант "друг" тебя не устраивает, - обиженно подытожил голос. Вампир был готов биться об заклад, что невидимый гость надул губы.

– Нет. И зачем ты преследуешь меня?

Фразы вполне хватило, чтобы натянуть валявшиеся рядом с кроватью джинсы.

– А ты быстрый, - похвалил его незнакомец, и Дэймон с удивлением отметил, что интонации в голосе не мужские, а женские. В том, как были произнесены эти слова, явно слышалось неподдельное восхищение. А так им обычно восхищались только девушки. О втором варианте Дэймон предпочитал не думать.

– Я уже давно наблюдаю за тобой и твоей при... - вздох, - девушкой. Неужели тебе никогда не казалось, что в ней чего-то не хватает?

– Не-е-ет, - усмехнувшись, протянул вампир, заваливаясь обратно на кровать.

Он с любовью пробежался взглядом по темным прядям, разметавшимся по подушке, таким излюбленным чертам лица и изгибам фигурки, скрытой под простыней. Дэймон слегка наклонился над Еленой и, едва касаясь, погладил тыльной стороной ладони по щеке. И в очередной раз восхитился нежностью ее кожи.

– Нет, - уже тверже повторил он. - Она совершенна...

– Разумеется, - мурлыкнул голос. - И все же. Быть может, тебе хотелось... Ну, скажем, чтобы ее волосы были светлее? Или глаза... Например, голубые вместо карих, как чистейшее небо...

Последние слова были произнесены таинственным, едва различимым шепотом.

Дэймон замер, чуть склонив голову и рассматривая спящую Елену.

– Не думаю, - после некоторой паузы ответил вампир.

Но этой паузы было достаточно.

– Приглядись, Дэймон, – шепнул голос прямо в ухо. – Загляни внутрь себя... Разве ты ее не помнишь?

В голове вампира сразу же возник образ незнакомой девушки: золотистые волосы мягкими волнами обрамляли красивое с правильными чертами личико, а глаза, цвет которых был так близок к его собственному, светились добротой и всепоглощающей любовью.

"Она похожа на ангела... – промелькнула мысль. – Разве что крыльев не хватает..."

– Таких? – усмехнулся голос, и за спиной незнакомки сразу возникли тончайшие полупрозрачные сверкающие крылья, переливающиеся всеми цветами радуги.

Непроизвольный возглас восхищения сорвался с губ вампира, на что голос насмешливо хмыкнул. Но в следующую же секунду крылья исчезли, а девушка закрыла лицо руками и, рыдая, начала оседать на пол.
И Дэймону сразу захотелось броситься к ней. Он никак не мог понять своего непреодолимого желания утешить незнакомку, согреть ее в своих объятиях, сказать, что все будет хорошо. Ему до безумия хотелось коснуться мягкого золота волос, зарыться лицом в это благоухающее облако, вдохнуть умопомрачительный аромат ее кожи и испробовать на вкус пьянящий нектар ее крови.

Едва он подумал об этом, как лицо вмиг преобразилось, а белокурый ангел оказался рядом, в кровати, призывно вытянув руки и демонстративно подставляя шею. Утробно зарычав, вампир подмял под себя желанное тело и вонзил клыки в податливую плоть. А когда горячая сладкая кровь обожгла горло, эйфория настолько захватила разум, что вампир окончательно потерял связь с реальностью. Только трепыхающееся тело в стальных объятиях. Только пьянящее наслаждение...
Дэймон чувствовал, как жертва настойчиво, но безуспешно пытается вырваться, отбиваясь что есть силы, но лишь крепче прижимал ее к себе.

– Дэймон... Дэймон, прекрати же! – рвано выкрикнул "ангел", и вампир на мгновение замер, удивившись тому, что его позвали по имени.

– Но... откуда?.. – не успел он закончить свой вопрос, как "ангел" с нечеловеческой силой отшвырнул его от себя.

Хорошо приложившись головой о стену, Дэймон сидел на полу и с недоумением смотрел на "незнакомку".

– Ты с ума сошел?! – возмутилась она, достаточно быстро вскакивая с кровати и недовольно размазывая ладонью по шее алую кровь. – Мало того что таким образом разбудил меня, так еще и испортил мой любимый топ!

– Топ?! – прищурившись, переспросил вампир, с изумлением наблюдая, как быстро темнеют золотистые волосы "ангела". И глаза, полыхающие гневом, больше не цвета ясного неба, а карие. Темно-карие. Елена. Проследив взглядом за ее рукой, он сам неуверенно провел языком по губам. Кровь.

– Елена? – уже вслух тихо повторил Дэймон, все еще с трудом воспринимая реальность происходящего.

– А ты кого надеялся здесь увидеть? Уж не Ребекку ли?

Елена вопросительно изогнула бровь и, чуть склонив голову набок, настороженно наблюдала за ним.

– Нет... Нет, конечно.

Осознание произошедшего стало для Дэймона если не шоком, то заставило задуматься. Напугать видавшего виды вампира было довольно сложно, но вот такие реальные видения и странные события последних дней настораживали.

– Дэймон, с тобой все в порядке? Ты сегодня сам не свой.

– Слушай, Елена, а ключ от квартиры Аларика все еще у тебя? – вместо ответа поинтересовался Дэймон, поднимаясь с пола и утирая рот тыльной стороной ладони. Его взгляд все еще блуждал по комнате, периодически возвращаясь к Елене, как будто вампир ждал, что девушка вновь превратится в того белокурого ангела с синими глазами и сказочными крыльями за спиной.

– Зачем тебе ключ? Ты ведь можешь войти туда и без него, - пожала плечами девушка и направилась в ванную комнату.

Не поворачиваясь, она стянула с себя окровавленный топ и швырнула в угол комнаты. А Дэймон с возрастающим интересом наблюдал за действиями подруги. Сегодняшняя ночь и впрямь полна сюрпризов!

– Я в душ, - бросив на него лукавый взгляд через плечо, Елена кокетливо улыбнулась. - А ты присоединишься ко мне?
Не заставляя ее больше ждать, вампир мгновенно оказался рядом, подхватывая девушку на руки и наигранно рыча. И ее счастливый визг звонким эхом разнесся по особняку.

***


Пространство вокруг вмиг преобразилось. Мисао поблизости уже не было, а вот сам Шиничи и Дамон сидели вдвоем на ветке дерева, стоящего возле какого-то дома. Они наблюдали в окно за красивой незнакомой девушкой со светлыми золотистыми волосами. Она неторопливо расхаживала по комнате и разговаривала с кем-то по телефону. Дамон поднял руку, все еще сжимающую локоны, и неторопливо раскрыл пальцы. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – локон принадлежал девушке в окне. Сердце в груди предательски екнуло. Елена.

– Ты прав. Это Елена, - подтвердил лис и снова взмахнул рукой.

В следующее мгновение Дамон увидел себя ухмыляющегося на пороге комнаты. Напротив него стояла очень взволнованная Елена в пижаме, с распущенными волосами, как будто решала, делать ли ей шаг навстречу к нему. Дамон замер в ожидании, практически перестав дышать. И... она шагнула. Шагнула прямо в распахнутые объятия. И она принадлежала ему в тот миг. И он пил ее кровь, ее божественный нектар...

Вампир! Так он – вампир! Дамон тряхнул головой, прогоняя видение. Однако воспоминания были настолько сильны, что даже сейчас он все еще ощущал сладостный вкус ее крови. Его не покидало чувство пьянящей эйфории. Во рту появилась неприятная сухость, а десны заныли.

– Ха-ха-ха-ха! - в голос рассмеялся лис, откинувшись назад и запрокинув голову. Даже это он проделывал с невероятным изяществом. И Дамону тут же захотелось пару раз дернуть того за его лисий хвост. Видимо, эта мысль была не безосновательной, потому как Шиничи сразу же напрягся и поменялся в лице. Он прищурился, а его губы сжались в прямую линию.

– Не думай, что умнее меня, Дамон. Я знаю все твои воспоминания.

Лис снова взмахнул рукой, и перед ними раскинулась площадь одного из рынков Темного Измерения. Толпы снующих туда-сюда демонов, вампиров и прочей нечисти. Куда ни посмотришь - повсюду люди в кандалах, сопровождающие своих господ или прислуживающие в торговых лавках. Посреди площади на коленях стоит Елена, которую он, Дамон, нещадно избивает ясеневым прутом.

– Ты помнишь это, Дамон? – зашептал Шиничи. – Помнишь? Помнишь, как ты разделил с Еленой ее боль? Как вместе с ней получил десять ударов, до крови рассекших твою плоть?

Едва он это произнес, как вампир рвано выдохнул, резко отпрянув от ствола дерева. Спина словно горела. Нахмурившись, он слегка повел плечами, морщась от неприятного саднящего ощущения. Дамон нерешительно протянул руку, забираясь под куртку, и вязкая теплая жидкость сразу же смочила пальцы. Он знал, что увидит, еще до того, как вытащил руку на свет. Кровь.

– Больно, не правда ли? – сухо поинтересовался лис, за что заслужил еще один озлобленный взгляд.

– Убери это. Или я сдерну тебя с дерева. За хвост. Похоже, в прошлый раз это тебе не понравилось, да, Лисенок? – едко усмехнулся Дамон, вперившись глазами в паренька.

Тот недовольно фыркнул, точь-в-точь как настоящая лиса, и повелительным взмахом руки рассеял иллюзию.

– Ты еще пожалеешь об этом, - тихо отозвался Шиничи, не сводя с Дамона прищуренного взгляда. Он весь подобрался и напрягся, будто бы приготовился к решающему прыжку. Но потом, видимо, передумал и опять расслабленно откинулся на ствол дерева. - Смотри, вампир... Смотри и наслаждайся...

Новое видение застало Дамона врасплох. Он увидел себя и Елену на каком-то светском мероприятии, происходящем явно в Темном Измерении, о чем свидетельствовало вечно незаходящее красное солнце. И она выглядела… Дамон не сразу смог подобрать эпитет, чтобы описать великолепие представшего ему образа. Елена была похожа на богиню. "Платье богини..." – всплыли в памяти слова леди Ульмы, которая и делала эскиз наряда. Легчайший молочно-белый шелк облегал ее стройную фигурку, струясь изящными складками вплоть до сандалий. Все украшения, застежки, пряжка были изготовлены из золота и искусно отделаны жемчугом и бриллиантами. Золотистые волосы мягкими волнами ниспадали с плеч, и сквозь локоны таинственно поблескивали длинные алмазные серьги.
И "богиня" снова позволила ему в тот вечер вкусить нектара своей крови...

Совместные поездки, трепещущее от желания девичье тело в его объятиях, нежные поцелуи и одна душа на двоих – вот далеко не весь список самых сладких и самых сокровенных воспоминаний, которые услужливо показывал Дамону лис. Он с хищной улыбкой на лице наблюдал, как вампир, затаив дыхание, ловит каждый миг желанных видений, как все его существо вновь наполняется безграничной любовью к человеческой девушке и потребностью всецело обладать ею.

И в это мгновение Шиничи рассеял видение, подсунув взамен совсем иное: прекрасная Елена при полной луне с упоением отвечает на поцелуи другого вампира, его ненавистного младшего брата Стефана. Затем она вызволяет его из магической тюрьмы Темного Измерения, совсем позабыв про Дамона, про жертвы, на которые он пошел ради нее. А вернувшись в реальный мир, она снова и снова выбирает Стефана. Сте-фа-на.
Реакция вампира была незамедлительной: грозно зарычав, он схватил-таки Шиничи за пушистый черный хвост и резко дернул, легко приподнимая над веткой. Дерево тут же растворилось в сумраке, и вместо него под ногами Дамона снова был твердый черный пол.

Лис ойкнул и зашипел, извиваясь в стальной хватке в надежде высвободить свой многострадальный хвост: уж больно свежи были воспоминания. И, видимо, слишком громко он об этом подумал, потому как видение материализовалось, а Дамон захохотал во все горло, лицезрея практически такую же картину, только со стороны: по лесной тропинке передвигается злющий-презлющий Шиничи, хвост которого крепко-накрепко намотан на руку не менее озлобленного вампира.

– Ну что, Лисенок, - ухмыльнулся вампир, хорошенько тряхнув оскалившегося паренька, и с издевкой поинтересовался, заглядывая в сверкающие золотистые глаза: - Больно, не правда ли?

– Отпусти, - злобно прошипел Шиничи, перестав извиваться. – Я помогу тебе вернуть Елену. Я знаю, как сделать ее твоей Принцессой тьмы!

Дамон с недоверием посмотрел на притихшего лиса, но его слова острой болью отразились в сердце. По-видимому, тот не врал.

– И чем же ты мне поможешь? – хмуро поинтересовался вампир, отпустив наконец Шиничи.

Тот мгновенно принял вертикальное положение, пригладил растрепавшиеся волосы и, изящно откинув назад упавшую на глаза челку, улыбнулся Дамону как ни в чем не бывало.

– Для начала нам нужно выбраться отсюда.

– Нам? – усмехнулся Дамон, насмешливо приподняв бровь.

– Нам, - утвердительно кивнул лис. – Видишь ли, я сам не могу покинуть пределы этого пространства. А ты как раз можешь мне помочь. Заключим сделку?

– Почему я должен тебе доверять?

– Вполне закономерный вопрос, - обворожительно улыбнулся Шиничи, шагнув ближе к вампиру. – Может, потому, что я способен возродить все твои воспоминания?

Он неспешно кружил вокруг Дамона, ступая абсолютно бесшумно – истинный охотник, выслеживающий добычу. Лис намеренно касался пушистым хвостом вампира, а тот сразу отзывался тихим рычание, чем только забавлял первого.

– И что я должен сделать?

Дамон резко развернулся к нему лицом.

– Укуси меня, - спокойно потребовал Шиничи, шагнув ближе и с готовностью подставляя тонкую шею.

Вампир брезгливо поморщился: мало того что этот лис явно был не очень приятным на вкус, судя по исходящему от него запаху, так еще и парнем. А значит, получить удовольствия от обеда вряд ли получится.

– А это-то зачем? – не удержался от вопроса Дамон.

Лис картинно закатил глаза и всплеснул руками.

– А как же объединение разумов? Мне нужно проникнуть в твой, чтобы выбраться из этого места.

– Нет, - отрицательно покачал головой Дамон и отступил назад.

– Но ведь и ты будешь в моих мыслях и сможешь увидеть, что я ничего плохого не замышляю, - продолжал увещевать Шиничи, вновь подходя к вампиру. – И кстати, а я упоминал, как Елена до сих пор не может простить себе твоей смерти и горько плачет каждый раз, когда думает о тебе? - довольно шепнул лис, с удовлетворением отмечая, как встрепенулся Дамон.

Вампир резким, грубым движением притянул паренька к себе за шею.

– Учти, если я увижу, что ты меня обманул, – шею сверну, - холодно пообещал он и с наслаждением вонзил клыки в податливую плоть.

Обнаружив улыбающегося Шиничи у себя в голове, Дамон усмехнулся и сделал едва заметный приветственный жест рукой. А тот расплылся в широкой ухмылке и двинулся ему навстречу. Только с каждым движением улыбка становилась все больше похожей на хищный оскал.

– Теперь я – это ты! – торжествующе объявил лис и бросился на Дамона.

А в следующее мгновение разум вампира поглотила непроглядная тьма.


***


Оставив Елену нежиться в горячей ванне, Дэймон спустился в гостиную, чтобы пропустить пару стаканчиков виски. Алкоголь приятно обжег горло, растекаясь приятным теплом по телу.

Вампир неспешно прогуливался по коридору, а блуждающая улыбка никак не сходила с его лица. Как выяснилось, злить Елену бывает иногда очень полезно. Задержавшись на мгновение у зеркала, он оценивающим взглядом окинул свою фигуру. Красавчик! Дэймон подмигнул отражению и поднял бокал, отсалютовав самому себе. Последний глоток – и можно отправляться наверх. Но бокал так и замер в руке, не достигнув рта. Из зеркала на вампира смотрел совсем другой Дэймон – наглый, едко ухмыляющийся, с вызовом всему миру в черных как ночь глазах. Темные волосы в легком беспорядке делали образ более дерзким, а вот черная одежда, напротив, безупречно сидела, только подчеркивая все совершенства атлетической фигуры. Засранец, одним словом. Хищник. Идеальный убийца.
Дэймон усмехнулся и даже присвистнул от зависти: таким чертовски привлекательным он был в лучшие годы своей нежизни, когда охотился на молоденьких красоток. Последние же события совсем не оставляли времени для наведения безупречного внешнего лоска.

– Кто ты? – в очередной раз задал Дэймон свой вопрос.

– Я? Я – это ты, – невозмутимо ответило отражение, сверкнув черными глазами, и хищно улыбнулось, обнажая два ряда белоснежных зубов.
Добавил: Jastina |
Просмотров: 620
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика