Главная

"Если лучше приглядеться..." Глава 1: Это неправда

Если лучше приглядеться

14.08.2014, 00:02
Гарри Поттер стянул со швабры грязную тряпку и бросил ее в ведро с непрозрачной бурой водой. Затем схватил ведро за ручку и с задумчивым, мрачным видом потащился в ванную. Там он без особой брезгливости швырнул тряпку, с которой неумолимо стекала грязная вода, в ванну, после чего вылил содержимое ведра в унитаз. Затем вернулся к ванной, открутил горячую воду и принялся полоскать ведро.

Это лето оказалось еще более ужасным, чем Гарри представлял себе его, отправляясь на каникулы. Вот уже полтора месяца он вставал в пять часов утра, готовил завтрак, убирался, возился с газоном и кустами Дурслей, опять готовил, опять убирал, немного ел, хотя ему и не особенно хотелось - лишь для поддержки жизненных сил. Кроме того, он помогал тете Петунье делать какие-то глупые усовершенствования в хозяйстве - например, пересадить жутко яркие цветы из зеленого горшка в идентичный розовый. Когда Дурсли забывали о его существовании, за ненадобностью Гарри отправлялся бродить ближайшими улочками, которые, впрочем, ничем, кроме названия, не отличались от Тисовой. Разве только немного отдаляли его от родственников.

Вокруг, как правило, не было ни души. Солнце, которое все лето почти не пускало в свои владения ни единой тучки, до боли припекало голову, а пыль так и лезла в горло с каждым вдохом. Поэтому Гарри устало волочил ноги назад к дому Дурслей, где тихонько прокрадывался в свою комнату и падал на кровать. В такие мгновения мальчик начинал думать о последних событиях своей жизни, впадая в какой-то транс от безысходности, теряясь во времени. Потом вдруг вскакивал и начинал мерить комнату шагами, что-то обдумывая, и опускался на пол, сдерживая слезы. После смерти Сириуса Гарри часто плакал, как бы стыдно не было ему это признавать. Но только ночью, когда никто не мог его подслушать или увидеть, накрыв голову подушкой. Хотя даже тогда стыд не покидал Гарри. Его будто что-то разъедало изнутри. Постоянные укоры совести и дикое одиночество. Все это придавало каникулам пыточный характер, хотя для этого всегда было достаточно лишь присутствия Дурслей.

И полное отсутствие друзей. Они не писали Гарри. Он не получил от Рона или Гермионы ни одной строчки с самого начала лета. Поэтому Гарри страшно волновался, не случилось ли с ними чего-то. А может, кто-то перехватывал их почту? Вспомнилось, как на втором курсе Добби пытался "спасти" Гарри. Короче, он терялся в догадках.

С тех пор, как погиб Сириус - единственный действительно родной человек для Гарри, он не мог освободиться от ужасных мыслей, которые изливались в ночные кошмары. Гарри перестал огрызаться с Дурслями, не реагировал на издевательские реплики, чем, впрочем, только больше раздражал опекунов. Но больше всего он злил Дадли. Хотя Дадли его и боялся после случая с дементорами. Безропотным исполнением домашних обязательств Гарри надеялся хотя бы немного искупить свою вину в смерти крестного, понимая, что это просто смешно.

Предаваясь таким неприятным размышлениям, Гарри налил в ведро чистой воды, бросил в нее тряпку и добавил немного моющего средства. Тогда, взяв этот драгоценный сосуд, направился в коридор, где должен был домыть пол. Гарри засунул руку в ведро с водой, чтобы достать тряпку и содрогнулся - вода оказалась очень холодной, хотя он наливал горячую. Свет лампы, которая висела над головой, вдруг начал подрагивать и в мгновение погас. Гарри хотел вскочить на ноги, но почувствовал, как что-то дернуло его за левую руку - вода в ведре стремительно превращалась в лед. Мальчик изо всех сил рванул руку, другой придерживая ведро. Лед треснул, и Гарри, наконец, освободился.

Он поднялся на ноги и застыл, прислушиваясь, но ничего, кроме гробовой тишины не услышал. Было очень холодно. Стало как-то ужасно печально и одиноко.

"Дементоры... Что они здесь делают?", - подумал Гарри. Он изо всех ног бросился к чулану под лестницей. На дверях висел большой замок. Там, внутри, были все его хогвартские вещи, включая палочку. Дядя Вернон сразу по приезде Гарри из школы запер там все. Гарри вцепился руками в замок, панически пытаясь его сломать. Он прикусил губу и кинулся искать в доме что-нибудь, что могло бы помочь открыть дверь.

Вдруг ноги у Гарри подкосились, и он рухнул на пол, больно ударившись головой о журнальный столик. К нему приближалось трое безликих существ в черных капюшонах. Воздух наполнился мертвым холодом. Из-под капюшонов доносилось жуткое дыхание.

"Хорошо, что Дурслей нет дома", - подумал Гарри, стараясь унять дрожь. Он подумал, что хорошо было бы владеть беспалочковой магией, но возможно ли без палочки вызвать «Патронуса»?

В этот момент один из дементоров приблизился к Гарри вплотную, и все расплылось перед глазами. Дементор жадно высасывал энергию, оставляя ему только безнадежность. Подлетел еще один дементор, и еще. Настала темнота.

* * *

Гарри открыл глаза. Он лежал на широкой кровати с пологом, сделанным из зеленого проеденного молью и вышитого серебром бархата. Вся комната была отделана в том же мрачном, ветхом, но королевском стиле. Помещение было знакомым. Одна из комнат в доме Сириуса. Воспоминания о крестном нахлынули со старой болью, и Гарри понял, что слезы опять выступают на глазах. Нет, сейчас не время для этого! Нужно отвлечься от размышлений о Сириусе и попытаться узнать, почему он здесь. Гарри вспомнил о дементорах и мимо воли содрогнулся. Так. Значит, тогда он потерял сознание, верно? Наверно, его притащил сюда кто-то из Ордена. Значит, нужно пойти обследовать бывшую штаб-квартиру Ордена Феникса. Может, вернее, скорее всего, здесь есть еще кто-то...

С такими мыслями Гарри открыл дверь и, вооружившись палочкой, отправился навстречу неизвестности. В коридоре было темно, поэтому при первой же возможности он споткнулся и упал. Пыль под воздействием столкновения его тела с полом всколыхнулась, и клубы ее, закружившись в воздухе, успокоились на все еще лежавшем Гарри, заставив его одновременно чихнуть и кашлянуть, вызвав крайнее негодование вышеуказанного. Наконец, поднявшись с пола, Поттер отряхнулся и продолжил свой путь. Что-то ему подсказало, что нужно идти на кухню, где в прошлом году миссис Уизли готовила и подавала на стол такую вкусную еду. От воспоминания о еде у него скрутило в голодных конвульсиях живот.

Открыв дверь кухни, он увидел три уютных кресла, которых здесь раньше не было. Одно кресло было пустое. Как же Гарри обрадовался, когда в двух других обнаружил Рона и Гермиону! Они, видимо, были заняты разговором до того, как он вошел.

- Гарри! - Гермиона рванулась, чтобы обнять его, но села обратно в кресло, будто почувствовала какую-то слабость.

- Привет, Гарри, - улыбнулся Рон, хотя в голосе чувствовалась взволнованность.

- Привет... Что это с вами? И почему вы вообще здесь? Да и я... Кстати, я должен вам кое-что рассказать. - Слишком много было всего, что надо было узнать и обговорить.

- Эмм... - Гермиона замялась. - Гарри, мы тоже должны тебе рассказать что-то.

- На нас напали дементоры, - заявил Рон, нахмурившись.

Гарри опешил.

- Как это? На вас тоже?! - Его глаза округлились, а брови изогнулись дугой, выражая крайнее недоумение. - Когда?! Как?

- Позавчера, когда мы всей семьей поехали на свадьбу мистера Джобкинса, друга папы, наш дом кто-то подпалил, - Рон нахмурился еще больше. - Папа говорит, что это случайность, но я думаю иначе. Короче, дом сгорел дотла. Нам пришлось снять квартиру в Лондоне. Гермиона тоже приехала к нам. А вчера вечером мама послала нас в магазин. Мы шли обратно, когда..., - Рон слегка нагнулся вперед, будто кто-то мог его подслушать, - ну, фонари перестали светиться, стало холодно и так далее. И тут из-за поворота эти двое. Дементоры. Они это, стали, - Рон поморщился. - Ну, ты понял. Когда было уже хуже некуда, прибежал папа и запустил в них «Патронусом». Повезло, что он пошел прогуляться как раз. А нас отправили сюда.

Гарри не успел ничего сказать, когда дверь отворилась, и оттуда показался человек, которого Гарри сейчас меньше всего хотел увидеть. Северус Снейп стоял в дверях с пакетами шоколада в руках и самой кислой миной на лице, которую когда-либо видел мир.

- Мистер Поттер, – произнес он холодно. - Вижу, вам уже лучше.

- Да, сэр. Спасибо,- Гарри вместил в три слова весь сарказм Британии.

Снейп аристократически проигнорировал его и аккуратно вывалил пакеты на столик, который стоял рядом с креслами.

- После столь сильного потрясения, как встреча с дементорами, вам необходимо съесть этот гадкий продукт. Советую не избегать этой участи. Иначе вы еще долго будете вот так валиться с ног,- при этих словах профессор двумя пальцами остановил пошатнувшегося Поттера, и подтолкнул его к креслу.

Гарри ощетинился, но сел.

- Кстати, что вы здесь делаете? - Гарри сам немного удивился своей грубости и на всякий случай добавил: - Профессор?

- К превеликому моему огорчению, - начал Снейп ледяным голосом, - я по ничем не обоснованному приказу профессора Дамблдора должен присматривать за вами в этой дыре.

Гарри уже приготовился вцепиться профессору в глотку, но вместо этого порывисто схватил пакет с шоколадом и принялся его распаковывать.

Настала неловкая пауза, прерывающаяся только шуршанием упаковки, которую Гарри пришлось чуть не зубами грызть, чтобы достать шоколад.

- Чаю? - спросил неожиданно Снейп, оглядывая своих студентов, в частности - Поттера. Он продолжал стоять перед озадаченными детьми, с ровной спиной и невозмутимым лицом.

- Эмм... Если можно, сэр, - решила предупредить новую словесную дуэль Гермиона.

Зельевар взмахнул палочкой, и на стол опустился поднос с чаем.

- Наслаждайтесь,- кинул ледяным тоном профессор и направился к выходу.

- Профессор! - окликнул его Гарри.

- Да, Поттер?

- Как долго мы здесь пробудем?

- Боюсь, что до первого сентября, - раздраженно вздохнул Северус Снейп.

Гарри сглотнул, а Рон со злостью откинулся на спинку кресла.

- Спасибо, профессор,- попыталась поправить обстановку Гермиона.

* * *

И вот потянулись дни скучные, серые из-за запрета выходить на улицу. Детям оставалось только готовиться к началу учебного года. Снейп был безжалостен в проверке домашних работ. Кроме того, профессор решил, что им просто необходимо написать еще несколько двухметровых эссе по зельеварению, ведь у них столько свободного времени! Единственная связь с цивилизацией и обществом происходила через газеты, которые, впрочем, были скупы на новости и слова вообще. Снейп почти не разговаривал с друзьями и постоянно куда-то исчезал. Его почти все время не было в доме. А все немногое время своего пребывания в доме Блеков Снейп проводил в лаборатории. Он даже не ел вместе с ними. Гарри тихо радовался такому положению вещей. Друзья, кажется, разделяли его мысли. Только изредка зельевар появлялся, чтобы что-то им сообщить или наорать на учеников за мешающий ему шум.
Большую часть времени они трое проводили за разговорами. Рон и Гермиона рассказывали, как они провели начало лета, а Гарри отмалчивался, стараясь не вспоминать свои каникулы. Иногда ему так хотелось тоже похвастаться, как это делали друзья, поездкой в Индию или жизнью в палатке где-то в лесу, далеко от людей с любящей семьей. Он предпочитал об этом даже не задумываться.

Утром тридцать первого августа Гарри приготовил бекон с сыром и тосты. Впрочем, это не имеет никакого значения.

Гарри сидел за столом в кухне и колупал еду вилкой, вычитывая что-то в "Ежедневном Пророке".

Вошла Гермиона, и Гарри поднял взгляд. Волосы, чуть больше обычного растрепанные, очень красиво спадали на плечи гриффиндорки. Одета она была в милую розовую пижаму, немножко на нее большую. То, что в уголке рта у нее осталась зубная паста, а щеку украшал отпечаток подушки, Гарри благополучно не заметил, будто кто-то наложил на нее иллюзионные чары.

- Гермиона, - Гарри на секунду запнулся. - Ты красивая, - выпалил он.

Девочка покраснела.

- Эмм... Спасибо. Но ты ведь шутишь? - Усмехнулась Гермиона. - Я просто не могу найти своего гребешка, ты не видел его?

- Нет, - ответил растерянно Гарри.

- Я побежала, а то еще Снейп нагрянет...

- Доброе утро, мисс Грейнджер, - профессор стоял в дверях.

- Доброе... профессор, - смутилась Гермиона.

- Немедленно идите наверх и приведите себя в порядок.

- Да, сэр, - Гермионы уже и след простыл.

- Поттер, нам нужно поговорить.

- И о чем же... сэр? - Гарри опустил вилку в тарелку.

Зельевар вместо того, чтобы одернуть мальчишку, повернулся к двери и еле слышно сказал заглушающее заклинание.
Гарри на всякий случай нащупал в кармане палочку.

- Итак, - Северус Снейп сел на один из стульев возле стола. - Вы должны кое-что узнать.

Гарри занервничал не на шутку.

- Дамблдор решил, что вы должны узнать кое-что. - Снейп сглотнул. - Что скрывать это от вас больше нельзя. - Он, кажется, терял контроль над собой. Быть такого не может, чтобы Снейп терял над собой контроль. - Вы...

- Что, профессор? – Гарри, в свою очередь, терял терпение.

- Вы - мой сын.

В глазах у Гарри Поттера потемнело. Уголки рта сначала плавно сползли вниз, потом он немножко нагнулся вперед, выпрямился и нервно засмеялся.

- Это же шутка, да?.. Профессор? - Улыбка стерлась с лица мгновенно, когда Гарри увидел очень серьезное лицо Снейпа. - Ведь вы пошутили?..

- Нет.

Гарри несколько раз открыл и закрыл рот.

- Вы что, считаете, я вам поверю? Это что, такая проверка, или вы снова издеваетесь? - Гарри не успевал за своими эмоциями. - Простите, профессор. Я...

Молчание. Как он может молчать и быть таким серьезным?!

- Нет, вы мне скажите, что это значит? - Гарри встал из-за стола и вцепился в спинку кресла вдруг похолодевшими пальцами.

- Профессор Снейп, вы уверены, что с вами все нормально?

Он молчит и смотрит Гарри в глаза. Своими черными туннелями. Лицо остается бесчувственной маской, но он не опровергает сказанного.

- Нет, я вам никогда в жизни не поверю, это бред сумасшедшего, это... бред! - Гарри мысленно молит профессора сказать хоть слово, прервать это жуткое молчание.

- Я твой отец, Гарри.

- Нет! – произнес Гарри четко. – Это невозможно. Мой отец Джеймс Поттер. А то, что вы говорите – бесполезное вранье.

- Это правда.

- Нет, - Гарри почувствовал, как его лицо покидает последняя капля крови.

- Это так.

Гарри отрицательно помотал головой, пытаясь что-нибудь понять, как-нибудь ответить, что-то сделать, решить... Он медленно опустился на пол возле стены.

- Гарри, выслушай меня, - профессор подошел к нему.

- Оставьте меня.

- Гарри...

- Оставь меня, чертов ублюдок! – заорал Гарри, удивившись своему голосу.

Снейп на секунду застыл на месте со странным выражением на лице. Развернулся.

Гарри услышал, как прикрылась дверь. Он закрыл лицо руками и опустил голову на колени. В голове у Гарри царила жуткая, все испепеляющая пустота.

«Это неправда, неправда, неправда», - повторял он в мыслях своих, словно мантру какую.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 1896
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика