Главная

Глава 14

20.10.2014, 11:01
Зайгеррия. Окрестности Талоса

Хаусбот несся по дороге на максимально возможных семидесяти километрах - при более высокой скорости обладающая огромной массой махина просто бы не вписалась в поворот. Блайз спустился вниз, оказывать помощь пострадавшим при эвакуации, а пришедший в себя Чимбик - хоть его ещё и слегка потряхивало, - вытянул из рубки бессознательного зайгеррианца, уложил на палубу, приковал найденными в одной из кают наручниками к утке и побрёл на корму, следить за дорогой на случай погони.
Вскоре снизу поднялся Блайз в сопровождении внушительно выглядевшего барабела с травянисто-зелёной блестящей чешуёй. Тот успел разжиться поясом с кобурой, в которой красовался бластер, и ножнами, почему-то пустыми. Раздвоенный язык ящера то и дело показывался из безгубого рта, полного длинных острых зубов, а сам барабел выглядел по меньшей мере раздражённым. Для стороннего наблюдателя зрелище было пугающим, но знакомые с этой расой возразили бы, что данный ящер находится в относительно хорошем настроении.
- Нельзя дёргать ошейник, - объяснял ему Блайз. - Их часто настраивают так, чтобы в случае попытки сорвать без ключа они убивали носителя. Ты ещё скажи спасибо, что твой дружок жив остался, только вырубился. Очнётся - по рукам ему нахлопай, чтоб не тянул их, куда не надо… - он перешагнул через зайгеррианца, словно через бревно, и распахнул дверь рубки.
- Блиц, дай пожалуйста ящик с инструментами - ошейники снимать буду, - попросил он.
Коммандер, не отрывая взгляда от дороги, на ощупь нашёл нужный бокс, открыл, выудил ярко-красный ящик и протянул Блайзу.
- Как там Чимбик? - спросил он, всей своей напряжённой позой выдавая искреннее раскаяние за свою выходку.
- Норма, - улыбнулся под шлемом Блайз. - Потом ему успокоительного дам.
Язык шедшего рядом с ним барабела чаще засновал между зубами, являясь верным признаком того, что ящер внимательно в чему-то принюхивается. Массивный чешуйчатый хвост резко заходил из стороны в сторону, из горла барабела вырвалось громкое шипение и он, без всяких объяснений, выскочил на палубу.
- Трус-с-сливая тварь! - с присвистом рявкнул ящер, не сводя взгляда с всё ещё валяющегося в отключке зайгеррианца. - Я с-сниму с него ш-шкуру, ос-с-свежую и с-съем!
То, с какой решимостью он шагнул к остроухому не оставляло сомнений - угроза была не пустыми словами, а чётким планом действий.
- Э, охолони! - завопил Блайз, вклиниваясь между барабелом и его потенциальной жертвой. - Ты чего так взъелся? Ну, ушастый, и что? Мы его даже допросить не успели, а ты уже шкуру с него содрать собрался. Он что, лично тебе что-то сделал?
- Эта ш-шерс-с-стистая мрас-зь, - ящер хлестнул хвостом по палубе, едва не оставив вмятину в настиле, - и ес-с-ть тот, кто с-считал с-себя моим хос-зяином.
- О! - удивился Блайз. - Садж, ты слышишь?
- Слышу, - откликнулся Чимбик. - Он нам пригодится.
Блайз кивнул, хотя знал, что сержант его не видит, и вернулся к разговору:
- Дружище, тогда тем более оставь эту погань. Он может много полезного рассказать, не надо его прям так с ходу в распыл пускать. Мы его на Корусант отвезём, а там его живо разговорят. Представляешь, скольких ещё можно будет вытащить из рабства, когда этот гад запоёт? - клон говорил искренне, действительно веря, что Республика пришлёт эскадру и наведёт порядок, когда узнает о творящемся на Зайгеррии беспределе.
- Влас-сти ничего не предпримут-с, - оскалил ужасающую пасть ящер. - Это легальный бис-с-снес-с-с. Ты что, вчера родилс-с-ся? Грохнем зас-с-сранца и дело с-с-с концом!
- Какой легальный бизнес, ты чего? - возмутился Блайз. - Нас учили, что работорговля - это криминал, им пираты промышляют! И этот урод… - он пнул по ноге зайгеррианца, - … расскажет абсолютно всё. Нельзя гробить такой источник информации, понимаешь? - едва ли не взмолился он, совершенно не желая вступать в противостояние с двухметровым ящером.
Барабел ещё пару раз гневно хлестнул хвостом и, всё же, отступил.
- Будете его допрас-шивать - отрежьте мне кус-с-сочек на ужин, - прошипел он и, к немалому облегчению клона, вернулся в рубку. - Где инс-с-струменты?

В мелких заботах и хлопотах прошёл остаток пути. Добравшись до поляны, на которой стояли захваченные корабли, клоны приступили к распределению спасённых по отсекам корабля покойного Бората, как единственного, способного принять на борт такую ораву. Всего удалось спасти почти сотню разнообразных существ, и всех их необходимо было разместить, накормить и обеспечить минимальными удобствами. К счастью, на помощь клонам пришли Таки, Расмира и тот самый барабел, проявившие неплохие организаторские способности. Их вмешательство позволило Чимбику добраться до рубки и связаться с республиканской эскадрой, которая обещала вызвать эвакуационный корабль. Сержант набрал необходимую комбинацию, подключил разъем к наручу и отправил кодированным пакетом текстовое сообщение с просьбой принять корабль с гражданскими лицами. Про сестёр клон решил пока не сообщать, предпочтя сначала разобраться со своими сомнениями, а уж потом принимать решения о чужих судьбах. Да и не только чужих… Вон, Блайз аж подпрыгивает от нетерпения, хочет поскорее до своей ненаглядной Ри добраться. Ох, как бы не пришлось ему жестоко разочароваться в ней.
Пискнул сигнал входящего сообщения. Сержант прочёл его и облегчённо перевёл дух - крейсер “Бесстрашный” готов принять на борт спасённых. Чимбик набрал второе сообщение, с просьбой указать координаты точки собственной эвакуации. Пауза, ответ. К счастью, командование эскадры не стало особо заморачиваться, задавая неудобные вопросы, а просто указали координаты в пяти километрах на север от нынешнего места пребывания разведчиков, через семь часов по времени после получения сигнала подтверждения. Клон отправил сигнал подтверждения получения информации и завершил сеанс связи.
- Ну что, пошли к нашим дамам, - предложил он Блайзу, выходя из рубки.
Лорэй всё так же сидели под замком в каюте хаусбота, и Чимбик с запоздалым раскаянием вспомнил, что забыл снять с них наручники. Да и с ушастым по душам поговорить не помешает…
Перед каютой, в которой сидели сёстры, Чимбик вдруг замялся. Всё это время он был слишком занят поиском Лорэй, выживанием, мыслями о ссоре с братом, составлением планов, а потом и побегом, чтобы подумать о том, а что же будет, когда он снова увидит Эйнджелу. После всего пережитого он просто не представлял, кто она и как к ней теперь относиться. Была ли она невинной жертвой обстоятельств, вроде той же Расмиры, или, всё же, расчётливым агентом, работавшим на неизвестного нанимателя? Или даже не на нанимателя, а просто на себя, извлекая выгоду из каждой подвернувшейся возможности. Вопросы роились в его голове, но способа получить достоверные ответы сержант не видел. Почему всё же генерал-джедай приказал доставить Лорэй на Корусант любой ценой? Стоит ли эта информация всех приложенных усилий? Был ли тот вечер, полный историй и незнакомых, но удивительных чувств, настоящим, или же просто хорошо поставленным представлением вроде того, что он видел в театре? Почему она пощадила того сепа, к которому всё время липла на Фелуции? И почему, ситх побери, его это вообще волнует?
- Ну, чего застрял? - вывел его из задумчивости нетерпеливый голос Блайза.
В отличии от Чимбика, он не задавался подобными вопросами, просто сгорая от нетерпения обнять свою ненаглядную Ри. Обнять, прижать к себе… а вопросы и проблемы пусть подождут. Он даже снял шлем, в отличии от сержанта, цеплявшегося за последнюю возможность хоть как-то сохранить дистанцию. Чимбик недовольно оглядел его и уже открыл рот для резкой отповеди, как по трапу прогрохотали шаги и в коридоре появился Блиц.
- Не помешаю? - осведомился он. - Просто интересно посмотреть, ради кого вы так рисковали.
- Да смотри, - с деланным равнодушием разрешил Чимбик, отметив, что коммандер тоже не стал снимать шлема.
- Держу пари - она его отошьёт, - тут же раздался в наушнике сержанта голос Блица, говорившего на приватном канале.
- Я этого боюсь, - честно признался сержант и открыл дверь, шагнув через порог с чувством человека, делающего шаг с края обрыва.
Плачевный вид обеих Лорэй вызвал запоздалый приступ стыда у клонов. Заперев близнецов от греха подальше, они напрочь забыли и о наручниках, и об ошейниках, и даже о необходимости послать кого-то проверить их состояние. Крови на них было с избытком и кто мог поручиться вся ли она принадлежит кому-то другому? Но ни на полу, ни на койке крови не было, девушки выглядели вполне здоровыми и сержант тут же успокоился. А вот Блайз, прицепив шлем к поясу, кинулся к сёстрам, сшибая по пути мебель.
- Сейчас, сейчас… - бормотал он, снимая с тонких рук Лорэй наручники.
Чимбик переглянулся с Блицем, и они синхронно подпёрли переборку, наблюдая за дальнейшим развитием событий. Разница была лишь в том, что Блицу было просто любопытно посмотреть, чем же всё закончится, а вот Чимбик… Чимбик с тоской думал о том, что действительно хочет быть для Эйнджелы тем героем из сказки. Тем, который ради своей любви совершил сказочную глупость и всё же добился счастья.
Блайз между тем справился с наручниками, торопливо осмотрел близнецов и, убедившись, что они целы - если не считать мелких царапин и ушибов, - растерянно замер, глядя на Свитари. Клон не был большим специалистом по романтическим воссоединениям, но даже он понял, что происходящее мало походит на сцены из читанных им книг, или на его собственные ожидания. Ри не бросилась ему на шею, не произнесла ни слова и даже не улыбнулась, глядя на него. Сейчас она больше походила на ту язвительную заразу, что изводила его подначками в первые дни их знакомства, а не на весёлую и ласковую женщину, заставлявшую его чувствовать себя самым счастливым человеком во всей галактике.
- Я так вижу, вы успешно спасли свои драгоценные шлемы, - констатировала Свитари полным яда голосом. - Очень рада за вас.
- Сколько любви в этом чарующем голосе, - ехидно произнёс Блиц, наблюдая за сменой выражений на лице Блайза - от удивления к шоку.
Клон покраснел, затем побледнел, а потом отшатнулся, глядя на полукровку полными обиды глазами и беззвучно шевеля побелевшими губами.
- Я же говорил - дай нам пять минут… - жалобно произнёс он наконец. - А ты…
- Хоть фильм снимай, - цинично хихикнул Блиц.
Чимбик молча повернул к нему голову, но говорить ничего не стал.
- А я, - покладисто продолжила Свитари, - сказала, что не буду ставить под удар жизнь сестры из-за того, что ты не можешь без любимой шляпки. Ты свой выбор сделал, лапушка, наслаждайся. И, - она выразительно поддела пальцем декоративный нейроошейник на своей шее, - я так понимаю это будет гарантией того, что мы всё же полетим с вами на Корусант? Можете не волноваться, теперь мы не против. В КНС нас разыскивают за содействие республиканским клонам, так что особого выбора не осталось. Большое спасибо, кстати.
Эйнджела всё это время молча растирала следы наручников на руках и в разговор не вмешивалась. На клонов она бросила лишь пару взглядов, в остальное время предпочитая разглядывать узор на ковре, прикрывавшем палубу.
- Ты гляди, какая покладистость, - Блиц, воспользовавшись паузой, решил разрядить обстановку, поделившись наболевшим. - Прям как те кретины из крайнего барака.
- А что там? - вяло полюбопытствовал Чимбик, просто лишь для того, чтобы хоть чуть отвлечься от тягостных мыслей.
- Да выходить отказывались! - с искренним возмущением возопил коммандер. - Я им кричу, что мы их освобождать пришли, а они как жуки древесные - забились в камеры и ни в какую выходить не хотят, а когда я их на подсрачниках вынес - начали вопить и удирать, мол, мы их похищаем. Представляешь?
- Может, это и не рабы вовсе? - предположил сержант, поневоле заинтересовавшись необычным феноменом.
- Не, рабы, - отмёл эту версию Блиц. - Они за решёткой сидели и тоже в ошейниках. Вот, как на ваших милашках… - он кивнул на Лорэй. - Тоже под бижутерию. В общем, сидели в стойлах, еле выпинал.
- А ты у Лорэй спроси, - предложил Чимбик. - Может, они знают?
- О, а это идея, - Блиц активировал вокодер и спросил:
- Слышь, вы, однообразные. Мы там ваших собратьев освободили, так они наотрез освобождаться отказывались. Почему, вы не в курсе?
- Спроси у своих приятелей, - посоветовала ему Свитари, на мгновение перестав сверлить Блайза презрительным взглядом. - Им, вон, вообще и оружие выдают, и звездолёты, и ошейники не навешивают, а они почему-то служат своим хозяевам. Тоже никак не разберусь, почему.
- Мне нравятся эти девочки, - рассмеялся Блиц. - Слышь, садж, подари, а?
- Снимите с них ошейники, - Чимбик отлип от переборки.
- А ты? - Блиц вынул мультитул, но приступать к работе не торопился.
- Уши допрошу, - сообщил сержант. - Один фиг руки ещё трясутся после полёта, боюсь наворотить.
Блиц кивнул и, отодвинув в сторону превратившегося в соляной столп Блайза, присел возле умолкших сестёр.
Зайгерия. База клонов. Хаусбот Лиреса Тормуса
Пришедший в себя зайгеррианец отличался удивительным самообладанием. Он спокойно выслушал краткую вводную о расстановке сил не в свою пользу и сходу предложил просто выкупить свою жизнь, не обременяя ни одну из сторон лишними сложностями.
- И где ты деньги возьмешь? - даже заинтересовался такой постановкой вопроса Чимбик. Шлема он не снимал, чтобы Блайз имел возможность видеть и слышать всю беседу.
- Их доставят мои слуги, как только мы обговорим условия обмена, - терпеливо пояснил остроухий. - Я очень состоятельный и уважаемый зайгеррианец, кроме того, я совершенно далёк от войны и политики, так что будет разумно разрешить эту ситуацию к взаимной выгоде.
- Я всё равно не умею деньгами распоряжаться, - признался сержант. - Так что подобное решение вопроса автоматически отпадает.
Его слова заинтересовали Тормуса и тот даже подался вперёд, насколько позволяли наручники.
- А вы действительно один из клонов, которые служат Республике? Поразительно тонкая работа. Полная свобода передвижения, оружие, подготовка, возможность получить колоссальную сумму и вы всё равно выполняете приказы. Я готов заплатить целое состояние за то, чтобы вы рассказали о методиках вашего обучения.
В этот момент глаза пожилого зайгеррианца буквально светились молодостью и энергией, сержант без всякой эмпатии ощущал азарт и научный интерес, сродный тому, что испытывали каминоанцы, столкнувшиеся с интересной генетической аномалией.
- Есть такое понятие - “чувство долга”, - ответил Чимбик. - Вряд ли оно тебе знакомо. Но, если будет время - слетай на Камино, может, лучше меня объяснят. А теперь к делу: что тебе известно про сестёр Лорэй?
Чувствовалось, что Тормусу хотелось продолжить расспросы, но он благоразумно оставил в стороне профессиональное любопытство и ответил:
- Многое. Что именно вас интересует? Физические характеристики, программа дрессировки, навыки, история продаж?
Это звучало так обыденно, будто зайгеррианец обсуждал вторичный рынок продажи недвижимости. Даже Чимбику, с детства привыкшему к тому, что к ему относятся как к продукту, а не как к человеку, было странно слышать подобное. Его, во всяком случае, специально создавали для войны, для достижения важной цели, а не как товар для извращённых покупателей.
- Начни с начала. С того, как они к тебе попали, - справившись с желанием врезать по этой паскудной морде так, чтобы зубы брызнули, процедил сержант. - Физические характеристики пропусти только. Начинай.
- Их поймали в возрасте, если мне не изменяет память, одиннадцати-двенадцати лет, - Тормус нахмурил лоб, припоминая. - Точнее я без своих записей не скажу. Я запомнил их, потому что задачка была любопытная. Мать этих особей была зелтронкой, а отец человеком, и они унаследовали лишь часть зелтронских талантов. Одной досталась эмпатия, а второй - феромоны. Честно говоря, сперва я думал сразу перепродать эмпата, товар это бросовый, быстро погибает в неволе, но дети были очень привязаны друг к другу. Настолько, что, в отличие от прочих эмпатов, эта полукровка не потеряла интереса к жизни, не отказывалась от еды и делала всё, чтобы не разлучаться с сестрой. Когда я заметил это, проблем с дрессировкой уже не было. За проступок одной я наказывал вторую и уже через полгода они научились беспрекословно выполнять любые приказы и отличались образцовым поведением.
Ещё около полугода они обучались основам работы наложниц, чему немало способствовало полученное ими домашнее воспитание. Зелтроны, знаете ли, считают необходимым обучать своих детей танцам, музыке и прочим искусствам, которые ценятся на этом рынке...
Слушая это повествование, Чимбик чувствовал, как его глаза непроизвольно расширяются, а волосы начинают шевелиться. Он никак не мог взять в толк, как можно подвергать живых существ подобным истязаниям, только ради того, чтобы кто-то мог получить удовольствие. Клоны росли в суровых условиях, подвергались нечеловеческим испытаниям, но того требовал тот страшный мир войны, для которого они были созданы. Но вот так, просто чтобы какой-то богатей, вроде виденных им на лайнере, мог просто отдохнуть… Бред, дикость! Интересно, хоть кто-то из тех, кто использовал сестёр, догадывался, какой ценой куплено его удовольствие? Вряд ли, скорее всего даже не интересовался…
Чем больше говорил Тормус, тем больше сержант понимал действия сестёр - все эти их попытки сбежать, смену поведения, ложь. У всего этого была одна цель - выжить и уйти от очередного кошмара. То, что было очевидно для клонов, для Лорэй было всего лишь очередным издевательством. И нет ничего удивительного в том, что они никому не доверяли в этом мире.
В какой-то момент Чимбик понял, что даже его сверх-устойчивая психика уже не может выдержать все эти подробности, которыми охотно сыпал собеседник, и пристукнул ладонью по столу, рыкнув:
- Довольно! Я понял!
Он выдержал паузу, радуясь, что вокодер шлема исказил его голос, превратив в механическую речь дроида, а затем вернулся к допросу.
- Контрразведчики сепов. Те, что были у тебя. Они допрашивали Лорэй? Ты при этом присутствовал?
- Только на первом допросе. И я бы не отказался попить, в горле совершенно пересохло.
Сержант молча отцепил фляжку, поднёс к губам зайгеррианца и принялся поить. Когда тот удалил жажду, Чимбик вернул флягу на место, удивляясь молчанию брата - обычно у Блайза рот не закрывался, а тут он ни звука не издал за всё время допроса.
- Напился? Продолжай, - приказал сержант. Заблокировав на секунду шлем, он услышал частое дыхание Блайза, и понял, что тот тоже находится в шоке от услышанного.
Тормус порекомендовал открыть бар и достать бутылку алдераанского вина, но не найдя понимания в собеседнике, вздохнул и неторопливо начал рассказывать о недавнем допросе. Когда речь дошла до истории о клоне, которого одна из Лорэй уговорила дезертировать, зайгеррианец предположил, что тут не обошлось без зелтронских феромонов - поразительного естественного афродизиака, сводящего с ума представителей всех разумных видов.
Эта новость насторожила обоих клонов, заставив Блайза заново перебирать все моменты его совместного с Свитари путешествия. Но, хоть умом он и верил в подобную хитрость с её стороны, сердце всё равно говорило обратное. А вот Чимбик, поразмыслив, пришёл к выводу, что если феромоны и были, то вряд ли постоянно - будь Блайз одурманен, то никто бы не полез вытаскивать сержанта из плена. Получается, что сёстры всё же были с ними относительно честны, и, как ни горько это признавать, с точки зрения Лорэй именно клоны поступили как предатели, бросив полукровок в трудную минуту. Им ведь невдомёк, какую ценность представляет информация, скрытая в обычных солдатских шлемах. И уже поздно им что-то объяснять - потерянного не вернёшь.
Тормус между тем продолжал заливаться, пересказывая допрос полукровок. Зайгеррианец поведал, что сёстры всего лишь год, как сами оказались на свободе, сбежав со станции, на которую он их продал. Рассказал про информацию, которую некий джедай якобы вложил в их головы, и как сестёр пытали нейроошейником, выбивая её. Тут Тормус позволил себе выразить сомнение в наличии этой самой информации - существуй она на самом деле, Лорэй, будучи продуктом его, Тормуса, обучения, непременно бы всё рассказали. Затем зайгеррианец рассказал про клиента станции, так заинтересовавшего контрразведчика, что тот потратил время, старясь выяснить подробности.
Чимбик некоторое время сидел молча, переваривая услышанное, а потом так же молча встал и вышел, отключив канал прямой связи с Блайзом.
Выйдя в коридор, он долго тупо таращился в переборку, справляясь с хаосом, царящим в его голове. По всему выходило, что никакой информации на самом деле нет. Ложь, пустышка, которой напугали сестёр, чтобы увезти на Корусант, а реальная цель - тот самый клиент. Кто он? Сенатор, военный, промышленник? Кто бы ни был - это явно то, чем заинтересовались сепы и, вероятней всего, джедаи. А информация… Такая же ложь, как и идеалы Республики, которыми их пичкали на Камино.
В этот момент сержант почувствовал, что устал. Устал от постоянного напряжения последних двух недель, от груза лежавшей на нём ответственности, от окружавших его лжи и масок, под которыми внешне нормальные люди прячут свое внутренне уродство, устал от беспросветности своего существования… Просто устал. Чимбику захотелось заползти в какую-нибудь щель и просто сдохнуть. Это не было похоже на обычный “отходняк” после боя, это была именно усталость. Но… Сначала нужно доделать все дела.
Тут до сержанта дошло, что с ним уже несколько секунд пытается связаться Блиц. Встряхнувшись, Чимбик включил комлинк.
- Ну хвала Силе, отозвался, - услышал он голос коммандера. - Слушай, пехота, колымагу мы, конечно, урвали знатную, да только найдут её в момент. Отогнать бы её надо.
- Отгоню. С Блайзом на пару. А ты ушастого и Лорэй прими пока, ага?
- А справитесь с управлением? - засомневался Блиц.
- Поверь, вполне, - уверил его сержант.
Сдав сестёр и Тормуса Блицу и загнав в грузовой отсек спидер тойдарианца, разведчики уселись в рубке хаусбота.
- Ну и что делать будем? - поинтересовался Блайз, глядя в боковое окно.
Чимбик, занятый управлением, вздохнул, а потом сказал:
- Пусть уходят. Хватит с них. А ты… Если хочешь, тоже можешь уходить. Я доложу, что ты погиб на задании.
Вопреки его ожиданиям, обрадованным Блайз не выглядел. Он тяжело вздохнул, оторвался от любования пейзажем и посмотрел на брата.
- Я уже не знаю, чего хочу. Ри не желает меня видеть, а что мне делать одному я не представляю.
- Она ещё может передумать, - без особой уверенности проговорил сержант.
- Ага, - кисло согласился Блайз. - Передумает сейчас, а потом ещё раз передумает. И чем я буду заниматься в мире, который едва знаю?
- Жить, - просто ответил Чимбик. - Ты разве не этого хотел?
- Хотел… - эхом повторил Блайз и продолжил уже совсем тихо. - Только всё в итоге не слишком похоже на то, что я себе представлял.
Второй клон молча кивнул. Он понимал, о чём говорил брат. Какими бы обрывочными и общими не были его представления о мире, он оказался совершенно другим. Джедаи совершали ошибки, клоны имели до обидного много общего с рабами, а вот Республика, наоборот, была почти неотличима от Конфедерации, и обе стороны равно страдали даже не от войн, а от беззакония и эгоизма своих граждан. Ни в ком и ни в чём не было уверенности и под ногами Чимбика вместо привычного несокрушимого основания оказался зыбучий песок заблуждений.
В одном сержант был уверен так же, как и прежде: он не хочет бросать своих братьев. И это единственно правильное и непогрешимое знание сейчас было единственной опорой, осью его мира.
- Думаешь вернуться? - после продолжительного молчания спросил он.
- Думаю, - признался Блайз. - Но только служба в ВАР это тоже не то, чего я хочу от жизни.
- У тебя ещё есть время подумать.
Блайз снова кивнул и разговор затих сам собой.
Отогнав хаусбот на полсотни километров, клоны заминировали его двигатели, выставили таймер, и отправились в обратный путь.

Зайгеррия. База клонов

- Где Лорэй? - первым делом спросил Чимбик, едва разведчики переступили порог рубки.
Блиц, оживлённо переругивавшийся с пип-дроидом по поводу какой-то неполадки, на секунду оторвался от спора, почесал затылок, буркнул “в капитанской каюте” и вновь напустился на оппонента.
- Не будем им мешать, - хмыкнул Блайз. - Пошли.
Каюта была предусмотрительно заперта - кто знает, что придёт в голову Лорэй и не сбегут ли они опять, не разобравшись в ситуации. Но когда дверь в каюту открылась, клоны в первую секунду решили, что барабел всё же добрался до ненавистного ему зайгеррианца. Из бесчисленных ран на теле Тормуса всё ещё сочилась кровь, но уже едва заметно. Объяснялось это тем, что большая её часть растеклась по палубе неаккуратной лужей, растасканной по всей каюте двумя парами ног. Остальное, очевидно, пропитало лохмотья, оставшиеся от вицмундира зайгеррианца, и одежду близнецов. Последние были измазаны в крови настолько, что создавалось впечатление, будто они купались в ней, на манер дикарей-каннибалов Внешнего кольца. Даже их весёленькие браслеты с бубенцами молчали - забитые кровью и грязью они больше не издавали мелодичного позвякивания, ограничиваясь траурным глухим стуком металла о металл.
На теле остроухого работорговца не было живого места - всё оно было изрезано и исколото, будто кто-то поставил себе задачей выяснить, сколько ранений может поместиться на столь ограниченной площади. Отделённые от трупа фрагменты валялись на палубе и в один из них как раз вляпался вошедший первым Чимбик.
- Что за… - начал он, и осёкся, увидев сестёр.
Они сидели рядом, забравшись босыми ногами на койку и безнадёжно перемазав ту кровью. Эйнджела дрожала и обнимала руками свои колени, а Свитари медленно вертела в руке обыкновенный кухонный нож, добросовестно заточенный кем-то из предыдущих обитателей корабля. Вид у них был усталый и опустошённый, но при появлении клонов эмпатка подняла обезображенное потёками крови лицо и заглянула в визор шлема сержанта.
- Всё ещё считаешь, что уродство - это отметины на лице?
Сержант медленно, стараясь не делать резких движений, перекинул карабин за спину, заблокировал шлем и приказал:
- Блайз, если попробуют себя резать - глуши.
- Садж, - откликнулся тот, опуская ладонь на рукоять бластера и щелкнув переключателем.
- Плавнее, балбес, - беззлобно рыкнул Чимбик, опускаясь на колено перед девушками.
Он снял шлем, медленно положил на тумбочку, протянул руку и попросил:
- Мисс Свитари, пожалуйста, отдайте нож...
Ри безразлично пожала плечами и разомкнула пальцы, позволив ножу с металлическим звоном упасть на палубу. В отличие от сестры, она не избегала смотреть на обезображенный труп Тормуса, и в её взгляде было что-то сродни гордости художника, любующегося своим шедевром.
Чимбик отпихнул нож в сторону, к его собрату, лежавшему чуть поодаль. На столе стояли подносы с нетронутым завтраком, давая ответ на вопрос где Лорэй взяли оружие. В остальном каюта, не считая трупа и крови, выглядела совершенно обыденно, будто принадлежала какому-то параллельному миру.
Убедившись, что девушки не наделают глупостей, Чимбик наконец ответил на заданный эмпаткой вопрос.
- Нет, мэм. Ваш ныне покойный наставник подробно объяснил мне, что такое настоящее уродство. Личным примером.
После этих слов на лице Эйнджелы появилась тусклая кривая улыбка и клон неожиданно понял, что она говорила не о нём, не о покойном зайгеррианце, а о себе. О своём внутреннем уродстве, обычно неразличимом, но сейчас выступавшем наружу ярче размазанной по коже крови.
- Когда-нибудь ты научишься его видеть.
Её голос был бесцветным, пустым, как воздух на космическом корабле. Прошедший десятки и сотни циклов очистки, переработки и рециркуляции, он лишался всяких посторонних примесей, запахов и самой жизни.
- Я много чему научился за эти дни, мисс. Благодаря вам, - внезапно даже для самого себя признался Чимбик.
Губы Эйнджелы снова тронула тень улыбки и она неожиданно ласково провела пальцами по щеке клона, оставляя на смуглой коже красные росчерки как раз поверх его шрамов.
- Теперь мы готовы лететь на Корусант, - безразличным, но не таким пустым голосом уведомила клонов Свитари. - Даже если ваши джедаи нас посадят, это того стоило.
Сержант посмотрел на неё, затем перевёл взгляд на труп, отстранённо подумав, что это ему, Чимбику, надо отвинтить голову за то, что не предупредил Блица держать Лорэй и ушастую мерзость как можно дальше друг от друга, и что сейчас надо как-то вывести сестёр из каюты и не перепугать при этом всех спасённых, а потом распинать дроидов, чтобы навели здесь порядок. Да и жмура выкинуть не помешает, и тоже втихую.
В коридоре простучали шаги, и в каюту вошёл Блиц, сразу же вляпавшийся в лужу крови. Услышав хлюпанье под ногой, экс-коммандер опустил голову и заорал:
- Поодо! Это что за жуть на палубе?! - тут в поле его зрения наконец попал труп Тормуса, затем - окровавленные близнецы, и на лице клона обозначилась целая гамма эмоций, от шока до осознания собственной недальновидности.
- Это не жуть, - не оборачиваясь, пояснил Чимбик, - а думать надо, коммандер, сэр, когда помещаете в одну каюту рабовладельца и его бывшее имущество. Сэр.
Блиц смущённо крякнул, оглядывая изуродованный труп, подошёл к нему, зачем-то пнул ногой, а потом заявил:
- Знаешь, а эти девочки нравятся мне всё больше и больше! Подаришь одну?
- А тебя не пугает судьба нашего последнего хозяина? - поинтересовалась Свитари с едва различимым злым блеском в глазах разглядывая неожиданное пополнение в клонированном семействе.
- Его судьба - пусть его и пугает, - отмахнулся коммандер. - А я живу своей.
Блайз недобро покосился на шутника, но от комментариев воздержался, а вот Чимбик молчать не стал.
- Коммандер, сэр, пришлите кого-нибудь с одеялами, - вставая, то ли попросил, то ли приказал он, после чего повернулся к Лорэй, выглядевшими жутковато, будто дикари с какой-то Силой забытой планеты. - Вам лучше уйти отсюда, мисс. Дроиды приведут каюту в порядок и проведут предполётную подготовку. А вам лучше принять душ и отдохнуть.
Близнецы кивнули - Свитари согласно, а Эйнджела равнодушно, и спустили ноги на залитый кровью пол. То, с каким привычным безразличием они смотрели на царивший кругом кошмар, лишь укрепляло Чимбика в его решении. Некоторые люди заслужили покой.
Заботу о Лорэй клоны поручили Расмире. Их не обучали как правильно действовать в подобной ситуации, но сержант разумно рассудил, что женщина, медик, к тому же представляющая через что прошли близнецы, лучше прочих разберётся как им помочь. И действительно, кейджи выслушала короткое объяснение клонов и, не задавая лишних вопросов, повела Лорэй каюту, которую она делила с Таки. Тви’лекка помогала ухаживать за ранеными в медицинском отсеке и Расмира могла спокойно отмыть и осмотреть новых пациенток.
- Они не сбрендят? - поинтересовался Блиц, отдавая команды дроидам.
- Надеюсь, что нет, - Блайз помог сержанту закатить покойника на кусок прозрачной плёнки для теплиц, неизвестно как оказавшийся в кладовке корабля, и клоны принялись готовить Тормуса в последний путь.
- А Вы, сэр, - обматывая получившийся свёрток липкой лентой, продолжил инструктаж Чимбик, - проводите подготовку и взлетайте. Сейчас я перекину Вам на деку координаты точки рандеву с республиканским крейсером, сэр. Передадите им беженцев…
- ...и сядете, как дезертир, - едко ввернул Блиц.
- Нет, сэр, - покачал головой сержант. - Не снимайте шлема. Вас я представил как вольного торговца, добровольно согласившегося помочь нам.
Блиц замолчал, по-новому глядя на сержанта.
- Знаешь, - наконец сказал он. - Мне впервые нечего сказать… Спасибо тебе, нер вод. Надеюсь, мы с тобой ещё увидимся.
- Не буду загадывать, сэр, - дипломатично ответил Чимбик. - Дека… - он отдал деку Блицу. - Пит-дроида мы берем с собой - он нам нужнее.
- Да забирайте, - отмахнулся Блиц. - Только предупреждаю - он болтлив, как Блайз.
- А я что? - вскинулся означенный персонаж. - Можно подумать, что ты…
- Не сотрясай воздух, - непреклонным тоном перебил его Чимбик. - И найди для Лорэй сменную одежду, если есть.
- Только моя, - развёл руками Блайз.
- Я распоряжусь. Дроид и принесёт, не беспокойтесь, - кивнул Блиц и вышел.
Действительно, спустя пару минут в каюту зашёл пит-дроид с рюкзаком Блайза в руках.
- Э… - начал он, вертя головой, - мне тут сказали…
- Дай сюда, - Чимбик отобрал у него рюкзак. - Потом поболтаем, хорошо?
- Как скажете, сэр, - не стал настаивать дроид. - Я - Дум-8, сэр, но вы можете звать меня просто Дум.
- Договорились. Я - Чимбик. А сейчас дуй на второй корабль, он стоит рядом.
- О, я его видел, сэр, - тоном знатока протянул Дум. - Неплохая модель…
- Бегом! - рявкнул на него сержант.
Дроид пискнул и с цокотом умчался выполнять приказ.
- Точно как ты, Блайз, - улыбнулся сержант. - Ладно, иди за ним, последи, чтобы этот деятель в порыве восторга ничего не отвинтил, а я трофеи приберу.

Зайгеррия. База клонов

Звездолёт, некогда принадлежавший Борату Найлу, впервые за долгие годы из символа страданий превратился в средоточие радости и надежд на будущее. И пусть вчерашние невольники вновь были набиты в него, как горошины в стручок, от внутренних переборок отражался многоголосый смех. Единственными потерянными, несчастными и заплаканными были лица тех рабов, что были освобождены Блицем едва ли не насильно. Выросшие в неволе, или проведшие там большую часть своей жизни, они не представляли что значит жить на свободе и желали только одного - вернуться к своему господину и служить ему. Расмира, взявшая на себя руководство по всем вопросам, касающимся физического и душевного здоровья пассажиров, посоветовала изолировать их в отдельном помещении и не тревожить лишний раз до прибытия на республиканский крейсер. Этими случаями следовало заняться профессиональным психологам и кейджи исходила из принципа “не навреди”.
Наконец всё было готово к отлёту и клоны вышли попрощаться со своим братом и новыми знакомыми. Обе Лорэй, отмытые и получившие небольшую дозу успокоительного, измотанные физически и морально, спали в землянке. Чимбик то и дело ловил себя на том, что время от времени поглядывает на скрытый среди местной растительности вход, чтобы убедиться, что на этот раз сёстры не собираются никуда бежать.
- Ну что, братья, - Блиц был непривычно серьёзен. Он принял душ, причесался, переоделся в чистый комбинезон и стал действительно похожим на офицера, пусть уже и бывшего, а не на дикаря-гладиатора. Он по очереди обнял Чимбика и Блайза, сделал шаг назад и вскинул руку в воинском приветствии. Чуть замешкавшиеся разведчики ответили тем же.
- Берегите себя, - пожелал Блиц, развернулся и, не оборачиваясь, почти взбежал по трапу.
А вот Таки не смогла сдержаться. Она крепко обняла Блайза и совершенно по-детски разревелась.
- Мы ещё когда-нибудь увидимся? - сквозь слёзы спросила тви’лекка.
- Конечно, - улыбнулся клон. - Я обязательно тебя найду, как всё наладится, клянусь. Ты, главное, нос не вешай, - и он шутливо прищемил ей нос пальцами.
- Я полечу вместе с Блицем, - улыбнулась сквозь слёзы девчонка и смущённо отлипла от Блайза. - Он пообещал мне помочь найти родителей.
- О, будет кому присмотреть за ним, - рассмеялся Чимбик. - А то он опять куда-нибудь влипнет.
Юная тви’лекка с вызовом улыбнулась, но когда настала очередь сержанта обниматься, по его нагрудной пластине снова заструились девчоночьи слёзы.
- А почему вы не хотите полететь с нами? - всхлипнула Таки.
- У нас есть долг, - Чимбик неловко погладил её по голове. - Мне нужно вернуться и воевать дальше. Чтобы ты не боялась больше, что тебя и твоих родных похитит какой-то мерзавец. А тебе нужно найти родителей. Но мы ещё встретимся, Блайз правильно сказал. И не надо плакать, помнишь? Слёзы - не подмога.
Тви’лекка отстранилась и поспешно вытерла слёзы рукавом. Стоявшая рядом Расмира ободряюще потрепала подростка по плечу и грустно улыбнулась обоим клонам. В отличие от Таки она понимала, что вряд ли судьба когда-нибудь снова сведёт её с этими людьми и эта встреча, вероятней всего, последняя.
- Надеюсь что вы и ваши подруги будете в порядке, - искренне пожелала она. - И одна из девушек, Тэррина, просила передать, что ваш друг не прав. Она не забудет как вас зовут.
- Спасибо, мэм, - поблагодарил тронутый до глубины души Чимбик. - Вы… берегите себя, ладно? - он смущённо замолчал, не зная, что ещё сказать - подобные сцены прощания были клонам в новинку.
- Если вы захотите со мной связаться, то просто поищите в информационном справочнике Кварцита. Расмира Ломи. Я позабочусь о том, чтобы эта юная леди усвоила, как написать мне и вам не понадобится разыскивать её по всей галактике.
- Расмира Ломи, - повторил Чимбик. - Я обязательно напишу, или позвоню Вам.
- И я, - добавил Блайз.
За спиной Расмиры взвыли прогреваемые двигатели звездолёта.
- Вам пора, - без особой надобности сказал сержант.
Кейджи коротко кивнула и потянула за собой никак не желавшую уходить Таки. Тви’лечка то и дело оборачивалась и не переставая махала рукой, до тех пор, пока не скрылась в недрах корабля.
Клоны дождались взлёта и побрели на свой корабль. Чимбик прошёл в рубку и подал сигнал эскадре. В кодированном сообщении значилось, что он достиг указанной точки и ожидает эвакуации. Начался обратный отсчёт.
Добавил: Gedeon |
Просмотров: 1552
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика