Главная

Глава 13

20.10.2014, 11:00
Зайгеррия. Окрестности поместья Варвина Синджа

- Они двигаются, - еле удержался от крика Чимбик, когда хаусбот величественно поплыл над дорогой. - Проедут мимо вас.
- Принял, - лаконично откликнулся Блайз и перебрался на водительское сиденье.
- Что такое? - поинтересовался с заднего сиденья Блиц, до этого молча оглядывавший джунгли и не обращавший никакого внимания на притихших рядом с ним девушек.
- Да в кусты заныкаемся… - ответил Блайз, включая мотор и плавно, чтобы не поцарапать борта, загоняя пикап под прикрытие разлапистого кустарника, названия которого не знал никто из находившихся в машине.
- Оу, интим, - протянул коммандер и улыбнулся девушкам.
Из-за поспешного отъезда покупателя клоны не успели организовать безопасную доставку своих “покупок” Таки, да и сержант, говоря откровенно, не хотел оставлять знающих их секреты женщин наедине с зайгеррианцами. Если бы Блайз не трепал языком, всё было бы куда проще, а теперь клонам пришлось тащить рабынь с собой отвлекаясь на мысли о безопасности гражданских.
- Устроим групповушку, красавицы? - тем временем шутливо предложил Блиц, поудобнее перехватывая карабин.
Пассажирки юмора явно не оценили и смотрели на клона такими испуганными и затравленными взглядами, что тому невольно стало стыдно.
- Шутка, - успокоил их Блиц. - Без паники.
- Ты хоть иногда включаешь такт и вежливость?! - возмутился Блайз.
В этот момент мимо их укрытия продефилировал ярко освещённый хаусбот, на палубе которого торчали дроиды, бдительно державшие джунгли на прицеле.
- Только когда выключаю агрессивность, - ответил Блиц, опуская оружие и глядя вслед удаляющемуся транспорту полным ненависти взглядом. - Вот увижу башку ушастой твари отдельно от тела - сразу стану милый, добрый и пушистый, как декоративный фелинкс.
- А ты добряк, - фыркнул Блайз, глядя на экран, по которому неторопливо ползла красная точка, отмечавшая путь хаусбота. Клон вывел карту местности, поудобнее откинулся в кресле и, не отрывая глаз от экрана, спросил:
- Мисс, а вы сами откуда?
- Из женского барака для обучаемых, балда. Ты ж сам их купил, - едко ответил за девушек Блиц и занялся разборкой карабина.
Слова клона не прибавили девушкам желания общаться: панторанка опустила голову, а её товарка ограничилась коротким словом “Бакура” и снова умолкла.
- Бакура? - присвистнул Блайз. - Боюсь, до победы Вы вряд ли туда вернётесь, мисс - это же Дальний рубеж, там сейчас бои разворачиваются…
- Всё-то ты у нас знаешь, - пробурчал Блиц, возясь с деталями оружия, разложенными на коленях. - Со всеми ты у нас вежливый… А они, - он мотнул головой на девушек, - и имени твоего не вспомнят потом. Ибо ты, малыш - всего лишь ещё один “беленький”.
“Беленькими” называли обычных клон-пехотинцев, которые, в отличие от представителей иных родов войск, не имели цветовых обозначений на броне.
- А ты?! - недобро прищурился Блайз.
- И я, - легко согласился коммандер, собирая бластер. - Им всем плевать на нас.
Объекты этого обсуждения ничего не ответили, лишь сильнее прижались к бортам “Банты”, стараясь не прикасаться к Блицу. Если они и успели усвоить что-то за недолгое время пребывания в неволе, так это простую истину - “промолчишь - дольше проживёшь”.
В этот момент в салон скользнул Чимбик. И хоть Блиц и ждал его прихода, всё равно появление разведчика застало его врасплох, настолько бесшумно и незаметно тот подошёл к машине.
- Коммандер, сэр, потише, - спокойно произнёс сержант, не обращая внимание на направленный на него бластер. - Это всего лишь я. Так… Мэм, - он повернулся к девушкам. - Очень жаль, но вам придётся немного покататься с нами. Затем вас доставят на корабль. Я приношу извинения за причинённые вам неудобства.
- Ещё один хренов джентльмен, - скривился Блиц, но от дальнейших комментариев воздержался.
Чимбик метнул на него неодобрительный взгляд и продолжил:
- Двигаем к месту, где остановилось это корыто. Там я высаживаюсь, а вы возвращаетесь на корабль, оставляете штатских, берёте снаряжение и возвращаетесь. Блайз.
Блайз вскинул голову, демонстрируя внимание.
- Активируешь того пит-дроида серии ДУМ. Он - пилот. Если мы… потерпим неудачу и не сможем вернуться к утру, пусть увозит эвакуированных на Тройной Ноль, - сержант вынул из бардачка блокнот с отрывными листами и стилос и набросал две комбинации цифр, после чего оторвал листик и отдал Блайзу.
- Отдай Таки или Расмире, когда выйдут на орбиту - пусть свяжутся с диспетчерской Ордена и продиктуют эти цифры.
На листке клон написал обычный цифровой код, обозначавший эвакуацию гражданских лиц из зоны боевых действий. Других сигналов он просто не знал и рассчитывал, что дальше уже джедаи сориентируются сами.
- Принял, - откликнулся Блайз, пряча листок в нагрудный карман.
- Коммандер, сэр, - сержант обернулся к Блицу. - Если Вы не передумали…
- И в мыслях не было, - заверил его Блиц.
- Отлично. Тогда вернётесь с Блайзом, и я отдам Вам эту броню, - он постучал себя пальцем по нагрудной пластине.
- Замётано, - ухмыльнулся пилот.
- Тогда трогаем.
Чимбик выскочил из машины метров за триста до поворота, отмечавшего начало владений некоего “Лиреса Тормуса, заводчика”, в которых остановился хаусбот. Сержант выскочил из снизившего скорость спидера, махнул рукой и канул в джунгли, растворившись в них, словно призрак. Блайз посмотрел ему вслед, мысленно пожелав удачи, и прибавил скорости. Мимо промелькнул пост охраны, у которого скучала пара зайгеррианцев с бластерами, и к обочинам вновь подступили джунгли.
Полчаса спустя “Банта” остановилась у трапа захваченного корабля Бората.
- Приехали, - оповестил Блайз и первым выскочил из машины. Следом вылез Блиц, оглядывающий корабли взглядом профессионала.
- А вам что, особое приглашение нужно? - процедил коммандер пассажиркам, на секунду оторвавшись от созерцания корабля, а затем рявкнул:
- Марш по трапу!
Девушки испуганно сжались и, спотыкаясь от волнения, поспешно выбрались из машины и едва не взбежали вверх по трапу. Вышедшая навстречу Таки чудом успела отскочить в сторону, и в шлюзе образовалась некоторая сумятица.
- Штатские, - презрительно фыркнул Блиц, поднимаясь следом. Оглядев шлюз, он перевёл взгляд на Таки, затем неторопливо, с головы до ног, осмотрел выглянувшую на шум из лазарета Расмиру, хрустнул шеей и с ехидной ухмылочкой поинтересовался у колдующего над нишей с дроидом Блайза:
- Это у вас тут что, гарем? Чтоб не скучно возвращаться было?
- Слушай, Блиц! - Блайз справился со шторкой, вытащил дроида и, легко держа его на весу, повернулся к коммандеру. - У тебя что, все мысли только о сексе?
- Какое было окружение - такие были и впечатления, - ничуть не смутился тот. - Некоторые моменты обучения этих вот красотулей я наблюдал лично - у меня камера аккурат на окна учебного помещения выходила… - он отобрал дроида у Блайза и направился с ним в рубку.
- Будет лучше, если координаты введу я, - пояснил пилот на ходу.
Блайз посмотрел ему вслед, затем обернулся к девушкам, наблюдавшим всю эту словесную баталию, и с виноватым видом развёл руками.
- Офицер, да ещё и пилот, - так, словно это всё объясняло, сказал он.
Расмира проводила Блица взглядом и покачала головой.
- Каждый переживает произошедшее по-своему. Дайте ему время.
Поразительно, но за недолгий срок пребывания на свободе кейджи переменилась. Неуловимое очарование и сексуальность исчезли, на смену им пришло достоинство и особое состояние внутреннего спокойствия и уверенности к себе. Похоже, возвращение к привычной работе и возня с пациентами в медицинском отсеке благотворно сказались на состоянии самой Расмиры, послужив лучшей возможной реабилитацией.
- Его у нас нет, - отрезал Блайз и протянул ей листок с кодом. - Возьми. Если утром мы не вернёмся - дроид эвакуирует вас на Трой… на Корусант, - поправился он, сообразив, что девушке не знакомы армейские обозначения. - Как выйдете на орбиту - свяжись с Храмом Ордена и продиктуй эти цифры. Вас встретят джедаи и позаботятся о вашем размещении и отправке по домам.
Кейджи приняла листок флимси, пробежалась взглядом по его содержимому и вновь посмотрела на клона.
- Что нам рассказать о вас? Они должны знать, где вас искать, куда и зачем вы отправились?
- Мэм, никто не будет нас искать, - объяснил Блайз. - Не та ценность. Мы же клоны, расходный материал. Если не вернулись - значит, потерпели неудачу. Просто назовите наши номера, чтобы их вычеркнули из списка и не считали нас дезертирами.
Последние слова вылетели будто сами собой, и Блайз при всём желании не смог бы объяснить, какое это имело значение. Он ведь хотел стать дезертиром и даже решил для себя, что мнение джедаев и прочего высокого начальства по этому поводу его не волнует, но какая-то его частичка всё ещё считала иначе.
Блайз вытянул из кармана кейджи стилос, с помощью которого она делала пометки в истории болезни раненых, и быстро написал на обороте листка с кодом свой и Чимбика номера. Секунду поколебался, размышляя, нужно ли добавить номер Блица, но всё же решил, что не стоит - пусть коммандер сам за себя решает.
- Это наши номера. А еще скажите, что сёстры Лорэй и информация, которой они владеют, находятся в поместье Лиреса Тормуса. Вот, я записал… - он аккуратно вписал фамилии сестёр и зайгеррианца. - Простите, но мне пора бежать.
С этими словами клон отдал листик и стилос Расмире и зашагал к каюте, в которой было сложено их с Чимбиком снаряжение.

Зайгеррия. Поместье Лиреса Тормуса

Шаттл Карла сел на “гостевую” посадочную площадку поместья часа через четыре после того, как хаусбот прибыл в поместье Тормуса. За это время Нэйв успел поужинать в отведённой ему комнате (Тормус ужинать не стал, сославшись на занятость, но лейтенант понимал, что зайгеррианец просто считает ниже своего достоинства разделять трапезу с ничтожным иномирцем), проверить, как охраняется камера, в которую перевели Лорэй, и прогуляться по поместью в обществе одного из старших надзирателей - на редкость словоохотливого зайгеррианца в шлеме с серебряной окантовкой. Лейтенант узнал об условиях содержания рабов, осмотрел - правда, снаружи - жилые бараки и индивидуальные камеры, посетил зверинец, ознакомился с предназначенным на продажу живым товаром (зрелище, окончательно испортившее ему настроение) и уже хотел вернуться в свою комнату, когда увидел знакомый шаттл, заходивший на посадку.
Монт выскочил из шаттла ещё до того, как аппарель коснулась феррокрита площадки, и сразу направился к своему молодому коллеге, помахивая зажатой в руке декой. Подойдя, капитан поджал губы и едва заметно качнул головой слева направо. Лейтенант в ответ вздохнул - попытка договориться с местными о помощи в обмене сестёр провалилась.
- Почему? - одними губами спросил он.
- Важная шишка, вхож к местной Императрице, - таким же манером ответил Карл. - Сотрудничать - будет, а дальше… - он возвёл глаза к небу, намекая на Главное Управление Контрразведки, - … будет зависеть от результатов. Ты их допросил? - уже нормальным голосом спросил Карл.
- Угу, - кивнул огорчённый отказом Нэйв. - И поужинал…
- А я вот только по пути пару бутербродов схарчал, - хохотнул Монт, хлопнув его по плечу.
Надсмотрщик понятливо отвалил в сторону, притворившись, что у него ну вот именно сейчас образовалось крайне неотложное дело, и контрразведчики отправились в поместье, на ходу обсуждая свои дальнейшие действия.
- Знаешь, я их повторно лучше допрошу, - решил Карл. - Без обид, дружище, просто чуть пряником их поманю, сверх того, что ты уже им пообещал
- Хорошо, - не стал настаивать Нэйв. - Правда, я их нейроошейником придавил, так что немного ласки действительно не повредит - может, что вспомнят.
- Вот и договорились, - улыбнулся Монт. - Пойду, с хозяином насчёт допросной договорюсь.
Пятнадцать минут спустя дроиды втолкнули Лорэй в комнату, в которой обычно проводился осмотр очередной партии бедолаг, закупленных зайгеррианцем. В комнате присутствовали лишь стол с терминалом и стул, за которым сидел учётчик. Рабам же сидеть не полагалось.
Комната эта - рабы называли её “лимбо” (так в одной из религий именовалось преддверие ада) - находилась в бараке, отведённом для “новобранцев”. Жилая зона, представлявшая собой несколько больших комнат с двухъярусными койками, была отгорожена от неё тамбуром, в котором постоянно дежурили шестеро охранников, и буквально нашпигована разного рода следящими устройствами, не только контролирующими каждый шаг раба, но так же бдительно следящими за состоянием его здоровья, сном, аппетитом, настроением. Тут жили те из несчастных, кто только-только попал в лапы ушастых работорговцев и ещё не успел “пройти обучение”. “Воспитуемых” - так называл Тормус этих бедолаг - тщательно сортировали, определяли будущую “профессию” и принимались за обучение по разработанной лично Лиресом Тормусом программе.
В этот раз учётчика не было, зато присутствовали два зайгеррианца с нейрохлыстами, меддроид и знакомый Эйнджеле усатый капитан - тот самый, что приказывал пытать её током на допросе, ещё на Фелуции. Усатый, что-то читавший с экрана терминала, выслушал доклад дроида, мазнул по сёстрам рассеянным взглядом, кивнул и вновь вернулся к чтению. В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь легким гудением и пощёлкиванием активированных хлыстов. Наконец капитан оторвался от экрана, посмотрел на Лорэй уже гораздо более внимательно, а затем сухо улыбнулся и сказал:
- Простите, что присесть не предлагаю - тут просто некуда. Я - капитан Карл Монт, контрразведка. Мой коллега уже допрашивал вас, но я попрошу вас ещё раз последовательно рассказать всё, что с вами произошло начиная с встречи с республиканцами. Если вы будете честны и ваши показания совпадут с уликами, которыми мы располагаем, и показаниями других свидетелей, вы отправитесь в тюрьму. Самую обыкновенную тюрьму, откуда возможно даже сможете выйти досрочно за хорошее поведение. Но если хоть одно ваше слово будет противоречить моим данным - вы останетесь тут. Расклад ясен?
Лорэй синхронно кивнули, в очередной раз покосились на надсмотрщиков с нейрохлыстами и начали рассказывать. Чем больше Карл слышал, тем больше радовался верно избранной тактике допроса. Зелтроны были эмпатами, а потому классические игры в запугивание, и "плохих и хороших копов" были малоэффективны. Да и чем можно запугать тех, кто и так застрял в одной из самых тёмных и глубоких задниц, в которые только можно угодить? Нет, честный шанс перебраться в тюрягу казался Лорэй достаточно желанной наградой, и сёстры чистосердечно каялись во всех прегрешениях последних недель. Они как раз дошли до очень любопытного эпизода с участием излишне романтически настроенного лейтенанта Нэйва, как раздался приглушённый “бум”, словно кто-то с размаху ударил по большому барабану. От этого “бум” звякнул транспаристил в окнах, а охранники и Карл недоуменно переглянулись. Монт потянулся к коммлинку, как вдруг в коридоре загрохотали шаги и в комнату ворвался Нэйв, сжимающий в руках бластер. Вместе с лейтенантом в помещение ворвался звук нарастающей бластерной перестрелки, затем взвыла сирена тревоги, но тут же замолчала, словно ей заткнули рот, и вновь грохнул взрыв.
- Клоны! - заорал Нэйв. - На поместье напали клоны!
- Задержанных в камеру! - скомандовал Карл, выключая терминал. - Дроиды, к бою! - и выскочил из комнаты.

Зайгеррия. Около поместья Лиреса Тормуса

Чимбик нарезал уже третий круг вокруг поместья, мрачно размышляя о том, как вытащить сестёр. Если проникнуть внутрь ещё было возможно, то отыскать в незнакомом месте Лорэй, вытащить, и уйти, не попавшись на глаза ни патрулям, обходящим периметр изнутри и снаружи, ни часовым на вышках, было уже из разряда фантастики.
Сержант замер, в очередной раз изучая наиболее вероятное место прорыва периметра - тут стена как раз подходила к джунглям, позволяя подобраться к ней вплотную, не привлекая к себе внимание караульных на вышках. Правда, почти всё их внимание - равно как и утыкавших стену датчиков охранной системы - было направлено внутрь поместья, явно имея первоочередной задачей предотвращение побега. Это одновременно упрощало проникновение за стену, и в то же время неимоверно усложняло прорыв оттуда: как бы тренированы клоны не были, уйти с двумя штатскими на руках от многократно превосходящих сил противника - причём обученного и воюющего на знакомой местности, вдобавок ещё и по отработанной схеме, - было невозможно.
Чимбик вздохнул и двинулся к точке встречи.
Час спустя клоны, уже экипированные, сидели в яме под корнями огромного дерева и обсуждали план атаки на поместье. Всё сходилось к тому, что главной проблемой так и остаётся отход.
- Надо рискнуть пустить дроида, - наконец решил сержант. - Хоть кусочек того, что за стеной, увидеть, чтобы наобум не лезть.
- Да уж, тут куда не кинь - всюду клин, - вздохнул Блиц. - Напролом не попрешь - порешат всех раньше, чем вякнуть успеем.
В этот момент Блайз - на удивление тихий и молчаливый - вдруг вскинул раскрытую ладонь, привлекая внимание, а затем резко опустил её вниз. Чимбик немедленно рухнул на дно ямы, увлекая за собой моментально заткнувшегося Блица. Блайз лёг рядом, держа карабин наизготовку, показал три пальца левой руки, затем указал на свой шлем и растопырил пятерню. На языке жестов их группы это означало “Вижу трех клон-солдат. Странные”. Эта новость серьёзно озадачила сержанта: откуда тут клоны? И почему тогда их тактические значки не отражаются на ВИДе? Изменили кодировку системы “свой-чужой”? Тогда ВИД всё равно бы среагировал, обозначив их оранжевым “потенциально опасным” цветом. Коммандос? Может быть. Но почему трое? Они же четвёрками работают. Неполная группа? Разделились? Чимбик жестом приказал товарищам оставаться, а сам осторожно высунулся из ямы.
Недалеко от него двигались трое самых обычных клон-пехотинцев. Обычных, да не очень - что-то в их манере держаться и двигаться настораживало сержанта. Чимбик присмотрелся повнимательнее, а затем так же плавно лёг обратно. Ни один из трёх солдат не был клоном. Об этом красноречиво говорило то, что они то и дело то поправляли поножи или наплечники, без надобности вертели головами, хотя ВИД должен обеспечивать прекрасный обзор, но самое главное - у двух из них метки на нагрудниках не совпадали с отметками на шлемах, наручах и наплечниках. Так, идущий первым имел оранжевые наручи сапёра, но шлем его был белым, у второго жёлтый наплечник соседствовал с синим, а у третьего вообще были два пистолета ДиСи-17, положенные только офицерам и спецназу.
- Это не клоны, - озвучил Чимбик свои наблюдения через комлинк. - Ряженые.
- Нафига? - хором удивились Блиц и Блайз.
- Не знаю. Ждем и держим ушки на макушке.
Разведчики заняли круговую оборону, не показываясь на глаза незваным “соседям”, и принялись наблюдать. Буквально через несколько секунд Блайз заметил ещё одну троицу - на этот раз в шлемах разведчиков, таких же, как у него и Чимбика, - а затем Блиц сдавленно прошипел:
- Ситх подери, ребята! Да они же покойников ободрали!
Вот теперь клонам стало окончательно понятно странное поведение “ряженых”. Дело в том, что шлем убитого клона молниеносно уничтожает всё программное обеспечение, стоит ему попасть в руки к кому-то, кто не откликается запросам системы “свой-чужой”. В таком случае стирается не только информация, но так же и программы наведения и прицеливания, навигации, сгорает блок связи, напрочь лишая противника возможности разгадать шифры радиопередач, - в общем, шлем превращается в дорогостоящее бесполезное ведро, годное разве что на сувенир, или на подарок ребёнку. Всё. Визор шлема был слишком узким и, вдобавок, тонированным, так что какое-то программное обеспечение в шлемах, очевидно, было установлено, но то, как вертели головами “ряженные” указывало, что до стандартного ПО ВАР оно не дотягивало.
Ну и доспехи тоже не добавляли комфорта - мало того, что вес, так ещё и подгонять их нужно уметь. Клоны в своих скорлупках живут и учатся годами, броня становиться частью их тела, где всё давно привычно и подогнано так, как удобно владельцу, а для человека непривычного - каким бы профессионалом он не был - нужно время, чтобы подобрать оптимальный вариант размещения и подгонки снаряжения. Здесь же выглядело так, словно кто-то впопыхах набрал команду, упаковал в собранные с бору по сосенке детали солдатской брони и отправил выполнять задачу. Какую? Ну уж явно так не с именинами поздравлять подкрадываются.
Вот один из “ряженых” замер, снял шлем, явив миру лицо обычного человеческого мужчины средних лет, поднёс к глазам бинокль, опустил, вновь надел шлем и махнул рукой. В следующую секунду боец с пистолетами сунул их в бедренные кобуры, перехватил висящий за его спиной гранатомёт “Плекс”, прицелился и нажал спуск. Хлопнул выстрел, ракета, оставляя за собой дымный след, отчётливо видимый в ночном режиме, в секунду преодолела расстояние, отделявшее стрелка от стены поместья, и влепилась в караульную вышку. Грохнул взрыв, слившийся со вторым, прозвучавшим со стороны ворот поместья, и “ряженые” сорвались с места, словно спущенные с тетивы стрелы.
Подбежав к стене, нападавшие не стали перелезать через неё, тратя время на борьбу с идущей поверху колючей проволокой под напряжением. Вместо этого каждый третий из них достал из ранца моток пластиковой взрывчатки, похожей на чёрно-белую верёвку, чётко, выдавая немалый опыт в подобных делах, налепил на стыки плит, и отскочил в сторону. Грохнуло, полыхнуло, и солидный участок стены рухнул прямо под ноги ошалевшим от подобного способа хождения в гости зайгеррианцам-охранникам. Нападавшие не стали дожидаться, пока патрульные придут в себя, и открыли огонь, в два счёта уничтожив незадачливых стражей, а затем рванулись в глубину поместья.
- За ними! - скомандовал Чимбик, мгновенно углядевший шанс на удачное проведение операции. Кто бы ни были эти “ряженые”, за кого бы не воевали, но нельзя было упускать шанс.
Клоны выскочили из ямы, и, прикрывая друг друга, ринулись следом за таинственными боевиками.
- Мочим всех, кто не мы! - на бегу изложил свой план Чимбик. - Пусть начнут не доверять друг другу, паниковать и дёргаться. А мы ищем Лорэй, забираем и уходим. Работаем!

Зайгеррия. Поместье Лиреса Тормуса

Новость о появлении клонов в поместье заставила сердца обеих Лорэй биться в бешеном темпе и стоило немалых усилий сохранить на лицах покорно-безразличное выражение. Нет, близнецы не питали иллюзий относительно намерений клонов. Они нужны республиканцам только для того, чтобы выполнить приказ. Ну, может и не только, но приказы со всей очевидностью были основой и сутью их жизней.
Свитари всё больше уверялась в том, что Блайз не был таким дурачком, каким хотел казаться. Там, на лайнере, он всего лишь совмещал приятное с полезным: убедил её в своём намерении дезертировать, тем самым пресекая саму необходимость к побегу, а заодно и развлёкся. А она слишком привыкла полагаться на эмпатию сестры и самостоятельно не сумела распознать расчётливую натуру под маской влюблённого идиота. Как профессионал профессионалу Ри аплодировала Блайзу стоя, но чисто по-человечески она его возненавидела. Возненавидела за то, что он позволил ей поверить, что мужчина может быть справедливым, добрым и заботливым. Поверить в то, что она кому-то нужна больше, чем на пару весёлых ночей. Поверить в то, что можно жить иначе. Глупые мечты, иллюзии, от которых, как ей казалось, они с сестрой избавились много лет назад.
Но все эти бредовые фантазии разбились о рифы безжалостных фактов - Блайз в одно мгновение променял её на какой-то бессмысленный шлем, какие миллионами штампуют на фабриках. И теперь он (а она почему-то была уверена, что эта сладкая клонированная парочка вновь каким-то непостижимым образом их нашла) явился на Зайгеррию не от большой любви, а просто потому, что ему было приказано доставить их на Корусант.
Что ж, теперь ни она, ни Эйнджела не станут противиться такому исходу дела. В конце-концов все альтернативы были много хуже риска пострадать от вмешательства джедаев в сознание. В КНС их ждёт какой-нибудь фантастический срок в тюрьме, а про Зайгеррию и говорить нечего. Лучше уж сразу влезть в петлю, чем стать частью племенной программы Тормуса.
Её циничные размышления прервало шипение открывающейся двери. В проём шагнул лейтенант Нэйв, облачённый в бронежилет и великоватую для него каску, постоянно норовящую съехать ему на нос. Видно было, что Грэм экипировался второпях, и не успел подогнать подшлемник по размеру.
- Руки протяните, - скомандовал он.
Когда Лорэй выполнили распоряжение, лейтенант нацепил на них наручники с длинными цепочками, соединяющими браслеты, и скомандовал:
- На выход!
В коридоре сестёр немедленно окружили дроиды и повели к выходу. Позади шли Грэм и Карл Монт, сжимая в руках карабины и оглядываясь по сторонам, причём капитан был гораздо спокойнее своего молодого коллеги.
У входа их встретил Тормус, окружённый своими охранниками.
- Ну, чего возитесь? - сварливо осведомился он, прислушиваясь к нарастающей интенсивности перестрелки снаружи.
Несколько раз слышались взрывы гранат и хлопки гранатомётных выстрелов, ударными инструментами накладывающиеся на хоровую партию бластеров. Охранники Тормуса старались казаться спокойными, но от Эйнджелы не укрылось, с какой нервозностью они сжимали оружие и косились в сторону двери. Надо ли говорить, что она полностью разделяла их чувства?
Группы объединились, и в распахнутые двери первым шагнул странного вида трёхногий дроид, похожий на хищное насекомое окружённое пузырём силового поля. Его названия эмпатка не знала, но видела пару раз в репортажах по ГолоНету. А потом они покинули здание и достаточно ровное течение мыслей сменилось рваными фрагментами событий, проносившихся перед её глазами.
Снаружи бушевал филиал ада: в воздухе носились огненные трассы бластерных выстрелов, ярко горел в ночи развороченный попаданием ракеты шаттл, возле которого лежал труп в белых республиканских доспехах, прямо на дорожке вповалку друг на дружке лежали убитые охранники-зайгеррианцы, а в развилке дерева торчала верхняя половина туловища боевого дроида, непонятно как и чем туда заброшенная.
- К хаусботу! - донёсся до Эйнджелы приказ Тормуса. - На нём прорвёмся!
Эмпатку кто-то толкнул в спину, принуждая ускорить шаг и ей пришлось приложить немало усилий, чтобы не дать волю страху и просто не побежать прочь, не разбирая дороги. Она чувствовала, что идущую рядом Ри обуревает то же желание и крепко вцепилась в руку сестры, не давая той сорваться на бег.
А ещё Эйнджела чувствовала чужие взгляды. Недобрые, хищные, они были нацелены на неё, заставляя кожу под лопатками чесаться, будто кто-то уже рисовал мишень на её спине. Взгляды несли смерть и Лорэй не могла понять, кому и зачем понадобилось так на неё смотреть.
Полукровка даже не заметила каким образом был уничтожен дроид, в секунду превратившийся в огненный шар, разбрасывающий обломки. Грудь и горло эмпатки пронзила острая боль и она не сразу поняла, что не пострадала - просто рядом, один за другим, упали два зайгеррианских охранника Тормуса. Одному из них обломки дроида пробили грудь, а второго обезглавили. Кожу и одежду забрызгало горячей кровью и Эйнджела в очередной раз пережила чужую смерть, за какие-то пару мгновений окунувшись в иномирную ледяную тьму и вновь вернувшись в мир живых, бушевавший огнём горящего дроида и всполохами бластерных выстрелов. Кто-то схватил её за руку и поволок за собой, в спасительную темноту, а за спиной раздался голос того усатого капитана:
- Я их задержу!
Эйнджела бежала, спотыкаясь в темноте под мелодичный перезвон браслетов с бубенцами, так и не снятый ни с неё, ни с сестры, и не падая лишь потому, что её держал за руку лейтенант Нэйв. Сама она судорожно сжимала пальцы сестры, боясь отпустить Ри хоть на мгновение. Казалось, стоит их рукам разомкнуться и они потеряют друг друга навсегда.
А затем за спиной что-то грохнуло, как-то несерьёзно, словно фейреверк на праздничном салюте, и эмпатку вновь окунуло в холод чужой смерти. Она скорее почувствовала, чем услышала, как всхлипнул Грэм и прохрипел что-то бранное, мешая ярость с болью утраты, а рядом, топоча сапогами, сипел и перхал Тормус, ухитряясь ещё и сыпать угрозами в адрес своих обидчиков
Впереди уже виднелся элегантный корпус хаусбота, и казалось, что вот оно, спасение, уже совсем рядом, как из темноты вылетел огненный росчерк, а следом на дорогу выскочили фигуры в белых доспехах и шлемах с Т-образными визорами. Грэм остановился как вкопанный, отпустил руку Эйнджелы и с отчаянной решимостью обречённого потянулся за бластером.
- Не дури, сопляк, - произнёс один из клонов тем самым безэмоциональным голосом, который сёстры слышали, когда впервые столкнулись с республиканскими солдатами.
- Брось пушку, иначе все поляжете, - добавил второй. - Руки в гору, и ты, ушастый, тоже… Нам нужны только девки, вы без надобности.
Грэм неуверенно оглянулся на сестёр, и Эйнджела ясно почувствовала его колебания. Ей казалось, что она даже явственно видит мысли, проносящиеся в его голове: долг долгом, но нужно ли умирать, когда он может снова настичь своих подозреваемых позже? Лорэй не в первый раз убегают вместе с клонами и пока ему удавалось их разыскать.
Вот только стоящие перед ней клоны не были ни Блайзом, ни Чимбиком. И дело было даже не в другой броне, а в том, что Эйнджела чувствовала, что они несут смерть. Смерть ей и, вероятно, сестре.
- Вы не сумеете покинуть планету и доставить их на Корусант, - без особой уверенности заявил Нэйв. - Мы знали, что вы на планете и приняли меры.
- Уймись, - посоветовал ему один из клонов. - Никуда мы их не повезём. Грохнем и можешь оставить их себе на память.
После этих слов страх лейтенанта уступил место решительности и Грэм шагнул вперёд.
- Бросить оружие, - чуть подрагивающим голосом приказал он.
- Лейтенант, Вы идиот, - мрачно констатировал кое-как отдышавшийся Тормус. - Даже я молчу, хоть эти экземпляры и влетели мне в копеечку. Знал бы, как много проблем идут в комплекте с ними, то никогда бы…
Что - “никогда” он договорить не успел: взвизгнули бластеры, и трое из четверых клонов рухнули замертво, вновь заставив Эйнджелу почувствовать боль их отлетающих душ. Четвёртый крутанулся на месте, поводя стволом, но из темноты раздался точно такой же безликий голос, как и у него самого:
- Не дергайся. Дольше проживёшь.
От тёмного массива сквера отделились три фигуры, две из которых были облачены в знакомую пятнистую броню, а третья - в незнакомую, охристо-коричневую. В отсветах пожаров они казались духами войны, вырвавшимися на свободу. Вконец растерявшийся Нэйв вскинул свой бластер и переводил его то с клона в белом, то на непонятную троицу.
- Бросьте пушки, - приказал стоявший по центру “коричневый”. - Оба! Ты! - он указал на оставшегося в одиночестве клона. - Снимай шлем!
Тот дернулся, затем плечи его поникли, и бластер упал на землю. Клон поднял руки, взялся за шлем, коротко прошипели замки… и взглядам растерянных сестёр предстало совершенно иное лицо, нежели то, к которому они успели привыкнуть за дни, проведённые в обществе клонов.
- Ты не клон, - озвучил общее мнение лейтенант Нэйв, так и не бросивший оружие. - Ты - корунай, а клоны…
- Ой, да заткнись, а? - отмахнулся чернокожий, настороженно глядя на своих пленителей.
- А паренёк-то с гонором, - хохотнул “пятнистый”, стоявший справа, а потом махнул рукой и сказал:
- Ну привет, Ри. Неважно выглядишь.
Полукровка ответила ему молчаливым тяжёлым взглядом и эмпатка ощутила растерянность клона, вероятно бывшего Блайзом. Интересно, а он ждал какой-то другой встречи после их расставания на Фелуции?
- Потом пощебечете, влюблённые, - оборвал Блайза “коричневый”. - Слышь, ряженый, а ты кто такой будешь? Откуда броню взял?
- Наниматель дал, - неохотно буркнул корунай.
- Да? И что за наниматель? Что приказал?
- А я не знаю, - пожал плечами тот. - Вояка конфедератский, вроде полковник…
Эйнджела почувствовала, как при этих словах напрягся Нэйв, буквально всем телом обратившийся в слух.
- Как его звали? - влез он в допрос, словно позабыв, что сам тоже является пленником.
Корунай недовольно покосился на него, затем на клонов, и нехотя процедил:
- Ибрам кто-то там, точно не помню. С ним командир нашей ватаги говорил, мы только задачу выслушали - найти и грохнуть этих вот цыпочек, ну и сопляка-лейтенанта, если под ногами крутиться будет…
- То есть вы не республиканцы? - уточнил “коричневый”.
- Нет конечно! - даже возмутился корунай.
- Э… Господа, - подал голос Тормус, до этого молча стоявший рядом с сёстрами и старательно прикидывавшийся случайным прохожим. - Раз уж тут у вас такая трогательная встреча боевых товарищей - может, я пойду по своим делам?
- Пойдёшь, - кивнул “коричневый”. - С нами. Лапы за голову, ушастый. У меня к тебе будет до-о-олгий разговор… Так, ряженый, то есть всё, что знаешь, ты нам рассказал?
Корунай молча кивнул и в следующий миг безвольной кучей пластоида свалился на землю, демонстрируя развороченный затылок.
- Коммандер, сэр! - недовольство просачивалось даже сквозь вокодер шлема говорившего. - Ну какого ситха! Отвели бы в сторонку, и там уж…
- А почему здесь нельзя? - желчно осведомился названный коммандером, наводя карабин на Нэйва. - Святое место?
- Мисс Эйнджела Лорэй - эмпатка, - пояснил его собеседник. - И ей… не надо причинять лишнюю боль.
- А! Ну так бы и сказал, - коммандер повёл стволом в сторону. - Пошли, лейтенантик, помирать пора.
Грэм покосился на зажатый в руке бластер, а затем уронил его на землю.
- Уроды… - с горечью сказал он. - Сразу бы и шлепали. Нет, вам поиграть надо…
- А мальчик-то не из трусливых, - даже восхитился коммандер.
Двое остальных клонов молчали, но эмпатка ясно ощущала их раздражение и нетерпение. А ещё она чувствовала, что просто не может смотреть на то, как Нэйва убьют. Пусть их близость и была игрой, вынужденным притворством ради того, чтобы выбраться на свободу, он всё же оставался искренним и неиспорченным человеком, пытавшимся ей помочь.
- Не трогайте его, - негромко попросила она. - Он хороший человек.
- Я не нуждаюсь в защите! - оборвал её Нэйв. - Тем более в вашей! Я…
- … идиот, которому не терпится сдохнуть, - завершил за него фразу “коричневый”.
- Это и не для тебя, - устало отозвалась Эйнджела, глядя в визор того, кого она определила как Чимбика. - Это для меня. Пожалуйста.
От фигуры в серой броне явственно повеяло горечью, оттенённой сложным коктейлем чувств - от разочарования, до зависти и даже ревности. Но мгновение слабости миновало и сержант вновь ощущался собранным и целеустремлённым детищем каминоанской генной инженерии.
- Я не… - с непреклонным видом начал было лейтенант, но тут Чимбик щелкнул переключателем, нажал на спуск и в Нэйва ударило голубоватое энергетическое кольцо. Парень замолк на полуслове и без сознания шмякнулся под ноги сёстрам.
- Время! - рыкнул сержант. - Р-развели философию… Бегом, к машине! Все! - и, ухватив Эйнджелу за руку, так, как совсем недавно это делал Нэйв, потащил её за собой к хаусботу.

Зайгеррия. Поместье Лиреса Тормуса

Клоны добрались до хаусбота без происшествий - основной бой сместился к баракам рабов, где полыхала жестокая перестрелка. В этом же секторе нападавшие, похоже, ограничились небольшой группой, которую клонам повезло застать врасплох. Именно что повезло, потому что успей хоть один из “ряженых” подать сигнал тревоги - неизвестно, как бы всё тогда обернулось.
Разведчики едва ли не волоком затащили близнецов по трапу, следом под воздействием мощного пинка взлетел зайгеррианец и уже потом на палубу вскарабкался Блиц.
- Сможешь управлять этой хреновиной? - поинтересовался Чимбик, настороженно поводя стволом.
- Как два пальца обмочить, - коммандер огляделся, затем подошел к зайгеррианцу, на удивление надменно взирающему на своих пленителей, и задал совершенно неожиданный вопрос:
- Слышь, ушастый, рабы где содержаться?
Зайгеррианец, явно не привыкший к столь непочтительному отношению, поднял на клона изучающий взгляд и, выдержав паузу, с достоинством ответил:
- В бараках и учебных помещениях для рабов, естественно.
- Показывай, - приказал Блиц и, ухватив его за шиворот, поволок в рубку.
Разведчики, занятые осмотром палубы на предмет поиска притаившихся охранников, на секунду отвлеклись от своего занятия.
- Ты чего задумал? - позабыв всякое почтение к старшему по званию, поинтересовался Чимбик, предчувствуя недоброе.
- Хочу тоже доброе дело сделать! - Блиц скрылся в рубке.
- Идиот, - мрачно резюмировал сержант, затем перевёл взгляд на сестёр и, включив вокодер, сказал:
- Мэм, прошу прощения, но нам придётся вас временно изолировать. Для вашей же безопасности. Блайз, отведи их вниз и запри в каюте.
Блайз молча кивнул, закинул карабин за спину и сделал приглашающий жест рукой:
- Пошли. Садж прав - нечего вам на палубе под выстрелы подставляться.
Блайз вернулся на палубу как раз к тому моменту, когда управляемый Блицем хаусбот заложил крутой вираж, от которого клоны и все незакрепленные предметы попадали на палубу, и ринулся к месту схватки.
- Он точно псих! - заорал Блайз, откатившийся к фальшботу.
- Блайз, заткнись! - рыкнул сержант. - К бою!
Хаусбот врезался в самую гущу схватки, пройдя сквозь позиции нападавших, как нож сквозь масло, разметал хлипкую баррикаду защитников, едва не похоронив их под её обломками, и, натужно скрипя всем корпусом, круто развернулся на девяносто градусов, закрыв собой бараки. Клоны, едва вставшие на ноги, вновь прокатились по палубе, от души поливая отчаянного пилота отборной бранью.
- Хрена разлеглись? - Блиц выпрыгнул из рубки с бластером в руке.
Блаз заметил обмякшего в кресле помощника рулевого зайгеррианца и от души понадеялся, что экс-коммандер не укокошил его в приступе кровожадности. Клоны хотели задать ещё парочку вопросов.
- Охрану держите! - пилот подбежал к борту и принялся опускать трап.
Клоны метнулись к борту, но, к их удивлению, стражники сосредоточились на нападавших, старательно прикрывая хаусбот. “Решили, что хозяин прибыл!” - Чимбик присел, чтобы не выдать себя и предупреждающе махнул брату.
Разведчики разбежались, заняв нос и корму, и залегли, чутко прислушиваясь звукам боя и время от времени постреливая в направлении “ряженых”
Тем временем Блиц опустил трап, съехал по нему вниз и кинулся к ближайшему бараку. Навстречу ему выскочил вооружённый зайгеррианец, в кирасе, но без шлема, и удивлённо воззрился на непонятную фигуру. Коммандер даже не стал тратить на него заряд, просто и без затей впечатав приклад карабина в лоб незадачливому стражнику. Тот охнул, закатил глаза и свалился на газон.
- Отсыпайся, - великодушно произнёс Блиц, вбегая в барак и выстрелом сшибая замок.
Распахнув дверь, он крикнул:
- Великая Армия Республики! Вы свободны! Все на выход, там ждёт транспорт!
На него неверяще уставились десятки пар глаз, принадлежащих самым разным существам мужского пола. Кто-то сидел на жёстких двухъярусных койках, тесно набитых в барак, кто-то, судя по положению тел, совсем недавно нервно ходил по комнате туда-сюда, немногочисленные счастливцы урвали места у узких, забранных решётками окон, и пытались высмотреть что происходит на улице. Тело с залитой кровью головой свидетельствовало о том, что этот способ получения информации не был безопасным, но желающих, тем не менее, не убавлялось.
Первым вышел из ступора рослый барабел. Он отвесил звучный подзатыльник сидящему рядом молодому человеку и толкнул того в сторону выхода. Это простое действие будто привело в действие механизм из десятков тел, устремившихся к выходу. Некоторые из невольников под одобрительные взгляды клона наклонялись к трупам надсмотрщиков и подбирали валяющееся рядом оружие. Кто-то бежал в указанном направлении, многие двинулись отпирать соседние двери.
Блиц, убедившись, что механизм эвакуации запущен, кинулся к самому дальнему, стоящему особняком, бараку. К его удивлению, тут даже не было охраны, а у пульта торчал медицинский дроид, не обративший на клона никакого внимания. Клон пробежал мимо него, вскинул бластер, готовясь отстрелить замок, и с удивлением понял, что его на двери нет. Озадаченно нахмурившись, он прижался к стене, провёл ладонью по сенсору и, когда дверь отъехала, осторожно высунулся, готовый в любой миг отпрыгнуть. Дверь выходила в коридор, в стены которого были встроены решётки. За ближайшей из них обнаружилось нечто среднее между камерой и тесной жилой комнатушкой на две койки, на которых сидела пара красивых молодых женщин - тви’лекка и тогрута. Их облик и наряды не оставляли сомнений в том, что это очередные бедняжки, обречённые стать наложницами какого-нибудь состоятельного урода.
- Э, бидон! - окликнул клон дроида.
Тот оторвался от своего занятия и повернул голову.
- Чем-то могу помочь? - с откровенной неприязнью поинтересовался дроид.
- Камеры открой!
- Простите, но хозяин… - Блиц не стал дослушивать, просто пристрелив дроида.
- Р-разговорчивый, мать твою, - ворчал он, спихивая обломки на пол. Оглядев пульт, он нашёл клавишу, открывающую все двери и тут же нажал на неё.
- Великая Армия Республики! - провозгласил он, входя в коридор и принимая героическую позу. - Вы свободны! Проводится эвакуация, сохраняйте спокойствие и идите к ожидающему вас транспорту!
Как и в первом бараке, ответом ему была шокированная тишина. Из дверных проёмов показывались удивлённые лица всех рас, возрастов и мастей, но никто не спешил к выходу. Секунды утекали сквозь пальцы, одна за другой, но среди рабов так и не находилось того самого “первого”, кто решился сделать шаг к свободе. Теряя терпение, клон просто зашёл в ближайшую камеру, взял перепуганную тогруту за руку и потянул к выходу.
- Скорее, мэм, у нас не так много времени!
- Отпустите меня! - внезапно закричала наложница. - Я никуда не пойду с вами!
Её товарка поспешно отползла подальше от клона, в самый угол кровати, и перепугано вжалась в стену. Несколько обалдевший от такой реакции Блиц отступил на пару шагов, а затем, решив, что просто пугает девушек, решительно направился к другой камере, чтобы её обитатели помогли бедняжкам выбраться. По мнению клона, вид собрата-раба, знакомого по заключению, должен был успокоить и внушить доверие.
- Я - коммандер Блиц, - представился он сидевшему на койке забраку. - В соседней камере тогрута, она в шоке. Помогите ей и её соседке выйти наружу, и проводите к транспорту. И побыстрее, у нас мало времени… - он замолчал и с тревогой прислушался к звукам боя.
Пока что охрана поместья не разобралась, что происходит, решив видимо, что хозяин спасает своё дорогостоящее имущество, но в любой момент кто-то из стражников заподозрит неладное, и тогда прости-прощай бескровный выход.
- Да живее ты! - теряя терпение, поторопил он раба.
А тот смотрел на него с видом хатта, которому предлагают пожертвовать всё имущество на благотворительность.
- Я принадлежу господину Тормусу и он не приказывал мне слушаться вас, господин, - чинно ответил забрак.
Па’лоуики в камере напротив внезапно открыла свой хоботоподобный рот и пронзительно завопила на всё помещение:
- Охрана! Нас пытаются украсть!!!
- Да вы не охренели тут? - опешил клон. - Мы вас спасать прибыли! Понимаете? А, что с вами говорить… - он вскинул бластер и выстрелил в потолок.
- А ну все на выход! Бегом! - заорал он. - Кто не подчинится - пристрелю к ситху! - и всадил заряд в пол точно между ног забрака. - По одному, колонной, к транспорту бегом марш! - мысленно клон прикидывал, что нужно было сделать, чтобы вот так вот запугать этих существ.
Выстрелы произвели больший эффект, чем все слова, сказанные Блицем до того. Рабы неуверенно и (клон мог в этом поклясться!) неохотно покидали свои камеры, постепенно заполняя узкий коридор. Из-за этой сумятицы коммандер слишком поздно заметил, как один из невольников подобрался к пульту и включил сигнал тревоги. Хрипло взвыла сирена, внося свою лепту в творившийся снаружи апокалипсис.
- Вот с-сука! - прошипел Блиц, стреляя в провокатора. Тот рухнул на пульт, раскинув руки, и остался в такой позе, глядя на своих бывших товарищей широко распахнутыми глазами. Клону рассказывали про подобных сволочей - слуг хозяина, которых под видом невольников подсаживали в бараки, чтобы они сдавали недовольных, или готовящихся к побегу.
- Живее! - рявкнул клон и отвесил пинка тому самому забраку, с которым разговаривал в камере. Следующая оплеуха прилетела молодой тви’лекке, а затем Блиц выскочил на улицу, как раз для того, чтобы увидеть, как несколько охранников отвлеклись от стрельбы и направились посмотреть, что же такое происходит в бараке.
- Мы в дупе! - активировав коммлинк, завопил Блиц и, переключив бластер на автоматический огонь, открыл ураганный огонь, заставив стражников искать укрытие.
- Освободитель ситхов! - услышал он недовольный голос Чимбика. - Прикрываю, гони стадо на палубу.
В следующий миг с палубы хаусбота, описав красивую дугу, прилетела граната, разорвавшаяся за штабелем ящиков, там, где укрылся один из охранников. Блиц не стал дожидаться реакции остальных и, хрипя от ярости, принялся пинками и оплеухами гнать спасённых к хаусботу, с ужасом понимая, что драгоценные мгновения утекают, грозя превратить эвакуацию в побоище. Вдобавок ко всему, далеко не все невольники бежали в направлении спасительного транспорта. Та самая тогрута, как и ещё примерно половина рабов, бросилась прочь от клона, спеша укрыться в глубине территорий поместья. Терять время, собирая их по всем углам, было бессмысленно. Как, впрочем, было бессмысленно и спасать тех, кто по непонятным причинам так этому противился.
- Идиоты! - орал Блиц, загоняя тех, кого смог, на палубу.
Там их встретил Блайз, без церемоний загнавший спасённых под палубу.
- Гони! - крикнул Чимбик, меняя батарею в бластере. - Гони, пока они не прочухались! Живее!
Блиц метнулся в рубку, бесцеремонно протоптавшись по ногам бесчувственного зайгеррианца, запустил двигатель и резко дернул судно, выводя его из-под обстрела. И именно этот рывок спас жизнь Чимбику - выпущенная одним из “ряженых” противотанковая ракета, вместо того, чтобы разнести в щепки тумбу, за которой прятался сержант, ударила в декоративную скульптуру на ахтерштевне. Взрывной волной Чимбика протащило по палубе, щедро засыпав обломками, и лишь шлем уберёг его от серьёзной контузии. Но и этого хватило, чтобы сержант на несколько секунд потерял сознание.
- Садж! - надсадно завопил Блайз.
В этот миг он позабыл про все их разногласия, про споры и драку - перед глазами у него было только безвольное тело брата, усыпанное обломками. Едва не плача, он бросился к нему по ходившей ходуном палубе, всхлипывая и спотыкаясь, совершенно не обращая внимания на показания ВИДа и пролетающие мимо лучи плазмы.
- Садж, - повторил он, падая рядом с Чимбиком на колени и ладонями раскидывая присыпавший того мусор.
Сержант слабо пошевелился, застонал, а потом встал на четвереньки и затряс головой, словно самец таунтауна после сшибки с соперником.
- Я… прибью… этого придурка… - медленно проговорил он. - Если выживем…
- Конечно, - Блайз обнял его, смеясь от облегчения. - Конечно, брат.
Хаусбот, набирая скорость, миновал разрушенные взрывом ворота усадьбы и канул в темноту ночи, оставляя за кормой пылающий особняк и звуки боя. Под палубой тряслись, шептались и плакали спасенные невольники, кто-то делал перевязку пострадавшим товарищам, а на корме, обнявшись, сидели две безмолвные фигуры в пятнистых доспехах.
Добавил: Gedeon |
Просмотров: 1583
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика