Главная

Фик "Танго с врагом". Глава 13. Фиаско

Фанфки "Танго с врагом"

20.08.2015, 21:09
Разные люди толпились в коридорах дворца правосудия. Елена видела вокруг себя лица: озлобленные, пытливые, равнодушные, завистливые, сочувствующие, но всех их объединяло одно – нездоровое любопытство, с каким они пришли на заседание суда по делу об убийстве Джона Гилберта.

Елена, в своем обычном строгом костюме, с затянутыми в пучок волосами, крепко держалась за локоть Мэтта, который вел ее к месту ожидания для свидетелей. Она не хотела отпускать друга, но он должен был оставить ее и вернуться к подзащитному. Елена не видела Деймона после встречи у нее дома, и, хоть прошло не так много времени, уже успела соскучиться и жадными глазами всматривалась в дверь на другом конце коридора, в которую вот-вот войдет обвиняемый. В груди бушевало беспокойство, потому что именно на показания Елены делался расчет, и она боялась, что выдаст себя раньше времени. Волнение и эмоции не лучшие спутники в этом деле.

Девушка обвела взглядом помещение. Народ возбужденно перешептывался в ожидании зрелища. Для города это было сверхъестественное событие местного масштаба. Журналисты запасались диктофонами, мобильными, старая гвардия – ручками с блокнотами; все надеялись если не на сенсацию, то уж на какую-нибудь неожиданность точно. Елену раздражало подобное оживление, она предпочла бы слушание в закрытом режиме, но ее мнение никого не интересовало. Она взглянула на окружного прокурора – государственного обвинителя, и холодок прошелся по спине. Высокий симпатичный мужчина с легкой щетиной, с уверенностью и осознанием своего превосходства спокойно перелистывал материалы дела, наверняка готовый разнести в пух и прах защиту молодого неопытного адвоката. Он прошел мимо, и Елена поймала его сочувствующий и насмешливый взгляд. Он уже жалел ее. От этого стало не по себе. Почему он так уверен, что выиграет?

Размышления прервались появлением подсудимого в сопровождении адвоката и полиции. Деймон был без наручников, но под стражей, а у Елены в который раз сжалось сердце. Она вдруг поняла, что готова занять его место там, на скамье, лишь бы он был свободен.

Народ хлынул в зал, и огромные двустворчатые двери закрылись с характерным гулким звуком.

Вся на нервах, Елена теребила край жакета и постукивала ногой по полу. Она надеялась и даже мысленно возносила мольбы небесам, чтобы у Мэтта все получилось и Деймона оправдали.

Через время начали вызывать свидетелей. Один за другим входили и не возвращались знакомые Елене не один год люди: Викки в траурном наряде, считающая себя несправедливо обделенной; Логан Саммерс с ехидной ухмылкой, готовый предоставить сведения, какие угодно, лишь бы очернить дочь убитого; еще несколько коллег Джона. Наконец, дошла очередь до Елены.

В зале заседаний атмосфера была напряженной. Елена заняла место для свидетелей и произнесла все необходимые фразы, положив руку на Библию. Сердце вдруг дрогнуло, потому что она собиралась преступить клятву.

Первым начал допрос адвокат. Мэтт задавал вопросы четко, по заранее согласованному плану. Еще до слушания они договорились, что лучший выход – говорить правду. Вот только Елена решила внести небольшие коррективы и вместо нескольких часов утреннего блуждания вдали от особняка в то роковое утро сказала, что почти сразу вернулась.

Мэтт предостерегающе посмотрел на подругу. Она сжала руки, лежащие на коленях, чтобы голос не дрожал, а взгляд оставался твердым и уверенным. Но когда очередь дошла до прокурора, Елена вмиг утратила всю храбрость.

- Итак, мисс Гилберт, - взял слово Клаус Майклсон, - расскажите суду, что связывало вас с убитым.

- Он был моим отцом.

- Верно. Но в каких отношениях вы с ним были? Вы искренне любили друг друга, как полагается отцу и дочери?

- Протестую! – вскочил Мэтт. – Связь свидетеля и убитого не имеет отношения к делу.

Прокурор едва заметно ухмыльнулся, отчего у Елены пошли мурашки по коже.

Судья, полный седовласый мужчина, с трудом помещающийся в судейском кресле, стукнул молотком по столу.

- Протест отклонен. Продолжайте, мистер Майклсон. Свидетель, отвечайте на вопрос.

- У нас… - Елена запнулась, - были сложные отношения.

- Не могли бы вы уточнить?

Девушка не понимала, чего добивается обвинитель, задавая подобные вопросы, и не знала, как ответить, чтобы не вытаскивать на свет все трудности и проблемы, которые существовали у нее с Джоном.

- Я работала в компании отца и поддерживала его бизнес.

- Но вы хотели уйти оттуда. Почему?

"Откуда он знает?" – вдруг испугалась Елена.

- Меня не устраивало отсутствие перспектив.

- На что вы рассчитывали, работая в "Техносити"? Войти в совет акционеров? – допытывался прокурор, подойдя почти вплотную к трибуне, за которой сидела свидетельница.

- Нет, Боже мой! – недоумение Елены было вполне искренним. – Я не настолько амбициозна.

- Но достаточно амбициозны, чтобы желать занять должность коммерческого директора?

- Давление на свидетеля! – снова вмешался Мэтт.

Судья кашлянул.

- Мистер Майклсон, переформулируйте вопрос.

- Да, ваша честь, - поклонился обвинитель и обратился к мисс Гилберт: - Кого назначил коммерческим директором Джон Гилберт?

Прочистив горло, Елена невольно взглянула на Деймона. Он выглядел так, словно его происходящее в зале суда не касается: со скучающим видом лениво поигрывал запонками на безупречном костюме, как сторонний наблюдатель. Елена не понимала, почему он так спокоен, ведь у нее все замирало внутри от страха, что его признают виновным. Однако, секунду поразмыслив, она пришла к выводу, что этот вопрос может сыграть в пользу Деймона.

- Джон Гилберт назначил коммерческим директором Деймона Сальваторе. Он высоко оценивал его деловые качества и, видимо, посчитал, что тот лучше справится с этой работой.

- Что вы почувствовали в связи с этим?

- Джон всегда знал, что лучше для компании, и его не волновало мнение подчиненных.

Майклсон вздернул брови вверх, принимая то, как свидетельница ушла от прямого ответа.

- Известно, что мистер Сальваторе был на испытательном сроке, а вы – его ассистентом. Вы отчитывались генеральному директору об успехах или неудачах вашего босса?

Черт! Елена мысленно выругалась. Наверняка это Логан рассказал о том, что Джон заставил ее шпионить за Деймоном. И в данной ситуации не имело никакого значения, что Елена отказалась это делать.

- Гм… Я…была против, - неуверенно произнесла свидетельница.

- Чудесно! – обвинитель резко сменил тему: - Расскажите, что произошло утром в день убийства.

Монотонным голосом Елена произнесла заученную речь, но на этом дело не кончилось. Посыпался шквал уточняющих вопросов.

- Значит, вы не можете со стопроцентной уверенностью утверждать, что мистер Сальваторе не отлучался из поместья?

- Нет. Но времени…

- Утром между вами произошла ссора?

- Да.

- По какой причине?

- Не думаю, что это важно.

- Отвечайте, мисс Гилберт! – снова подал голос судья.

Елена почему-то почувствовала себя виноватой.

- Пришел Тайлер Локвуд.

Прокурор оживился.

- Тайлер Локвуд - двоюродный брат мистера Сальваторе?

- Да.

- Вы знали его раньше?

- Да. Мы учились вместе в университете.

- После вашей ссоры мистер Сальваторе был разозлен?

Не удержавшись, Елена бросила взгляд на Деймона. Тот по-прежнему бесстрастно взирал на происходящее.

- Я… не знаю. Я ушла.

- Отлично, - мистер Майклсон улыбнулся. – И последний вопрос. Мисс Гилберт, вы не замечали ничего странного в поведении мистера Сальваторе в то утро или накануне вечером?

Если не считать неожиданной ночи любви и подкупающего внимания с его стороны…

- Нет.

- Спасибо. Вопросов больше нет.

Елена покинула свое место, не почувствовав при этом никакого облегчения. Казалось, нечто застыло в воздухе и ждет, чтобы обрушиться на нее. Мэтт незаметно сделал ободряющий жест, но и это не помогло.

- Следующий свидетель – мисс Кэтрин Пирс.

Кэтрин, высокая, спортивная, коротко стриженая и непривычно скромно выглядящая, с исполненным достоинства выражением лица зашла в зал.

После соблюдения необходимых формальностей, снова прокурор взял слово:

- Вы знаете этого человека? – и указал на Деймона.

- Да, это Деймон Сальваторе, бывший коммерческий директор "Техносити" и мой босс.

- Скажите, какие обязанности вы выполняли в компании?

- Я была секретарем и делала все, что полагается в таких случаях: звонки, кофе, организация встреч, деловая переписка, выполнение разнообразных поручений.

- Секретарь обязан быть в курсе всех перемещений своего босса, верно? – обратился Майклсон к залу, а затем снова к Кэтрин: - Вы знали, куда собирался мистер Сальваторе в те выходные?

- Нет, он не сообщил мне.

- Странно, не так ли?

Кэтрин изящно пожала плечами, словно она привыкла к причудам начальника и уже ничему не удивляется.

- У вас были еще какие-либо отношения с обвиняемым, кроме деловых?

Скромно потупив взгляд, мисс Пирс тихо произнесла:
- Да.

- Какие именно?

- Он был моим любовником.

По залу прошелся ропот. В любом другом случае не было ничего сверхъестественного в том, что секретарша спит со своим боссом. Но в деле об убийстве все имело иной подтекст.

- Мисс Пирс, прошу вас, вы обязаны сказать суду всю правду, - акцентировал прокурор на слове "всю".

- Мне так жаль, - Кэтрин извлекла откуда-то кружевной носовой платок, чтобы все решили, что она едва сдерживает слезы. – Я правда не хотела… Но он так красив, - она взглянула на Деймона, а тот скривился, будто ему под нос подсунули какую-то гадость. – И… он сказал мне: "Выбирай – я или Джон!"

- Какой Джон?

- Джон Гилберт.

- Вы хотите сказать…- вкрадчиво продолжил прокурор, подталкивая к нужному ответу.

Кэтрин кивнула, хотя в этом не было необходимости. На глазах присяжных и сотен людей Ричмонда она разыгрывала настоящее представление - сообразила вдруг Елена.

- Я была убита горем, когда поняла, что моя спортивная карьера в фигурном катании стремительно летит под откос из-за травмы, в которой виноват Деймон, - она с упреком посмотрела на бывшего начальника.

Вначале Елена решила, что ослышалась. А потом, поборов изумление и нарастающий гнев, утвердилась в мысли, что она самая настоящая дура. Всей душой она верила и боролась за человека, который в очередной раз скрыл от нее правду о своем прошлом. Господи, почему она так наивна? Что стоило спросить Деймона, почему он взял на работу Кэтрин? Им двигало вовсе не желание иметь умелого помощника, а банальное чувство вины. Хотя наверняка Деймон был бы не против и поразвлечься заодно. Но всюду находилась она - неудобная Елена. Почему бы не соблазнить ее, чтобы по уши влюбилась в босса и закрывала глаза на его недостатки или еще что похуже.

Тем временем жертва спортивной травмы продолжала:

- … я встретила Джона. Он был так добр ко мне. Но наши пути разошлись. И Дей… гм… мистер Сальваторе, нанимая меня секретарем, потребовал, чтобы я…

Она всхлипнула.
- Продолжайте.

- Чтобы я… стала его любовницей, и всячески подталкивал к этому. Он ревновал меня к Джону, хотя я не давала поводов. И он вел себя странно накануне выходных.

- Как именно, не могли бы вы уточнить?

- Был рассеянным и нервничал, - без зазрения совести сказала Кэтрин.

В ответ на это нелепое замечание Деймон закатил глаза.

- Благодарю вас, мисс Пирс. Прошу пригласить следующего свидетеля.

В зал вошел Грейсон Гилберт.

"Какого черта он тут делает?" – думала Елена, с тревогой глядя на Мэтта. Тот коротко покачал головой, подтверждая, что тоже удивлен присутствием неприятного родственника.

- Итак, - прокурор, похоже, сегодня был в ударе и чуть ли не потирал руки, обращаясь к новому свидетелю, - убитый Джон Гилберт был вашим братом.

Грейсон утвердительно кивнул.

- Когда вы видели его в последний раз?

- Двадцать пять лет назад.

- Вы поддерживали с ним отношения?

- Нет.

- Как вы узнали о его смерти?

- Из новостей. И посчитал своим долгом приехать и поддержать племянницу.

- До этого вы были знакомы с мисс Гилберт?

- Нет.

- Почему?

- Я не знал о ее существовании.

- Как вы считаете, почему Джон Гилберт скрыл это от вас?

- Наверно, потому, - Грейсон сделал драматическую паузу, - что хотел отомстить таким образом.

- За что?

- За то, что его жена хотела уйти от него ко мне.

Грейсон в упор посмотрел на Елену. Девушка побледнела и, затаив дыхание, слушала каждое слово дяди.

Люди в зале начали тихо перешептываться. Напряжение возрастало.

- У вас была с ней связь?
- Да.

В этот момент Елена всей душой ненавидела дядю и была бы счастлива никогда в жизни не встречать его.

- Результатом этой связи… - Гилберт-старший прокашлялся и набрал побольше воздуха в грудь, - стала дочь.

Зал ахнул. У Елены все закружилось перед глазами. О чем он вообще говорит?!

- Протестую! – выкрикнул бедный Мэтт. – Это не имеет отношения к делу! И защита не знала об этом обстоятельстве.

Тяжелые веки судьи обратились в сторону адвоката.

- Это ваши проблемы, что вы не учли всех обстоятельств. Протест отклонен. Мистер Майклсон, продолжайте.

- Вот доказательства, - обвинитель подошел к судье и представил заверенные копии документов, - что мисс Елена Гилберт является дочерью Грейсона Гилберта.

К горлу подкатила тошнота, и Елена принялась лихорадочно обмахиваться раскрытой ладонью. Она поймала встревоженный взгляд Деймона, успела увидеть, как он рванулся через барьер, но охранники схватили его, и темнота поглотила ее.
****

Звенящая тишина давила на уши. Холодная ладонь была заключена во что-то теплое, но твердое. Когда Елена попыталась пошевелить пальцами, тепло исчезло. Поток белого света медленно проникал сквозь веки, пока девушка пыталась их приоткрыть. Спустя секунду она увидела бледное и обескураженное лицо Мэтта. Его травмированный глаз выделялся сильнее обычного, что придавало внешности Салливана нелепый оттенок.

- Мэтт?

Елена попробовала встать, но голова закружилась, и она рухнула обратно на кушетку.

- Эй, ты как?

- Я в порядке.

Со второй попытки ей удалось подняться и сесть.

- Что случилось?

- Ты потеряла сознание.

- Я догадалась. Суд закончился?

Мэтт кивнул.

- Ну? – нетерпение сквозило в голосе и во всем облике Елены.

Друг отвернулся. Он не выдерживал ее требовательного взгляда, поскольку знал, что все испортил, и оттягивал момент признания как можно дольше.

- Говори!

Глубоко вздохнув, Мэтт посмотрел куда-то в сторону, куда угодно, лишь бы не на подругу:

- Майклсон выдал сногсшибательную заключительную речь. Он действительно профи в своем деле. Не стоило даже тягаться с ним…

- Мэтт! – воскликнула Елена. – О чем ты говоришь? Деймон ведь не виновен!

- Орудие убийства с отпечатками его пальцев. Сложно перекрыть такую неопровержимую улику всего лишь логическими умозаключениями. Кроме тебя, никто не подтвердил его алиби, а после слов Грейсона…

Тут Елена все вспомнила. Ужасное, отвратительное открытие, с которым она никогда не сможет смириться. Она почувствовала себя пешкой в давней, почти забытой игре Джона Гилберта, использовавшего ее для мести. Она не хотела знать подробности, мечтала и вовсе забыть об этом факте, но как жить дальше, зная, что тот, кого она всегда считала отцом, лгал ей всю жизнь о самом главном? И зачем?

Это чудовищно!

Елена закусила губу, чтобы не расплакаться.

- … что ты его дочь.

- Прекрати… - прошептала Елена. – Я не могу это слышать.

Положив руки ей на плечи, Мэтт притянул подругу к себе.

- Прости, Елена. Мне так жаль, я не смог…

- Мэтт, Мэтт, - она погладила его по голове. – Это я виновата. Если бы я сразу подтвердила его алиби…

- Все еще хуже. Майклсон представил все таким образом, что ты и Сальваторе были в сговоре. Убийство Джона открывает вам обоим широкие перспективы: ты получаешь наследство (как это и случилось), а он в качестве вознаграждения за устранение твоего горячо ненавидимого отца становится генеральным директором "Техносити".

Елена не верила своим ушам.

- Бред!

Мэтт с сожалением пожал плечами.

- Все знали о твоих непростых отношениях с Джоном. Логан Саммерс это только подтвердил. А также открыл то, что Деймон собирался скупить часть акций, принадлежавшую мистеру Дженкинсу, чтобы впоследствии было проще воздействовать на других акционеров. Единственное, чего не учел Сальваторе, - это то, что от оружия надо было лучше избавляться.

- И ты в это веришь?! – Елена отрицательно помотала головой. – Если его план был таким продуманным и коварным, то неужели он не додумался бы до того, чтобы, например, утопить пистолет в реке?

Елена в отчаянии потерла глаза, как будто это могло помочь прояснить происходящее безумие. В голове не укладывалось, как ловко прокурор все повернул в таком свете, что присяжные были единогласны в своем беспощадном вердикте. Да еще и ее, Елену, считали соучастницей. К счастью, обвинения никто не выдвигал, и Мэтту удалось убедить суд в том, что она оказалась всего лишь соблазненной наивной жертвой подлого убийцы. Но Елена не верила, просто не могла поверить, что Деймон действительно убил ее отца. Сейчас, размышляя обо всем с учетом новых обстоятельств, она могла сказать точно – мотива у Деймона не было. Но тогда кто?

Сил думать дальше не было, Елена чувствовала себя морально истощенной. Дверь в комнате ожидания приоткрылась, и показалось самое ненавистное из всех существующих сейчас лиц.

- Пошел вон! – крикнула Елена Грейсону, вскакивая и кидаясь к двери.

Тот отпрянул.

- Убирайтесь! Не хочу вас знать!

- Елена! - Гилберт подставил ногу в проем. – Я ничего не знал, клянусь тебе!

- Неужели? Откуда тогда у вас документы?

- Это то, что завещал мне Джон.

- Я не верю! Он не мог так поступить, - она злилась и кричала, но при этом чувствовала, что вот-вот расплачется. – Где оригиналы? Почему он ничего не сказал мне? За что он так со мной?

Теперь, оглядываясь на свои отношения с отцом, Елена начинала понимать, почему он был так холоден с ней и держал на расстоянии.

- Я пытался тебе сказать, помнишь? – уже не скрывая чувств, выпалил Грейсон. – Ты меня прогнала, а ведь я предупреждал. Елена, - уже другим тоном продолжил он, видя, в каком состоянии находится "племянница", - мы можем оставить все в прошлом. Я хочу узнать тебя по-настоящему, стать ближе.

В смятении Елена обратилась к Мэтту, до сих пор стоявшему в стороне и не вмешивавшемуся в эмоциональный разговор:

- Что мне делать?

Адвокат выступил вперед. У него на уме было множество разных слов, и ни одно из них не сулило ничего приятного новоиспеченному отцу Елены. Однако он сдержался.

- Думаю, вы должны дать ей время, мистер Гилберт. Сейчас не лучший момент для восстановления отцовских отношений.

- Елена?

Та покачала головой.

- Я нужен тебе. Ты осталась совсем одна.

Обхватив себя руками, Елена обернулась и посмотрела на "дядю" прямым и твердым взглядом:

- Нет. Это вы остались один.

Несколько секунд молчания, в которых уместились все невысказанные слова, - и Грейсон ушел.

Холодно, одиноко и жалко. Уткнувшись носом в плечо друга, Елена наконец-то заплакала. Отец убит, унеся с собой в могилу тайну; Деймон осужден за убийство, которого не совершал; карьера Мэтта разрушена из-за громкого провального дела; а Елена…

- Все будет хорошо, - утешал Салливан.

Но она знала, что ничего не будет хорошо, ничего не наладится, ее сердце разбито, а душа изранена, и ей ни за что не вынести это одной, если рядом не будет Деймона.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1565
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика