Главная

Фик "ПКВ" Глава 9

Фанфик "Под крылом ворона"

07.12.2014, 14:57
Пассажиры заняли свои места, щелкнули ремни безопасности, самолет в Ричмонд стал набирать высоту.
- Ты в порядке? – спросил Деймон у сидящей рядом девушки.
Та утвердительно кивнула, не глядя на него, и, повозившись немного с ремнем, отвернулась в сторону иллюминатора. За весь день Елена сказала от силы пару слов, и это тревожило Деймона. Но поскольку они собирались в спешке, то задавать вопросы и выяснять, в чем дело, было некогда. Теперь впереди восемь часов полета и возможность поговорить в относительном уединении и спокойствии бизнес-класса. Почти сразу она достала из сумки дневник и принялась что-то сосредоточенно писать. Деймон же, дождавшись, когда будет можно, вызвал стюардессу и заказал виски.
- Елена, будешь что-нибудь?
Девушка коротко отказалась, не прерывая своего занятия.
- Елена, - голос вампира выдавал беспокойство, - ты уверена, что все хорошо? Ты сама на себя не похожа.
Она оторвалась от дневника и, по-прежнему не поворачивая головы, ответила:
- Я в порядке.
- Неужели? Может быть, я чего-то не знаю? – резко поинтересовался вампир.
Кончик ручки стал отбивать нервный ритм по кожаной обложке тетради. Елена сомневалась, стоит ли озвучивать свои мысли, но вместе с тем понимала, что Ди лучше не перечить. Она глубоко вздохнула и, постаравшись смягчить тихим голосом слова, выпалила:
- Ты убил человека и ведешь себя так, будто ничего не произошло. Как я, по-твоему, должна себя чувствовать?
Губы Деймона превратились в тонкую линию, а глаза сузились. Вряд ли стоило ожидать, что Елена забудет об этом. Может, снять ожерелье и стереть воспоминания? А потом придумывать дурацкую причину, из-за которой они были вынуждены срочно уехать. Нет, надо разобраться с этим раз и навсегда. Елена уже большая девочка и вполне сможет смириться с правдой жизни.
- Он хотел причинить тебе боль, - жестко ответил вампир.
- Но он не заслуживал смерти!
- Каждый, кто хочет навредить тебе, заслуживает смерти.
- Ты… чудовище, - потрясенно выдохнула Елена.
В ее взгляде, направленном на спутника, плескался ужас. Она смотрела на Ди и не узнавала. Между бровями залегла суровая складка, всегда улыбающиеся губы сейчас были плотно сжаты, ноздри трепетали, а вся до сих пор расслабленная фигура в данный момент излучала лишь силу и скрытую ярость. Как она это почувствовала, для самой девушки осталось загадкой, но ей инстинктивно, впервые с того дня, когда открылась правда, захотелось отодвинуться от него подальше.
Вампир как будто почувствовал это несостоявшееся движение. Осушив мини-бутылочку виски одним глотком, Деймон поднял кверху уголок губ, из-за чего линия рта резко изогнулась, и горько констатировал:
- Ты удивишься, но это так и есть. Ты… боишься меня?
- Мне кажется, что я тебя совсем не знаю, - прошептала Елена, вкладывая в слова всю свою растерянность и отчаяние.
Сальваторе предпочел не отвечать на реплику. Да и что он мог сказать? "Ты права, Елена, я вовсе не тот, кем ты меня считаешь, а монстр, с которым опасно даже находиться рядом?" Это определенно облегчит ее состояние, с сарказмом подумал вампир.
Между тем, Елена, привыкшая всегда оправдывать других, уже сместила акценты разговора, и следующая ее фраза вовсе не стала для Деймона неожиданностью.
- Это я виновата. Если бы я не пошла на ту дурацкую вечеринку…
- Ты ни в чем не виновата. Не казни себя.
- Но Тайлер умер из-за меня. Я не могу не думать об этом, как ты не понимаешь? Как ты вообще можешь быть таким спокойным? – И тут ее как будто осенило: – Ты и раньше убивал, верно?
Он снова промолчал, а затем, словно принуждая себя, сказал:
- Елена, ты должна кое-что понять: я не мальчик из церковного хора. Я вампир, а смерть - в природе таких, как я.
- Но… ты ведь… ты же столько лет жил со мной. Почему ты никого не убивал, не… хотел убить меня?
- Что за чушь ты несешь?! – возмутился Деймон. - Я хищник, а не маньяк, я не убиваю всех подряд.
- Но Тайлер… - она спрятала лицо в ладонях и всхлипнула, – как ты мог?
Он поступит так с каждым, кто хотя бы косо посмотрит в ее сторону. Но ей об этом знать не обязательно.
- Возможно, это прозвучит слабым оправданием, но защищать близких для меня тоже в порядке вещей.
И для этого он сделает все, даже истребит целый город, если понадобится.
- В природе вампиров?
Боже мой, сколько неудобных вопросов она сегодня задает.
- Ты – лучшее, что случилось в моей жизни. И мне жаль, что ты страдаешь из-за смерти Тайлера, но тебе придется смириться с этим.
Елена, наконец, оставила в покое дневник, который весь разговор безостановочно теребила, и глубоко вздохнула. На ее лице, как в открытой книге, читались сменявшие друг друга многочисленные эмоции, как будто она боролась сама с собой, заставляя поверить и принять невозможное. С чем-то она могла согласиться, что-то вызывало отторжение, но в итоге любопытство оказалось сильнее, и спустя некоторое время девушка спросила:
- Ты убиваешь всех, кем… питаешься?
Деймон не смог сдержать ухмылки.
- Я уже очень давно употребляю донорскую кровь, так что успокойся. И постарайся уснуть, нам еще долго лететь.
- А почему ты не питаешься, допустим, кровью животных?
- Еще спроси, почему я не сверкаю на солнце? – хмыкнул вампир. – Там, - он указал на торчавший из сумки Елены краешек книги, - нет ни слова правды.
- Но ведь это было бы гуманней, - возразила девушка.
- Разве? Гринпис бы с тобой не согласился. – Он вспомнил о брате. – Только представь бедного Бемби со свернутой шеей.
- Фу, это ужасно! – скривилась Елена. – Уж лучше тогда пакеты.
- Вот видишь, я же говорил.
- Но ты никогда не рассказывал, почему тебе не вредит солнце?
- Может быть, я просто особенный? – пошутил Ди.
- Да ну тебя, - обиделась Елена.
- Мне интересно, а как именно ты узнала, что приснившийся тебе город – Мистик Фоллс? – как бы между прочим спросил вампир.
- А вот не скажу. Ты же не раскрываешь мне свои секреты.
- Но ты знаешь главный, - подмигнул Деймон.
- Нет, - упрямилась Елена.
- Как хочешь, - он пожал плечами, - но тогда не удивляйся, когда приедем.
- Почему?
- А вот не скажу, - в отместку засмеялся Сальваторе.
Елена стукнула его по плечу. Она по-прежнему дулась, но уже не по поводу страшного происшествия, а по вполне прозаической причине. Значит, цель была достигнута. Деймон удовлетворенно закрыл глаза и погрузился в сон.
***

В Ричмонде пришлось задержаться, чтобы дождаться автовоза, который транспортировал "Камаро". А потом насладиться поездкой с ветерком до Мистик Фоллс.
Спустя полтора часа Елена получила не просто обещанное удивление, а стояла и изумленно таращилась на огромный особняк в стиле модерн, как будто прямиком из какого-то фильма ужасов. В лучах заходящего солнца здание имело зловещий вид.
- Здесь… жутко.
- Погоди, ты еще обстановку не видела.
Кругом все казалось заброшенным. Дорожки заросли сорняками, опавшие за много лет листья, никем не убиравшиеся, засыпали площадку и лужайки вокруг. Все это выглядело неприветливо и даже отталкивающе, так что Елена недоумевала, почему они приехали именно сюда.
В центре обложенного кирпичом главного входа красовалась массивная деревянная дверь с кованым тяжелым кольцом вместо звонка. Оно было чугунным и потертым и выглядело так, словно десятки лет к нему не прикасалась рука человека.
- Почему мы не можем остановиться в гостинице, пока не найдем подходящее жилье? – спросила девушка, осторожно поднимаясь на крыльцо.
Она попыталась толкнуть дверь, но та не поддалась.
- Потому что это мой дом.
Деймон невольно застыл, подавленный величием поместья и нахлынувшими воспоминаниями. Последний раз он был здесь, наверно, полвека назад, в 1953-м, и доставил младшему брату, навещавшему тогда какого-то дальнего потомка, кучу проблем. Его возвращения в Мистик Фоллс всегда сопровождались смертями, хоть и нечасто он тут показывался. И судя по царившему запустению, Стефан с тех пор тоже здесь не появлялся. Что ж, это даже к лучшему.
Выудив из бардачка старый ключ, Сальваторе подошел к Елене.
- Что значит "твой дом"? Ты не говорил, что был раньше в этом городе.
- Да, Елена, - произнес вампир, с трудом поворачивая ключ в заржавевшем замке, - не просто был, я здесь родился, - и свободно перешагнул порог.
Потерявшая дар речи девушка последовала за ним.
Внутри стоял запах затхлости и ветхости. Из полумрака, кое-где прерывавшегося косыми солнечными лучами, выступали очертания предметов: консоли на витых ножках, настольные лампы, канделябры с оплывшими свечами, рамы картин, углы диванов и кресел.
Деймон нащупал выключатель, который, к счастью, сработал исправно; в результате помещение озарилось мягким желтым светом прошлого века.
- Это гостиная?
Елена крутила головой во все стороны, стараясь охватить взглядом как можно больше. А посмотреть действительно было на что.
- Гостиная, зал и аукцион "Сотбис". Немного вульгарно, на мой вкус.
- Ничего себе! – воскликнула девушка. – Так ты вырос в этом доме? – уточнила она, проводя рукой по пыльной спинке деревянного стула, отчего на нем остались полосы.
Скривившись от мысли, сколько придется приложить усилий, чтобы привести это место в пригодное для проживания состояние, вампир ответил не сразу. Он медленно прошелся по просторной комнате, которую и комнатой-то можно было назвать с натяжкой. Огромное помещение было именно таким, как он помнил. В центре, напротив давно потухшего камина, располагались диванчики и стулья, обтянутые темной бархатной тканью. На антикварном столе лежала покрытая пылью газета тех лет с кричащим заголовком "Третье нападение животного в Мистик Фоллс". Какая нелепая байка. Уже столько лет люди не могут придумать ничего нового, списывая трагические смерти на бедных зверей. Им проще поверить во взбесившегося медведя или пуму, чем в сверхъестественное существо.
- Когда-то это был пансионат, который содержали мои предки, но построили его в начале прошлого века.
- Так у тебя есть потомки? – изумлению Елены не было предела. А она полагала, что уже ничто не сможет ее удивить.
Деймон рассмеялся, увидев потрясенное лицо.
- Нет, конечно. Но ведь я был не единственным Сальваторе на этих землях. Все, больше никаких вопросов на сегодня, - шутливо погрозил пальцем вампир, заметив намерение девушки продолжить допрос, - нам еще предстоит навести чистоту хотя бы в двух спальнях наверху. И будет безумной удачей, если трубы не сгнили за пятьдесят лет. Поднимайся и выбери себе комнату, а я занесу вещи.
- Лучше бы мы остановились в отеле, - пробубнила под нос девушка, шагая по лестнице и стараясь ни до чего лишний раз не дотрагиваться.
- Я все слышу, - весело донеслось с крыльца.
***

Легенды о привидениях и прочие странные слухи, ходившие об этом доме, держали любопытных далеко отсюда. Страшные сказки отпугивали желающих поживиться за чужой счет, потому и окна были целы, и двери заперты. Раз в месяц наведывался в бывший пансионат старый Хопкинс. Он обходил территорию, проверял все ли в порядке, но никогда не заходил внутрь. Его молчаливые, неспешные прогулки вокруг двухэтажного здания со старым ружьем наперевес напоминали, что у поместья есть неизвестный владелец. Табличка "Вход воспрещен. Частная собственность" свидетельствовала о его существовании. Было известно лишь имя – Сальваторе, но никто не знал, кто он и почему не занимается своей недвижимостью.
Однако минуло два года, как старого Хопкинса не стало, и особняк постепенно приходил в запустение. Таинственный хозяин так и не появился, и местные власти уже подумывали выставить здание и землю на аукцион, как в один из весенних дней, на закате, полицейский патруль заметил на дороге, ведущей к владениям, синий автомобиль. Подгоняемый любопытством и суеверным страхом, коп вызвал шерифа Фелла, который имел честь первым познакомиться с хозяином особняка, мистером Деймоном Сальваторе, лично выгружавшим багаж из машины.
Услышав звук двигателя еще до того, как автомобиль появился в пределах видимости, Деймон опустил дорожную сумку на гравий и, облокотившись о капот, стал ждать. Однако быстро гости пожаловали.
Внушительных размеров шериф, положив руку на кобуру, кое-как выбрался из машины. Двое других копов заняли позицию почетного караула по бокам от начальника. Все трое медленно приблизились к улыбающемуся человеку, радушно разведшему руки в стороны. Очевидно, доблестные стражи порядка хотели внушить трепет новоприбывшему, однако малость просчитались. Они сами почему-то чувствовали некоторую скованность. Наверно, это место так действовало.
Главный прокашлялся.
- Шериф Фелл, - отрекомендовался он, поправляя шляпу. – Насколько мне известно, это частные владения мистера Сальваторе.
- Вы совершенно правы, - согласился мужчина. - Позвольте представиться: Деймон Сальваторе собственной персоной, законный наследник, - он чуть склонил голову набок, не переставая обаятельно улыбаться.
Фелл снова откашлялся, а полицейские переглянулись.
- Гм… Уже много лет никто ничего не слышал о хозяине поместья, поэтому не возражаете, если я проверю ваши документы?
- Пожалуйста, что угодно.
Деймон полез в карман куртки, а затем протянул права.
Удовлетворившись осмотром карточки, шериф, наконец, сменил хмурую физиономию на любезную ухмылку.
- Добро пожаловать в Мистик Фоллс. Что привело вас сюда через столько лет?
- Ностальгия, знаете ли, замучила. Как там говорят? Нет места лучше, чем дом? – владелец особняка сверкнул белоснежной улыбкой, наклоняясь к чемоданам, и добавил: - Не смею задерживать, господа.
Полицейские засуетились, понимая, что их выпроваживают. Однако шериф еще не все узнал.
- А где достопочтенная миссис Сальваторе? – кивнул он на серебряное кольцо Деймона. – Уверен, дамы из местного общества непременно захотят с ней познакомиться.
На лицо теперь уже не таинственного хозяина легла тень. Со скрытым укором он взглянул на шерифа.
- Именно после смерти миссис Сальваторе я и решил один вернуться на родину, дабы залечить душевные раны.
Принеся извинения и пожелав всего наилучшего, смущенные люди поспешили сесть в машину и уехать. Сегодня вечером сплетницы Мистик Фоллс получат свежую тему для обсуждения за ужином.
Как раз вовремя убрались, подумал Деймон: Елена выбежала на крыльцо, фыркая и отряхиваясь от паутины с пылью.
- Господи, настоящий дом с привидениями! Сомневаюсь, что здесь можно жить. Наверху полный завал. Всего две комнаты более-менее нормальные. Огромная спальня с шикарной кроватью и французскими окнами, и другая – поменьше, но уютная. Чур, я займу вторую, - болтала девушка, пока они поднимались на второй этаж, - она мне больше понравилась. И ты не представляешь, что я там нашла! – ее глаза засияли восторгом.
- И что же?
Выдержав многозначительную паузу, Елена выпалила:
- Дневники твоего предка. Только ради них я согласна переночевать в этой грязи, пока завтра мы не вызовем весь штат уборщиц этого городка.
Деймон насторожился.
- Хм, интересно на них взглянуть.
- Идем, - она повела его по коридору и, завернув за угол, остановилась перед дверью… комнаты Стефана.
Обстановка ничуть не изменилась. Да и с чего бы? Все в теплых коричневых тонах, пахло старой бумагой. Большой письменный стол, за которым брат любил строчить свои опусы, несколько стульев, горы книг вокруг, кровать в центре и шкафы вдоль стен, забитые дневниками. В стиле младшего Сальваторе. Однако Деймон не был уверен, что хочет, чтобы Елена провела вечер и ночь (а она может!) в знакомстве с воспоминаниями еще одного вампира.
- Не думаю, что это хорошая идея, - с сомнением сказал он.
- Почему?
- Здесь темно и душно. Лучше тебе занять большую спальню, там и света больше, и воздуха. Кроме того, имеется сногсшибательный вид на окрестности с балкона. Внизу есть шикарная библиотека, и эти жалкие потуги сочинительства, - Деймон подхватил первую попавшуюся тетрадь и помахал у девушки перед носом, - ни в какое сравнение не идут с книгами, которые там есть.
Елена пожала плечами.
- А где тогда ты будешь спать?
- В доме десятки комнат, какая-нибудь да подойдет.
И он ни за что не станет ночевать в спальне брата.
На том и договорились.
На ужин вампир употребил пакет с кровью из переносного холодильника, а Елене заказал пиццу. Ждать пришлось дольше обычного, ибо разносчик то ли заблудился, то ли просто испугался доставлять заказ в такую глушь. Но после третьего звонка в пиццерию раздраженный клиент все-таки получил свою еду.
Ночь прошла на удивление спокойно. Не было никаких жутких завываний за окном, никаких странных скрипов старых половиц или хлопаний дверями, что подтверждало бы глупые легенды обывателей или нарушило сон Елены в комнате старшего Сальваторе. Да, хозяйская спальня принадлежала ему, а сам Деймон расположился на софе в одной из малых гостиных, где удачно обнаружил несколько бутылок выдержанного виски.
Утром принимали по очереди один душ, предварительно спустив несколько кубометров ржавой воды, и счастье, что она вообще текла. После Деймон велел Елене отыскать в подвале инвентарь, а сам отправился в город нанимать уборщиц. С учетом того, как закончился потом этот день, лучше бы он сам выдраил весь особняк сверху донизу, чем допустил случившееся.
***
- Королевы тряпок и швабр будут только завтра, - с порога возмущался Деймон.
Ему почти весь день пришлось проторчать в городе, вспоминая и попутно выясняя, что где находится. Он посетил все агентства услуг, коих оказалось в Мистик Фоллс целых пять, и ни в одном ему не смогли предоставить необходимого количества персонала. Правда, заверяли, что обязательно постараются сделать все возможное, чтобы на следующий день удовлетворить требовательного клиента.
Деймон вернулся злой и рассерженный, а бокал консервированной крови только подлил масла в огонь. Жутко чесались руки кого-нибудь придушить, чтоб выплеснуть гнев. Однако только повышенный голос и недовольная гримаса на лице выдавали его чувства.
Плеснув в стакан виски, Сальваторе упал в свое любимое кресло. Он уже заметил, что с большинства предметов мебели пыль исчезла. Елена хорошо поработала, однако этого не достаточно, чтобы особняк засиял чистотой. Посмаковав янтарную жидкость, Деймон решил, что надо бы разжечь камин. В доме становилось прохладно, надвигалась гроза.
Поленница была полна, и вскоре пламя весело затрещало, распространяя вокруг искры, тепло и запах горящей пыли.
Вампир напряг слух. Что-то давно не слышно Елену. Наверно, засела где-то отдохнуть за книгами. Он уже собрался было отправиться на поиски, как явственно почувствовал ее присутствие за спиной. Резко обернулся. Девушка стояла на нижней ступеньке лестницы и выглядела, как обычно - собранные в высокий хвост прямые волосы, видавшая виды майка, потертые джинсы и истоптанные кеды, - если бы не противоестественная бледность осунувшегося лица. И глаза, которые кричали от боли.
Взволнованное "Что случилось?" замерло на губах Деймона, так и не превратившись в озвученный поток воздуха, когда он заметил, ЧТО Елена держала в руке. Старинная фотография в овальной рамке с изображенной девушкой в наряде позапрошлого века, игривыми, но аккуратными локонами вокруг миловидного лица, как две капли воды похожая на Елену. В уголке притаилась полустершаяся надпись "Кэтрин, 1864".
Дрожащая рука подняла фотокарточку прямо к глазам вампира, через секунду уже стоявшего рядом.
- Кто это? – от потрясения голос был хриплым.
- Елена…
- Пожалуйста, - она пресекла попытку возразить и успокоить, - только не лги, прошу. Это мой предок? Какая-нибудь прапрабабка?
Девушка затряслась, не в состоянии справиться с нахлынувшими эмоциями. Деймон осторожно взял ее под локоть и усадил на диван.
- Успокойся, милая, я все объясню.
"Черт бы побрал Стефана, какого-то рожна сохранившего портрет Кэтрин!" – в ярости подумал Сальваторе, при этом наливая в стакан виски и протягивая Елене.
Она затравленно взглянула на него, но покорно приняла напиток. Если уж рассказывать все, то без алкоголя не обойтись.
- Нет, я не обманывал тебя. Я действительно не знаю, кто ты, если ты имела в виду свое происхождение. А… фотография принадлежала женщине, которую я знал в 1864-м.
- Но мы с ней на одно лицо!
- Могу лишь предположить, что ты ее потомок. Хотя фактически это невозможно.
- Почему?
Во взгляде Елены светилась такая надежда, что Деймон невольно почувствовал боль от того, что придется так ее разочаровать.
- Она – пятисотлетний вампир.
Судорожно вздохнув, девушка поставила нетронутый стакан на стол и обхватила себя руками.
- Я ничего не понимаю, - пробормотала она, вопросительно взглянув на Деймона. – Если ты был знаком с ней в 1864-м, когда стал вампиром, значит… это она тебя обратила? – И когда увидела короткий кивок в ответ, продолжила: - Почему? Я помню, как ты всегда избегал разговоров о своем превращении. Что ты скрываешь? Разве я не имею права знать?
Деймон прикрыл глаза рукой. Конечно, она имеет право знать, потому что он пользовался ею все эти годы. Но, видит Бог, сейчас все было по-другому. Он и сам не понимал, что именно и когда изменилось, но был уверен, что Кэтрин больше не занимает столько места в его сердце, там давно и прочно поселилась маленькая упрямая девчонка по имени Елена. И больше всего на свете он боялся сейчас разрушить те удивительные родственные отношения, которые у них были.
- Это длинная история.
Елена скрестила руки на груди.
- Не убедительно, - констатировала она. – Я никуда не спешу. Рассказывай.
За окном внезапно зашумел ливень, сопровождаемый раскатами грома. Но здесь, в гостиной старого особняка, царило тепло и напряжение, исходившее из каждой клеточки тел сидящих друг напротив друга людей.
Деймон смотрел на огонь. Открывать кому-то душу всегда рискованно, а уж такую, как у него, и подавно. Воспоминания о том далеком прошлом медленно пробуждались внутри. Он так долго запрещал себе вспоминать о своем человеческом периоде жизни, настолько привык быть вампиром, что сейчас потребовалось немало усилий, чтобы восстановить в памяти события того лета. Он вообще не думал, что ему придется объясняться с Еленой, но она действительно заслуживала знать правду. Тем более, если учесть приведший сюда сон, то Кэтрин наверняка где-то поблизости. В городе, правда, никто о такой девушке не слышал, что означало одно: рано или поздно она здесь появится.
- Ее звали Кэтрин Пирс. Мой отец приютил бедную сиротку из Атланты, родители которой погибли при пожаре. Она жила в нашем доме несколько месяцев и завоевала всеобщую любовь. Потом меня призвали на войну, но…
Деймон замолчал. Черт, как же не хотелось ничего говорить.
На этот раз Елена протянула ему бокал виски. Интуиция подсказывала, что ей не понравится то, что она сейчас услышит, но ей было важно, даже жизненно необходимо разобраться во всем.
- Ты расстроился, когда увидел фото. В чем дело? Что было дальше? Она… тебе нравилась? – осенило Елену. - Из-за нее ты стал вампиром, да? Ты любил ее и хотел быть вместе вечно?
Деймон проигнорировал протянутый бокал и приложился прямо к горлышку бутылки.
- Разве это не романтично? – с сарказмом и кривой ухмылкой спросил он.
- Нет, это глупо! Потому что это реальная жизнь, а не кино.
- Как видишь, хэппи-энда не случилось.
Елена заметалась по комнате, лихорадочно соображая и сопоставляя в уме какие-то факты.
- Если вы не вместе, я никогда не видела и не слышала о ней, значит, либо она умерла, либо вы расстались по какой-то причине? Что произошло?
- Господи, Елена, столько вопросов, - закатил глаза Деймон.
Вдруг девушка словно оцепенела на месте. Она вглядывалась в старинную карточку, и осознание шоком проступало сквозь приоткрытые губы и взметнувшиеся вверх веки.
- Бо-же-мо-й…
Вампир многое бы сейчас отдал, чтобы узнать, что творится в ее голове. Увы, ожерелье не позволяло ему это сделать.
- Ты надеялся, что я приведу ее к тебе, - ее голос охрип.
- Нет! - слишком поспешно возразил вампир. - С чего ты взяла?
- Я вспомнила ее… Тот ангел из моего сна. За ней ты гонялся все эти годы. Твои выдуманные командировки, несуществующие дела, о которых ты никогда не рассказывал, - это все она! Ее ты искал, верно? – Голос сорвался на крик. – Все эти жуткие кошмары, которые мне снились с детства… Все из-за нее! – Она швырнула фотографию прямо в него. - Ты знал? Ты все знал!!! И ничего не сказал!
В карих глазах стояли слезы, подбородок дрожал.
- Милая, все не так, позволь мне объяснить.
- Что ты хочешь объяснить? Что? А… а как же я, Ди? – растерянно пробормотала девушка, и соленые капли побежали по щекам. – Как же я? Кто я такая? Кто? Зачем я тебе нужна?
- Прости, милая.
Деймон заключил в ладони ее заплаканное лицо. Бедная девочка, с какой болью она смотрела в его глаза, какие муки из-за него испытывала. Как бы он хотел забрать эту боль. Но все, что мог, лишь сказать "Прости".
Елена убрала его руки и отступила на шаг.
- Оставь меня.
- Елена… - потянулся к ней, но она снова отступила.
- Уйди. Не хочу тебя видеть.
- Елена…
- Оставь меня в покое! – закричала девушка. – Я больше не хочу так жить! Это… это ненормально! Я не знаю, кто я для тебя: дочь, подруга, копия твоей вампирской шлюхи или вовсе никто!
Боже, что он наделал?
Елена вырвалась из крепких объятий, пытавшихся ее удержать, и побежала к двери.
- Стой, Елена!
Деймон возник перед ней, закрывая собой выход.
- Отойди или, клянусь, ты больше никогда меня не увидишь!
Она была полна отчаянной решимости. Упрямо сжатые губы, влажные от слез, и молнии, которые метали заплаканные очи, убеждали в том, что девушка способна выполнить угрозу.
И вампир отступил. Он даст ей время прийти в себя, осознать и принять правду. Ей просто нужно время.
***

Схватив ключи от машины, Елена выскочила под дождь. Прямо над головой раздался гром. На землю, которую неистово хлестал ливень, опустились сумерки, но из-за сплошной стены воды казалось, что наступила серая ночь.
Девушка, не замечая разбушевавшейся стихии, села в машину, завела мотор и поехала, не глядя и не разбирая дороги.
Горькая обида и разочарование душили Елену, а слезы застилали глаза. Вся ее жизнь была одной сплошной ложью. Мерзким обманом, бессмысленным существованием. Во что теперь верить, она просто не знала, мчалась сквозь дождь, глотая судорожные всхлипы и соленую влагу. В салоне автомобиля пахло мужским одеколоном, любимым и привычным с детства, смесью мускуса и кипариса. Всегда, когда страх одолевал ее, наряду с кошмарами, так портившими им жизнь, она помнила и этот запах, родного и сильного человека. Пусть не человека, какое это тогда имело значение? Она была мала и ничего не понимала. Было только ощущение, что все будет хорошо. Он заменял ей аромат матери, которую она никогда не знала.
Пальцы яростно сжимали обтянутый кожей руль. Елена вспомнила, как они вместе с Ди покупали автомобиль. Ей было девять или десять. Она тогда еще так гордилась, что грозный мужчина прислушался к мнению маленькой девочки и остановил выбор именно на этом авто, ведь оно было так похоже на него самого.
В груди заныло еще сильнее. Как справиться с мыслью, что она – никто? Как пережить осознание, что она существует только как напоминание о другой? Как смириться с тем, что он никогда, никогда ее не любил по-настоящему? Что она всего лишь заменила ему ушедшую любовь? Поэтому он никогда не называл ее дочерью и с прозвищем Ди согласился более чем легко, ни разу не настояв, чтоб она звала его отцом. Потому что все это ложь. Хотя она искренне любила его как отца. Он единственный, кто у нее есть. Самый близкий, самый родной.
Боже, ну почему так больно?!
Потому что больнее и отвратительнее предательства близкого человека вряд ли что-то может быть.
Сейчас она почти его ненавидела, почти желала ему смерти. Желала, чтобы он испытал такие же ужасные страдания, как в этот миг испытывала она. Чтобы понял, как ей плохо, и мучился так же. Она хотела бы обрушить на него свою ярость, которая была всего лишь выражением собственного бессилия, бессилия против того, в чьих руках она была только пешкой.
Дворники не справлялись с потоком небесной воды. Елена не имела ни малейшего понятия, куда заехала, но это не волновало ее. Убежать подальше от создания, разрушившего ей жизнь, - вот ее цель. И если для этого придется провалиться сквозь землю…
Руль внезапно выкрутило под воздействием неведомой силы, взвизгнули шины, заскользив по размытой дождем дороге, - и "Камаро" вылетел с моста.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 2244
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика