Главная

Фик "Ночи СФ". Глава десятая. Он, или Как напиться и не умереть

13.10.2015, 19:41
Крик Елены заложил мне уши. Она бросилась к сестре и принялась лихорадочно ее трясти. Раздался стон – Лекси была жива. Елена зажала рану руками, сквозь пальцы сочилась кровь.

- Господи, Деймон…

С застывшим ужасом на лице она посмотрела на меня через плечо и принялась завывать:

- Али, Али! Сестричка, Али?! Очнись!

Впадать в панику было некогда, но Елена, похоже, собиралась это сделать. Я оттащил ее за плечи и встряхнул:

- Вызови "скорую"! – прикрикнул. – Быстро!

Но она вырвалась из моих рук и снова кинулась к сестре. Я набрал "911" и, пока дожидался ответа, смотрел на черное пятно, с неумолимой скоростью расплывавшееся по желтому платью. А внутри зрела ярость невиданной силы. Когда соединение установили, я быстро описал ситуацию, выслушал указания службы спасения и нажал отбой.

- Надо зажать рану, - четко сказал я, удивляясь тому, каким чудом мне удается сохранять спокойствие. Стянул с себя футболку, скомкал, отодвинул Елену в сторону и приложил к ране.

- Лекси, милая, - позвал.

Она услышала и приоткрыла веки.

- Все будет хорошо, - даже попытался улыбнуться. Получилось плохо, но жена оценила старания – губы дрогнули в ответ. – Кто это сделал?

- Не… не знаю, я не видела, - прошептала.

Я взял ее голову и положил к себе на колени, свободной рукой не прекращая прижимать мгновенно пропитавшуюся кровью футболку к животу Лекси. Она стонала, мужественно терпя боль, и я подбадривал, как мог, отгоняя от себя страшные мысли, что "скорая" не успеет вовремя.

Елена обошла с другой стороны, взяла руку сестры:

- Держись, солнышко, держись…

Слезы потекли из зажмуренных глаз Лекси. Бессильная ярость душила меня – я был здесь, живой и невредимый, и ничего не мог сделать, чтобы помочь близкому человеку. Лучше бы я оказался на ее месте!

Хвала небесам, "скорая" прибыла на место через несколько минут. Лекси положили на каталку, а нам с Еленой, узнав, что мы родственники, разрешили сопровождать пациента.

Мы забрались внутрь машины и наблюдали, как парамедики оперативно проводят необходимые манипуляции. На какую-то секунду мне показалось, что жене стало легче, но тут она снова застонала. Раздался вой сирены, "скорая" понеслась в ближайший центр экстренной медицины. Где-то по дороге я услышал полицейские сирены, мчавшиеся, очевидно, сюда же по вызову диспетчера, но меня это уже мало интересовало: все внимание сосредоточилось на Лекси и том, чтобы не дать ей потерять сознание.

Елена не выпускала руку сестры, зажав между своими ладонями. Я видел, каких усилий ей стоит не расплакаться. Ради Лекси она не имела права поддаваться слабости и показывать, как переживает. Я бросал редкие взгляды напротив, вцепившись в другую руку жены. На ее лицо нацепили кислородную маску, ее веки дрожали, а губы шевелились так, словно она порывалась что-то сказать.

- Елена… - все-таки удалось ей прохрипеть сквозь маску.

Сестра наклонилась к самому лицу, подставляя ухо:

- Что, милая? Я здесь.

- П… поза… боться, - Лекси закашлялась, а из уголка рта потекла тонкая красная струйка, - о Дей.. моне…

- Что? – Елена склонилась еще ниже. – Что ты говоришь? – В голосе явственно слышался страх. – Все будет хорошо, ты поправишься, вот увидишь!

- Он… - несмотря на неимоверные усилия, которые приходилось прикладывать, чтобы говорить, она продолжила: - Совсем один… не… справится…

И потеряла сознание.

- Лекси! Лекси!

Хотел схватить безвольное тело и растормошить, но парамедик резко отодвинул меня в сторону, так что при очередном повороте машины я свалился на скамью, и мне оставалось лишь беспомощно наблюдать.

Через минуту, которая показалась мне вечностью, мы прибыли на место. Носилки выгрузили с максимальной скоростью, но мне все равно казалось, что медики слишком медленно все делают.

Когда меня чуть не пришибло дверью операционной, за которой скрылись каталка и врачи с медсестрами, лишь тогда я опомнился. Повернулся и застыл, не зная, что делать дальше. Наконец, заметил кого-то рядом, вцепившегося в запертую дверь. Это оказалась Елена. Она закусила губу до крови и невидящим взглядом уставилась туда, где секунду назад везли ее сестру.

Не сговариваясь, мы прошли по коридору. Присесть не позволили нервы. Елена мерила шагами помещение, как зверь в клетке. Она не смотрела на меня, но я чувствовал ее волнение, как свое. Эмоций она не умела скрывать. Вдруг не выдержала, и по лицу потекли слезы нескончаемым потоком.

Не выношу, когда женщины плачут. И сейчас я совершенно не в том состоянии, чтобы подбирать слова и утешать. Просто сказал:

- У тебя руки в крови.

Елена посмотрела на них так, словно видела впервые.

- Идем, - развернулся, ожидая, что она последует за мной.

- Нет, я останусь здесь.

- Идем.

Насильно потащил в туалет. Не знаю, мужской или женский, плевать. Елена тряслась крупной дрожью, я схватил ее руки и подставил под воду. Когда кровь смылась, она посмотрела на меня опухшими от слез глазами и спросила:

- С ней будет все хорошо, да? В наше время ведь не умирают от таких ран, правда?

- Да, все будет хорошо, - твердо ответил я, не допуская даже мысли, что может быть как-то иначе.

- Они спасут ее, правда?

Она с такой надеждой смотрела на меня, с такой верой, как будто от меня зависела жизнь Лекси.

- Скажи мне, что они спасут ее? Скажи мне!!!

- Елена, Елена…

Что я мог ответить? Я хотел верить, правда. В эти бесконечные минуты, пока длилась операция, я не позволял себе и намека на печальный исход. Я словно застыл в каком-то безэмоциональном коконе, а все мои внутренние страхи отражались в глазах Елены.

Она снова зарыдала и затряслась, пряча лицо в мокрых ладонях.

Я не придумал ничего лучше, чем обнять ее и прижать к себе до хруста в костях.

- Все хорошо, все будет хорошо, - шептал в ее макушку, больше успокаивая себя, чем ее.

Мы стояли так, обнявшись, в туалете, объединенные общим горем. Она плакала, а я на секунду подумал, как хорошо наконец-то держать ее в своих объятиях, гладить эти дрожащие плечи, снова слышать запах ее волос…

Сбоку что-то завибрировало – телефон Елены.

- Это Стефан.

Я вытащил мобильный из ее кармана, а мысленно обозвал себя мерзавцем, который не способен контролировать низменные порывы.

- Да?

В трубке на несколько секунд наступила тишина. Потом до Стефана дошло:

- Деймон?

- Да. Мы в больнице. Лекси ранена.

- Что?

- Ты глухой?!

- Извини. Я сейчас буду. Где вы?

Я назвал адрес.

Медленно Елена отстранилась. Взглянула осуждающе. "Черт! Ангел, чего ты хочешь?" – взвыл мысленно. Резко развернулся и вышел, оставив ее разбираться саму со своими заморочками.

Вышла из туалета Елена, только когда приехал Стефан. Она бросилась ему в объятия и спрятала бледное лицо. В двух словах я объяснил ситуацию, и реакция свояка мне не понравилась.

- Ты что-то знаешь? – тут же насел на него угрожающе.

- Деймон! – это Елена с возмущением уставилась на меня, резво выбравшись из убежища, которым служили руки Стефана, и кинулась на защиту благоверного. – Что ты такое говоришь? Он же все время был с нами!

Я развел руки в стороны в характерном жесте, но подозрение никуда не делось и зацепилось в моей памяти до лучших времен. Лишь сейчас я сообразил, что где-то по городу гуляет маньяк, напавший на мою жену. Меня разобрал гнев, хотелось поймать его и разбить мерзкую рожу, пока не скажет, за что?!

Перехватив озабоченный взгляд Стефана, я развернулся и впечатал кулак в стену. Из-под потолка посыпалась штукатурка. К счастью, никто не видел всплеска ярости, кроме этой парочки, жавшейся друг к другу, как испуганные голуби.

Выругавшись сквозь зубы, направился к врачу, только-только появившемуся из дверей операционной. Он стягивал резиновые перчатки в крови и повязку с лица. Не дойдя несколько шагов, остановился перед нами.

Елена тут же подбежала и умоляюще, с надеждой посмотрела в уставшие глаза доктора. Тот покачал головой.

- Что? – не выдержал я. – Говорите!

Врач выдал стандартную фразу, от которой у меня чуть не вскипела кровь.

- Мне жаль.

- Почему?!

- Оторвался тромб. Практически мгновенная смерть… Мы сделали все, что в наших силах.

Кто-то завыл. Раздался глухой стук. Это Елена упала на колени, зажимая рот ладонями, но это не помогло. Звук вырывался прямо изнутри и никакие преграды не способны были его сдержать. Я тупо смотрел на нее, не понимая, что происходит. Единственное, что осознавал – не будь здесь сейчас Елены, именно я бы сполз по стенке и завыл. Почему я не могу разразиться слезами, как она? Какого черта я до сих пор стою здесь и отстраненно смотрю на ее истерику, как будто меня это не касается?

Странно, но я благодарен Елене за то, что она сейчас рыдала. Холод в груди давил неимоверно, показалось, что я сейчас задохнусь. Но я не мог себе позволить слабость поддаться горю. Я обязан оставаться сильным и найти ублюдка, который это сделал с Лекси.

Я чувствовал, что сейчас взорвусь. Поэтому бросил Стефану короткое:

- Займись бумажками! – и пулей вылетел из клиники.

Плевать, что обо мне подумают. Я должен уйти отсюда, здесь везде чудится запах смерти, смерти моей жены. Это невыносимо! Почему?!

Уже на улице, в темноте успокоившегося под утро города я заорал. Боль рвала грудь на части, и унять ее было невозможно.

Я шел не разбирая дороги, ноги сами несли в неизвестном направлении. Я мало что соображал от острого, болезненного ощущения в середине меня. На глаза попалась заправка с круглосуточным магазинчиком. Мой хмурый и злой взгляд заставил поежиться продавца, но тот без возражений пробил три бутылки дешевого виски. Нет, обычно я не пью дешевый виски, но выбирать что-то приличнее не было никакого желания. Выпивка казалась сейчас наилучшим лекарством от боли. Так не все равно ли что пить?

По мере продвижения по безлюдной дороге меня атаковали безумные мысли, одна страннее другой. В воспоминаниях проносилось смеющееся лицо Лекси, ее солнечная улыбка и ямочки на щеках, наш медовый месяц в Париже, когда мы действительно были счастливы. Даже больше. Я был по-настоящему счастлив, не опасаясь, что все закончится в один миг. Я почти забыл о своем наглом приключении накануне свадьбы, практически выкинул из памяти другую улыбку, другие глаза, заставлявшие меня терять голову в прямом смысле слова. С Лекси я ничего подобного никогда не чувствовал, но она по-своему устраивала наше счастье. Устраивала меня. Пережить свадьбу с приклеенным намертво радостным выражением лица едва удалось, но Париж сделал свое дело, оставив Елену не более чем приятным воспоминанием. Черт дернул Лекси вернуться раньше запланированного в Сан-Франциско. Она ничем не оправдала свое настойчивое желание увидеть сестру как можно быстрее. А я не стал перечить беременной жене. Если бы только знал, к чему приведет эта поездка, схватил бы в охапку и не выпускал из отеля еще месяц.

Первая бутылка отправилась за обочину. Легче не стало. Только хуже. Калейдоскоп мыслей закрутился еще сильнее, еще красочней. Я злился на Лекси за то, что послушал ее, злился, что она бросила меня одного. Ярость бушевала внутри из-за того, что я никак не помог ей, позволил умереть и не смог предотвратить беду. А еще…

Я ненавидел себя за то, что какая-то часть меня вздохнула с облегчением. Мерзкая, эгоистичная часть, которую мне пришлось подавить ради будущего… будущего ребенка. А теперь его нет… Ничего нет, ради чего я изменил свою жизнь, ради чего собирался жить дальше…

Упс! Асфальт. Влажный от густого тумана, какой бывает только в Сан-Франциско.

Глотнув виски из последней бутылки, я оглянулся. Черт знает, куда меня занесло! Похоже на пригород. Кажется, я здесь не бывал раньше. Чудесно.

Я сидел на грязном асфальте среди ночи с почти пустой бутылкой спиртного, которое ну никак не помогало, и слезы в конце концов потекли из глаз без моего согласия. Лекси ушла. А я сижу и рыдаю, как чертов сопляк, не в состоянии справиться со своими эмоциями.

Алкоголь закончился, и я не знал, что делать дальше. Может, завалиться и поспать? Прямо здесь, посреди дороги. А утром патруль подберет и доставит в город.

Я прыснул со смеху, который резко перешел в сдавленный рев. Дьявол! Да что ж это такое!

Лекси. Она была дорога мне, я же любил ее, да? Нет, правда, любил. Я заботился о ней, выносил все ее капризы. За это она мне по утрам варила потрясающий кофе, а после мы занимались сексом. Нет, не таким уж потрясающим, но хорошим, качественным, я бы сказал. Определенно, мне было с ней… Не могу подобрать подходящего слова… А, к черту! Мы были вместе, а теперь ее нет.

Я приложился к горлышку, но ничего не произошло. Зашвырнул бутылку в кусты, наслаждаясь звоном разбитого стекла. Примерно так сейчас звучало мое сердце. О, разбитое сердце, как в дешевых фильмах… Докатился.

Интересно, как долго я собирался врать самому себе? Эх, не стоило мне пить. Пьяный я становлюсь сентиментальным и начинаю откапывать в себе правду. А правда мне сейчас ну никак не нужна. Я потерял дорогого человека, не просто человека – жену! И ребенка… Господи!

Как паршиво, а виски нет.

Я задрал голову; задребезжал тусклый фонарь на столбе, наверняка сейчас погаснет. Я чувствовал себя примерно так же: дребезжал, готовый вот-вот погаснуть, то есть отключиться. Как хорошо, что меня никто не видит, а то можно сдохнуть со стыда.

Я потер переносицу грязными пальцами, и они тут же стали мокрыми. Проклятье! Все еще плачу.

Только когда меня чуть не переехало авто, оглушив сигналом, я заметил, что валяюсь не на обочине, а на середине дороги.

Машина с противным визгом затормозила в паре дюймов от моей головы. Хлопнула дверца, застучали каблуки, я увидел растрепанные волосы и перепуганный взгляд, уставившийся на меня как-то перевернуто.

- Вы живы? Эй?

Женский голос.

"Не видишь, что ли?! Человеку плохо".

- Эм…

Оказалось, я не смог произнести ничего вразумительного. Я попытался подняться. Дамочка оказалась сердобольной и тут же бросилась мне на помощь.

- Слава Богу, вы живы! – натужно выдохнула она, помогая подняться.

Бог тут не причем, хотел сказать я, но снова что-то промычал нечленораздельное.

- Идти можете?

Моя голова затряслась в разные стороны – это я пытался ответить, не используя слова. Радовало одно – мозг еще соображал, в то время как тело практически отключилось.

- Я отвезу вас в больницу.

Не знаю, как ей удалось затащить меня на заднее сиденье, но при слове "больница" меня как будто током шибануло, и я дернулся, повалившись на спасительницу.

Все, что я усердно пытался залить спиртным и забыть, вернулось ко мне с новой силой. Жалость к себе пьяному и горе от потери Лекси вызвали новую волну жидкости из глаз.

- У меня умерла жена, - пробормотал я, стукнувшись лбом в подбородок женщины.

Кое-как она сумела выбраться из машины. Наверно, уже жалеет, что вообще остановилась.

- Лучше бы переехала, - вслух продолжил я мысль. – Эй!

Это включился яркий свет в салоне, и мутным взглядом я увидел светлые волосы, почти такие же, как у Лекси.

- Ты кто?

- Я Джессика. Где вы живете? Я отвезу вас.

- Джессика…

Мне удалось подняться и сесть. Я уставился на ее длинный и выпуклый нос, а потом схватил за волосы.

- У нее были такие же волосы, Джессика… Нет, не такие, красивее… - бурчал я под нос. – Ну чего ты кричишь? Я не причиню тебе вреда… Моя жена, моя Лекси… понимаешь?.. Она умерла… А я… я… чертов эгоистичный мерзавец… Я не был таким, как она хотела… Я вообще не хотел жениться на ней… Понимаешь?..

Женщина вырвала свои волосы из моих скрюченных пальцев.

- Вы пьяны!

- Правда?! – издевательски уточнил я.

Она полезла в карман за телефоном.

- Ты что делаешь?

- Вызываю полицию, - и попятилась.

- Джессика! – взвыл я, кидаясь на нее. – Не надо копов! Какой-то подонок убил мою жену и б... бросил истекать кровью возле мусорного бака!.. И я не смог ее спасти, - губы искривились.

- Если это так, - она сделала еще шаг назад и настороженно посмотрела на меня, - тем более надо вызвать полицию.

- Да вызвали, и что?!

Ну почему она не понимает? Плевать на копов! Никто не вернет Лекси!

- Мне жаль, - женщина присела рядом.

- Мне не нужна жалость.

- А что нужно?

Я не знал, что мне нужно, но от ее тупости внутри зарождалась злость.

- Убийцу нашли? – спросила она.

Отрицательно покачал головой, не став объяснять, что все случилось несколько часов назад.

- Значит, найди сам и отомсти.

Что?

Я непонимающе уставился на нее.

- Если полиция не может справиться, найди убийцу сам. За что убили твою жену?

Я пожал плечами. В суете больницы, а после в пьяном угаре мне было как-то совсем не до того, чтоб раздумывать о причинах. Но после слов Джессики я будто прозрел. Может ли быть так, что Лекси погибла не случайно?

Я погрузился в мучительные раздумья, что давалось с приличным трудом, ибо количество выпитого не способствовало здравым размышлениям. И вдруг стало темно.

Очнулся я от чувства падения. Хотел было возмутиться, но разлепил глаза. Странно. Знакомое помещение… Стоп. Это же больничный коридор. Как я тут оказался?

Потолок почему-то начал двигаться, и кто-то произнес:

- Лежите спокойно, мы поставили вам капельницу.

Переведя взгляд в сторону, я увидел зеленую форму и недовольное коричневое лицо медсестры. Потом сообразил, что меня на каталке куда-то везут. Память медленно начала проясняться, и я все вспомнил…

Лучше бы забыл!

Я застонал и попытался подняться.

-Эй! – громкий и строгий голос чернокожей заставил меня поморщиться. – Встанете, когда капельница закончится.

Несколько санитаров переложили меня в койку. Так и быть, отлежусь, пока желудок не перестанет отплясывать джигу, а голова прекратит бомбить.

Вскоре стало легче, а на пороге палаты нарисовался Стефан. Неужели нельзя было меня в другую клинику отвезти?

- Чего тебе?

Свояк чуть заметно скривился. Понимаю, дружелюбия в голосе ноль, но чего еще ждать от меня.

- Требуется твоя подпись на документах. Тело отправили в морг, нужно заняться похоронами, долго его держать не будут.

Черт! Совсем забыл.

- Ясно, - отозвался я, приподнявшись на подушках. Прокашлялся. – Спасибо. Как… Елена?

- Отвез ее домой. Ей вкололи успокоительное, иначе она отказывалась уходить.

Кивнул. Что ж, по крайней мере ближайшие несколько часов не придется смотреть на ее измученное несчастное лицо.

Сердце снова заныло. Уж не знаю, по какому поводу, наверно, все вместе.

- Ладно, - я махнул рукой, - иди.

- Деймон… - Стефан запнулся.

- Что?

- Мне искренне жаль.

Я фыркнул. Парень ушел. Сколько еще таких фраз мне придется выслушать. Лучше снова напиться и впасть в беспамятство.

Когда я пришел в себя в следующий раз, медцентр гудел вовсю. Никому до меня не было дела. Умывшись холодной водой, я прошел к стойке регистрации, подписал все необходимые бумажки и ушел. Решил, что Лекси займусь завтра, а сегодня найду подонка, сотворившего такое с ней, и убью.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1397
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика