Главная

Фик "Ночи Сан-Франциско". Эпилог. Они

Фанфик "Ночи Сан-Франциско"

04.02.2016, 16:33
Восемь лет спустя

Чувство глубокого удовлетворения охватило Деймона, когда он переступил порог офиса. Правда, сегодня он не планировал сюда заходить, но проезжал мимо и решил закинуть кое-какие документы.

- Нэн, - кивнул Деймон белокурой девушке на ресепшене, которая порозовела от смущения, что само начальство обратило на нее внимание.

- Мистер Сальваторе, добрый день.

- Мистер Зольцман у себя?

- Да, сэр.

Мужчина не спеша пошел по коридору, рассматривая инсталляции на стенах недавно отремонтированного помещения. Они вполне соответствовали его вкусовым предпочтениям. Иначе и быть не могло, ведь он сам нанимал дизайнера и объяснял, какой интерьер хочет видеть в собственном офисе.

На столе его кабинета царил идеальный беспорядок, то есть все лежало так, как он оставил накануне, но без единой пылинки вокруг.

Деймон едва успел открыть папку, как в комнату ворвался мистер Зольцман.

- Как хорошо, что ты зашел.

Сальваторе бросил скептический взгляд на приятеля. Выражение лица последнего не предвещало ничего хорошего.

- Рик, - кивнул в ответ.

- Сегодня назначены переговоры по одному важному объекту, а наш лучший агент слег с желудочным гриппом.

- Причем здесь я? – безразлично пожал плечами Деймон, вернувшись к разбору документов. – Пошли другого.

Зольцман развел руки в широком жесте.

- Офис пуст – сезон, и все агенты в поле.

- Перенеси встречу.

- Нам с трудом удалось уговорить несговорчивого владельца хотя бы прийти побеседовать. Но объект очень важен, - Рик выразительно взглянул на Сальваторе. - Крупная компания хочет выкупить здание под развлекательный центр.

Более не прикидываясь непонимающим, Деймон отрицательно покачал головой:

- Ты прекрасно знаешь: я больше не занимаюсь этим. И позволь напомнить тебе, что я твой полноправный партнер, а не подчиненный.

- Я отлично это помню, - Рик состроил гримасу. – С тех пор, как ты вывел итальянский филиал в число первых и преуспевающих, а потом решил все бросить, ты не даешь мне об этом забыть.

- Рик, я не поеду уламывать клиента.

- Ну же, Деймон, - партнер хлопнул его по плечу, - не будь таким засранцем. Выручай. Заказчик в долгу не останется. Обещаю тебе лично хороший процент, если сделка выгорит.

- Деньги меня не интересуют.

- О, да ладно, - Рик уселся на край стола. - С каких пор ты стал таким занудой?

Не обращая на него больше внимания, Деймон собрал свои вещи и направился к выходу.

- Черт тебя подери, Сальваторе! – в сердцах воскликнул Зольцман. – Ты что, все еще обижаешься за то небольшое недоразумение?

Деймон круто развернулся на каблуках и ткнул пальцем в рубаху напротив, сопровождая действо яростным взглядом.

- Недоразумение?! Ты выставил меня полным идиотом перед Джесс!

- Наоборот, я сделал тебе одолжение - она все равно тебе не подходит.

- Это не тебе решать.

- Только не говори, что эта пустоголовая кукла тебя заинтересовала.

- Закрыли тему. – Деймон не собирался распространяться о том, что девушка ему нужна была только на одну ночь. Впрочем, как и все до нее. – Если я соглашусь, ты отстанешь?

Зольцман улыбнулся:
- Приятель, с меня причитается.

Деймон приподнял одну бровь и криво усмехнулся:
- Твой "Джонни Драм" двенадцатилетней выдержки.*

- Договорились.

Они пожали друг другу руки, в одну из которых Рик вложил папку с документами по объекту.

- Встреча через два часа в кафе "У Пэтти".

- Никогда не слышал об этой забегаловке.

- Пожелание клиента, - пожал плечами Зольцман, словно говоря, что с него взять.

Распрощавшись с партнером, Деймон закинул папку на пассажирское сидение новенького "Камаро" серебристого цвета и отправился по указанному адресу. По дороге он бегло изучил дело. Здание действительно находилось в престижной части города, занимало выгодное положение и было как бельмо на глазу у застройщиков, которые мечтали прибрать его к рукам и превратить в торговый центр. Проблема заключалась в том, что владелец ни в какую не хотел продавать свою недвижимость, несмотря на неприлично выгодные условия, которые выдвинула контора Деймона и заказчик вероятной сделки.

Деймон умел оценивать людей с первого взгляда, а посему, едва увидев за столиком ничем не примечательного мужчину с внешностью упустившего свою карьеру квотербека, сразу сделал соответствующие выводы. Перед ним сидел человек, готовый отстаивать свою правду до конца, принципиальный и бескомпромиссный. С таким будет трудно договориться, но ради коллекционной бутылки "Джонни Драма" Сальваторе, так уж и быть, согласен использовать все свое красноречие.

- Мистер Донован, - он протянул ладонь для приветствия. Ответное пожатие было твердым и сухим. – Деймон Сальваторе – представитель "Интернешнл эдженси". Благодарю, что согласились встретиться с нами.

- Боюсь, вы зря потратите ваше время, - низким голосом сказал Донован. – Даже если я и соглашусь на ваши условия, мой партнер – нет.

Присев напротив, Деймон на мгновение нахмурился. О каком-то партнере он слышал впервые.

- Я пригласил на встречу совладельца студии. Вы же не будете возражать?

- Разумеется. Не придется повторяться дважды, - Деймон улыбнулся настолько дружелюбно, насколько вообще мог.

Он снова быстро пролистал бумаги и дочитал наконец-то, что здание и танцевальная студия в нем принадлежат не только мистеру Доновану.

В ожидании совладельца мужчины заказали кофе.

Звякнул колокольчик. Поскольку Деймон сидел спиной ко входу, он не мог видеть новых посетителей. Но тут на руки клиента неожиданно запрыгнула девочка. Маленькая, смеющаяся, с копной черных кудряшек, которые не могли усмирить и десяток заколок. Клиент не успел увернуться от эмоциональных объятий девчушки и оказался расцелован в обе щеки.

- Привет, крошка.

Девочка, совершив необходимые формальности, уселась рядом с Донованом, так что Деймон имел возможность рассмотреть ее получше, хотя лично для него в этом было мало интереса. Умные светлые глазки, светящееся личико, задорные ямочки на щеках. Она напомнила Деймону...

- Лекси!

К столику подошла молодая женщина, это она окликнула девочку, очевидно, свою дочь. Деймона как громом поразило.

- Веди себя прилично, - голос ее был приглушенным, но демонстративно строгим, - ты в общественном месте.

- Да, мамочка, - послушно согласился ребенок и стал рвать на мелкие кусочки салфетку из вазочки.

Женщина отобрала предмет и, наконец, обратила внимание на собеседника мистера Донована.

- Ты вовремя, - обрадовался клиент. - Мистер Сальваторе, позвольте представить вам совладельца студии миссис...

Деймон не дал ему закончить. Он быстро поднялся, по привычке беря ситуацию под контроль:
- Елена.

Женщина ошарашенно уставилась на Сальваторе.

- Вы знакомы? - удивился Донован. Но ему никто не ответил.

Короткая стрижка каре с цветными прядями, яркий макияж, жакет и юбка по фигуре... Если бы они столкнулись на улице, вряд ли Деймон ее узнал. Пока он в замешательстве рассматривал видение, словно призрак из прошлого, то каким-то шестым чувством понял, что не только внешность Елены претерпела изменения. Она сама стала как будто мягче, естественнее, словно ее образ наконец-то приобрел завершенные черты, наполнился смыслом. Она выглядела совершенной.

- Деймон? - с едва уловимой дрожью произнесла она. - Не ожидала тебя здесь увидеть.

- Елена? - снова потребовал ответа Донован.
- Это...

Деймон соизволил развернуться и перебить, поясняя:
- Давний знакомый, очень давний, - и криво ухмыльнулся.

Донован пожал плечами, как будто говоря: "С кем не бывает". Он тоже поднялся, целуя Елену в обе щеки. Та смутилась, но не увернулась. Наконец, все заняли свои места.

- Извини, - обратилась Елена к партнеру, - в школе объявили карантин, пришлось взять ее с собой.

- Все в порядке, - успокоил тот.

Подошла официантка.
- Что будете заказывать?

- Мне черничный пирог и апельсиновый сок! - тут же воскликнула девочка.

- Милая, тебе лучше взять салат.

- Нет! Черничный пирог!

- А она настойчивая, - поддел Деймон.

Елена не стала спорить.

- Хорошо. Но завтра ты обязательно съешь салат.
- Окей.

Себе она заказала только кофе.

Девочка, получив свой пирог, прекратила крутиться и уничтожать салфетки. Чувствовала она себя в компании незнакомого человека, судя по всему, вполне спокойно.

- У вас чудесная дочь, - обратился Деймон к Доновану.

- Лекси... – хотел было объяснить тот, но завибрировал мобильный, и Мэтт добавил: - Извините...

Пока он отвечал на звонок, Деймон продолжал рассматривать Елену и ее дочь, сидевших напротив. Он перелистывал бумаги в папке, постукивал ручкой по столу, крутил ее между пальцами, в результате бросил на стол. Елена же избегала встречаться с ним взглядом, хотя в целом держалась довольно раскованно.

Прежде чем подняться из-за стола, Донован сказал:

- Прошу прощения. Непредвиденные обстоятельства. Мне нужно идти. Дорогая, ты справишься?
- Конечно.

- Прошу тебя, подумай над предложением мистера Сальваторе.

Губы Елены тут же превратились с тонкую складку.

- Мэтт, мы уже обсуждали это. Я никогда не соглашусь продать студию.

Он потрепал по голове Лекси, которая не обращала никакого внимания на разговоры взрослых и с упоением поедала свой пирог, и наклонился к Елене, оставляя легкий поцелуй без ответа на ее губах. Деймон скривился.

- Ну хотя бы выслушай, что он скажет, пожалуйста.

- Ладно, я послушаю. Но мнение не изменю!

Донован тут же распрощался, очевидно, надеясь на благоразумие партнерши. Деймон же, давно научившийся определять готовность клиентов сотрудничать, сразу понял, что тут ему ничего не светит.

Возникла неловкая пауза. Елена взяла в руки чашку, сделала глоток кофе, поставила обратно на блюдце, но звук удара выдал ее с головой.

- Не стоит так нервничать…

- Я думала, ты в Италии…, - сказали они одновременно. И рассмеялись.

Напряжение немного спало.

- Вернулся два года назад. Римский филиал и без меня неплохо работает.
- Понятно.

Бездумным жестом Елена провела по волосам дочери и поцеловала ее в макушку. Она смотрела куда-то в окно, за которым кипела жизнь большого города, и собиралась с духом, чтобы достойно выдержать новое испытание.

Покончив с пирогом и облизав пальцы, девочка сплела их в замок и положила на него подбородок. Ее внимательные чуть сощуренные глаза в упор смотрели на Деймона, не сводившего взгляда с Елены.

- А я тебя знаю, - вдруг изрекла она.

- Нет, малышка, ты ошибаешься, - вежливо ответил Деймон.

Лекси улыбнулась одной стороной рта. Ухмылка показалась Деймону подозрительно знакомой. Пока он пытался разгадать загадку странного впечатления, которое производила на него девочка, она сказала:

- Я видела тебя рядом с тетей Али.

Елена сглотнула, со страхом покосившись на изменившегося в лице Деймона.

- Она имеет в виду свадебные фотографии, - пояснила она.

От пристального взгляда ей не удалось скрыться.

- Ты сохранила их?

- Она там... такая счастливая, - как будто оправдывалась Елена. Не могла же она признаться ему, что это не единственна причина, по которой она хранила свадебные фото покойной сестры.

Все замолчали. Лекси, сделав свое маленькое дело, потянулась к солонке. Елена даже не заметила этого. Она не была уверена, что сможет и дальше вести себя как ни в чем не бывало.

Чем дальше, тем больше разговор грозил приобрести неловкий оборот. Чтобы как-то разрядить ситуацию, Деймон решил вернуться к вопросу продажи студии.

- Итак, вот наши условия, - с места в карьер начал он и назвал сумму, практически вдвое превышающую рыночную стоимость здания.

Елена отрицательно покачала головой.

- Можешь не стараться, я никогда не соглашусь.

- Ты не понимаешь, от чего отказываешься, - включил Сальваторе режим "уговорить клиента любой ценой", - более выгодного предложения вам не найти. За эту сумму вы сможете приобрести две студии, пусть и в отдаленном районе.

- В пригороде, ты хочешь сказать, - хмыкнула Елена.

- Вот, смотри, - он повернул к ней раскрытую папку и указал на обведенные красным места на карте, - здесь и здесь есть хорошее здание по вполне приличной цене. Правда, придется немного вложиться в ремонт, но сумма, вырученная за студию, все покро…

Женская рука, накрывшая его пальцы, заставила Деймона прерваться на полуслове. Он поднял голову, встретившись со снисходительным взглядом Елены.

- Не стоит расходовать свое красноречие, Деймон.

Его имя в ее устах прозвучало так мягко и странно, с почти потерявшимся "й", что чувство, будто на секунду между ними исчезла пропасть из прожитых лет, стало физически ощутимым.

Сбросив наваждение, Деймон, не забывая об основной цели своего визита, решил зайти с другой стороны.

- А что думает по этому поводу твой муж?

- Кто? – Елена слегка опешила.

- Мистер Донован.

- Он... Мы не... Он владелец здания. Мы познакомились несколько лет назад, когда я пришла с предложением открыть танцевальную студию. Сама же и преподавала. Со временем Мэтт предложил стать его партнером... Там сейчас занимается Лекси. Я не могу ее продать. Она слишком много значит для меня и дочери.

Мысли Деймона сегодня нетипично перескакивали с предмета на предмет, поэтому он, уже не удивляясь собственной смене тем разговора, ни с того, ни с сего спросил:

- Почему Лекси?
- Что?

- Не Салли, Маргарет или Али. Почему ты назвала дочь Лекси?

Елена снова поцеловала дочь в макушку и ласково улыбнулась.

- В память о сестре. Потому что так ее звала мама...

"И ты..." - добавила уже про себя.

- Вообще-то, - вклинилась в разговор с невинным видом девочка, - меня зовут Алексия Дэмиана Гилберт.

- Какое красивое имя, - сделал комплимент Деймон, при этом не отрываясь напряженно сверлил взглядом Елену. - А сколько тебе лет, Алексия Дэмиана Гилберт?

- Семь лет и три месяца.

Следующая фраза в сторону собеседницы зазвучала со скрытой угрозой:
- Почему у нее твоя девичья фамилия?

Стараясь, чтобы пальцы не дрожали, Елена забрала солонку из рук дочери, пока та не рассыпала все на стол, и придвинула стакан с соком. Она не могла заставить себя ответить хоть что-то. А для Деймона молчание было красноречивее любых слов.

В сердцах он с размаху захлопнул папку с документами, так что зазвенели чашки с блюдцами на столе.

- Деймон, пожалуйста, - сдавленно произнесла Елена, - ты пугаешь Лекси.

От ярости Деймон чуть ли не скрипел зубами.

- Не могу поверить, что ты мне не сказала!

- Деймон, - в голосе женщины послышалась мольба, - это не то, что ты думаешь. Ты ошибаешься!

- Неужели? Давай-ка я перечислю факты: Лекси погибла восемь лет назад, твоей дочери семь; ее фамилия не Стивенсон, а Гилберт, значит, родила ты ее после развода, следовательно, это не может быть ребенок Стефана. И да, мне весьма любопытно, в честь кого она носит столь экзотическое для Америки второе имя Дэмиана?

Елена закрыла глаза, опустив голову.

- Ты не понимаешь, - еле слышно прошептала она.

- Мне плевать, что я, по-твоему, не понимаю, но ты не имела права скрывать это от меня! - он уже почти кричал.

- А мама говорила, - снова встряла Лекси, - что дядя Деймон хороший, и когда-нибудь она познакомит меня с ним.

Рот Деймона так искривился, что у Елены не осталось сомнений - единственное, чего она заслуживала, это презрения.

- Ты не можешь вот так появиться из ниоткуда и все разрушить. Пожалуйста, Деймон, ты должен уйти. Ты не представляешь, чего мне стоило наладить свою жизнь.

- Ты не имеешь права забирать у меня мою...

- Деймон! - резко прервала Елена. - Умоляю тебя, она ничего не знает, замолчи и уходи!

Он глубоко вздохнул, успокаиваясь, борясь с желанием разбить это лживое прекрасное лицо.

- Вот моя визитка, - протянул кусочек синего пластика, - если вдруг передумаешь по поводу студии.

Елена быстро покачала головой.

- Но запомни: я не позволю тебе снова исчезнуть. Не в этот раз.

Не дожидаясь, пока официантка принесет счет, он бросил на стол купюру и покинул кафе.

Елена осталась сидеть, глядя в одну точку невидящими глазами.

- Мамочка, а почему ты прогнала дядю Деймона?

- Солнышко, все очень сложно.

- Нет, - философским тоном ответила малышка, размазывая уксус с перцем по столу, - вы, взрослые, вечно все усложняете. Миссис Пибоди говорит, что жизнь очень просто устроена: хочешь быть счастливым, будь с тем, кого любишь.

- Ты уверена, что это учительница тебе сказала?

Но Лекси уже отвернулась к окну, как будто она совершенно ни причем.

В очередной раз дочь удивляла Елену. Иногда она говорила такие вещи, что никак не могли прийти на ум семилетнему ребенку. Правда, приписывала все своей учительнице рисования миссис Пибоди. Но миссис Пибоди, насколько знала Елена, была старой девой, разочаровавшейся во всем на свете и вечно брюзжащей. С ней достаточно было пообщаться пять минут, чтобы понять, что она не станет изрекать простые истины ученикам.

- К нам сегодня снова придет Мэтт? - спросила Лекси, когда они вышли из кафе.

- Нет, солнышко, у него важные дела.

- А кто будет сидеть со мной?

- Мамочка приготовит тебе ореховое печенье, - сказала Елена, с трудом сосредотачиваясь на словах дочери. – Помнишь? Я обещала тебе.

Она открыла дверь авто и подождала, пока Лекси заберется внутрь, пристегнула ее, проверила несколько раз ремни безопасности и лишь затем сама села за руль.

Дорога до дома прошла как в тумане. Ураган из прошлого снова ворвался в спокойную, размеренную жизнь Елены, лишая ясности ума и душевного равновесия.

В уютной квартирке, обустроенной с любовью, женщине стало легче, она даже смогла на какое-то время забыть о странной встрече.

В неустанных заботах о Лекси, которые позволяли Елене отвлечься от волнующих мыслей, прошел вечер. Ореховое печенье удалось на славу, после чего мать с дочерью уплетали его за обе щеки под просмотр мультиков. Лекси на удивление вела себя примерно, не выкидывала никаких фортелей и без капризов согласилась лечь спать.

Когда глазки девочки закрылись, Елена, наконец, позволила себе расслабиться. Она вытащила из сумочки визитку. Нет, звонить не собиралась, но и не думать о Деймоне не могла. Она вертела между пальцами твердый кусочек синего пластика, и воспоминания сначала медленно, а потом все более мощным потоком возвращались из глубин памяти. Одни из них были болезненными, оставившими шрамы на сердце, другие же – запретные, но наполняющие душу сладостной дрожью. Как давно Елена не позволяла себе думать о Деймоне, о сестре и трагедии, разрушившей их жизни. И вот теперь…

В шкатулке на туалетном столике хранились разные безделушки, украшения и просто дорогие сердцу вещи, среди которых и погребенный под толщей жемчуга неброский серебряный кулон. Дрожащей рукой Елена извлекла его на свет и впилась взглядом, как завороженная. Мучительные воспоминания накрыли ее плотным облаком, в ушах зазвенело, а из легких вышибло весь воздух. Елена начала задыхаться, судорожно пытаясь сделать вдох. Она вспомнила…

Слезы полились из глаз.

Как она могла забыть? Как посмела стереть из памяти последние слова умирающей сестры? Да еще и смогла жить с этим. Осознание того, что она предала Али, пусть и невольно, горечью отдалось в сердце.

"Позаботься о Деймоне. Один он не справится".

- Али, Али, - прошептала Елена сквозь слезы, - как ты ошибалась. Прости меня…

Она потянулась за фотографией сестры, стоящей тут же, на столике, в золотисто-черной рамке. Девушка на ней улыбалась, не подозревая, что жизнь ее оборвется так скоро.

Утерев слезы, Елена поняла, что в память о сестре она обязана хотя бы поговорить с Деймоном, удостовериться, что с ним все в порядке. Пусть даже пока не готова впускать его в свою жизнь. При этом мысли о дочери она старательно гнала подальше.
****

Вечером следующего дня на дисплее телефона высветился незнакомый номер. Деймон привык, что ему часто звонят разные люди, номера которых он просто удаляет из журнала за ненадобностью. Но в этот раз внутренний голос подсказал, что это не банальный рабочий звонок.

- Слушаю.
- Я готова встретиться.

Мысленно посчитав до пяти, Сальваторе благородно предоставил ей возможность поменять решение.

- Передумала по поводу студии?

- Нет. Об этом можешь забыть. Сегодня в восемь "У Пэтти".
- Хорошо.

И только после этого Деймон выдохнул. Он ждал этого, сам не осознавая, на протяжении последних лет. После страшных событий того лета, он вычеркнул Сан-Франциско и все с ним связанное из своей жизни, направив оставшиеся силы на работу, с головой погрузившись в бурную итальянскую деятельность. Это спасло его от сумасшествия и терзавшего до умопомрачения чувства вины. Когда душевные бури поутихли, он с удивлением обнаружил, что прошло несколько лет. Все это время он изнурял себя работой, благодаря чему филиал агентства в Риме стал процветать, а Деймон понял, что здесь ему больше не место. Он собрался полностью сменить род деятельности, хотя сам не был уверен, чем именно хотел заняться. Его непосредственный начальник Аларик Зольцман, находившийся на тот момент в Италии, узнав, что Деймон собирается все бросить, едва сдержался от ругательств. Видя, что никакие уговоры на Сальваторе не действуют, и не желая терять ценного сотрудника, способного поставить на ноги не один будущий филиал, он предложил ему равноценную долю в бизнесе. Так Деймон снова оказался в городе, подарившем ему однажды невероятное приключение во главе с темноволосым ангелом.

Но жизнь не стоит на месте. Колеса фортуны вертятся, перемалывая в своих жерновах людей и судьбы. Боль постепенно схлынула, оставив после себя ощущение недосказанности, незавершенности, почти пустоты. И Деймон стал заполнять его тем, что у него лучше всего получалось, - соблазнять и бросать, влюблять в себя и разбивать сердца, сохраняя свое нетронутым.

Разумеется, Деймон не считал, что сегодняшний вечер что-то кардинально изменит в его жизни, но все же предчувствие чего-то приятного не оставляло его, пока он добирался до назначенного места встречи.

Елена сидела за стойкой, оживленно беседуя с официанткой. Последняя показалась Деймону знакомой, но он так и не вспомнил, где мог ее видеть. Собственно, это было совершенно не важно, когда он присел рядом с Еленой и поймал себя на мысли, что откровенно любуется ею. Ничего в ней не поменялось со вчерашнего дня, но сам факт, что она рядом, наполнял его теплом.

Женщины прекратили разговаривать, как только увидели нового посетителя. Официантка, полноватая дама в возрасте, окинула Деймона оценивающим взглядом, затем вопросительно изогнула брови, посмотрев на Елену.

- Ничего не говори, Пэт, пожалуйста, - неловко улыбнулась та.

Деймон понял, что стал свидетелем странной сцены между этими двумя.

- Мы встречались раньше? – зачем-то спросил он официантку, на бейдже которой огромными буквами было напечатано "Пэт".

- Здесь бывает много народу, - буркнула та. – Будете что-то заказывать?

- Виски с содовой, - провокационно заявил Сальваторе.

- Здесь вам не ночной клуб, мистер.

Деймон ухмыльнулся, пожав плечами. Он и так прекрасно знал, что в кафе не подают алкоголь, но не смог не поддеть особу, смотревшую него с откровенной враждебностью.

Вклинилась Елена:
- Спасибо, Пэт. Нам кофе, пожалуйста, твой фирменный.

Лицо Пэт тут же преобразилось.
- Конечно, милая.

- Мы, пожалуй, пересядем за столик.

Оказавшись в отдаленном уголке заведения, напротив смущенной Елены, Деймон тут же забыл о странной официантке.

- Я вчера долго думала… - начала Елена. – За эти годы столько всего произошло… Как ты?

Она наконец-то посмотрела прямо в его прозрачно-серые глаза и почувствовала, что сила его обаяния по-прежнему действует на нее, будто и не было всех этих лет.

- Прекрасно, - сказал Деймон, ощущая всю фальшь этого слова. Внешне, возможно, его жизнь могла показаться кому-то идеальной, но себя не обманешь – она была пуста, как высохшее озеро. – А ты?

- У меня есть Лекси. Она – все для меня.

- А Донован? – резко спросил мужчина.

Елена сглотнула. Она не собиралась раскрывать душу незнакомцу, которым выглядел сейчас Деймон. Однако раз уж она стала инициатором этой встречи, что-то рассказать придется.

Глубоко вздохнув, она продолжила:

- Ты не представляешь, что мне пришлось пережить после... смерти сестры. Только год назад я смогла оставить прошлое позади и двигаться дальше. И я не хочу ничего менять.

- Мэтт Донован, - настаивал Деймон. Он и сам не понимал, почему для него так важно услышать об их отношениях. - Он не просто знакомый и совладелец студии. - Сальваторе выжидающе постукивал ногтями по столешнице.

- Он хороший, добрый, Лекси его любит.

- Я заметил, - с легким раздражением перебил Деймон. - Кто он для тебя?

Отвечать Елена не хотела, но понимала, что увернуться не удастся.

- Мы начали встречаться несколько месяцев назад. Он... мне очень дорог. Он помог мне организовать занятия, всячески поддерживал во всем.

Не церемонясь, Деймон задал вопрос в лоб:

- Ты любишь его?

Елена вздрогнула.
- Не твое дело.

Она помешивала ложечкой сахар в кофе, наблюдая, как растворяются сладкие кристаллы.

- Я ничего не имею против твоего... гм... парня, ты вольна встречаться, с кем захочешь.

Она поджала губы, почему-то ее задели эти слова. Да кто он такой? Ей вовсе не требуется его разрешение, чтобы встречаться с тем, с кем она хочет.

- Но Лекси имеет право знать, кто ее отец. Кстати, какую басню ты ей сочинила обо мне? Кто я - полярник или дальнобойщик? - он откровенно посмеивался, но Елена чувствовала его обиду.

- Она не спрашивала. А я не говорила.

- Зачатие от святого духа, - сарказм так и сочился.

- Не смешно.

- Действительно. Уж не смешнее того, что произошло на самом деле.

Пригубив кофе, Деймон решительно отодвинул от себя чашку.

- Елена, я не могу это так оставить. Не хочешь поддерживать со мной отношения - пожалуйста, - он развел руками. - Но ты не имеешь права лишать меня дочери.

И тут нервы Елены не выдержали. Слова полились из нее сплошным неконтролируемым потоком.

- Это ты оставил меня, уехал из Сан-Франциско! Бросил меня одну! Не знаю, как мне удалось сохранить рассудок. Арест Стефана, все эти жуткие допросы, выяснения, суд... Оказалось, что у него куча долгов, которые пришлось погашать мне, потому что у него не осталось ни цента! Я чуть с ума не сошла, пытаясь спасти его от самоубийства. Ты не представляешь, что я пережила, когда узнала, что на месте Лекси должна была быть я! Что это по его вине ее убили, за его долги! – Она закрыла рот рукой, понимая, что вот-вот расплачется. Тяжелые воспоминания о тех страшных днях всколыхнули почти забытые эмоции: потрясение, неверие, крушение жизни, и как результат - затяжная депрессия, апатия и отсутствие желания жить вообще. - Если бы не Лекси... Когда я узнала, что беременна, то не просто не поверила, а попыталась совершить самый ужасный поступок в своей жизни, за который никогда бы не смогла простить себя. Я уверена, - она посмотрела прямо в серые напряженные глаза, - что это Али спасла меня, спасла... Лекси.

Деймон напряженно слушал невольную исповедь. Ничего этого он не знал. Он просто уехал, сжег все мосты, чтобы больше не чувствовать боль. Но прошлое настигло, принеся новое открытие – дочь. Когда-то давным-давно, казалось, в предыдущей жизни, Деймон считал, что не готов быть отцом. Но вчера этот факт перевернул все с ног на голову. И у него не возникло ни тени сомнения в том, что он не просто готов, а должен и будет.

- Если бы я только знал… - прошептал он, накрывая дрожащие руки Елены.

- Ничего бы не изменилось, - ответила она, высвобождаясь. – Я бы не смогла…

Договаривать не требовалось. Все было понятно без лишних слов. Тогда, восемь лет назад, для двух незнакомцев, утонувших в безумной страсти друг к другу, не было места в этом мире. Вопрос лишь в том, появилось ли оно сейчас. И Деймон был намерен выяснить это так или иначе.

Он протянул руку и провел кончиками пальцев по лицу Елены. Она непонимающе смотрела на мужчину, но он всего лишь вытирал ее слезы.

- Прости, что оставил тебя.

Она не ожидала такого и замерла в нерешительности. Сегодня Деймон не переставал ее поражать. Похороненные много лет назад чувства в момент прикосновения начали воскресать. Елена была смущена своим порывом, нежностью Деймона и закружившим вихрем сомнений. В таком состоянии душевного смятения ей требовалось переключиться на безопасный предмет, поэтому она без всякого предисловия произнесла:

- У тебя нет кольца.

- Брак не для меня, - ответил Деймон и тут же пожалел о своих словах. Не то чтобы он собирался прямо сейчас жениться на Елене (ему это даже в голову не пришло), но ее изменившееся лицо сообщило о том, что в данной ситуации лучше было солгать. Однако он попытался все исправить: - Работа по двадцать часов в сутки не оставляет шанса на личную жизнь.

У Елены завибрировал мобильный. Она словно очнулась.

- Извини, мне надо бежать. Няня только до десяти.

- Когда ты представишь меня дочери? – поинтересовался Деймон, наблюдая за нервными манипуляциями Елены: та что-то искала в сумочке и, очевидно, не нашла.

- Дай мне время, Деймон, пожалуйста, - взмолилась Елена. – Я не могу просто так взять и вывалить такую новость на ее голову.

- Лекси показалась мне девочкой весьма разумной для своего возраста, она поймет, - не без гордости заметил Сальваторе.

- Не все так просто.

- Проще не бывает, Елена. Не стоит усложнять.

Она встала. И колебалась.

- Лекси любит мультфильмы? – спросил вдруг Деймон.

- Еще бы, - Елена закатила глаза, - она готова смотреть их сутками напролет.

- Тогда как насчет воскресенья? Часов в десять в Королевском форте**. Уверен, что от музея Уолта Диснея она будет в восторге.

- Я подумаю.
- Я буду ждать.

Он тоже поднялся.

Елена прокашлялась. Они вместе вышли на улицу. Остановились у дверей кафе.

- Моя машина за углом, - сказала Елена. Она поймала себя на мысли, что не хочет уходить.

Деймон приблизился вплотную, заглядывая в самую душу. Сердце забилось чаще.

- Я провожу тебя.

С некоторой опаской Елена взглянула на него. Моментально яркой вспышкой пронеслись воспоминания об их безумных ночах, которые начинались если не так, как сейчас, то весьма похоже.

- Такого больше не повторится, - твердо сказала она, но больше себе, чем Деймону.

- Конечно, не повторится, - в его черных зрачках сверкнуло понимание. – В этот раз все будет по-другому.

* Популярный и дорогой сорт бурбона
** Парк в Сан-Франциско
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 970
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика