Главная

Фанфик "Тёмный лорд vs Тёмный лорд" Глава 1 "Встреча"

Фанфик "Тёмный лорд vs Тёмный лорд" - R

10.02.2016, 13:21
Туман... Он пришёл на Британский остров с холодного моря, заволакивая и погружая в ледяное оцепенение всё вокруг. Он оседал крупными маслянисто-блестящими каплями на ветвях деревьев, на стенах, ветхих трущобных постройках и старинных усадьбах аристократов. В это осеннее утро туман вместе с воздухом окутывал и людские души, ведь это был туман страха, предчувствия беды, неуверенности в завтрашнем дне, тревоги за свои семьи.

В одной из таких усадеб, посреди пышно украшенной гостиной, одетый в чёрную мантию, которая тянулась за ним по полу, расхаживал высокий безволосый мужчина, чья внешность давно утратила человеческие признаки. Его зловещие красные глаза с вертикальными зрачками светились в полумраке комнаты алыми огоньками, а бледное, как мел, худое лицо с плоскими щелями вместо носа и прочими змеиными очертаниями не выражало никаких эмоций, кроме ледяного безразличия. Сам же этот, с позволения сказать, «человек» был вовсе не один. Присутствующие в гостиной люди, причём одетые, как и он, во все оттенки черного, молча сидели за длинным дубовым столом и иногда с опаской поглядывали на повелителя. А ведь бояться им действительно было чего, учитывая их прокол в Министерстве магии. В любом случае Тёмный лорд этого так просто не оставит. И в этом, к сожалению, они оказались правы. Волан-де-Морт, а именно так звали их лидера, потёр костлявые ладони друг о друга и, нахмурившись, продолжил шагать. Колдун был разгневан, пребывал в холодной ярости от того, что его снова подвели. Опять он должен менять свои планы из-за никудышных болванов, неспособных справиться с чем-то настолько простым. Неужели так сложно было достать один хрустальный шарик с пророчеством? А что ещё хуже, каким образом искусные маги, Пожиратели Смерти, не смогли справиться с шайкой вшивых подростков!

А основная вина за произошедшее ложилась на Люциуса Малфоя. Это было его задание, которое он с треском провалил и за свою глупость отправился в Азкабан — наименьшее из наказаний, что могло его настигнуть, если бы тот успел сбежать и попасть на ковёр к Повелителю. А уж Тёмный лорд знает, как сделать больно, как надавить на человека и сломать. Дамблдор всегда считал, что любовь — самая большая ценность и сила, а вот Волан-де-Морт думал иначе. Самая большая сила — это и есть сама сила. А любовь — слабость, которую темнейший в мире маг преодолел уже давно.

Обойдя вокруг стола, волшебник медленно повернул плосконосое лицо и осмотрел сторонников. Те молча сидели, опустив головы, и особенно из всех выделялись три фигуры. Первая — высокая сутулая женщина с болезненно-бледным цветом кожи и мешками под тёмными глазами. Её опущенную вниз голову украшала корона спутанных волос такого насыщенного угольно-чёрного оттенка, что в свете озаряющих зал свечей шевелюра блестела, как оникс. Это была Беллатриса Лестрейндж. Больше других она переживала за провал миссии, не находила себе места перед повелителем и готова была провалиться сквозь землю от стыда, что не оправдала надежд и чаяний его темнейшества. Другой женщиной, прячущей взгляд от Тёмного лорда, являлась сестра Беллатрисы — светловолосая Нарцисса Малфой, чей муж, как уже стало известно, в данный момент томился в Азкабане — тюрьме для волшебников. И последним человеком, сжимающимся от страха в клубок на стуле, был молодой бледный юноша с такими же светлыми, как и у его матери, волосами.

Именно на нём и остановил свой взор Тёмный лорд, растягивая на лице безгубую ухмылку.

— Драко... — протянул он холодящим кровь голосом.

Паренька будто прошибло током, и, приподняв голову, он на свою беду встретился взглядом с повелителем. Разумеется, меньше всего на свете юный Малфой желал видеть вблизи себя этого жуткого красноглазого психа, однако выбор был невелик. Поэтому вместо прямого ответа он молча кивнул.

Волан-де-Морт подошёл к столу, мягко опустил на него ладонь и заговорил:
— Мой новый юный сподвижник, вижу, ты решил занять место своего отца... Достойное решение.

Драко по-прежнему молчал. И не только из-за отвращения, которое умело скрывал, но и от страха: ведь произнеси он не то слово — его настигнет расплата в ту же секунду. Хорошо, что хоть мать оказывала поддержку, не отпуская под столом его руку.

Тёмный лорд же не собирался отставать от собеседника и добавлял в свой высокий голос всё больше холодных ноток.
— Скажи, ты счастлив? Ты рад, что отныне являешься частью нашей организации?

На этот раз Драко уже не мог проигнорировать поставленный вопрос и посему робко отозвался:
— Конечно, мой господин.

— В таком случае у меня для тебя будет одно важное дело, — заявил колдун и, сведя вместе тяжёлые надбровные дуги, прошипел: — Убей Альбуса Дамблдора!

Услышанное заставило юношу похолодеть, по его телу пробежали мурашки. Эти же чувства испытала на себе и его мать Нарцисса, еле удержавшись, чтобы не вскочить со стула. Всё, на что ей хватило духу, — это безуспешно попытаться отговорить повелителя от его намерений в отношении Драко:
— Милорд, но ему ведь только шестнадцать лет, он ещё не гото…

— Твой сын уже вырос, Нарцисса! — отчеканил Волан-де-Морт, обратив к ней змеиное лицо. — Теперь Драко в полной мере отвечает за свои поступки. И ежели он считает себя достойным стать Пожирателем смерти, как его отец, то он выполнит приказ своего повелителя, — и, вернув зловещий взгляд снова к подростку, процедил сквозь зубы: — Ведь так?

От нарастающего напряжения белокурый паренёк сглотнул комок в горле. Его охватил озноб, а участившийся пульс можно было услышать без фонендоскопа. И только мамина рука, сжимающая дрожащую от страха руку сына, позволяла тому держаться пред ликом Тёмного лорда. Конечно, его первоочередная мысль была направлена на осознание того, что он должен убить Дамблдора — директора Хогвартса, школы чародейства и волшебства, в которой он проучился пять лет, и сейчас перейдёт на шестой курс.

Тем временем Беллатриса поднялась из-за стола и, подойдя к племяннику, встала за спинку его стула, положив руки ему на плечи.
— Не сомневайтесь в нём, повелитель, — судорожно проверещала она, — Драко — достойный член своей чистокровной семьи, и он будет верен вам до конца. Так, Драко?

Оглядев всех, кто его окружал: встревоженную мать, уверенную в правоте лидера тётю, остальных Пожирателей и, наконец, самого повелителя, — Малфой пришёл к выводу, что незачем оттягивать неизбежное. В конце концов, от ответа, который он даст Тёмному лорду, зависела вся его будущая жизнь. Сможет ли он убить Дамблдора — неважно, имеет значение только то, что сейчас он должен сказать, а точнее, что от него хочет услышать Волан-де-Морт. И этот ответ нужно дать немедленно.

— Да... Слушаюсь, милорд, — монотонно произнёс Драко.

— Хороший мальчик, — хмыкнул колдун и легонько похлопал его по щеке. Ещё чуть-чуть и парня бы вырвало, ибо ощущать на своей коже прикосновение этих длинных мертвенно-холодных пальцев было одновременно мерзко и унизительно. Но, к счастью, повелитель уже направился к своему месту во главе стола, и юный Малфой, испытав некоторое облегчение, продолжил выслушивать его размеренную речь: — Ты так сильно не тревожься, Драко, в данный момент я тебя не тороплю. Для исполнения миссии у тебя будет достаточно времени, так что хорошенько всё обдумай и подготовься.

— А сколько у меня будет времени? — поинтересовался Малфой.

Усевшись на узорчатый стул с самой высокой спинкой, Тёмный лорд выдохнул через тонкие щели ноздрей и ответил:
— Столько, сколько потребуется для того, чтобы создать магический проход, который позволит всем нам проникнуть в Хогвартс.

Ещё несколько подобных заявлений, и для Драко можно будет заказывать билет в больницу Святого Мунго, дабы лечиться от стресса: уж слишком много он услышал сегодня.
Не зная, как на это реагировать, паренёк, тайно сжимая материнскую руку, зябко произнёс:
— Каким образом это может произойти?

В ответ Волан-де-Морт, будто старый змей, вытянул шею вперёд и, устремляя кроваво-красный взгляд на мальчишку, сказал:
— Ты что-нибудь слышал про исчезательный шкаф?

По правде сказать, ни о чём подобном Малфой-младший не слышал и, вероятно, хотел бы узнать поподробнее, но неожиданно раздался короткий стук в дверь, и, не дожидаясь приглашения, в помещение ворвался высокий седой мужчина с тяжёлыми, грубыми чертами лица, одетый в чёрный, слегка помятый костюм. Это был один из верных сподвижников Тёмного лорда по фамилии Яксли. Он стремительно подошёл к столу, за которым сидел Волан-де-Морт, и что-то прошептал ему на ухо.

Безмятежное выражение лица Тёмного лорда тотчас исказилось в жуткой гримасе, а красные глаза загорелись ярче прежнего.
— Что?! — взревел он, пристально глядя на пришедшего гостя и поднимаясь со стула. — И кто же этот смельчак, что отважился напасть на нас?

— Точно сказать не могу, — отрицательно покачав головой, Яксли поведал всё, что знал: — Судя по внешности, это был молодой парень не старше двадцати пяти лет. Рядом с ним кружились ещё четверо — видать, слуги, ибо убивали они только по его приказу. И лишь я смог уцелеть и вернуться к вам.

— Иными словами, семь моих верных Пожирателей не смогли справиться с каким-то молокососом и квартетом его подручных?

— Не совсем так, повелитель. Одного мы уничтожили, — спокойно сообщил мужчина. — Но с тремя другими пришлось туго. Их магия оказалась могущественной и довольно странной, хотя бы ввиду того, что ни их лидер, ни его слуги не пользовались палочками, а колдовали исключительно голыми руками.

— Плевать, как они колдуют, — отрезал Волан-де-Морт и нахмурился ещё сильнее. — Я знаю только, что какой-то щенок со своей бандой решил составить мне конкуренцию. Но ничего, скоро я остужу его пыл. Где он?

— Встретились мы с ним на холме Примроуз-Хилл. Там сейчас безлюдно, нет ни маглов, ни других волшебников.

— Значит, он всё ещё может быть там, — оскалился Тёмный лорд и, отойдя в сторону, обернулся к длинному дубовому столу, за которым сидела целая дюжина его последователей. — Ну что, верные соратники, нам брошен вызов. Останемся ли мы дома или ответим врагу, как положено?

— Ответим! — в один голос воскликнули Пожиратели смерти.

— Тогда вперёд, пора размяться! — отдав приказание и глядя, как слуги поочерёдно поднимаются со стульев, тёмный маг заметил, что Драко тоже был в их числе. Подойдя к пареньку поближе, отчего последний содрогнулся, словно увидав смерть, Волан-де-Морт промолвил: — Нет, Драко, ты оставайся здесь вместе с матерью. Всё равно пользы от тебя будет мало, а ты мне ещё нужен, лучше не рисковать. А вот ты, Беллатриса, — он устремил взор на волшебницу, и та воодушевлённо задрала голову, — ты мне понадобишься.

Лестрейндж вскочила с места и, совершив самый низкий из поклонов, звонко воскликнула:
— Милорд, я прикончу каждого... любого, на кого вы укажете пальцем!

— Вот и славно, — улыбнулся её господин и, взглянув на Нарциссу, кивнул, давая понять, чтобы сразу же после их ухода та уводила сына подальше. Женщина, соглашаясь, положила руки на плечи Драко и усадила его обратно на стул.

Когда Пожиратели смерти, включая Яксли и Беллатрису, были готовы, Волан-де-Морт отдал последний приказ:

— Трансгрессируем в Примроуз-Хилл!

И в ту же секунду Тёмного лорда и десятерых его сподвижников опутали кружащиеся смерчем клубы чёрного дыма, в которых они все растворились.

Оставшись наедине с матерью, Драко молча сидел и не двигался. Поначалу глядел лишь в одну точку, но позже опустил взгляд и закрыл глаза. Нарцисса, подойдя к сыну, обняла его в надежде немного успокоить. Им обоим было нелегко, но они верили, что перенесут все невзгоды, и, возможно, когда-нибудь их жизнь снова вернётся в прежнее русло.


***


Примроуз-Хилл

В это раннее утро одно из любимых мест лондонцев для семейных пикников — живописный Примроуз Хилл — был совершенно пустым. На зелёных лужайках, где ещё вчера прогуливали занятия студенты местного колледжа, не было ничего, кроме густой травы, притоптанной в некоторых местах. Над восточной частью открывающейся взору панорамы Лондона вставало солнце и сквозь пучину тумана золотило макушки пышных крон деревьев — отцветающих акаций и желтовато-зелёных лип. А совсем далеко за горизонтом, в северной стороне Риджентс-парка, виднелись верхушки небоскрёбов, возвышающихся над современным жилым районом.

В данный момент по просторной лужайке, окутанной лёгким туманом, шли четыре человека: парами, друг за другом. Двое последних не особо выделялись, ибо выглядели, как обычные парни, короткостриженные, с бородками, одетые в чёрные туники, подпоясанные ремнями. Единственное, что было необычным в их внешности, — слегка обгоревшие одежда, кожа и волосы, словно они едва унесли ноги с пожара.

А вот двое впереди идущих лучше привлекали к себе внимание. Один из них был худым парнем со впалыми щеками и завязанными в хвост чёрными волосами, одетый в тёмно-зелёную рубашку с закатанными рукавами. Но главная его отличительная черта — это кислотно-жёлтые глаза, вокруг которых были набиты кривоватые татуировки. На пальцах же, обитых всё теми же татуировками, росли длинные ногти, очень напоминающие когти, что подчёркивало его демоническую натуру. Однако не он был ведущим всей группы.

Рядом с ним, заложив руки за спину, шёл высокий парень с аристократичной осанкой. Его золотисто-русые вьющиеся волосы спускались почти до плеч, на лице была заметна щетина, а ледяные глаза цвета морской волны так и внушали неподдельный трепет каждому, кто осмелился бы с ними встретиться взглядом. Облачён он был в длинный, доходящий до ступней, расстёгнутый чёрный кожаный плащ с высоким воротником, под которым была надета заправленная в чёрные брюки рубашка того же цвета. Звали его Вайет Холливел, но для всего человечества он являлся Тёмным лордом — могущественным ведьмаком и тираническим правителем как Земного мира, населённого людьми, так и Подземного, где обитали демоны.

Внимательно осматривая местность, в которой недавно оказался, тёмный маг проговорил:
— Как-то это всё непонятно...

— Ты о чём? — обратился к нему тот самый темноволосый демон по имени Нейтан. Ответ не заставил себя ждать:

— О том, что творится какая-то хрень! — пару раз зорко оглядевшись по сторонам, ведьмак добавил: — На вид вроде та же земля, но всё равно ощущение иное, я бы даже сказал — чужеродное. Как мы вообще здесь оказались?

Скептично хмыкнув и засунув руки в карманы чёрных брюк, демон предположил:
— Точно не уверен, но, возможно, это подстроил твой братишка.

Лишь услышав упоминание о своём брате Крисе, Тёмный лорд свёл нахмуренные брови и монотонно прогудел:
— Каким образом?

Поглядев назад и убедившись, что пара сопровождающих их демонов не отстаёт, невзирая на недавно полученные ранения, Нейтан повернулся к Тёмному лорду и изложил:
— Когда он открыл этот чёртов портал, то, возможно, разделил его на два межпространственных коридора. Первый распознал в нём своего первооткрывателя и потому отправил в прошлое, как он и хотел, а второй же, по его задумке, определил нас, как враждебное инородное тело, и впоследствии мы оказались здесь, — развёл он руками, указывая на объятый лёгким туманом холм. — Мы сейчас в Лондоне другого измерения, чем-то похожего на наше.

— Это уж точно, — ухмыльнулся Холливел, оглядываясь и кивая в сторону покрытых ожогами демонов. — Кто бы додумался напасть на меня в моём мире?

— Я так и не понял, чего этим клоунам вообще надо было? Докопались, значит, «кто мы такие и что здесь делаем», а сейчас наверное горят в аду и удивляются, чего мы их угрохали, — с усмешкой изрёк Нейтан, стряхивая вражеский прах с плеча своей тёмно-зелёной рубашки. — И да, мне показалось, или у них в руках действительно были палочки? Типа волшебные?

— Ага, жаль только метлы рядом не нашлось с чёрным кошаком в придачу, — сострил тёмный маг и вытащил из кармана плаща ту самую обсуждаемую чёрную палочку с серебристым наконечником, что ранее принадлежала одному из убитых им врагов. — Хотя знаешь, как бы это нелепо ни выглядело, а штука-то опасная. Из неё, если помнишь, пальнули в Земпа каким-то сиреневым лучом и взорвали к хренам, а остальных пожгли огнём. Какое, кстати, они там заклинание выкрикнули... Конфиндо?

— Вроде бы Конфринго.

— Неважно, — отрезал Вайет и несколько раз рассёк палочкой воздух. — Жаль только, что махание палочками им ничуть не помогло, хе-хе-хе... — усмехаясь, маг спрятал палочку обратно во внутренний карман кожаного плаща и сказал: — Домой вернёмся, отдам этот сувенир Дэниелу, пусть поиграет.

— Ты прямо заботливый отец, мой повелитель, — подчеркнул Нейтан, покуривая недавно приобретённую сигарету и выпуская изо рта не простые кольца дыма, а целые черепа.

Оценив умение своего доверенного лица, Тёмный лорд хотел было что-то ещё добавить, но вдруг отовсюду повеяло холодом, а сигарета в зубах его первого демона внезапно потухла. Это наваждение длилось ещё несколько секунд, пока Холливел не догадался, что сейчас произойдёт.

— Сейчас прибудут гости, Нейт... — изрёк маг ледяным тоном и прищурился.

Нейтан не успел произнести ни слова, как с неба опустились клубы чёрного дыма, смешались воедино и вихрем стали кружить вокруг них. Выплюнув сигарету, демон посерьёзнел и сжал кулаки, продолжая смотреть, как бесформенная чернота проносится вокруг него, двух его собратьев и самого повелителя.

Наконец, чёрный дым вновь распался на одиннадцать отдельных клубов, которые опустились на землю и обратились в людей. Девять из них оказались облачены в чёрные плащи, остроконечные капюшоны и черепообразные маски на лицах. Двое других масок не носили: безумная ведьма с чёрным кустарником на голове и стрёмный безносый лысый мужик с белой, как эмаль зуба, кожей и красными глазами, одетый в просторную, напоминающую парус, чёрную мантию.

Находясь в окружении каких-то чёрных Ку-клукс-клановцев, а именно такое сравнение сделал ведьмак, глядя на явившихся Пожирателей смерти, он легонько махнул рукой, указывая трём своим демонам подойти поближе, что последние и сделали. И только после тщательного осмотра каждого незнакомца, Вайет перевёл взгляд ледяных очей цвета морской волны, уставившись прямиком в кроваво-красные глаза безносого типа.

Гробовая тишина нависла над пустующим Лондонским холмом, причём она была накалена так сильно, что хватило бы одной искры, чтобы полыхнул пожар, охватывающий весь город. Никто из присутствующих не желал начинать разговор первым, но всё же Волан-де-Морт соизволил это сделать:

— То, что лежит в твоём кармане, принадлежит не тебе, — холодно произнёс он, глядя на русоволосого незнакомца в кожаном плаще.

Владыка двух миров прекрасно понял, о чём говорит его собеседник, наверняка являющийся очередным демоном высшего уровня. Потому без малейшей опаски, взявшись за металлическую бляху на своём ремне, маг отозвался с расслабленной ухмылкой:
— Серьёзно? А я что-то плохо расслышал. Может, повторишь?

Волан-де-Морт собрался что-то ответить, но его опередила Беллатриса, что молниеносно выскочила вперёд и с безумно вытаращенными глазами завизжала:

— Как ты посмел пререкаться с Тёмным лордом?! Круцио!

Взмах палочки — и заклятие боли устремилось к цели. Вайет не успел ничего сообразить, как страшная судорога скрутила его, и словно тысячи невидимых смоченных солёным ядом и кислотой игл одновременно вонзились в его тело. Он согнулся дугой и заскрежетал зубами. Ему казалось, что его кости плавятся и мозг разрывается на части! Но, лишь на мгновение спасовав перед болью, он глубоко вздохнул и, пересиливая муку, выбросил вперёд пятерню со сведёнными в хищном захвате пальцами.

В тот же час Беллатрису охватил не менее ужасающий приступ боли. Глаза её выпучились, бледное лицо покрылось бурой сеткой капилляров, палочка выпала из трясущихся рук, и колдунья, судорожно хватая ртом воздух, потянулась к распухающему горлу. Превратившись из нападающей в жертву, она рухнула на землю, и её тело под воздействием телекинеза заскользило по сырой траве по направлению к вытянутой руке противника. Парень грубо схватил её за шею, чуть не сломав кадык, и грозно заявил:

— Единственный Тёмный лорд — это я! — и вдавив пальцы ей в горло, пустил по телу мощный электрический разряд, заставивший скелет ведьмы просветиться через плоть.

С вырывающимся из глаз и рта искрами, Беллатриса закричала от шока, но уже совсем скоро затихла, когда была брошена на землю, словно дымящийся кусок мяса. Живой или мёртвой — неизвестно.

Увидев это, Нейтан и двое других демонов, стоящих подле повелителя, с гордостью засмеялись, а сам тёмный маг заговорил:
— Ты бы свою суку на привязи держал, а то уж больно борзая, — и с издёвкой уставился на Волан-де-Морта.

То, что тёмный волшебник, как и его сподвижники, был ошарашен увиденным, — это мало сказано. Он не мог предположить, что такую опасную и опытную ведьму, как Беллатриса, можно сокрушить за считанные секунды. И главное — кто смог это сделать! Кто этот незнакомец, осмелившийся бросить ему вызов?

— Я не знаю, кто ты, но в одном уверен точно... Сегодня ты совершил свою последнюю ошибку! — зловеще протянул Волан-де-Морт и вытащил из-за пазухи мантии белоснежную, будто выточенную из кости, волшебную палочку.
Добавил: LordCartman |
Просмотров: 534
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика