Главная

ФАНФИК "РАСКРОШИ ДЛЯ МЕНЯ ЗАКАТ" NC-17 Глава 3. Выпусти мысли

ФАНФИК "РАСКРОШИ ДЛЯ МЕНЯ ЗАКАТ" NC-17

28.06.2014, 21:33
Глава 3. Выпусти мысли
Когда в детстве Гермиона представляла дьявола, то она была уверена, что у него темная, обгоревшая кожа, красные глаза и черные волосы с залысинами. Но, как оказалось, волосы у него платиновые. А глаза похожи на две начищенные хрустальные капли. Или жемчужины. Неважно. Важно, что первый урок не задался. И виноват в этом был ни кто иной, как Драко Малфой.
Она и так волновалась, собираясь на занятие. Несколько раз проговорила вслух заготовленную для студентов приветственную речь, убрала волосы в хвост, три раза почистила зубы. Дрожь не проходила. Как и осознание неизбежного – первый урок был у седьмого курса. Два совмещенных потока – Гриффиндор и Слизерин.
Когда им с Гарри и Роном приходилось присутствовать на сдвоенных лекциях, они мечтали о звонке как никогда. Потому что никто не может выводить из себя сильнее, чем студенты Слизерина.
Вот и сейчас. Она надеялась, что спустя пять лет поколение этих чистокровных отпрысков станет более спокойным и уравновешенным. Но нет. Кажется, Драко Малфой оставил приемников.
Когда девушка вошла в класс – ее откровенно проигнорировали. Еще бы. Выглядела она моложе некоторых из них. Слизеринки были девушками крупными, со злобными оскалами и боевым макияжем. Седьмой курс. Что поделаешь?
Она улыбнулась, мягко приветствуя учеников и присаживаясь за свой стол. Он был высоким, несмотря на маленький рост Флитвика - предыдущего профессора Чар. Шум в классе стоял невообразымый, и девушка постучала волшебной палочкой по деревянной поверхности стола, призывая к порядку. Никакой реакции. Только покорные гриффиндорцы на двух первых партах спокойно взирали на нее. Среди них был и староста мальчиков Пит, с которым Гермиона познакомилась накануне вечером. Он закатил глаза, поймав взгляд учителя, как бы показывая ей – придется привыкнуть.
Как ни странно, но жест парня успокоил ее. С помощью несложного заклинания, волшебница наколдовала в воздухе под потолком большое облако, которое проплыло над головами студентов, почти касаясь воздушной пеной их замерших макушек. На несколько секунд в классе воцарилась тишина. Все смотрели на облако, ожидая чего-то большего – грозы, дождя, чего угодно. Но Гермиона не стала продолжать – она достигла желаемого. Привлекла внимание.
- Я только что применила одно из простейших заклинаний. Кто скажет, какое?
Голос ее уже не дрожал, как и пальцы, крепко сжимающие волшебную палочку.
Рука сидящего на первой парте парня взметнулась вверх. У него были светло-русые волосы и алая мантия – ученик гриффиндора.
- «Вингардиум Левиоса», профессор.
Девушка улыбнулась:
- Десять очков Гриффиндору за правильный ответ. Это заклинание каждый из вас должен был знать уже к концу первого курса. Оно простое. Как и остальные, что мы сегодня с вами повторим. Я должна знать, на что способен каждый из вас, перед тем как перейти к изучению нового материала.
Она легким движением открыла страницу в своем учебнике, собираясь дать студентам задание, как вдруг услышала едкий, не по-женски грубоватый голос с последней парты.
- Сама Гермиона Грейнджер будет учить нас поднимать перья в воздух. Надо же! – у девушки были ядовито-черные длинные волосы и большие глаза. Она была красива. На удивление. Все остальные девушки Слизерина по сравнению с ней, казались безобразными жабами. Было в ней что-то пугающее и манящее одновременно. Рядом с девушкой, как телохранитель, сидел брюнет крепкого телосложения, и Грейнджер невольно вспомнила пустоголовых Кребба и Гойла, которые когда-то тенью следовали за Малфоем.
- Я ведь сказала, что это урок повторения, мисс…?
- Стенли. Маргарет Стенли. Профессор.

***

Яд в голосе этой девушки резал слух Гермионы, даже когда она закончила урок и вышла во двор. Второго урока у нее не было, поэтому девушка забросила на плечо свою сумку и медленно поплелась в сторону теплиц. Она была опустошена. И это лишь одно занятие – что же будет дальше? В нескольких метрах от школы ее нагнал Пит. Он был бодр и на удивление весел.
- Отличный урок, профессор! – выкрикнул он и блеснул зелеными глазами.
Гермиона грустно улыбнулась и отрицательно помотала головой:
- Вообще-то не совсем.
Пит понимающе кивнул и прищурился, глядя прямо перед собой:
- Маргарет – неплохая девушка. Просто она зависима от стереотипов.
- Никто и не говорит, что она плохая.
- А вообще, вы могли снять со Слизерина очки.
Гермиона покрепче перехватила ручку на своей сумке и засмеялась:
- Могла. Вот только потом новый тренер по квиддичу отыграется на вас.
Так странно было говорить с учеником о Малфое. Особенно когда он сам дышал тебе в спину. Она почувствовала его присутствие волосками на своем затылке. Как будто резко наступила зима.
- О, да, он очень коварен, - голос Драко был насмешливым, как и взгляд, и гриффиндорка неожиданно для себя подумала о том, каким беззащитным он казался ей во сне.
Пит с вызовом посмотрел на блондина. Они были одного роста, только вот цвет кожи студента так сильно контрастировал с бледностью преподавателя, что, казалось, кто-то рассыпал песок на снегу.
- Доброе утро, профессор Малфой, - не без иронии прошипел мальчик и встал поближе к Гермионе, с удовольствием отмечая про себя, как ярко вспыхнули серые глаза блондина.
А Гермиона, в свою очередь, не могла произнести ни слова. Потому что она словно вернулась в свои школьные годы. Потому что Малфой сделал это. Заставил ее вспомнить. Так глупо. Он просто надел изумрудную форму слизеринской сборной. Преподаватель. Он не должен был этого делать – у него есть преподавательская мантия для занятий на поле. Но, видимо, ностальгия замучила и хорька. А, быть может, он надел ее просто по привычке. Все равно. Гермиона не могла пошевелиться. В прошлом отличный ловец команды Слизерина, а ныне – тренер по квиддичу. Казалось, он сейчас взметнет в воздух и выкрикнув что-то вроде «попробуй догони меня, Поттер!», поймает маленький золотой снитч.
Малфой был в хорошей форме – футболка с длинным рукавом и вышитой на груди змеей была ему немного велика, но, в то же время, превращала его в мальчишку. И нестерпимо хотелось засмеяться над какой-то глупой шуткой и пихнуть его локтем в бок. Как странно. В школе она ненавидела зеленый – цвет врага, а вот сейчас… Краски были не важны.
- Профессор Грейнджер, кажется, уснула, Уилсон. Должно быть плохо спала сегодняшней ночью, - обращаясь к Питу, проговорил Малфой, а Гермиона тряхнула головой, возвращаясь в реальность. – А ты должен быть на следующем уроке.
- Увидимся на тренировке, профессор, - в голосе Пита не было уважения или почтения, с которым обычно студенты обращаются к преподавателям. Переведя взгляд на Грейнджер, он мягко улыбнулся ей и пошагал в сторону хижины Хагрида – на урок по уходу за магическими существами.
Оставшись наедине с врагом, Грейнджер задышала сильнее, чем следовало. Не из-за ветра, взявшегося словно из ниоткуда. Из-за взгляда. Малфой любил сверлить ее глазами, будто лазерами – вычитывать, разбирать на кусочки. Гневом? Отвращением. Казалось, само ее присутствие заставляло его внутренности выворачиваться наизнанку, но, тем не менее – он не уходил. Словно мазохист – получал удовольствие от этого ощущения ненависти.
Нужно было срочно заговорить о чем-то. Иначе ее замешательство покажется странным. Стараясь не смотреть на Драко и не видеть слепящего зеленого цвета его формы, Гермиона сложила руки на груди и пробормотала:
- Вообще-то он не должен называть тебя профессором. Ты всего лишь тренер.
Один-ноль. Ее удар был засчитан, потому что его смеющиеся губы вытянулись, что означало одно – он зол.
- Я и не просил так меня называть.
Неубедительно, Малфой. Неубедительно.
Парень обошел Грейнджер стороной, снова осыпая ледяными иглами.
- Макгонагалл предлагала тебе должность преподавателя Защиты от темных сил. Почему ты отказался?
Удар ниже пояса. Информация, которую она не только не должна была знать – она ее не касалась.
Сжимая кулаки, парень приблизил свое лицо к лицу гриффиндорки. Она была намного ниже его – пришлось чуть пригнуться, чтобы всмотреться в глаза настолько внимательно, насколько это возможно. Ну же, Малфой. Там что-то есть. Ищи, что же она скрывает? Ее глаза из карих превратились в расплывчато-бежевые. Это что? Слезы? Драко пробежался взглядом по ее лицу, задерживаясь на дрожащих губах. Почему она так боится? Ответ был на поверхности. Сложный и необъяснимый для кого-то обычного. Но такой простой для людей с малфоевским складом ума.
Он улыбнулся. Гермиона заморгала, прячась от его взгляда, но не отвернулась.
Да. Победа!
- По той же причине, что и ты, - триумфально заявил Драко. И девушка затряслась.
Она узнала его тайну случайно. Скорее всего, проболталась директриса. Ему же победа досталась намного приятнее.
- Что? – все еще моргая, как сумасшедшая, прошептала она. Грудь ее вздымалась от тяжести дыхания – дурацкая грейнджерская привычка – дышать, словно на планете вот-вот закончится кислород.
- Что слышала. Этот пост предлагали и тебе тоже. Самая желанная должность для любого учителя. Преподаватель по Защите от темных сил. Но ты отказалась, верно? Ты – подружка Поттера, лучшая ученица десятилетия. Кто как не ты, Грейнджер, знаешь, как бороться с темными силами?! Ты стояла рядом с ними, смотрела в их глаза в битве за Хогвартс! Когда закончилась война, ты была вторым человеком в стране после святоши-Поттера! Все дороги были открыты, но ты просто испарилась…, - голос Малфоя стал тускнеть. Он почти охрип, пересохло в горле – унижать ее всегда было главной целью Драко Малфоя. Вот только на языке застыла горечь. – Потому что ты не смогла бы… учить этому, верно, Грейнджер?
Он шептал это прямо в ее губы. Глаза девушки наполнились слезами. Она готова была провалиться сквозь землю, лишь бы не слышать его больше.
- Малфой, пожалуйста…
- Ты убивала. Да, Пожирателей, да, приспешников зла. Но убивала. И больше никогда не сможешь произнести даже элементарного «петрификуса», потому что рука не поднимется. Я прав?
- Замолчи…
Он сжал ее плечи ледяными пальцами:
- Отвечай!!!
- Да! Да!! Прав!!! Только замолчи, пожалуйста!!!
Слезы брызнули из ее глаз, и слизеринец отступил на два шага. Крепко зажмурился, сбивая с сердца проклятый камень.
- Тогда какого черта ты задаешь мне такой вопрос? Ты и сама прекрасно знаешь мой ответ.

***

Гермиона была счастлива тому, что вместо второго урока у нее стояло окно. После разговора с Малфоем для нее было жизненно необходимым восстановить силы.
Она поднялась в свою комнату, устало опустила сумку на пол и присела на стул у окна. Стоит признать, что все оказалось намного сложнее, чем она думала. И ей придется учиться не видеть во всем страх.
Блеклое небо обещало вечерний дождь. Солнце упрямо искало, за что бы спрятаться, а в окно Гермионы что-то негромко стучало. Она торопливо повернула голову и, с облегчением, выдохнула:
- Гарри. Наконец-то!
Осторожно впустив черную министерскую сову, девушка погладила ее по растрепавшимся перьям и отвязала маленький сверток от лапки. Развернула немедленно, словно была голодна на информацию, и, перед тем как читать, поднесла листок к лицу и с наслаждением вдохнула родной запах. Чернила Гарри всегда пахли как-то особенно.
Потом опустила глаза и, радуясь тому, что корявый почерк друга так и остался корявым, принялась за чтение.

«Гермиона!
Я очень рад, что ты хорошо добралась до Хогвартса. Прошло всего два дня с тех пор, как ты уехала, а я уже ощущаю себя необычайно одиноким. Все дело в моем эгоизме, да? Наверное, поэтому, когда-то я поселил тебя в собственном доме. А сейчас ты уехала, и старый особняк Блэков как-то потускнел.
Ты уже приступила к занятиям? Как новые студенты? Есть знакомые лица?
Что до меня, так в Министерстве все по-старому. Джордж Уизли согласился с моей идеей набрать новых авроров. В последнее время их ряды совсем поредели.
Я очень тоскую без тебя по вечерам. Серьезно, Гермиона, как ты могла оставить меня одного? Беглянка.
Это все шутка. Тебе пора вернуться в колею. И Хогвартс – самое лучшее для этого место.
Будь умницей там, ты ведь знаешь, что я волнуюсь?
Приехать смогу лишь к Рождеству, но, надеюсь, что ты и сама навестишь меня раньше.
И пиши мне, Гермиона. Пиши как можно чаще.
С любовью, твой Гарри Поттер.
P.S. Передавай привет Невиллу»

Гермиона перечитала письмо несколько раз, а потом бережно сложила его и убрала в стол. Хоть что-то радостное. Дав себе клятву непременно написать ответ вечером, девушка бросила еще один взгляд в зеркало и вышла из комнаты.
Следующий урок был несравнимо легким по сравнению с первым. Толпа глазастых первокурсников-когтевранцев с таким любопытством заглядывала ей в рот, что Гермиона не смогла сдержать улыбку – когда-то и она так же жадно хватала все то, что предлагали ей учителя.
Обед прошел относительно спокойно, несмотря на то, что ей пришлось сидеть между Снейпом и Малфоем, и последний то и дело пихал ее локтем.
Во второй половине дня Грейнджер провела еще один урок – на этот раз у 4 курса. Они учились применять Манящие чары, и это так завлекло их, что Гермиона со спокойной душой села в самый дальний угол и наблюдала, как под аккомпанемент звонкого «Акцио» по комнате летают учебники, перья и клочки пергамента.
Стоит навестить Хагрида после уроков. Кто-то должен знать о том, как прошел ее первый день в роли преподавателя.

***

Драко влюбился в свою работу с первого же дня. Да и как было не влюбиться? Он снова в воздухе – на квиддичном поле. Чувствует, как ветер щекочет затылок, а мантия развивается, чувствует, как медленно, очень медленно, к нему возвращается жизнь.
Студенты Хогвартса всегда любили квиддич. На поле они неслись с удовольствием, а уходили нехотя, да и сам Драко думал о том, что вполне бы мог жить там. Только бы позволили курить.
Новая модель «Молнии» блеснула в руке тренера, когда он спустился встретить очередную команду. Гриффиндорцы приближались к нему медленно, сияя своими алыми мантиями и недобрыми улыбками. Особенно один.
Вот что за долбаный факультет? У них всегда найдется кто-то, кто будет везде и всюду, как затычка в каждой бочке.
Раньше таким выскочкой был Поттер, а вот теперь – Пит Уилсон. Семнадцатилетний индюк. Малфой отогнал от себя мысли о том, что эта ненависть связана с хорошим к нему отношением профессора Грейнджер, и ухмыльнулся.
- Кто капитан? – не здороваясь, спросил он.
- Я.
Ну разумеется!
Маленький подонок поравнялся с Драко, и его зеленые глаза задорно сверкнули. Блондин неохотно признал, что парень был хорош, да и, что греха таить, со своим острым языком и наглым взором неплохо смотрелся бы в Слизерине.
- Ловец? – задал он следующий вопрос.
- Да.
Ну не может быть столько совпадений в одном человеке!
Тренер оглядел остальную часть команды. Единственная девушка, судя по шлему – вратарь, три амбала-охотника и два загонщика. Неплохой выбор, Уилсон.
- Знакомиться будем позже. По метлам! Хочу знать, на что вы способны.
Если бы раньше Драко Малфою кто-нибудь сказал, что он будет тренировать команду гриффиндорцев, он запустил бы в этого человека авадой. Но не теперь. Потому что все стало настолько иначе, что кружится голова.
Черные маги, белые. Проклятья, зелья, баллы. Соперничество по факультетам, по квиддичу, по крови… Особенно по крови. Если раньше он готов был сдохнуть, лишь бы никогда не приближаться к маглорожденной волшебнице, то сейчас… Стоит признать, у нее ароматные простыни. И, да, он ненавидит этого мальчишку. Ненавидит только за то, что он посмел первым встретить ее в Хогвартсе.

***

Драко возвращался в школу с закатом. Он очень устал, но в то же время, поймал столько чужой энергии, что и во сне не снилось. Сердце бешено стучало, кровь прилила к вискам – вот бы так было всегда. Воздух, сила и никаких мыслей – никаких. Он подумал о том, что квиддич – это в какой-то степени временный Омут памяти – можно вытряхнуть все ненужное, как мусорный пакет. Оставить только страсть к спорту и тяжесть дыхания.
Небо алело. Он пропустил ужин. Но, это ничего. Хогвартс нужен ему чтобы забыть. А забыть он может, лишь летая.
Массивные двери отворились, впуская парня внутрь. Горстки оставшихся студентов спешили по своим гостиным. А Малфой не спешил. Он шагал по ступенькам, чувствуя, как ночь кутает своим покрывалом замок – это действительно волшебство. Поднявшись на свой этаж, Драко собрался повернуть, как вдруг услышал голоса с верхнего пролета лестницы. Один из них принадлежал директрисе, а другой – Снейпу. И все бы ничего – Малфою было бы совершенно плевать на ночные разговоры других учителей, только вот речь шла о его отце, поэтому он замер.
- … они не имеют право на это, Северус, само Министерство подтвердило то, что он безопасен.
- Министерство и отменяет это решение. Они хотят провести повторное слушанье…
На какой-то миг Драко потерял нить разговора – «мать-ее-как-всегда-вовремя» мисс Грейнджер, топая, как тысяча слонов, поднялась вверх по лестнице, утыкаясь носом Малфою прямо в грудь. От неожиданности она собралась завизжать, но тот заткнул ей рот ладонью и привалил своим весом к стене.
- Молчи, - прошипел он и прислушался. Девушка последовала его примеру.
- Люциус Малфой был признан психически неуравновешенным, - продолжила Макгонагалл, а Драко подумал, что дико хочет заткнуть грязнокровке уши, чтобы она не посмела это услышать. – Он под домашним арестом, в Малфой-мэноре всегда дежурят авроры, Поттер тщательно следит за этим.
- Новый министр – параноик, Макгонагалл. Он считает, что живой Пожиратель в любом случае – угроза.
- Бедный Драко, что же с ним будет?
Блондин не заметил, как убрал руку от лица Гермионы. Он только чувствовал, что она дышит ему прямо в шею и смотрит… смотрит… смотрит… Чего ты хочешь, Грейнджер?! Ты уже услышала это.
Когда голоса затихли, Малфой схватил гриффиндорку за локоть и втащил в их общую гостиную. Снейп должен был войти следом, поэтому пришлось заклинанием отпереть дверь в спальню девушки и скрыться внутри.
Он дышал, как тысяча драконов одновременно. Ни один матч по квиддичу не отнимал у него столько сил.
Малфой опустился на стул у окна, потер место на шее, где все еще чувствовался жар губ Гермионы, и пронзил ее взглядом.
Девушка молчала, уставившись в противоположную стену. Вопросы так и скакали в ее зрачках, но спросить у Малфоя? Пффф….
- Спрашивай уже, - грубо выдавил он, а Гермиона посыпалась.
- О чем они говорили, Малфой?!
- О моем отце.
Ее глаза сверкнули нетерпением. Ох уж эта Грейнджер «хочу-все-знать»!
- Почему они говорят, что он неуравновешен?
- Грейнджер, в каком подземелье ты просидела все эти годы?!
Ее оскорбил его тон, но он мог бы и еще грубее. Но тогда она уйдет, а остаться сейчас одному – сильнее боли невозможно придумать.
- Я…я…
- Четыре года назад об этом писали все газеты: «Малфой-младший стирает память собственному отцу».
Слезы. Как же они резко умеют появляться в ее глазах. Она смотрела на Драко так, словно он сказал что-то личное. Настолько личное для нее самой, что хоть рыдай.
- Ты применил к нему Обливиэйт?
Голос тонкий-тонкий, как шелковая ниточка.
- А что еще мне оставалось. Грейнджер?! Они хотели казнить его! Как и остальных Пожирателей, как тех, кто был первыми пришедшими на зов Сама-Знаешь-Кого!! Маму оправдали, а его… я не знал, что еще сделать…
И тут произошло что-то из ряда вон выходящее. Она разрыдалась. Грейнджер. Заплакала так, словно никогда не видела другого решения…
Драко был в шоке. Мало того, он не представлял что делать в такой ситуации. Обнять ее, утешить? Это же смешно! Вместо этого он встал и, сжимая пальцы так, что от ногтей остались дорожки-полумесяцы на ладонях, вышел.

***

Середина ночи. Целая вечность для человека, у которого миллион волнующих мыслей. Драко не знал что делать со своей бессонницей. Один раз он даже порывался пойти полетать на метле. Но сдержался – школьный сторож его не так поймет.
Когда, сигарета за сигаретой, разум блондина затягивался туманной дымкой, в дверь его постучали. Малфой вздрогнул, выхватывая из-под подушки волшебную палочку. Легкий стук повторился. Он присел на кровати, прокашлялся и выдохнул тихое:
- Войдите.
Дверь отворилась, и в проход высунулась смущенная, как никогда растрепанная голова Гермионы Грейнджер.
Брови Драко поползли вверх.
- Прости, - тихо сказала она. – В моей спальне слишком жарко.
Смешок из его уст вырвался так неожиданно, что поздно было снова натягивать маску. Не говоря ни слова, он откинул одеяло и сдвинулся на край кровати, уступая девушке половину своего места.
Она еще раз застенчиво улыбнулась (Мерлин, какого черта ей так идет румянец!), а потом скользнула в нагретую им постель.
Драко не знал как относиться к этому, да и не хотел знать. Единственное, что его сейчас волновало – это спокойствие. Всего минута прошла с того момента, как она вошла в его спальню, а все его мысли вылетели из головы, вместе с тревогами.
Не узнавая самого себя, парень положил свою правую руку под голову девушки, чувствуя, как забавно ее кудри щекочут его кожу.
Она немного повозилась, устраиваясь поудобнее, а потом положила свою горячую ладонь ему на живот.
Захотелось завыть от удовольствия. Но вместо этого он лишь накрыл ее пальцы своими, радуясь тому, что у пижамы длинный рукав. Не сейчас. Только не сейчас. Если она увидит Метку – то сразу же уйдет. А он не может этого допустить.
Добавил: Джулия |
Просмотров: 351
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика