Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава восьмая. Unhappy end

31.10.2014, 13:53
— Вы сделали то, что должны были сделать, но, может быть, Вы сделали ошибку. (15)


I. Нужно идти к Бонни.

С утренним солнцем я вернулся к изучению старой книжки Эмили Беннет. Оборотни, о существовании которых я узнал совсем недавно, жили в опасной близости. Это сильно меняло ситуацию. Весь прошлый день я потратил на то, чтобы понять, кто такие волки и как мне избежать случайной гибели. Маленькая Эмили писала лишь то, что помогало ей определять вампиров и оборотней, а повзрослев, она стала создавать защитные заклинания. Род Беннет состоял из умных, талантливых и могущественных ведьм независимо от века. К сожалению, я понимал лишь малую часть тетради, написанную на родном английском, сами заклинания были абракадаброй. Тем не менее, внутри меня оживала надежда на освобождение Кетрин. Я настойчиво отгонял простую мысль о том, что именно Эмили говорила мне о гробнице, янтаре и комете, и, скорее всего, другого варианта и не было, но именно этой мысли я старался не допускать. Ведьма была не особо грамотной, но, в отличие от большинства рабов того времени, все же неплохо владела пером. Кроме того, на странницах тетради были и схематичные рисунки проведения заклинаний, карандашные наброски трав и соцветий, моего кольца, утерянного янтарного кулона и еще бог знает чего.
Мобильник, мирно лежавший на тумбочке, залился трелью. Отложив тетрадь в сторону и перекатившись по кровати, я нажал кнопку громкой связи.
- Доброе утро, Деймон, - деловой женский голос зазвучал из динамика.
- Доброе, Лиз, - я откинулся на подушку и посмотрел в потолок. Надо затеять ремонт, эта лепнина давно устарела. – Чем обязан столь раннему звонку?
- Присущей тебе вежливостью и галантностью, - в тон мне ответила шериф, на заднем фоне звучали незнакомые мне голоса, телефонные звонки. – У тебя есть планы на завтрашний вечер?
- Лиз, ты очень привлекательная, особенно когда в форме, но…
- Отлично шутишь, - перебила меня Форбс, и я услышал звук захлопнувшейся двери. В трубке сразу же повисла тишина, я подумал, что, вероятнее всего, шериф находилась сейчас на своем рабочем месте в полицейском участке и сбежала от общей суеты в личный кабинет.
- Я не шучу, женщина-коп – это слабость любого мужчины.
- Скажи это моему бывшему мужу, - вздохнула Лиз. – На завтра совет назначил встречу в честь еще одного новоприбывшего участника, для горожан Керолл проводит Хэллоуин, так что костюм обязателен.
- Ясно, я буду, - ранее принятое решение быть в курсе дел доморощенных куклуксклановцев против вампиров пока играло на руку и отводило от меня все подозрения. Впрочем, кому придет в голову причислить меня к клыкастым? Я хожу под солнцем, выращиваю вербену и ни разу не был пойман с поличным во время обеда.
- Удачного дня, - пробормотала Лиз напоследок и отсоединилась.
Я перевернулся на бок и, подложив кулак под голову, посмотрел в окно. Сколько ни читай эту книжечку, толку не будет, и кроме маленького семейства местных ведьм помочь не сможет никто. Бонни не рискнет связываться со мной еще раз, после того как едва не умерла. А с бабулей Беннет не рискну связываться я. Вот и получается замкнутый круг. Кетрин заперта в гробнице, а я ограничен в своих действиях здесь.
Почему не бывает все просто? Почему я не мог вернуться сюда, дождаться кометы, встретиться с вампиршей и уехать в Мексику? Почему всегда все наперекосяк? Если у меня есть тетрадь, то я не могу ее прочитать, а те, кто может, – не станут. Если у меня есть амулет, то кому-то удастся его забрать, не оставив никакой альтернативы для меня. Если я приезжаю сюда за Кетрин, то не получаю ее, а встречаю Елену.
Может, мне найти какую-нибудь могущественную ведьму, которая переселит Кетрин в тело смертного двойника? Вряд ли это окажется проще, зато можно сбежать из этого города. Я перевернулся на спину и тяжело вздохнул. Если бы все можно было провернуть так, моя вечность потеряла бы смысл. А так что ни день, то вызов самому себе.
Я решительно сел на кровати и посмотрел на свои ботинки. Нужно идти к Бонни. Даже если она меня убьет. Не тратя впустую ни секунды, я взял в руки старую книжку Эмили, поднялся с кровати и смело отправился на встречу. Достаточно быстро добравшись до дома Беннет, я еще некоторое время просто сидел в машине, раздумывая, как повести беседу. Снаружи ветер гонял по тротуару опавшие желтые листья, не давая забыть простым прохожим, что очередная осень практически прожита. Я задумался о комете, что пролетит здесь всего через неделю и вернется только через века. Вампиром можно возвращаться в полюбившиеся города точно так же - спустя столетия. В Мистик Фолс я вернулся через сто пятьдесят лет.
На улицах было пустынно, время близилось к полудню, и я побарабанил ладонью по рулю. В скором времени Бонни закончит занятия и вернется из школы домой. Прошло чуть больше недели, после того, как я потерял амулет и пустил ведьме кровь, сомневаюсь, что она пригласит меня на чай. Интересно, почему Совет не включил в состав ведьм? Они без особых раздумий посвятили меня во все тайны, а единственного ценного союзника, способного уничтожать монстров, даже не замечают у себя под носом. Забавно. Бонни скрывает ото всех способности, Лиз и мэр скрывают от горожан ужасы и кошмары реального мира, и есть я – скрывающийся вампир. Что еще прячет внутри себя этот город кроме вампиров в катакомбах? Оборотней? Орков? Говорящих осьминогов?
Я снова побарабанил по рулю - ненавижу ждать. Полтора столетия в ожидании и еще пара минут просто выводили из себя. Гремуар Эмили лежал на приборной панели и мозолил глаза. Не разочаруй меня, волшебная книжонка, не подведи. Других вариантов просто нет. В зеркале заднего вида отразилась проезжающая мимо машина. Знакомый серебристый автомобиль, продвинувшись чуть дальше меня, поравнялся с домом Бонни и плавно вкатился на лужайку перед гаражом. Я быстро схватил гремуар и спешно выбрался из машины, оглядываясь по сторонам. На улице не было ни души. Из подъехавшего автомобиля вышла Бонни, вновь одетая во что-то несуразное, и, гулко хлопнув дверцей, беспечно пошла к дому.
- Бонни, - воскликнул я, спрятав гремуар за спину и пытаясь догнать девушку. – Вот так встреча.
Ведьма, не оборачиваясь, прибавила шагу, но мне удалось опередить ее у самого крыльца. Еще немного, и она оказалась бы в безопасности стен собственного дома.
- Я не собираюсь тебя убивать, - ох и велика была наивная надежда на то, что и она не будет убивать меня.
Бонни молчала и смотрела на меня, выдвинув вперед подбородок.
- Тебе не стоило появляться здесь, - наконец процедила она сквозь зубы.
- А если у меня есть веская причина? – я слегка прищурил глаза и вытащил из-за спины гремуар Эмили. Бонни недоуменно посмотрела на тетрадь в моих руках и потянулась к ней.
- Не так просто, милочка, - я отдернул рукопись от цепких лап Беннет. – Предлагаю бартер.
Ведьма продолжала молчаливо таращить огромные глаза. Я вздохнул и пустился в объяснения:
- Эта ценная книжечка окажется в твоих руках, только при одном условии.
- Я не знаю, кто украл амулет, - она не дослушала до конца пункты договора, - и сказала об этом, прежде чем ты укусил меня. Другого у меня нет.
Дважды жаль, Беннет!
- Забудем прежние обиды, Бонни, - приторно дружелюбно произнес я и развел руками, - мой новый план строится исключительно на взаимном доверии.
- Я больше не собираюсь иметь с тобой никаких дел, - процедила ведьма сквозь зубы и решительно шагнула вперед, сокращая расстояние между нами, – и верить тебе не собираюсь.
- Бонни, - ласково начал я и положил руку ей на плечо, - Бонни, боюсь, у тебя нет выбора.
- Оставь меня в покое, - четко разделяя слова, проговорила она и высвободилась из-под моей тяжелой ладони.
Вот тут в моей голове ясно оформилась мысль, что малышка не способна убивать и моя жизнь вне опасности. Не было в ней той особой черты, свойственной убийцам. Я даже собирался рискнуть надавить на нее посильнее и оглянулся по сторонам, убеждаясь в отсутствии свидетелей.
За спиной раздался звук открывающейся двери.
- Милая, - старческий, чуть хрипловатый голос ласково позвал Бонни, - входи в дом.
Ведьма облегченно вздохнула, а я обернулся. Шейла стояла на пороге в ожидании, когда внучка зайдет внутрь, и приветливо улыбалась. Бонни обошла меня стороной и быстро поднялась по ступенькам. Я мысленно чертыхнулся, дела совсем плохи.
- У нас в гостях твой учитель, - проговорила бабуля и с нежностью погладила волосы внучки, когда Бонни проскользнула мимо нее в дом.
- Мистер… - долетел до меня голос молоденькой ведьмы, прежде чем Шейла закрыла дверь. Я недоуменно наблюдал за развитием событий. Бабуля Беннет, оставшаяся стоять на крыльце дома, шагнула немного вперед.
- У Вас какие-то дела с моей внучкой? – она заметила гремуар в моей руке. – Давайте мне, я посмотрю, - Шейла протянула руку и остановилась в ожидании.
- Это личное, - убирая тетрадь обратно в куртку, я постарался побороть инстинктивное желание отодвинуться от пожилой женщины подальше. – Думаю, мы с ней продолжим разговор позже.
- Думаю, Бонни никак не сможет помочь с разрушением гробницы, - Шейла сложила руки на груди и внимательно посмотрела на меня. – Она еще не достаточно долго является практикующей для столь сильного и давнего заклинания.
Такая осведомленность. Просто колдовство какое-то.
- Ну, раз уж Вы необъяснимым образом уже обладаете всей нужной информацией, возможно, мне стоит начать переговоры с другой ведьмой.
- Здесь нет ничего необъяснимого, - Шейла легко пожала плечами. - Бонни взяла у меня амулет и ни разу не надела на шею. Янтарь можно использовать только в одном известном мне магическом ритуале. А тонкая книга в твоих руках, скорее всего, единственный источник первоначального заклинания.
- Шерлок Холмс отдыхает, - я отдал должное наблюдательности и смекалке ведьмы.
- Я возьму гремуар, прочту и, если посчитаю, что могу использовать это заклинание, в ночь полета кометы разрушу заклятье гробницы, - женщина вновь протянула руку в ожидании тетради.
- Да, - я немного замялся, пытаясь подыскать верные слова, - только проблема в том, что кто-то забрал янтарь и мне никак его не вернуть.
- Мне нужен гремуар, - Шейла произнесла это так, будто собиралась помочь мне при любом раскладе. Я заподозрил неладное: с чего вдруг ведьма так рвется к сотрудничеству?
- И в чем подвох? – если все это ради книги, то сейчас бабуле ничего не стоило устроить мне приступ мигрени и забрать гремуар.
- Ты досаждаешь Бонни.
- Почему бы тогда не убить меня? – мне как будто вечно не хватает острых ощущений.
- Не собираюсь развязывать войну с вампирами. Этот город чист, и если я помогу тебе, то он таковым и останется. Поэтому мы оба останемся в выигрыше.
Я быстро думал. Особого выбора у меня не было. С книжкой все равно придется расстаться. Для заклинания необходим потомок Эмили. Обстоятельства складывались намного лучше, чем несколько часов назад. И все бы ничего, если бы не подозрительная покладистость старой ведьмы. Как-то не вяжется, концы не сходятся.
- Ладно, - я вытащил гремуар из кармана и положил его на деревянный пол крыльца, так и не рискнув приблизиться к женщине. – И лучше бы Вам меня не обманывать.
Шейла едва заметно усмехнулась, но подбирать книгу не спешила.
- А город считается чистым, если в нем живут оборотни? – уже собравшись проститься, я вспомнил еще об одном аспекте своего положения в Мистик Фолс. Волк беспрепятственно бродит по лесу в полнолуние, и хотя до следующего превращения я здесь не останусь, не хотелось бы попасть в западню.
- Здесь нет оборотней, - Шейла шагнула вперед, ничуть не удивленная моей осведомленностью. – Бонни свяжется с тобой, когда у нас будет достаточно информации, - произнесла ведьма, явно намекая, что разговор окончен и мне пора покинуть гостеприимную лужайку Беннетов.
- И лучше не затягивать, - посчитав, что последнее слово должно остаться за мной, я бросил фразу, уже направляясь к своей машине. Никакого душевного покоя у меня не появилось после беседы. Что-то шло не так, и я совершенно не мог понять, что именно. Странная готовность сотрудничать, странная девушка, мешающая мне и ворующая у меня, - все это походило на чей-то изощренный план, и если бы я был чуть большим параноиком, то ни за чтобы не отдал единственную надежду – гремуар – в руки ведьме. Но вернуть Кетрин было важнее всего, и потому я все сделал правильно.

II. Еще одна ночь

Вопрос о наличии в городе оборотней я оставил для совета и на некоторое время позволил себе немного расслабиться и отдохнуть в приятной компании миловидной особы. Возможно, в последний раз за свою вечность. Где-то в глубине души я не просто надеялся, я верил, что ведьмы Беннет сделают то, что мне нужно, и какая, в общем-то, разница почему. Главное, результат – Кетрин снова будет со мной. Остальное не важно.
Бонни позвонила, когда я собирался на тайное вече основателей. Сухо сказав, что бабушка снимет заклинание в ночь, когда пролетит комета, ведьма отключилась, не обременяя себя вежливым прощанием. Я улыбнулся своему отражению в зеркале и вышел из ванной. Миловидная особа все еще не приходила в сознание после ночного роскошного пира и лежала, раскинув руки, на моей постели. Кровавые разводы на белоснежных простынях с точки зрения вампиризма мне нравились, но с точки зрения порядка они просто отвратительны.
Я находился в прекрасном расположении духа и решил в честь этого не убивать девушку. Растормошив ее и внушив отправляться домой, при этом не распространяться о проведенной ночи и повязать шарф на шею, я почти сразу забыл о ее существовании. В предвкушении счастливейшего времени моей жизни мне виделась Кетрин повсюду. За прошедшие столетия изменилось многое, и в этом доме не было ничего, что могло бы напомнить о ней, и все равно я находил что-то. Игра воображения. Самообман. Кетрин совсем рядом, почти в моих руках. Умопомрачительное ощущение, которое невозможно променять на что-то иное.
Строя планы на будущее, я отправился к дому мэра для участия в совете. На пару недель нам с Кетрин все же придется здесь задержаться и мне не стоит лишний раз привлекать внимание. Керрол Локвуд постаралась на славу. На мраморных ступенях горели маленькие невысокие свечи, само крыльцо освещалось затейливыми легкими китайскими фонарями, и повсюду в хаотичном порядке были расставлены тыквы с вырезанными карикатурными рожами. Здесь наверняка собралась большая часть города, потому что в гостиной, куда я вошел, было очень мало свободного места. Такие рауты многим отличались от обычных вечеринок, в основном тем, что подростковые бунты выражались в огромном количестве выпивки и откровенных костюмах, здесь же все было сдержанно и не так красочно. Я бы предпочел оказаться на вечеринке в честь Хэллоуина в колледже, а не здесь.
Заметив хозяйку дома среди многочисленных гостей, я, ловко лавируя, приблизился к ней.
- Керрол, - в притворном почтении склонил голову.
- О, Деймон, - приветливо воскликнула миссис Локвуд. – Рада видеть тебя.
- Прекрасно выглядишь, - я похвалил незамысловатый наряд женщины. – Когда все начнется? – хотелось бы не затягивать с этим поганым делом и поскорее узнать об оборотнях. Что-то подсказывало мне, что моя собеседница вовсе не была осведомлена обо всех аспектах.
- Уже началось, - недоуменно ответила Керрол. Не сомневался в тебе, женщина!
- А собрание? - едва удержавшись от того, чтобы закатить глаза, терпеливо уточнил.
- Оу, ты об этом, - глупо улыбнувшись, она шикнула на меня и взяла под руку. – Назначено на девять часов в кабинете мистера Локвуда, а ты куда-то спешишь? – Керрол с интересом посмотрела мне в лицо.
- Хотелось бы успеть еще кое-куда заскочить, - я решил съездить и навестить одну знакомую, перед тем как больше никогда не встретиться с ней.
- Завидный холостяк Мистик Фолс, - женщина мило улыбнулась и, взяв с ближайшего стола бокал с шампанским, вручила его мне, - уверена, твоя дама не будет против этого, - Керрол взглядом указала на благородный напиток и неожиданно воскликнула: - Тайлер!
К нам неохотно приблизился невысокий спортивный темноволосый парень.
- Что, мам?
- Деймон, - чинно произнесла Керрол, - хочу представить тебе моего сына Тайлера Локвуда.
- Наследник несметных миллионов, - я протянул руку для рукопожатия.
- Он самый, - хозяйка дома удовлетворенно кивнула, довольная моей реакцией. Хотя то, что творилось в голове женщины, не могу понять даже я, несмотря на свои года, опыт и способность влезать в голову.
- Мне обязательно быть здесь? – Тайлер, как и полагается подростку, не мог терпеть общество собственных родителей.
- Конечно, милый, - Керрол кивнула мне и повела сына в сторону, на ходу объясняя, что парню обязательно быть здесь, потому что и все такое, а так же и к тому же, несмотря на и в конце концов, нравоучения выдержанные в стиле первой леди города Я глянул на большие напольные часы в гостиной особняка. Без четверти девять, пора начать двигаться к кабинету мэра. Войдя в тайную комнату для посвященных, я увидел, что часть совета уже сидела на своих местах в ожидании собрания. Мое появление внесло резонанс, и присутствующие одновременно посмотрели в мою сторону.
- Добрый вечер, - закрывая за собой дверь, поздоровался я, неожиданно оказавшись в самом центре внимания. Как-то неуютно стало. Сочувствую кумирам, обладателям фанатов. Я, заметив Лиз, решил держаться недалеко от нее, так как она могла действительно обладать нужной мне информацией. Шериф сменила унылую форму полицейского на утонченное платье и выглядела на удивление хорошо.
- Надеюсь, не опоздал, - полушепотом, чтобы не привлекать еще большего внимания, произнес я.
- Нет, - так же тихо ответила Лиз. – Главный гость не спешит появиться здесь. Он любит торжественные появления, ему нравится заставлять людей ждать.
- Кто он? – просто чтобы поддержать беседу, я задал вопрос. – Похоже, ты не очень-то его любишь.
- У меня с ним давние противоречия, – Лиз не пожелала вдаваться в подробности.
Тем временем в кабинете появлялись запоздавшие члены совета и рассаживались по свободным местам. Я насчитал полтора десятка людей, осведомленных о наличии вампиров. Почему бы им просто не написать это на билборде, чтобы в курсе был весь город. Лиз посмотрела на аккуратные часы на запястье и раздраженно вздохнула.
- Надеюсь, этот человек все же соизволит появиться, - сквозь зубы сердито проговорила шериф. – Худший из Гилбертов.
- Он Гилберт?
- Его зовут Джон, но имя \"Кретин\" ему больше подходит, - уже не пытаясь скрыть неприязни, произнесла Лиз Форбс и возмущенно скрестила руки на груди.
Имя Джон Гилберт звучало очень знакомо. Я помнил одного еще в далеком тысяча восемьсот шестьдесят четвертом. Только сейчас мне на ум пришло, что в лиге борцов с нечистью до сих пор не было никого из этой семьи основателей.
- Появляется в городе раз в год и считает своим долгом обязательно сунуть нос в дела совета, - похоже, Лиз дошла до точки кипения и меня серьезно заинтриговала подоплека дела. Шериф не производила впечатления истеричной женщины, но сейчас она явно потеряла привычное равновесие и едва сдерживала себя.
Дверь кабинета открылась, и внутрь вошел мэр в сопровождении светловолосого мужчины лет сорока с легкой походкой и скользкой улыбкой на губах.
- Явился-таки, - процедила Форбс.
- Я рад вас всех видеть здесь, - весело проговорил мэр и дружелюбно повел рукой, приглашая Гилберта занять свое законное место. – Прошу простить нас за задержку, близится время выборов, мне нужны голоса, - шутливо произнес хозяин дома и уселся в свое кожаное кресло за письменным столом.
- Может, стоит начать, - не выказав должной радости, Лиз недовольно и неловко прошагала на каблуках к свободному стулу.
- Я тоже несказанно рад видеть тебя, - Джон Гилберт отнюдь не был джентльменом, и вся фраза просто сквозила презрением и сарказмом. Ай-яй-яй, нехорошо говорить так с шерифом в юбке, а то вдруг она по доброте душевной посадит в камеру. Женщина все же.
- Как ты уже знаешь, Джон, Зак был убит совсем недавно, и Лиз все еще пытается отыскать грабителей, - начал мэр, и мне стоило огромного труда сдержать улыбку. Долго им искать придется, особенно грабителей. – Его место по наследству перешло Деймону Сальваторе, - мужчина указал на меня ладонью и откинулся на спинку кресла.
- Тот самый племянник, правильно понимаю? – Джон не поднялся с места, чтобы скрепить знакомство рукопожатием. – Зак посвятил Вас в тайны совета? – он обратился ко мне.
- Разумеется, - я ехидно улыбнулся и кивнул головой.
- Вижу, Вы не слишком скорбите об утрате, - Гилберт нагло уставился на меня и так же едко улыбнулся. Чувствую, будут сложности с этим мужиком, если он останется здесь на долгое время.
- Ты в чем-то его подозреваешь? – очень даже вовремя решила вклиниться Лиз.
- Хотя это твоя обязанность, - Джон перевел взгляд на шерифа, и мерзкая улыбочка исчезла с лица.
- И я прекрасно сама справляюсь, - Форбс не собиралась уступать мужчине. В кабинете стояла удивительная тишина, присутствующие, не вмешиваясь, следили за перепалкой давних врагов. – Деймон вызвал полицию, зачем бы ему делать это, если он виновен? – Лиз так пламенно защищала меня, что даже стало немного ее жаль. Серьезно, женщина, ты никогда не смотрела сериалы про детективов? Я обеспечивал себе алиби, как и полагается преступнику.
- Только сам Деймон появляется в городе незадолго до смерти Заккари, верно? И разве он не получает в наследство недвижимость Сальваторе? Это ли не главный мотив?
Ну, уж такого мотива у меня точно не было. Я даже немного оскорбился.
- Просто заткнись, Джон, - грубо обрубила шериф. – Если тебе нечем заняться, кроме как строить домыслы, то лучше бы ты чаще навещал своего племянника.
- Не стоит защищать меня, Лиз, – я уже решил, что если Гилберт будет досаждать мне, его жизнь завершится так же быстро, как и жизнь Зака, – Джон говорит разумные вещи.
- Я думаю, что после смерти двух членов совета нам стоит быть осторожней и внимательней.
- Тело Логана не было найдено, - вдруг тихо заговорила молодая брюнетка. – Не думаю, что стоит считать его мертвым.
- Мередит, если тебе хочется считать брата пропавшим, - пожалуйста, - Джон произнес это так, словно девушка была умственно отсталой. - Но я бы посоветовал спросить у шерифа, как много пропавших без вести людей остались живыми? И остались ли вообще? – явный намек на потерянную дочь Форбс.
Мередит вспыхнула как спичка, сдобренная бензином, и резко поднялась на ноги, Лиз тоже поднялась со стула. Дамы были готовы ввязаться в драку, и если на победу девушки я бы поставил от силы десятку, то против шерифа ни единого цента. Похоже, Джон Гилберт давил на больные места с искусством садиста, и теперь мне придется побороться за звание « Засранец Мистик Фолс».
Тут в перепалку, грозящую перерасти в войну полов, вмешался мэр с дипломатической неприкосновенностью и плавно сгладил конфликт. Я же решил отложить вопрос об оборотнях до следующего раза, это сборище прошло итак достаточно занимательно. Правда, ничего занимательного больше не произошло до конца собрания. Джона быстро посвятили в курс дела, и разговор пошел ни о чем, так что я уже подумывал покинуть счастливых членов тайного ордена, когда мэр торжественно объявил совет оконченным.
Первой вышла Мередит, с трудом досидевшая до финала, последними вышли я и Лиз. Гилберт остался в кабинете с Локвудом.
- Не слишком приятный тип, - меня разбирало любопытство такой патологической нелюбви к Джону большей части совета.
- Я бы предпочла, чтобы пропал он, а не Логан, - зло проговорила Лиз.
- За что ты так с ним? – я не смог скрыть улыбку.
- Несколько лет назад его брат с женой попали в автомобильную аварию, - шериф заметно загрустила. – Машина слетела с моста в реку. К сожалению, в салоне так же находилась дочь Гилбертов и моя Керолайн. Девочек мы так и не нашли, полагая, что течением их могло отнести намного дальше места падения, а тела Миранды и Грейсона оставались в машине из-за ремней безопасности. - Лиз задержала дыхание, стараясь следить за тем, чтобы голос звучал ровно. - Джон обвинил меня в халатном отношении и сказал, что я вовсе не стараюсь их найти, - тут даже я позавидовал жестокости Гилберта, при всей моей чудовищной сущности я бы не смог обвинять так мать, только что потерявшую дочь. – В итоге мы наговорили кучу гадостей друг другу, и он уверенно делает все, чтобы я продолжала его ненавидеть, - Лиз отвернулась так, чтобы я не видел ее лица.
- Как давно это было?
- Не так уж давно, чтобы я сдалась и перестала ее искать, - твердо проговорила шериф и повернулась ко мне. Глаза женщины были сухими. Достойно уважения, Лиз, правда достойно.
- А что насчет его племянника? – я предложил сменить тему.
- Джереми, потеряв всю семью, отказался покидать город и переезжать к Джону. На тот момент парень был совершеннолетним, никто не мог решать за него, и в итоге он от одиночества или горя пристрастился к наркотикам. Печально, а был таким веселым и добрым. Как и его сестра.
Я улыбнулся и решил, что мне пора отправляться в Дьюк. Попрощавшись с шерифом, я вышел из особняка и сел в машину. Стянув с плеч пиджак и оставшись в одной рубашке, несмотря на прохладный вечер. Не сильно лихача по дороге, мне удалось быстро добраться в соседний городок. Остановив машину, я выбрался из автомобиля и направился к своему привычному месту, чтобы понаблюдать за девушкой. В комнате было темно, а в самих апартаментах я не уловил ни звука, даже дыхания, если бы Елена уже спала. Слегка разочарованный пустой поездкой, спустился вниз и, выйдя на дорогу, уловил далекий звук играющей музыки. Могла бы она оказаться там? Почему бы и нет, все же она человек, а всем нужен отдых время от времени.
Направив машину в сторону шума, я быстро добрался до вечеринки. Вот он праздник, а не унылый раут миссис Локвуд. Пиво лилось рекой, веселые девочки, осмелевшие парни, громкая музыка – лучшее, что есть в этом веке. Я набрал номер Елены, раздумывая.
- Привет. Оставьте сообщение, - прозвучал сигнал голосовой почты, и пришлось сбросить звонок. Но видимо провидение решило, что на этой неделе планеты выстроились так, как нужно мне, потому что в этот момент от толпы подростков отделились две пары молодых людей. Одна из них состояла из Елены и Метта. Девушка держала парня за руку, переплетя пальцы в замок, и с улыбкой наблюдала за второй парой. Ребята решили сыграть в салки, и сейчас симпатичная невысокая блондинка убегала от грозного широкоплечего бойфренда. Метт остановился у своей машины, и Елена, непривычно для меня, ласково прильнула к груди квотербека, обняв его. Я снова набрал номер девушки и приготовился наблюдать. Она отодвинулась от Метта, вытащила телефон и сунула обратно в карман.
- Привет. Оставьте сообщение.
Все верно. Никто и не ждал ничего другого.
Елена потянулась за поцелуем к своему футболисту, и тот, явно не ожидавший столько нежности в один день, ошалев от радости, прижал к себе девушку, рискуя сломать ей спину.
Оно и к лучшему. Кетрин важнее любой смертной, а эта странная досада исчезнет уже через пару дней, когда моя вампирша будет так же льнуть ко мне, как ее двойник к квотербеку.

III. Приступим.

Весь день я провел как на иголках, метаясь из одной крайности в другую. То мне рисовалась безоблачная жизнь в разных концах мира с Кетрин, то отказ ведьм от сотрудничества и безвозвратная потеря вампирши. Моя возможная смерть не страшила так, как вечная жизнь без нее. Я не мог пить ни кровь, ни виски, будто кто-то вновь воткнул мне карандаш в горло. Нужно дождаться ночи, как-то пережить оставшиеся несколько часов. Сидя в кресле перед горящим камином, я поглаживал большим пальцем перстень и задумчиво глядел в огонь.
Сегодня. Уже сегодня.
Трудно поверить, что годы скитаний и одиночества остались позади, вот он, счастливый конец истории, словно в глупой мелодраме. Незаметно для себя я погрузился в давние воспоминания. Наша первая встреча на крыльце моего дома, бал в честь Кетрин, первый сорванный поцелуй с губ вампирши, тайные встречи, мой уход на фронт и наше прощание, дезертирство и возвращение к ней, тот момент, когда Кетрин открывает мне свой главный секрет, мгновение, когда я понимаю, что хочу быть с ней вечно, и еще тысячи других памятных секунд рядом с ней. Одно за другим я прокручивал их в голове, помня даже мельчайшие подробности: шелест лент корсета, звонкий заливистый смех, звон бокалов, бой часов в полночь. А потом ее забрали у меня. Безжалостно отобрали единственную, кто любил меня в этом мире.
Я посмотрел в окно: начинало смеркаться, и, поднявшись с кресла, подхватил куртку и вышел из дома. Нет у меня больше сил сидеть и ждать. Остались самые долгие часы. Сев в машину, я решил отправиться на кладбище, навестить могилу ненавистного отца, виновника моего полуторовекового одиночества. Если бы он не учинил тогда охоту на вампиров… Во мне проснулось дикое желание явиться к нему на могилу и показать, что отпрыск, которого он никак иначе, чем трус и слабак не называл, все же нашел способ победить. И все планы отца оказались тщетны, потому что вампиры живы, а моя любовь к Кетрин не померкла за годы разлуки.
Добравшись до кладбища, я прямиком направился к семейному склепу. Проходя мимо могил, я зацепился взглядом за фамилию Гилберт. Грейсон и Миранда покоились рядом, с одним общим надгробием, и теперь, когда мне рассказали печальную историю семьи, я поискал глазами могилу их дочери, но не нашел. Видимо, оставшийся в живых Гилберт не хоронил сестру заранее. Тем временем солнце совсем ушло за горизонт и мрачная темнота окутывала кладбище. Бросив разглядывать чужие мраморные камни, я продолжил прогулку до усыпальницы Сальваторе.
Толкнув гранитную дверь, я вошел внутрь. Затхлый воздух неприятно пощекотал ноздри. Единственным источником света здесь были солнечные лучи, с наступлением ночи помещение приобретало лишь мрачность и угрюмость. Могилу матери я обошел стороной, стараясь не потревожить ее покой и свои воспоминания, и остановился рядом с отцом. Ну, папочка, теперь у тебя есть повод гордиться неудачливым сыном? Черт знает зачем, я толкнул каменную крышку саркофага. Она с грохотом слетела и упала на пол. Иссохший скелет, пустые глазницы - вот и все, что осталось от тебя, Джузеппе, когда я по-прежнему молод, силен и скоро почувствую себя живым. Это не совсем месть, но что-то очень близкое.
Под подушкой, на которой лежала голова отца, я заметил выступающий край дубленной кожи теленка. Что это? Что мог старый пьяница попросить положить в свою чертову могилу? Без особой сентиментальности и уважения к праху предка я сдвинул подушку и вытащил из саркофага старый журнал, исписанный неровным почерком отца. Почему в те времена было так модно вести дневники? А потому что психологии еще не существовало, были лишь душеведы, лечившие электрошоком. Из-за этого люди изливали душу молчаливой бумаге и уносили секреты могилу. Хмыкнув и еще раз посмотрев на останки, я положил тетрадь в куртку и вышел на свежий воздух. Пора было отправляться к старой церкви.
Бонни и Шейла уже были там. Девушка сильно нервничала, расхаживая взад-вперед, а бабуля, держа в руках гремуар, смотрела в небо. Не вовремя я задумался о том, как Эмили узнала о полете кометы. Как тут не поверить в волшебство? Бонни, заметив меня, остановилась и окликнула бабушку, Шейла обратила на меня свое внимание.
- Приступим, - я рукой указал им спускаться вниз, радуясь, что малышка Беннет не оставила бабулю один на один со мной. Она будет моей страховкой. Ведьмы стали осторожно спускаться вниз по разбитым ступенькам к гробнице, а я огляделся по сторонам, чтобы убедиться в отсутствии воровки магических кулонов. Мне не нужно сегодня ее неожиданного появления. Но никакого присутствия посторонних я не почувствовал. Проверив в карманах куртки пакет с кровью и все другие необходимые вещи, я спустился вниз вслед за ведьмами
Бонни зажигала факелы, расставленные по кругу, освещая пространство, и бросила на меня взгляд, призывающий упасть замертво. Смешная такая. Шейла, пролистав страницы гремуара, остановилась на нужной и снова посмотрела на небо. Я тоже взглянул на звезды. Яркие маленькие огни, среди которых скоро появится главный. Комета, ведьма и заклинания, у меня не было уверенности, что все получится, когда я только приехал сюда. Но вот они здесь, все составляющие, чтобы счастье стало возможным.
- Мы будем ждать до утра? – нетерпеливо проговорил я.
- Нет, главное - энергия кометы, а не она сама, - Шейла закрыла гремуар, к ней подошла Бонни, и ведьмы, взявшись за руки, приступили к таинству. Началась магическая абракадабра, в которой я ничего не понимал. Вот оно. Сейчас все свершится. Волнение. Сбитое дыхание. Последние минуты перед долгожданной встречей.
- Ты можешь войти, - Шейла открыла глаза и посмотрела на меня.
- Отлично, - кивнув, я приблизился к Бонни и, выдернув ее ладонь из руки бабушки, щелкнул кольцом наручников на ее запястье, а второе кольцо было на моей руке.
- Что ты делаешь? – девушка в панике попыталась освободиться и оттолкнуть меня. Шейла бросилась на защиту внучки, но мы в одну секунду оказались на границе входа в пещеру.
- Насколько я понимаю, любое сверхъестественное существо, если зайдет сюда, окажется взаперти. Мне нужна страховка, чтобы не сгинуть здесь. Кроме того, Кетрин нужна будет кровь, - еле слышно на ухо девушке произнес я, держа шею Бонни в захвате, так что она едва могла дышать.
- Поторопись, - зло проговорила Шейла, видя, что ситуация находится под моим контролем, - я не смогу долго держать гробницу открытой.
Я силой повел Бонни внутрь, хотя девушка отказывалась идти. Она брыкалась, упиралась и производила много шума. Девочке было только шестнадцать, ее страх был понятен каждому, но мне было наплевать.
- Если ты не успокоишься, они съедят тебя, - я прижал ее к стене и сжал плечи девушки. – Слышишь? – Бонни притихла и, прислушавшись, видимо уловила хрипы и стоны вампиров. – Они чуют тебя.
Ведьма угомонилась и больше не мешала мне. Мы прошли по узкому проходу и вышли к более широкой части гробницы. Вампиры, запертые здесь, представляли жалкое зрелище. Высушенные, словно мумии, жилистые, зачерствевшие, они лежали то тут, то там, и чем ближе оказывалась к ним ведьма, тем более отчетливо слышались хрипы. Ведьма осторожно переступала через тела, словно опасаясь, что ее поймают за ногу. Меня ничто не волновало, кроме того, что я не видел Кетрин среди них.
Ничего не понимаю, где еще она может быть кроме этого грота? Тут во мраке пещеры я заметил новые ответвления и потянул ведьму туда. В одном были еще вампиры, в другом - никого. Где ты, Кетрин? Шальная мысль, что невероятным образом она осталась неузнанной, незамеченной, закралась в ту же секунду, и я повернул обратно.
- Что происходит? – Бонни почуяла неладное и попыталась остановиться.
- Заткнись, - зло прошипел я, почти волоча ее за собой по узкому туннелю к выходу. – Факел, живо! – Шейла оторопела, но вытащила палку из земли и бросила мне. Огонь ярко озарил своды пещеры, словно свет ударился о гладкие неровные стены. Я снова вернулся в грот, Бонни, словно тряпичная кукла, болталась позади меня, не бросая попыток высвободиться.
- Вам нужно выходить! - крикнула Шейла вслед.
Живой огонь весело осветил все вокруг: тела, стены, мох и наросты на сводах. Я внимательно вглядывался в лица вампиров, ища Кетрин, но не мог найти. Мне было нечем дышать, будто огонь забирал весь кислород. И снова в слепой надежде я бросился в оставшиеся гроты. Ничего. Пустота. Все бессмысленно.
- Ее здесь нет, - тихий шепот сорвался с моих губ, я стоял в пустой пещере и, уронив факел на земле, повторил: – Ее здесь нет.
- Что? – ведьма услышала мои слова и непонимающе посмотрела по сторонам.
- Бонни, выбирайтесь! – голос Шейлы долетел до меня будто через вату.
- Ты слышал? Нам нужно выходить, - девушка осторожно потянула меня к выходу.
- Ее здесь нет, - завороженно повторял я.
- Бонни! – крикнула Бабуля Беннет.
- Деймон! Пошли, - девушка уже более требовательно потянула за руку.
- Ее здесь нет! - в ярости я вытащил пакет с кровью из кармана и разбил о стену. – Ее здесь нет!
- Бонни, выходи! – надрывно прокричала Шейла.
- Я не могу, он не идет, - девушка яростно стала дергать рукой, пытаясь порвать цепь наручников.
- Бонни!
Я в ступоре смотрел на кровавое пятно на стене в неровном свете угасающего огня и не мог шелохнуться, пока не услышал легкие быстрые шаги. Шелест земли под ногами идущего стремительно приближался.
- Деймон! – звонкий женский голос прозвучал у меня за спиной и, оторвавшись от пятна, я посмотрел на нее. Елена? – Пожалуйста, Деймон, - у нее были встревоженные умоляющие глаза и длинные прямые волосы, не позволяющие представить Кетрин, и я, загипнотизированный ее глазами, сделал неуверенный шаг. Она отступила в темноту, и шаги быстро удалились.
- Идем же, - со слезами на глазах попросила Бонни, видя, что я сдвинулся с места. – Идем же.
Теперь она вела меня по проходам и торопила выбраться наружу. Переступив границу и оказавшись в безопасности, девушка устало прислонилась к стене и закрыла глаза. Я посмотрел по сторонам, ища Елену, но ее не оказалось здесь.
- Бонни, - тихо позвала Шейла, и девушка, открыв глаза, попыталась броситься к бабушке, но не смогла из-за наручников. Бабуля с идущей из носа кровью выглядела плохой и слабой. Я посмотрел наверх, думая, что Елена могла подняться по ступенькам, но увидел лишь звездное небо и пролетающую комету над головой.
- Где она? – почти обезумев, я накинулся на старую ведьму, позволяя и Бонни добраться до нее. Девочка сразу же упала на колени перед бабушкой и поддержала ее. Шейла с трудом дышала
- Откуда нам знать? – зло, яростно, с ненавистью произнесла Бонни. – Ты говорил, что она там, внутри. Если ее там нет, то это не наша вина.
- Девушка, что была в пещере, где она? – я перешел на тихий шепот, сам себе уже не веря.
- Там были только мы, - Бонни безжалостно пригвоздила своими словами меня к земле. – Ты сходишь с ума, - по-змеиному прошипела она.
Я закрыл глаза, убеждая себя, что все просто сон. Так не бывает.
– Мы исполнили свою часть договора, оставь нас в покое, - паузами разделяя слова, грубо проговорила девушка, обнимая Шейлу одной рукой.
Я свободной рукой переломил цепь, связывающую нас, и оставил ведьм в покое.

IV. Мне жаль …

Дорога, по которой я ездил уже десятки раз, казалась незнакомой, а темнота сгустившейся ночи – бесконечной. Время перестало существовать. На протяжении полутора веков я чувствовал каждую прожитую секунду, каждый заход солнца и каждый восход, а что теперь? Моя жизнь закончилась в глубине старой гробницы, созданной для монстров умелой ведьмой. Среди двадцати пяти вампиров не было всего одной. Той, ради которой я не раз убивал, мучил, шантажировал, совершал гадкие и отвратительные вещи. Той самой единственной во всем мире вампирши, ради которой я жил. Огромный мир вокруг меня провалился в пустоту и оставил наедине с самим собой. Моя чертова кнопка после сотни лет исправной работы, увы, дала сбой, и приходилось раз за разом переживать ужасное открытие. Душный воздух пещеры, узкие ходы, неподвижные тела полумертвых вампиров.
Я все еще до конца не понимал, что произошло. Это не могло быть реальностью. Сон, ужасный сон, ночной кошмар и только. Вот-вот я проснусь ранним утром, вдохну полной грудью и забуду обо всем, зная, что Кетрин будет со мной. Она должна быть со мной, после того, через что пришлось пройти мне в полном одиночестве. Смотря на дорогу и не видя, я мчался сквозь густую ночь, сам не зная куда. Теперь не нужно было спешить до полета кометы, пропала необходимость кого-то искать, осталась лишь жесткая необходимость обнять и прижать к себе Кетрин. Но в этом кошмаре ее не было со мной. Вдавив педаль газа в пол, я наконец понял, отчего ночь казалась беспросветной. Резкий свет фар ворвался в темноту и отвоевал у пыльного мрака совсем немного для меня. Легче не стало. Хотелось просто ехать вперед, пока не кончится дорога или бензин, подальше от паршивого Мистик Фолс и того, во что превратилась моя жизнь после него. Дважды.
Впереди показались редкие одноэтажные дома, но я не замечал ничего вокруг, только гладкий асфальт под колесами автомобиля. Руки автоматически крутили руль, а перед глазами стояли неровная, серая стена гробницы и багровое кровавое пятно от разбившегося пакета с кровью. Не пригодился. “Ее здесь нет”, - словно заезженная пластинка, крутилось в пустой голове. “Ее здесь нет!”
Ее там нет. И нет меня.
Я едва не въехал в фонарный столб, перестав следить за дорогой, и повернул налево. Мистик Фолс остался позади, и мне не сразу пришло на ум, почему на пустынной дороге стоят фонари и припаркованы машины. Я вообще мало что понимал, просто крутил руль и нажимал на педали, а потом остановился и выдохнул. Дом напротив меня был погружен в темноту, свет не горел ни в одном окне. Словно повинуясь всесильной магии, а не собственному решению, я вышел из машины и быстро направился к подъезду. Что-то жгло меня изнутри не хуже вербены, мне необходимо было вытолкнуть это, и странная, сумасшедшая мысль, что это должна быть именно кровь Елены, делала меня чуть менее нормальным, чем всегда.
Я поднимался медленно, словно у меня за плечами был груз весом в десятки тонн, а впереди тысячи ступеней. Словно давая себе шанс уйти, не совершив еще одной ошибки. Кто для меня эта девочка? И кто для нее я? На потолке лестничного пролета часто мигала длинная люминесцентная лампа. Все стало походить на фильм, теряло свою реалистичность. Но лестница закончилась достаточно быстро, и дверь Елены оказалась прямо передо мной. Мне не хватило решимости постучать. Прямо сейчас мне захотелось оказаться как можно дальше отсюда и никого не видеть рядом с собой.
За дверью раздались бодрая трель мобильника и быстрый топот женских ног.
- Да, - слегка запыхавшийся голос Елены прервал мелодию звонка. Шаги приблизились к двери. – Я всегда опаздываю, уже выхожу, - быстро произнесла девушка. Секундная задержка, и произошло то, чего я совсем не ожидал. Дверь открылась, на пороге стояла готовая к выходу Елена, придерживая плечом телефон у уха и копаясь в сумке. Девушка замерла, увидев меня. Немного поздно я подумал, что в последнюю нашу встречу я едва не убил ее, и Елена об этом догадалась. Слишком поздно я подумал об этом. Мы уже встретились лицом к лицу на лестничной площадке.
- Перезвоню, - растерянно пробормотала девушка и едва не уронила телефон. – Деймон? – она насторожилась и сделала шаг назад, в любую секунду готовясь закрыть передо мной дверь. А я смотрел на нее и снова видел лишь Кетрин, которой уже никогда со мной не будет, которой никогда не нужны были ни моя любовь, ни забота. Должно быть, я сошел с ума еще там, в пещере, и теперь навеки заперт наедине со своим помешательством, а может я свихнулся еще раньше, когда только встретил Елену, и на самом деле уже живу в иллюзии? И сама Елена иллюзия...
Лампа надо мной перестала хаотично мигать и озарила площадку ярким белым светом. Лицо девушки, в полумраке казавшееся нереальным, приняло ясные очертания, и я увидел, как она смотрит на меня испуганными глазами, как решительно сжала губы. Боже, она, должно быть, ужасно меня боится, только меньше всего я сейчас хочу пугать ее. Я почувствовал легкое дуновение ветра в лицо и на секунду прикрыл глаза, не в силах выдержать того, что видел.
- Деймон, - тихо позвала меня Елена, - что происходит?
Я приоткрыл глаза и посмотрел в пол. Белый свет лампы нечетким пятном отражался от мраморной поверхности. Мне нужно уйти, я совсем не хочу быть здесь.
- Деймон, - снова позвала Елена, и, набравшись смелости, я посмотрел на нее вновь. Она сделала шаг вперед и с тревогой и беспокойством в глазах глядела на меня. Испуг исчез с лица. Как будто я больше не внушал ей страха, как будто она могла меня жалеть после того, что я совершил. – Что случилось?
- Ты уходишь? – я спросил именно об этом, не зная, что хочу услышать в ответ.
- Нет, - она едва заметно покачала головой, солгав. – Я только что вернулась.
Эта наивная, маленькая, безгрешная ложь почему-то больно царапнула изнутри. Мне будто сжало грудь стальным ремнем. Я почти слышал, как с противным металлическим звоном сердце бьется, бьется и разбивается об него. Елена с еще большей тревогой посмотрела на меня. Я не хочу твоей жалости. Ничьей жалости не хочу.
- Деймон, - девушка снова позвала меня.
- Кетрин, - я начал и споткнулся об это имя.
Елена бегло посмотрела на лестницы вверх и вниз, словно ища кого-то, по лицу девушки вновь пробежала тень беспокойства. Она нервно сглотнула, обернувшись, посмотрела в недра своей квартиры и снова посмотрела на меня.
- Что Кетрин? - Елена в волнении сделала еще один шаг ко мне. – Говори, Деймон.
- Женщина, ради которой я вернулся сюда, - слова давались с трудом, - ради которой жил долгие годы, - гробница снова возникла перед глазами, и кошмарный сон, до сих пор казавшийся жестокой игрой подсознания, обретал истинный смысл. - Ради которой было все это… Ее нет.
- Как нет? - выдохнула Елена и приблизилась почти вплотную, изо всех сил стараясь заглянуть в мои глаза. - Она умерла? – этот неожиданный вопрос резанул уши, и я усмехнулся горько и отчаянно. В голове образовалась зияющая пустота.
- Я не знаю, - удивляясь тому, что все еще получается складно говорить, ответил я. Откуда же мне знать, что с ней? Ведь ни разу за полтора века Кетрин не сообщила о себе ничего. - Ее просто нет там, где она должна быть. И никогда не было.
Я прямо посмотрел в лицо Елене, словно это была Кетрин, стараясь вложить все разочарование, ярость и злость во взгляд. Я хотел бы ее ненавидеть, но в глазах девушки зажглось неподдельное сочувствие, лишая меня последнего оружия. Елена осторожно подняла руку и аккуратно положила мне на грудь. Стальной ремень сжал сердце еще сильнее, а ее ладонь будто вовсе перекрыла мне воздух. Девушка приоткрыла губы, силясь что-то сказать, и я даже приготовился услышать типичное “Мне жаль” или “Все будет хорошо”. Приготовился так, чтобы сбросить ее руку и гордо уйти, потому что жалость - последнее, в чем я нуждаюсь. Но она неожиданно сделала маленький шаг и несмело обняла меня за плечи. Теплая щека девушки коснулась моей шеи, и руками она уже более уверенно прижалась ко мне. Я почувствовал биение девичьего сердца. Тук. Тук. Тук. Тук. И вслушиваясь в этот простой звук, мне стало казаться, что ничего больше нет в мире. Только этот едва уловимый, успокаивающий звук и согревающее тепло.
- Мне жаль... - тихо проговорила Елена, и я было вздохнул, потому что ждал именно этой фразы, как выстрела на старте, чтобы оттолкнуть ее и уйти, но вместо этого, не шелохнувшись, продолжил стоять, вдыхая знакомый аромат лимона и корицы.

Тишины хочу, тишины…
Нервы, что ли, обожжены?
Тишины…
(16)
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1252
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика