Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава тринадцатая. До встречи

Фанфик "Меняя историю"

03.11.2014, 14:51
Я был холодным и твёрдым, я был мостом, я лежал над пропастью. (25)


I. Против вампиров

Это было очередное собрание совета, на котором я чувствовал себя неуместным. Чуть больше пяти часов после полудня. Вечеринка внизу только начиналась, а участники местного сопротивления постепенно и незаметно ускользали от гостей и поднимались на второй этаж. Я не участвовал в спектакле, едва войдя в дом, сразу же прошел в кабинет Локвуда и оказался самым первым. В комнате на подносе стояли несколько видов закусок, бокалы, бренди для мужчин и мартини для женщин. Керол позаботилась о гостях, которые не смогут присутствовать на общем веселье, отличная хозяйка. Я не стал пробовать ни алкоголь, ни бутерброды - мало ли какие сюрпризы могут меня ждать, вдруг мнительная миссис Локвуд добавила вербену? От скуки, рассматривая картины на стене, я подумал о Елене.
Вчера я набирал ее номер, но механический голос сообщил, что телефон выключен. Могла ли она уже покинуть Дьюк? Меня охватывало странное чувство при мысли, что девушка больше не находится в часе езды от Мистик Фолс, и, возможно, нам уже больше никогда не доведется встретиться. Прошло два дня с момента, когда она вышла из моего дома с сумкой на плече, оставив меня один на один с самой невероятной догадкой.
«Это может быть Кетрин».
Девушка, которая напала на меня, едва я приехал в Мистик Фолс, та, что украла янтарный медальон, чтобы я не смог попасть внутрь гробницы, и та, что вколола мне шприц вербены и едва не сожгла, - это могла быть Кетрин. Это могло быть нужно только Кетрин. Все оказалось просто и незатейливо, а значит, вампирша должна быть где-то поблизости. Именно это все еще держало меня в Мистик Фолс и заставляло участвовать в охоте на вампиров. Если Кетрин в городе, то я должен ее найти.
Дверь кабинета открылась, и вошла молоденькая девушка с темными волосами. Мередит Фелл кивнула и улыбнулась мне, я кивнул в ответ.
Дьявольская игра Кетрин немного затянулась. Такое странное садистское развлечение, безупречный план. Сначала она появляется в Мистик Фолс под видом безутешной сироты, затем круто меняет мою жизнь, обольщает и покоряет меня. Я был влюблен впервые, это взорвало все, во что я верил, о чем мечтал, к чему стремился. А потом она манипулирует мной, и я умираю, пытаясь вытащить ее из лап первого совета основателей. Почему она не закончила игру в этом месте? Вроде бы финал вполне удовлетворял самолюбие вампирши. Но она продолжала мучить меня еще полтора века. Хотела узнать, как долго моя любовь к ней будет жить в мертвом теле или чего-то выжидала?
В кабинет вошла Лиз и, налив себе бренди, подсела к Мередит, женщины о чем-то тихо заговорили.
Кое-что не укладывалось в такую стройную версию. Почему Кетрин вмешалась и обнаружила себя? Ей было достаточно дождаться момента, когда я войду в гробницу и, не найдя ее там, покину город. Единственное достойное объяснение, которое приходило мне на ум, - Кетрин опасалась вампиров, запертых там. Они злы, в ярости, бешенстве и готовы разорвать вампиршу на куски за века мучений, только поэтому Кетрин не хотела снятия заклятья. А вот зачем ей нападать на меня… Это все еще было загадкой.
В глубине души я четко знал, насколько болезненна для меня эта версия. Потребовалось несколько недель, чтобы привыкнуть к мысли, что Кетрин бросила меня и скорее всего никогда не любила, но знать, что она хотела меня убить... Это не так просто.
В коридоре зазвучали шаги, дверь кабинета отворилась, и на пороге возник Джон Гилберт.
- Привет, - громко поздоровался мужчина.
Это призрак. Определенно бестелесное приведение, потому что я сломал Гилберту шею.
- Привет, - сухо поздоровались дамы.
Мистик Фолс оправдал свое название: все мистическое и необъяснимое случалось именно здесь. Джон прошел к креслу и глянул на меня, усаживаясь на подлокотник. Едкая улыбка озарила лицо мужчины, он смеялся надо мной. Что ж, теперь понятно, почему его тело исчезло из гостиной, теперь бы понять, как случилось это чудо. Интересно, он сообщил Лиз о том, кто я есть?
- Как поживаешь, Деймон? - едва ли не расхохотавшись мне в лицо, проговорил Джон.
- Чудесно, - выдав не менее ядовитую ухмылку, я не удержался от подначивания, - как твоя шея?
Гилберт слегка изменился в лице, но у меня не было желания попасть под горячую руку псевдоохотников, когда он объявит, что я вампир. У них полно вербены, готов дать руку на отсечение, что у Лиз с собой кол, плюс пули из пистолета - тоже не слишком приятно. Я обошел диван и сел рядом с Форбс. Обезвредить ее будет проще с близкого расстояния. Все остальные не угроза.
- Ты уже всех достал, Джон, - заметив мои передвижения, проговорила шериф. - Почему бы тебе не уехать из города, как делал всегда?
- С радостью, как только уничтожу всех вампиров в Мистик Фолс, - глядя прямо на меня, ответил Гилберт и закинул ногу на ногу. Я закатил глаза, ну к чему такой пафос. Всех вампиров не убить, мы как муравьи, если уж завелись, то избавиться невозможно. В кабинет вошла семейная чета, парочка устроилась на стульях у стены. Теперь в комнате находилось шесть человек и, не считая мистера и миссис Локвудов, осталось всего трое. Никто не бросал на меня косых взглядов, Лиз была довольно расслаблена, из чего я сделал вывод, что Джон не стал афишировать свое открытие.
Хоть кто-то в этом городишке не плетет интриги?
Громко разговаривая по телефону, в кабинет вошел мэр и сразу оценил общее настроение. В комнате витало напряжение, люди нервничали, и даже Гилберт нервно постукивал пальцами по коленке.
- Думаю, больше ждать никого не будем, пастор с остальными сегодня не придет, а Керол, как вы знаете, в больнице, - Локвуд сел на край стола и положил телефон в карман.
- Что с Керол? – шепотом на ухо спросил я у Лиз.
- Она упала и повредила ногу, - также едва слышно проговорила шериф.
- Форбс, - шутливым тоном воскликнул мэр, - доложи обстановку, - он явно пытался разрядить обстановку, играя в командира.
- У меня ничего, - Лиз развела руками в стороны. – Ребята роют во всех направлениях, но все еще ничего нет. Ты сказал прессе не нападать на полицию в статейках?
- Да, - по-деловому кивнул мэр, и я сразу же узнал в нем политика. Шут и король в одном лице.
- К нам никто не поступал с характерными ранами, - в игру неожиданно вступила Мередит, - только рядовые случаи.
- Отсутствие плохих новостей – хорошие новости, - попытался быть оптимистом парень, держащий жену за руку. - Мне больше не приходится вписывать в графу «причина смерти» – нападение животных.
- От Янга тоже ничего, - задумчиво проговорил мэр. – Может, мы ошиблись, и в городе просто орудует шайка подростков-вандалов?
Какая прекрасная мысль! Если Локвуду удастся убедить всех остальных в этом, мой голос на выборах пойдет за него. Я оглядел всех присутствующих. Лиз Форбс – шериф и глава полиции, Мередит Фелл – врач в больнице, женатый паренек – судмедэксперт, Локвуд – мэр города. И если они и не были настоящими охотниками на вампиров, то организован совет был отлично. Мистик Фолс полностью контролировался этими людьми, и они могли скрыть все что угодно, любую правду: вампиров, оборотней, инопланетян.
- У меня есть одно предложение, Ричард, - Джон лениво поднял руку, привлекая к себе внимание. - В тысяча восемьсот шестьдесят четвертом году Эмили создала оружие против вампиров, благодаря чему город был очищен, верно? Так почему бы нам не сделать сейчас так же?
Не зря я так ненавижу Гилбертов, вечно они влезают с оружием ведьм в самый неподходящий момент. И даже поколения спустя члены этой семейки умудряются создавать мне сложности. Они отловили вампиров в городе за одну Варфоломеевскую ночь без особого труда. Двадцать пять вампиров были схвачены горсткой людей и почти уничтожены: Кетрин, Перл, Фредерик, Харпер и два десятка других. И теперь в смышленую голову Джона пришла такая же идея.
- Могло бы сработать, - неожиданно поддержала идею Лиз, - только кто-нибудь знает, как выглядит эта штуковина?
- В дневниках Джонатана Гилберта должно быть описание и принцип действия, - преданный потомок своего наследия был невообразимо горд собой.
- Мы, что, будем использовать записки психически нездорового человека как руководство? – Мередит первая высказалась против затеи.
- Он не был сумасшедшим, живи он в наше время, то оказался бы очень известным писателем-фантастом.
- А разве у Локвудов не сохранилось никаких записей того времени? - Лиз поднялась с дивана, воодушевленная новой занимательной идеей истребления вампиров. – Или еще у кого-нибудь? Должны были остаться какие-то еще дневники, хроники, летописи, я не знаю.
- Сбавь обороты, шериф, - мэр подошел к столику, налил в несколько бокалов бренди, поднял один из них и сделал глоток.
- Нет-нет, это отличная мысль, - я с интересом наблюдал, как впервые Лиз встает на одну сторону с Джоном. – Нам просто нужно узнать, что произошло в тысяча восемьсот шестьдесят четвертом, и тогда мы сможем избавиться от вампиров в городе. Мы должны порыться на чердаках и найти что-нибудь о том времени, вот и все.
- Все мои семейные архивы находятся у дяди в клинике, где его и его съехавший чердак пытаются вернуть в реальность.
- Дай мне адрес, пошлю кого-нибудь из ребят за бумагами, - быстро решила Лиз, - Мередит, у тебя есть доступ к рабочему компьютеру Логана?
- Я могу попросить, а зачем? – милая молоденькая доктор изо всех сил пыталась отвертеться от участия в охоте на вампиров, но шериф города была непреклонна:
- Тебе придется просмотреть все газетные вырезки того времени: чьи имена есть в списке горожан, а потом резко исчезают, так мы поймем, кто был пойман и сожжен. И мне нужна хронология событий после той ночи.
- Ясно, - обреченно выдохнула девушка.
- Деймон, - Лиз обратилась ко мне, когда я глубоко погрузился в мысли о том, что мое имя будет в списках погибших в ту ночь. Это ничего не доказывает, но если Джон вздумает открыть рот, для других это сможет стать весомым аргументом для подозрений.
- Твой дядя хранил какие-то записи, мне они тоже нужны, - тем временем продолжала шериф. Прекрасно, теперь мне придется потратить кучу времени, ища для совета способ убить меня. Просто сказка.
- Джон, дневники...
- Я изучу их и принесу тебе, - согласно кивнул Гилберт. Поразительно, как легко они объединились по принципу «враг моего врага». Никаких больше презрительных взглядов, упреков.
- Что ж, думаю, пора заканчивать, пока никто не заметил нашего отсутствия, - мэр хлопнул в ладоши. – Лиз, останься, я дам тебе визитку клиники и объясню, как туда добраться.
Совет бодро потянулся к дверям. Так как никто из них, за исключением Гилберта, не сталкивался с вампирами лично, им все это казалось игрой. Я пропустил дам вперед, судмедэксперт вышел следом за ними, и мы с Джоном столкнулись в дверях. Он держал в руке бокал бренди и абсолютно точно не боялся того, что я мог бы с ним сделать, и это заставляло меня нервничать. Как-то за годы вампирской жизни я привык быть неуловимым убийцей, а в родном Мистик Фолс все как всегда вверх тормашками.
- Откуда ты, Джон? – мы вышли в коридор, и я подумал, что, может быть, секрет его воскрешения связан с местом, откуда он вернулся.
- Больше тебя ничего не интересует? – Гилберт снисходительно и даже с превосходством посмотрел на меня. Какая наглость!
- Как ты ожил, после того как я пересчитал тебе шейные позвонки? – чтобы сбить с него спесь, я решил напомнить, что он все-таки умирал от моей руки. - Любопытно, но не думаю, что дождусь ответа.
- Я родился в этом городе, - делая глоток, проговорил Джон и едва слышно добавил, - вампир. Я же вхожу в совет основателей, - не умничай, мерзкий живучий таракан.
- Шериф упоминала, что ты давно не живешь здесь, так откуда ты, Джон?
- Лиз никогда не умела держать язык за зубами.
Мой телефон разразился незатейливой трелью. Елена.
- Закончим позже, - бросив через плечо Джону, я поспешил выйти на террасу, чтобы ответить на звонок. - Привет, - как ни странно, несмотря на мое решение больше не поддерживать общение с Еленой, едва ли мне бы удалось игнорировать ее.
- Добрый день, Вы звонили мне, - голос у нее был немного официальным и отстраненным, что слегка расстроило меня.
- Да, я звонил просто узнать, как ты, - лаконично и довольно жестко.
- Деймон? – недоуменно проговорила Елена.
- Ага, - так же озадаченно подтвердил я.
- У тебя другой номер? – спросила девушка, и что-то стеклянное шумно разбилось об пол, а я с трудом удержался, чтобы не хлопнуть себя рукой по лбу. Взамен разбитого телефона я приобрел новый мобильник и, соответственно, новую SIM-карту, и естественно мне даже в голову не пришло побеспокоиться о других контактах. Должно быть, неудавшаяся вековая любовь плохо сказывается на мыслительной деятельности.
- Как хорошо, что это ты, - возликовала Елена, и разом Джон Гилберт, вампиры и плохая погода отошли на второй план. Она рада мне. - Я тут случайно увезла одну твою книгу, и у меня совсем нет времени, чтобы приехать к тебе и вернуть ее, - шут с ней, с книгой, а все так хорошо начиналось. – На вид она очень старая и кажется ценной, можешь приехать забрать.
- Знаешь, у меня много дел, - что я ей, лакей, в самом деле? Приди, забери, упади ниц.
- Тогда оставлю ее в своей квартире, ты сможешь забрать ее, когда тебе будет удобно, - не стала сильно настаивать девушка, - договорились?
- Ты еще в Дьюке? – я считал, что она уже покинула штат или же вовсе на границе с Канадой.
- Да, нужно было закончить здесь, - с улыбкой в голосе ответила Елена.
- Когда уезжаешь? – стараясь сделать так, чтобы голос звучал как можно более отстраненно, я поймал на себе внимательный взгляд Джона Гилберта. Что ж ты не угомонишься, старый пес?
- Сегодня ночью.
- Куда?
- Удачи тебе! – чуть громче произнесла девушка и повесила трубку.
Я убрал телефон в карман и облокотился на парапет. Сегодня. Чем бы мне таким заняться, чтобы никак не попасть в Дьюк до завтра?
- Боже, - ко мне подошла Лиз и встала рядом, - эта лечебница в двух часах езды. Кого я должна отправить туда, если рабочий день почти закончен? – она держала в руках буклет и очень сокрушалась.
- Я съезжу, - недолго думая, я вытащил у нее из кулака бумажку, а глаза шерифа просияли.
- Если тебя не затруднит, ты очень выручишь, - благодарно проговорила она.
«Психиатрическая лечебница имени доктора Л. Адамса», что-то знакомое...

II. Так близко.

Едва на дороге показались ворота клиники, я сразу же вспомнил, почему название кажется мне знакомым. Именно сюда какое-то время назад я приезжал с Еленой. И, помнится, не смог пройти внутрь. Из Мистик Фолс дорога оказалась короче, чем из Дьюка, в прошлый раз мне потребовалось в два раза больше времени, чтобы добраться сюда. Я вышел из машины и огляделся по сторонам. Парковка была почти пустой, из-за плохой погоды люди предпочитали оставаться дома. Мне нужно было подумать, как попасть внутрь и забрать бумаги у чокнутого Локвуда. Разве мне не полагается быть родственником сумасшедшего или обладателем полицейского значка, чтобы пройти к пациенту? С вампирским внушением это естественно не было проблемой, но Лиз почему-то не подумала о таком.
Я не спешил внутрь и уже вообще сомневался в правильности затеи. С одной стороны, решение было верным, одним выстрелом могли быть убиты сразу два зайца: во-первых, если в бумагах у сумасшедшего действительно есть что-то опасное для вампира, я это уничтожу, а во-вторых, избавлюсь от соблазна ехать к Елене и дам девочке спокойно убраться подальше отсюда. Что ж, она уезжает, и это хорошо. По крайней мере, вампиры из гробницы не смогут добраться до нее, как и я. И кто возьмется утверждать, что я был бы менее опасен, чем те двадцать пять кровососов?
Двери клиники разъехались в стороны, выпуская наружу славную стройную девушку. Она шла, уставившись в телефон, и провода наушников путались в волосах. Эту встречу уже нельзя списать на случайность, скорее магия. И за всю мою жизнь, пожалуй, первое приятное волшебство.
- Добрый вечер, я вызывала такси на шесть тридцать к клинике Адамса, но машины все еще нет, - замечательный голос, просто музыка для моих ушей. – Хорошо, я подожду за ограждением, раз он такой суеверный, пусть возвращается, - выдохнула она, двигаясь к воротам лечебницы мимо парковочных мест, по-прежнему смотря в дисплей телефона и двигая пальцем по экрану. Пока девушка не видела меня, и если я действительно хотел избежать встречи с ней и ненужной сцены прощания, то мне не следовало привлекать к себе внимания. Сейчас она пройдет мимо, глядя в телефон, выйдет за ворота и уже там станет дожидаться заказанную машину. И лучше всего не мешать ей в этом, ибо мне меньше всего хочется говорить с ней сегодня, ведь сегодня она уезжает. Но, дьявол, как же она красива.
Елена прошла далеко от меня, и я не стал ее окликать. Пусть идет. Пусть спасается. Облокотившись на крышу машины и смотря вслед девушке, которая куталась в холодную куртку и красный шарф, я ни о чем не думал. Просто смотрел, как она уходила, и не чувствовал ничего. Если бы я был человеком, смог бы я позволить самому себе остановить ее? Было бы у меня такое право? Она удалялась к воротам, и ветер легко трепал длинные волосы. Нет такого права у монстров как я. Елена слишком хороший человек и добрый друг. Если бы чудовища могли иметь друзей...
Тем временем девушка дошла до ворот и скрылась за стеной ограды. Можно себя похвалить, это правильное решение. Я перевел дыхание, так привык наблюдать за ней на расстоянии, что теперь заняться будет нечем, за исключением вампиров в Мистик Фолс, Кетрин, которая тоже где-то рядом, и совета основателей, решивших выйти на тропу войны. На крышу машины со стуком упали первые капли дождя. Это самая нудная осень, полная разочарований и отрезвляющих оплеух.
Снова шел дождь. У Елены не было зонта, она промокнет, пока дождется такси.
Ну зачем, зачем в моей голове появляются такие мысли?
- Возвращайся на парковку, - проговорил я, едва в трубке прозвучало ее тихое «алло», - так и быть, отвезу тебя домой.
- Связь плохая, мне, наверное, послышалось, - ответила Елена, и ее недоумевающее лицо показалось из-за ограды. – Как ты здесь оказался? – проговорила она, заметив меня на стоянке, и развела в стороны руки.
- Магия, - сквозь слабую улыбку ответил я.
Девушка, держа в руке мобильник, прошла ворота и приблизилась ко мне. Дождь успел слегка намочить длинные волосы, и они стали казаться темнее, чем обычно. Я вспомнил, как при свете огня они показались мне рыжими. Рыжими, как у ведьм, сожженных инквизицией.
- Что ты здесь делаешь? – Елена остановилась по другую сторону машины и смотрела на меня глазами Кетрин. Это глупо, у нее совсем другие глаза.
- Приехал выполнить одно поручение местной полиции.
- Ты заявил о нападении? – она задала умный вопрос, было бы правильным для человека сообщить копам о попытке убийства. Так же как и я, девушка облокотилась на крышу машины, дождь ни кому из нас не мешал.
- Почти. Залезай внутрь, а то намочишь мне весь салон.
К моему удивлению, Елена молча открыла дверь машины и послушно села на переднее кресло. Может чаще ее спасать? Она сразу делается такой покладистой. Бросив еще один взгляд на двери лечебницы, я оттолкнулся от крыши машины и тоже забрался в салон автомобиля. Скажу Лиз, что без родственника или официального ордера к пациентам не пускают.
- У них есть буклеты, - весело сообщила девушка, когда я захлопнул дверь.
- Прежде чем ты обвинишь меня в том, что я не сдержал обещания и приехал сюда, скажу что...
- Уже не важно, я все равно уезжаю, - отмахнулась Елена, рассматривая разноцветные картинки.
Да, напомни мне об этом еще раз.
- А где твоя извечная сумка с черной дырой внутри? – спросил я, наблюдая, как девушка скручивает наушники в узел и убирает в карман, и завел мотор.
- Не выжила после инцидента, - Елена прижала телефон к уху. - Такси к клинике Адамса больше не нужно, - девушка отменила вызов машины и убрала мобильник в карман к наушникам.
Дождь усилился, и я, включив дворники, вырулил на трассу.
- Ремень, - глядя на дорогу, а не на девушку, приказал я, справа послышался недовольный вздох и щелчок застежки. Елена завозилась на сиденье, пытаясь поудобней устроиться.
- Да ладно, не так уж и плохо, - мне, маскируясь под человека, тоже приходилось пристегиваться. – По статистике это гарантия безопасности при аварии.
- Не стопроцентная, иногда это только делает хуже, - отвернувшись к окну, пробормотала девушка, оттянула ткань ремня рукой и провела пальцами вниз. – Ты выяснил, кто была та женщина?
- Еще нет. Что-нибудь можешь сказать о ней? Ты вроде как единственный свидетель.
- Не знаю. Среднего роста, стройная, но сильная, она тащила тебя за руку к огню. Больше ничего.
- По описанию подходит половина женщин в штате, это очень помогло.
- Было темно, - попыталась оправдаться Елена.
- Ну, другую половину же можно вычеркнуть, - выкрутив руль на повороте, ответил я.
Когда мы доехали до квартиры Елены, на улице почти стемнело, но дождь прекратился задолго до пункта прибытия. Девушка была молчалива, а мне нравилось просто ощущать ее рядом после того, как она провела две ночи в моем доме. А может быть из-за этих двух ночей... И той странной истории про птицу... Мы поднялись на площадку, где по-прежнему горела люминесцентная лампа, где ровно месяц назад я восстал из пепла, а не рассыпался пылью. Памятное место.
Дверь в квартиру Елены выглядела странно. Ничего конкретного, просто взгляд зацепился за легкое нарушение. В кармане моей куртки лежали ключи от квартиры девушки, которые я все еще не вернул. Елена подошла к порогу и, взявшись за ручку, слегка приподняла угол двери и осторожно открыла. Вот почему ей не понадобились ключи. Крепыш, взломавший замок пару дней назад, испортил и дверь, теперь она держалась на одной петле.
- Входи, - устало пригласила девушка, - сейчас принесу твою книгу, - и Елена скрылась в темных недрах комнат, под ногами у нее что-то захрустело.
Я опасливо вошел внутрь и щелкнул выключателем. Свет зажегся только в гостиной, и зрелище, представшее предо мной, было печальным. Все, что могло быть разбитым, превратилось в осколки: сахар, соль, кофе и прочее ковром покрывали полы на кухне, там же лежал разломанный на несколько частей ноутбук, маленький стол в гостиной был перевернут и сломан, неудобные барные стулья тоже больше не могли послужить обществу, и даже диваны оказались вспороты и испорчены. Ничего себе ребята постарались.
- Вот, держи, - Елена вышла из своей спальни, держа в руках увесистый том, - случайно забрала с собой. Даже не представляю, как это вышло, - отводя глаза в сторону, проговорила она.
- Этот инцидент не пережила сумка? – я обвел взглядом руины гостиной и посмотрел на девушку. Елена заправила волосы за ухо и улыбнулась печально и неуверенно, как бы извиняясь за беспорядок. – Те парни сделали? – положив врученную книгу на барную стойку, я обошел Елену и еще раз осмотрел разгромленную комнату.
- Не знаю, - выдохнула у меня за спиной девушка. Знаешь-знаешь. Если бы это был кто-то другой, то ты бы вела себя совсем иначе. – Если хочешь, могу предложить кофе, - она как всегда перевела тему и заговорила более оживленно. – Держу пари, я смогу найти хоть один целый бокал, и в пачке осталось немного зерен.
Я не слушал девушку. Какой к черту кофе, когда от одной мысли, что могли бы сделать с тобой, мне хочется запереть тебя в своем подвале и не выпускать никогда? Если бы они взяли тебя, я бы больше не увидел тебя живой. Если бы они добрались до тебя, ты, Елена Смит, перестала существовать. Если бы я не оказался рядом, никто бы не помог тебе... И если ты уедешь, кто поможет тебе выжить там, где ты окажешься? Кто, если не я?
- Куда ты уезжаешь? – мне нужно знать, где ее можно будет найти.
- К другу, - тихо ответила Елена, поглаживая корешок старой книги на барной стойке. - Там... Там безопасно первое время.
- Что бы ты ответила, если бы я сказал, что могу гарантировать тебе безопасность? - я повернулся к ней, девушка выглядела растерянной.
- Ты не ответил насчет кофе.
- Елена! – не выдержав, я слегка повысил голос и увидел, как она вздрогнула, вскинула на меня взгляд и, четко разделяя слова, произнесла:
- Что не хочу подвергать опасности тебя, - и клянусь, в этот миг я безумно захотел ее поцеловать. Настолько сильно, что стало страшно самому за это желание. Дерзкое, откровенное, животное желание почувствовать что-то еще кроме вечной тоски и ненужности.
Эти ее слова и многие другие, когда она называла меня героем и когда молчала рядом со мной, стихи, написанные в дневнике, и то, как она любит кого-то.
Дай мне ее, если Ты все-таки существуешь и вершишь наши судьбы, дай мне ее, оставь ее мне, для меня, со мной, или я обещаю, я продам душу самому дьяволу и возьму ее сам.
Мне неизвестно что бы произошло дальше, если бы она не отвела глаза. Никому не известно. Может быть, я бы сорвался и заставил ее остаться со мной, но она отвела глаза и отвернулась в сторону.
- Мне нужно собирать вещи, - глядя в стену, проговорила девушка. Вот и попрощались, значит.
- Елена, - я позвал, чтобы просто еще раз посмотреть ей в глаза.
- Не останусь, - она вдруг глубоко задышала, - ни за что не останусь, - словно паника наконец нагнала ее спустя несколько дней, словно только сейчас она увидела то, что увидел я.
- Елена, - осторожно, боясь спугнуть, я шагнул к ней, но девушка, очнувшись, встряхнула головой и мягко улыбнулась, чтобы успокоить меня.
- Просто они никогда не подбирались так близко, - едва ли не шепотом проговорила Елена. – Мне нужно кое-что спросить у тебя, - девушка сжала губы и глубоко вдохнула. – Помнишь, когда я ночью в лесу провалилась в какую-то яму, а ты вывел меня?
Я кивнул. Лес, полнолуние и волк. Мы тогда оба едва не погибли, она - от падения и холода, а меня могла ждать смерть от укуса оборотня.
- Ты сказал, что тебе кто-то написал сообщение, - Елена полностью взяла себя в руки, ее грудь больше не вздымалась от частого дыхания. - Мне нужно знать, ты солгал? Никто не писал тебе сообщений, и это ты заманил меня в ловушку?
Я молчал. Сказать ей сейчас правду означало лишиться навсегда любой возможности встречи.
- Потому что если это был не ты, значит, это были они, - девушка рваным движением руки запустила пальцы в волосы и закусила губу. Кажется, паника снова была близко.
- Это была моя работа, - обреченно выдохнув, признался я.
- Зачем? – при всем своем напоре и убеждениях Елена была совсем не готова услышать правду.
- Я думал, ты пытаешься меня убить, - если это и звучало как оправдание, то только в моем неправильном перевернутом мире.
- Ясно, - закивала девушка, перестав закусывать губы, - и еще одно. В ту ночь, когда ты мне помог сбежать от них, ты ведь был здесь, да? Видишь ли, - она затараторила, не давая мне ответить, - когда я уходила, то оставляла окно открытым, а когда вернулась, оно оказалось закрыто. В квартире кто-то был и что-то искал, - девушка замолчала и, обойдя меня стороной, по осколкам подошла к окну в гостиной. Она не стала договаривать, но мне и так было ясно. Если это был не я, значит, были они. А так называемые «они» пугали ее больше, чем кто-либо еще.
- Да, я был здесь, - это признание далось мне с меньшим трудом, чем предыдущее. В прошлом я говорил о том, что собирался убить ее или дать ей умереть, а сейчас лишь то, что проник в квартиру без ведома хозяйки. В сравнении не такой уж большой проступок. Я увидел, как плечи Елены медленно поднялись и опустились, она едва слышно выдохнула. Трудно понять по одним плечам, что она чувствует, и я начал злиться. Ненавижу играть в «угадайку», уж лучше бы стала меня выгонять, а не стояла молча у окна, как героиня в плохом кино.
- Можешь начинать меня ненавидеть, - разрешил я, пытаясь спровоцировать реакцию.
- Ты не ответил насчет кофе, - напомнила мне она.
- Ты сказала, тебе нужно собираться, - вот так неловко я сам напомнил ей о том, чего так хотел бы избежать. Елена повернулась ко мне и кивнула. Невозможно было прочесть по лицу девушки ни единой мысли. Зла ли она, растеряна, потрясена или разочарована?
- Уже попрощалась с квотербеком? – стараясь оттянуть неизбежный момент ухода, я стал говорить о том, что меня совсем не интересовало.
- Метт все еще не общается со мной, так что фактически ты единственный, кто знает об отъезде, - она улыбнулась слабо и устало. Переживания, что мучили ее несколько дней, сейчас улеглись, и Елена больше не боялась. Я понял, что именно так, страхом, она удерживала меня на расстоянии. Если бы она запаниковала, то я бы не остановился и поцеловал ее, а если бы не боялась вовсе, то тоже бы поцеловал.
- Эти два дня пыталась закончить дела здесь, поэтому совсем не успела собраться, - она хотела, чтобы я ушел, это было слышно по голосу, - а ты чем занимался?
- Вчера весь день ждал стекольщика, который должен был снять мерки окна, сегодня ждал, чтобы его поставили взамен разбитого, - пожав плечами, откровенно ответил я. - Понятно, почему я не мог приехать за книгой? - разговор становился неловким, мы оба чувствовали это. Елена, мялась и теребила кулон на цепочке, словно черпала оттуда спокойствие. Мне нравилось, что она так сдержана, ее смелость граничила с безрассудством, но даже в панике Елена не делала глупостей. Вот что мне в ней нравилось больше всего.
- Так и оставишь здесь бардак? – я обвел рукой пространство, вспоминая абсолютный порядок в спальне девушки.
- У владельца все застраховано, - пожав плечами, Елена сделала пару шагов ко мне, - пусть лучше думают, что грабители появились в отсутствие арендаторов. У меня нет денег оплатить все это, - она легонько пнула отломанную ножку стола.
- Твои ключи, - я вытащил связку из кармана и протянул в ее сторону.
- Вообще-то не думаю, что теперь это важно, - снова пожала плечами Елена и убрала за ухо прядь волос. Мне даже на секунду показалось, что она едва удержалась, чтобы не добавить: убирайся отсюда поскорее, ты мне жутко надоел.
- Ну, мне-то они точно не нужны, - прокрутив на пальце связку, я поймал в кулак ключи вместе с брелоком в виде Биг-Бена. Выдохнув, Елена протянула руку, чтобы взять их. Я вложил ключи в открытую ладонь и, может быть, впервые держал ее руку в своей. Так странно заканчивалось невероятное знакомство с улыбчивой Еленой. За три месяца она не раз удивляла меня, заставляла сомневаться и одаривала своим теплом большого сердца.
Маленькая хрупкая девочка, спасшая мне жизнь и не попросившая ничего взамен. Я спутал тебя с Кетрин лишь однажды, пока не понял, что ты нечто большое. Ты совсем другая, не такая, как она, и сейчас я очень этому рад. Ты удержала меня, ты не дала мне упасть, ты спасла меня, Елена Смит.
- Спасибо, - сжав тонкую девичью ладонь, я притянул к себе девушку и наклонился к ее лицу. Елена напряглась, я чувствовал дрожащие пальцы, и посмотрела поверх моего плеча. Посмотри мне в глаза, посмотри. Я осторожно коснулся гладкой шеи другой рукой и поцеловал Елену. В щеку, целомудренным братским поцелуем. Она не отпрянула и не стала отталкивать. Под губами я ощущал гладкую холодную кожу. Ресницы Елены защекотали мне скулу. Мне не хотелось отрываться от нее. Так близко, так близко...
Девушка осторожно высвободила ладонь с зажатыми в кулак ключами и, аккуратно взяв мою руку за запястье, высвободилась, отступив на шаг назад.
- До встречи, - тихо проговорила Елена и посмотрела мне прямо в глаза.
- До встречи, - легко улыбнувшись, я развернулся и вышел из квартиры, не забыв забрать книгу. Прощай, надеюсь, мы больше никогда не увидимся, несмотря на то, что я очень хочу видеть тебя всегда.

III. Моя гробница.

Возвращаясь обратно в Мистик Фолс, оставляя позади Дьюк, я думал, что за три месяца произошло больше событий, чем за сто пятьдесят лет до этого. От самого большого разочарования до невероятной встречи, от раздирающих изнутри противоречий до умиротворенных вечеров у камина, от одной опустошающей утраты до другой. Забавно, что эти разные женщины выглядели абсолютно идентично. Книга на соседнем сиденье, где сидела Елена,- вот и все, что я увез из развороченной комнаты, оставив там, может быть, единственного человека, который заботился обо мне.
В кармане зазвонил мобильник, и я нехотя вытащил трубку.
- Ты забрал документы?! – Лиз могла бы докричаться до меня и без телефона.
- Нет, - я чувствовал усталость, неуклюжее прощание с Еленой действительно вышло трудным, и теперь мне больше всего хотелось вернуться домой и услышать тишину старого особняка. – Возникла небольшая проблема: чтобы попасть к Локвуду, нужно быть однофамильцем или сержантом полиции.
- Ох, прости меня, Ричард должен был предупредить об этом, - по голосу Лиз была расстроена, что не получит желанные бумаги уже этим вечером.
- Ну, он же был уверен, что ты пошлешь кого-то из своих парней, - лениво, едва сдерживаясь, чтобы не повесить трубку, ответил я, останавливая автомобиль у порога дома. Шериф еще пробормотала какие-то извинения и обещания и, наконец, попрощалась. Я заглушил мотор, взял книгу и выбрался из машины. Морозный воздух приятно холодил кожу и отрезвлял голову. Вдохнув поглубже и посмотрев на звездное небо, я захлопнул дверцу машины и вошел в особняк.
В гостиной горел свет, пылал огонь в камине, и тут явно что-то было не так.
- Добро пожаловать, Деймон, - Фредерик вышел в холл из коридора и оперся на стену, сложив руки на груди.
- Милая, я дома, - едко улыбнувшись, я прошел в гостиную и подошел к бару, положив книгу на столик.
- Как там твоя маленькая подружка? - вампир последовал за мной и сел на диван.
- Растворилась в пустоте, - наполнив стакан до краев, я повернулся к нему, - знаешь, как в фокусах, пуф, - взмахнул бокалом, - и исчезла. Ваша компания сильно наследила в городе, - пользуясь излюбленным приемом Елены, я постарался перевести тему.
- Да, были небольшие трудности: мобильники, автомобили, скрываться стало труднее, чем в шестьдесят четвертом.
- Если мне не изменяет память, тогда всех вас тоже без труда поймали, - я сделал большой глоток из бокала. Этот недоумок явился в мой дом, и терпеть его присутствие у меня не было желания. Да, он был старше, а значит сильнее, но голодовка в гробнице ослабила всех вампиров, я не сомневался в своей победе, если обмен колкостями закончится дракой.
- Погляди, что я нашла, - из коридора выпорхнула стройная, невысокая женщина с бутылкой вина в руках. – Деймон! – тут же радостно воскликнула она, - не слышала, когда ты пришел.
- Помешал воровать из моего погреба? – делая еще один глоток из бокала, я мучительно вспоминал, откуда ее знаю. Бетт, кажется, одна из тех, кто был заточен в гробнице, как и Фредерик. – Все вампиры собираются переехать сюда?
Фредерик хмыкнул и потер подбородок.
- Одна бутылочка в качестве извинения за полтора столетия в темноте без крови, - подмигнув, вампирша помахала в воздухе вином. – Там было скучно и одиноко без Кетрин, которую ты наверняка успел вытащить вовремя, до того, как церковь запылала как щепка.
Вместо ответа я сделал последний глоток, опустошив бокал. Если кинуть им кость, сказав, что Кетрин где-то в Мистик Фолс, может быть, они оставят меня в покое...
- Наш Деймон нашел кого-то помоложе Кетрин, - изо всех сил стараясь казаться ироничным, проговорил Фредерик. – Девушка без вековой пыли на хрупких плечах, так ведь?
- Да, расскажи о ней, - Бетани легко опустилась на диван и, открыв бутылку, сделала глоток прямо из горла. – Как ее зовут? Сколько ей? Что самое замечательное в этом времени, естественно, помимо отсутствия корсетов, - не давая мне ответить, продолжила вампирша, - так это, как легко найти человека, зная его имя и возраст, все эти социальные сети, интернет.
Да ладно, ребят! Неужели оно того стоит? Обратить всю свою злобу на девушку, которая даже не знает о существовании вампиров... Мне бы их удержать здесь, пока Елена не покинет штат, и там ее уже никто никогда не найдет. Я почему-то был уверен, что прятаться девушка умеет очень хорошо.
- Если вы пришли скоротать вечерок, могу предложить сыграть в твистер, - я повернулся к бару, чтобы налить себе еще стаканчик.
- У меня есть более интересная мысль,- проговорил Фредерик, и Бетани гортанно засмеялась.
Черт! Не стоило поворачиваться спиной.
В бок мне вонзился острый деревянный кол, когда вампир напал сзади. Ухватив за руку, я рывком перекинул его через плечо, Фредерик влетел в стену спиной и упал на пол. Я чувствовал острие у себя под ребром и готов был выть от боли. Бетани кинулась на меня, рыча как медведица, с трудом удалось увернуться от вампирши. Кол вошел еще глубже от резкого движения, я выдернул его, оставляя десяток заноз внутри. Бетани сжала рукой мое горло и пригвоздила к стене, деревяшка выпала из моего зажатого кулака и откатилась в сторону. Нужно было удержать, сейчас бы одним врагом стало меньше.
- Где Кетрин? – практически выплюнула мне в лицо вампирша, шипя как гадюка.
С силой ударив по руке Бетани, я вывихнул ей ладонь, и она отпустила меня. Собравшись, я отбросил вампиршу как можно дальше от себя.
- Не знаю, - рана плохо заживала, из-за всех этих дней с Еленой я ел меньше обычного, а из-за полного шприца вербены накануне вечером слабость не покидала тело. И теперь это был не просто промах, это почти смертельная ошибка. Не сумев удержаться на ногах, я упал на колени.
- Знаешь, чем я развлекал себя, пока сидел в пещере? - Фредерик заломил мне руки назад, заставляя выгнуться дугой. - Тысячами способов отомстить тебе и Кетрин. Один из них: вырывать тебе все органы один за другим, пока не доберусь до сердца, - он нагнулся через мое плечо и вогнал в грудь другой припасенный кол, ломая ребра, очень-очень близко к сердцу. - Мы могли бы занять себя этим вечером так, - едкая ухмылка и редкая бородка маячили перед лицом, безумно раздражая. – Что думаешь, Бетт? – не дождавшись ответа от вампирши, он выпрямился, и отвратительная бородка исчезла. – Бетт! – я почувствовал свободу в руках и легкость, Фредерик перестал давить на меня своим весом. Пользуясь моментом, я вытащил кол из грудной клетки и сжал в ладони. Теперь не отпущу свое единственное оружие и спасение.
- Бетт! – крик Фредерик почти оглушил меня, и, посмотрев в сторону, я увидел, как он склонился над вампиршей. По ее лицу всюду вздулись вены, кожа посинела, и глаза, не мигая, смотрели в потолок. Фредерик держал тело Бетт на коленях и звал ее. Каким-то непостижимым образом, я, оттолкнув вампиршу, убил ее. Из груди мертвой торчал маленький острый кончик деревянного кола, вошедшего, очевидно, со спины, когда она упала.
Резкий болезненный спазм заставил меня издать глухой стон, и тут же Фредерик снова впечатал меня в стену. Под лопатками я чувствовал ажурную лепнину каминного портала.
- Каким образом тебе, выродок, удается избегать смерти? Это ты должен был лежать там ненужной тушой! – как я ни пытался высвободиться, я оказался слишком слаб против двух вампиров. – Ты, не Бетани! Ты! Ты! – Фредерик был в ярости, а гнев придает силы. Он выпустил клыки, словно собирался перегрызть мне горло, и, еще раз ударив меня об стену, отбросил в сторону холла.
- Знаешь, что только пришло мне в голову? - вампир перешагнул через мертвое тело на полу в гостиной. – Быстрая смерть будет слишком большим подарком для тебя. Ты будешь медленно тлеть, как и я, запертый и жалкий, потому что никто не придет тебе на помощь, - одним мощным движением он прыгнул на меня и свернул шею.
Возвращение из темноты было медленным. Сначала я почувствовал запах сырости и гнили, потом открыл глаза, но вокруг по-прежнему был мрак. Дышать было очень больно, раны едва затянулись, и, с трудом перевернувшись на живот, я встал на четвереньки. Слаб, я был невероятно слаб и беспомощен. Мне нужна кровь, много крови. На ощупь найдя стену, я поднялся на ноги и едва шагая дошел до двери. Фредерик оставил меня в живых. Я потянул на себя ручку, но дверь не поддалась. Я дернул еще раз, а потом еще и еще, но старая толстая дубовая дверь была словно каменная плита для бессильного меня. Это была моя гробница. Беспомощно сползая на пол, я подумал, что никто не придет мне на помощь, никто не спасает чудовищ.

Каждый час ранит. Убивает лишь последний. (26)
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1336
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика