Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава третья. Имя Греты Зиммерман

31.10.2014, 13:38
В любви и на войне одно и то же: крепость, ведущая переговоры, наполовину взята. 5


I. Бонни Беннет.

Школа… Столько всего происходит впервые. Навевает столько милых и трогательных воспоминаний, даже начинает подташнивать от приторности.
Наблюдая за кучками школьников и школьниц, я лениво играл ключами от машины в руках. Солнце по-осеннему лениво грело, листья уже начинали опадать, а еще вчерашние праздно шатающиеся тинэйджеры исправно грызли гранит науки. Сейчас они полны надежд и мечтаний на будущее, но будущее их абсолютно точно разочарует. Большинство из них ожидает скучная невысокооплачиваемая работа в этом же городишке, сопливые, вечно ноющие дети и склочные разборки о заборах вокруг участков. Никаких закрученных историй, вестернов, большой любви и спасения мира. Господи, да почти все они не способны спасти даже себя от банального и бессмысленного существования. Историю пишут единицы, все остальные - лишь трамплин для более удачливых собратьев.
Прозвенел звонок, и из дверей, словно отвязавшиеся ослы, начали выбегать ученики. И это будущее нации? Что ж, тогда нация обречена. Я стал внимательнее всматриваться в лица, выискивая симпатичную мулатку лет семнадцати. Бонни Беннет, потомственная ведьма, в черт знает каком поколении. Надеюсь, что она достаточно сильна и сможет разрушить заклинание гробницы, иначе мне придется убить ее и искать другую, более талантливую и могущественную ведьмочку из рода Беннет, а это нарушит все планы. Ночь кометы уже через месяц, совсем скоро я смогу снова быть рядом с Кетрин, и у меня совсем нет времени на непредвиденные обстоятельства.
Малышка Бонни показалась из дверей вместе с подругами, держа в руках книги, когда основная масса учащихся старших классов уже рассредоточилась по лужайкам. Отличница, видимо, заучка и ботаник. Нужна усидчивость, чтобы освоить магию.
Она была миленькая, с большими карими глазами и копной вьющихся волос, но, чтобы казаться красивой, ей не хватало обаяния и мешал слишком большой рот. Ее черты лица оказались грубыми и неженственными. Да и со стилем у девушки явно беда, либо это дальтонизм в совокупности с куриной слепотой, либо полное отсутствие зеркал. Хочется верить, что не все так безнадежно.
Ничего не подозревающая о моей неутешительной оценке Бонни весело щебетала с подружками. Вот, кстати, подружки у нее выглядели намного аппетитней. Ох уж эта милая-премилая девичья болтовня, напоминает щебет пташек в половине пятого утра, когда так и хочется всех перестрелять.
Ведьмочка тем временем распрощалась с подругами и, прижимая учебники к груди, направилась к школьной парковке. Какая чудесная случайность, что ее путь лежал как раз мимо меня. Как кстати.
- Несравненная, восхитительная, магическая Бонни Беннет, я полагаю?
Ведьмочка несмело улыбнулась и замерла, не дойдя до меня всего пары шагов. Вблизи она выглядела чуть симпатичней, но все же далеко не красавица.
- Мы знакомы? – голос оказался довольно-таки приятным. Надеюсь, заклинания она шепчет более уверенно.
- Заочно, - я одарил ее улыбкой, и она смущенно посмотрела в сторону. Бедняжка не привыкла к такому, общаясь со сверстниками. Мне только на руку. – Но думаю, нам стоит познакомиться. Видишь ли, моя дорогая и несравненная Бонни, - я сделал небольшой шажок к девушке, - у тебя есть кое-что мое, и сейчас мне эта вещица очень нужна.
- Если мы с Вами не знакомы, как Ваша вещь могла оказаться у меня? – она настороженно отступила. Смышленая. Будь у меня больше времени в запасе, все можно было сделать не так топорно, но, увы, секунды тикали, дни убегали, а я все еще не продвинулся ни на миллиметр в плане по освобождению Кетрин.
- Скажем, она попала к вашей семье давно, прямиком из рук в руки от моей семьи. Пришла пора вернуть.
- Я думаю, Вам стоит побеседовать тогда об этом с моей бабушкой Шейлой. Она наверняка знает, о чем идет речь, - ведьма попыталась меня обойти, меня это вовсе не устраивало.
- Послушай меня, девочка, - прошипев сквозь зубы, я схватил ее за руку чуть повыше локтя и с силой сжал. Потерял терпение. С подростками так сложно. Бонни тихо ойкнула и замерла, а потом воинственно подняла голову, выдвинув вперед подбородок, и сжала губы. Идиот, обругал я сам себя. Так глупо показать девчонке, что я такое. Как же мне удалось забыть, что “феи” могут ощущать вампиров. Это не входило в мои планы прямо сейчас, хотелось бы сначала получить заветный амулет, а уж потом “контактировать” с ведьмой.
- Отпусти меня, если не хочешь…
- Не хочу, - я отпустил ее руку и примирительно поднял вверх ладони, сдаваясь, но Бонни не была настроена на беседу. – Я думаю, мы не с того начали.
- Оставь меня в покое, вампир, - четко выговаривая слова, произнесла ведьма, отступив к своей маленькой машине.
- Просто отдай мне амулет, и я обещаю, что больше мне от тебя ничего не потребуется, - я лгал, но мысли-то она читать не умеет. Получу эту безделушку и уже буду плясать от новой проблемы. Без антиквариата полет кометы придется ждать еще несколько веков, меня не устраивал такой расклад.
- У меня нет никакого амулета. Я понятия не имею, о чем ты, - Бонни держалась молодцом, несмотря на страх, который я буквально чуял.
- Ну, разумеется. Но ты можешь поикать его среди сушеных жаб и крысиных хвостов.
- Я не знаю, что тебе нужно, - повторила Бонни, напряженно вглядываясь в мое лицо. – И не стану тебе ничего отдавать.
- Ты сразу поймешь, что мне нужно. И принесешь. И будешь спокойно гулять со своей бабулей по ночам, - я с улыбкой закончил разговор и галантно открыл перед ней дверцу машины. Бонни испуганным кроликом проскользнула внутрь салона и заблокировала двери. Я хмыкнул и помахал ей рукой. Будто я не смогу сломать стекло, такая наивная. Ведьма что тут скажешь. Беннет завела машину, и авто, мерно рыча, стало отъезжать назад. Вырулив, ведьмочка придала газу и покинула школьную парковку. Что-то подсказывало мне, что амулет она все-таки мне не передаст, а значит, придется доставать его иначе, как и другую ведьму. Впрочем, можно запугать и эту, но упоминание о бабушке Шейле заметно остудило мой пыл. Бабуля Беннет не входила в мои планы, и все может полететь к чертям. Уж слишком шаткими были мои шансы вернуть Кетрин. А комета была так близко...
Я проводил взглядом машину Бонни и направился к своей. Пора перекусить, дать время ведьмочке свыкнуться с мыслью и принять решение, и наведаться к дражайшей Елене. После того инцидента с блондиночкой в меню Фелла я наблюдал за двойником Кетрин только издалека на протяжение двух недель. Девушка вела активный образ жизни, по утрам это были пробежки, потом занятия в университете, затем тренировки группы поддержки, после факультативы и чтение в библиотеке. Редкие встречи с парнем Мэттом, еще более редкие вечеринки. Но особенной странностью Елены Смит оставались ночные вылазки. Сколько я ни пытался понять, куда она исчезает по ночам, ничего не выходило. Елена словно выскальзывала у меня из рук, стоило ей свернуть за угол. Возвращалась она всегда в разное время, но ни разу не оставалась ночевать там, куда уходила. Была мысль, что она гуляет налево от своего бойфренда, но потом и ее пришлось отмести. Елена очень часто возвращалась со следами синяков и ссадин, причем она не выглядела довольной, скорее уставшей и измученной. Такие вылазки не были каждодневными. И это было самой большой странностью.
Я вытащил мобильник из кармана и набрал номер Елены. В ухо ударили длинные равномерные гудки. Я терпеливо выжидал ответа девушки.
- Что, Деймон? – гудки сменились гулким шепотом. Я даже вздрогнул, хотя знал, кому звоню, но меня поразило то, что Елена добавила мой номер в свою записную книжку. Я ожидал, что мне снова придется представляться, как бывало уже не раз, а не пришлось. Девушка запомнила меня после той истории, и на этом пункте можно поставить галочку.
- Привет, Елена, - нараспев поприветствовал я. – А почему шепотом?
- У меня занятия, - прошептала Елена, и я представил, как она, прикрывая рот рукой, отвечает на мой звонок. Не сбрасывает, не игнорирует, а отвечает. Еще одна галочка, и можно себя похвалить за дальновидность. – Что ты хотел? – тем временем продолжала шептать Елена. – Только быстро, я под партой, здесь неудобно.
Я невольно улыбнулся. Вызов системе образования, Елена Смит отвечает по мобильному телефону вопреки указам преподавателя.
- Кстати, я хотела попросить тебя об одной услуге, - не дожидаясь моего ответа, произнесла она.
- Слушаю тебя, - я придал голосу серьезность, хотя мне по-прежнему было весело.
- Просьба и вправду дурацкая, - замялась Елена. Поразительно, как многогранен ее голос, даже шепот способен передавать тонкие эмоции. - Ты можешь приехать где-то через пару часов к моему университету?
- Разумеется, - покладисто согласился я, – но тебе, возможно, придется подождать меня немного, я сейчас за городом.
- Нет проблем, - шепнула она, и мы завершили звонок.
Ну что ж! День не пропал зря. Пусть я потерпел неудачу с ведьмой Беннет, зато получил неожиданный подарок судьбы в виде Елены. Я бросил телефон на соседнее сиденье и откинулся на спинку кресла, мечтательно уставившись в лобовое стекло. Встреча с Еленой радовала меня, как первоклашку конфетка. Кстати о конфетках… Пойду, отыщу себе что-нибудь сладенькое из старших классов.

II. Твое имя – лучшее, что можно придумать для тебя, Елена.

- Спасибо, - коварно улыбаясь, я принял из рук официантки бутылку пива и приложился к горлышку. Холодное и терпкое, оно освежало, хотя я бы с удовольствием выпил чего-нибудь более кровавого. Я сделал еще глоток и пересел от барной стойки за столик. Порой я ловил себя на некой одержимости кровью или на желании убивать. Я мог бы питаться в более мягком режиме, без жертв, но сам процесс смерти вдохновлял меня.
Официантка, проходя мимо, улыбнулась мне. Держу пари, она бы не отказалась побыть моим обедом, вон какими взглядами одаривает. Красноречивыми такими, их можно перевести на нормальный, доступный всему человечеству язык, как: “Возьми меня, потому что мне наплевать, с кем и когда”. Вот у Елены никогда не бывало подобного взгляда. Она смотрела на меня исключительно как на рядового настойчивого поклонника, и ведь не объяснишь девчонке, что я Казанова, каких поискать, и не докажешь. Верная она. Гуляет за ручку со своим Меттом и не смотрит по сторонам, а тут такая красота пропадает.
Я развеселился, забавно было представить, что в какой-то момент Елена все же переметнется от унылого, пригородного бойфренда и будет смотреть на меня так же, как та официанточка. Забавно было также, что мне нравилось тратить время впустую, потому что Елена все еще задерживалась. Я залпом допил пиво из бутылки и поднялся из-за столика, вышел из кафе и наткнулся взглядом на огромные двери университета Дьюка. Неподалеку отсюда есть прекрасные кампуса с не менее очаровательными студентками, но я решительно пошел к колыбели знаний.
Что там она у нас изучает? Психологию? Значит, отправимся именно туда.
По карте я быстро отыскал кафедру психологии и зашагал в нужном направлении. Если гора не идет к Магомеду…
В здании было полно народа. Преподаватели, учащиеся, персонал - все они толпами перемещались по коридорам, каждый в соответствии со своими обязанностями. Я поднялся на третий этаж по лестнице и оказался в широком холле кафедры психологии. Здесь народу было значительно меньше, чем на первом этаже, но все еще много. Я отловил какого-то парня в очках с толстыми стеклами, как будто он засунул туда лупу.
- Эй, где я могу найти Елену Смит?
- Не знаю такую, - отмахнулся будущий Фрейд и засеменил мелкими шажочками по лестнице вверх.
Да уж, неожиданное препятствие.
Надо! Все-таки надо приучить себя сначала думать, а потом делать. И как среди всего этого сброда мне ее отыскать? Я достал из кармана телефон и набрал заветный номерок. Длинные гудки пошли, но ответа не было. Странно… Я отнял трубку от уха и напряг свой слух, надеясь услышать мелодию сигнала. Все, что я услышал, это гул голосов и только. Ладно, пойдем другим путем. Я стал открывать все двери подряд. Где-то шли занятия, которые я бесцеремонно прерывал своим вторжением, где-то аудитории пустовали, кое-где кучковались чудаки с этого факультета. Мне стоит признать, что Елена одна из самых понятных людей среди своих сокурсников. При выборе ее профессии не удивительно, что она не похожа на других. Но она хотя бы адекватна.
Я снова остановил уже другого парня и опять спросил то же самое:
- Где я могу найти Елену Смит?
- В двести тринадцатой, - о, удача! - Тролль на нее глаз положил, - весело хохотнул паренек. Я не стал спрашивать, кто это – Тролль, побоялся понять.
- Где двести тринадцатая?
Парень махнул рукой в правый коридор и смешался с толпой.
Быть преподавателем для нынешней молодежи - просто неуважение к самому себе. Тролль, надо же!
Я шел вдоль прохода мимо дверей. Двести десять, двести одиннадцать, двести двенадцать. Вот и она – двести тринадцатая. Я было собрался дернуть на себя дверь, когда уловил своим чутким слухом дивный голос Елены.
- Понимаю, - я не мог видеть лица девушки, но слова звучали растерянно.
- И все же мне кажется, - заговорил тут же мужчина, - что Вы не до конца осознаете серьезность ситуации. Ваша успеваемость, мягко говоря, не очень, предмет Вы не знаете, пропусков много.
- Я знаю, я часто отсутствую, но материал…
- Елена, послушайте меня внимательно, - голос вкрадчивый, мурлычет, словно кот на сметану. – Ваше положение плачевно. С такими успехами Вы вылетите после первого же семестра, - я и не думал, что у нее проблемы с учебой, она так много времени уделяла занятиям. - Вам ведь было достаточно трудно попасть сюда, Елена, - ее имя Тролль нарочито протянул, добавив в голос хрипотцы.
- Мистер Гейлер, у меня еще есть время нагнать по программе, кроме того, я могу взять дополнительные задания и …
- Я могу предложить Вам более легкий способ остаться в университете, мисс Смит. Дополнительные занятия со мной в вечернее время.
Вот гадость! Я дернул дверь на себя, ломая замок. Косяк странно хрустнул и треснул посередине. Картинка, открывшаяся мне, неприятно удивила. Большой и толстый мужик, действительно очень похожий на тролля, отвратительно близко наклонился к сидящей за партой Елене. Шум, который я наделал, заставил его выпрямиться и перестать давить на девушку в прямом и переносном смысле. Елена вскинула голову и посмотрела на меня, а потом на Тролля, потом опять на меня и резко поднялась со стула.
- Слушаю Вас, молодой человек? – мистер Гейлер вопросительно и крайне недовольно глянул в мою сторону. Елена быстро помотала головой, явно не желая сознаваться, что мы с ней уже знакомы.
- Я ошибся комнатой, - нехотя проговорило мое первое Я, хотя второе было готово свернуть ему толстую шею и пересчитать позвонки в хребте.
- Я, пожалуй, пойду, - девушка натянула на плечо свою любимую сумку
- Подумайте над моим вариантом, Елена.
- Я подумаю, - быстро кивнула девушка, подходя ко мне и подталкивая к выходу, а потом поспешно вслед за мной вышла из кабинета.
- Решайте побыстрее, мисс Смит, - Тролль крикнул ей вдогонку. – Времени не так уж и много, - он развернулся и пошел к учительскому столу, всем своим видом показывая, что он сказал все, что хотел, и разговор окончен.
- У тебя проблемы? – едва она захлопнула дверь, я посчитал нужным вмешаться в ход событий.
- Это? – и Елена указала рукой на дверь. - Это не проблема, так, временное неудобство, - она отмахнулась и поспешила закрыть тему. – Мы же вроде в кафе напротив договорились встретиться.
- Договаривались, но ты не пришла, - я кивнул, придерживая двери перед ней, когда мы выходили на лестницу.
- Извини, ладно? – она обернулась ко мне и заискивающе улыбнулась, состроив забавную рожицу. Похоже, она и вправду чувствовала себя виноватой в такой мелочи. - Мне пришлось немного здесь задержаться.
- Итак, в чем заключается твоя просьба? – мы наконец вышли из шумного здания с гомонящей толпой. Елена совсем по-детски подставила личико солнцу и заулыбалась хорошей погоде.
- Мне нужна твоя машина, - она повернулась и посмотрела мне прямо в лицо.
- Это ограбление? – я шутливо приподнял руки вверх, будто сдаваясь.
- Временно, - она произнесла это так, словно битый час объясняла ребенку, почему ему нельзя прыгнуть с десятого этажа. – У меня пока нет своей, а арендовать я не хочу.
- А что насчет твоего парня?
- Скажем, - она легко пожала плечами, - мне не хочется, чтобы он знал об этой поездке.
- Попроси у одного из своих друзей, - я предложил как альтернативу такой вариант.
- Я и прошу, - ауч, Елена, запрещенный прием! – Мы, пока не друзья, но это будет прекрасный повод ими стать. Пожалуйста, мне, правда, нужно. Я верну ее уже вечером. Пожалуйста, - какой все же милой она была, такой светлой и открытой.
- Машину я тебе не дам, - просто потому, что она моя и все, и вообще я никогда никому ничего своего не давал, додумал я. Елена заметно сникла, и показалось, что это солнце зашло за тучу.
- Но я могу тебя отвезти. Сам. За рулем буду я, - на всякий случай пришлось уточнить, зная изворотливость девушки.
По лицу Елены пробежала масса эмоций, я даже не успел уловить все, настолько быстро одна сменяла другую. Удивление, оторопь, сомнение.
- Нет, это не вариант, - она покачала головой, - я не могу отнимать у тебя так много времени.
- Ну, я не против провести его с тобой.
- Нет, - она отказалась с улыбкой на губах и явным сожалением в глазах. Похоже, ей и вправду было куда-то очень нужно, но абсолютно одной.
- А что если я клятвенно пообещаю не влезать в твои таинственные дела?
Она молчала и думала. Привычным движением руки поправила сумку на плече и, подвинув ладонь чуть правее, сжала в кулак кулон, спрятанный под кофтой. Интересно, что там? Амулет? Талисман? Оберег? Сколько раз я ни пытался, мне так и не удалось разглядеть его. Кулон постоянно был при ней и спрятан под одеждой. Елена носила футболки, кофты, блузы, но всегда, всегда вырез на ее одежде едва открывал ключицы. Ни о каком декольте она даже не помышляла. И всегда были джинсы. Может у нее генетическая аллергия на юбки? В любом случае, брюки оставляли простор для моей фантазии.
Как бы то ни было, мне нравилось проводить время с этой девочкой, нравилось обманывать себя таким видением. У нее были глаза Кетрин, голос как у Кетрин, губы как у Кетрин, Елена оказалась улыбчивой и веселой девушкой, и у меня останутся хорошие воспоминания о встречах с ней после того, как мы с Кетрин снова воссоединимся спустя века.
Шекспир писал неправильные трагедии, что там Ромео и Джульетта с их недельной любовью, юношеским максимализмом и недальновидностью родителей.
- Нет, не могу, - Елена снова отказалась от моего предложения.
- Ладно, обещаю не выходить лишний раз из машины. Можешь для надежности привязать меня к рулю, если тебе так больше нравится, - я добавил в разговор немного двусмысленности.
- Нет, - она улыбнулась и покачала головой. – Прости, что заставила приехать, я, наверно, оторвала тебя от дел своей просьбой, - и мы медленно двинулись вдоль по тротуару.
- Я болтался на школьной парковке, когда позвонил тебе.
- Водишь шашни со школьницами? – она лукаво искоса взглянула на меня.
- Завожу нужные знакомства, - мы поравнялись с моей машиной, и я, обойдя авто, уселся на водительское место.
- Что ты делаешь? – она нагнулась и заглянула сквозь окно в салон.
- Собираюсь отвезти тебя туда, куда тебе нужно, - заводя машину, я поправил зеркало заднего вида, негоже это вампиру убивать девушку в автокатастрофе.
-Мы ведь вроде уже все обсудили, - она приподняла брови в знак непонимания.
- Ага, залезай внутрь, - и я нетерпеливо похлопал по соседнему сиденью рукой.
Елена беззвучно рассмеялась и, открыв дверцу, забралась в машину, несколько секунд она возилась на сиденье, устраиваясь поудобней, и посмотрела на меня.
- Ну?
- Что ну? – переспросила Елена.
- Куда мы едем?
- Ты обещаешь, что не будешь…
- Обещаю, - я оборвал ее на полуслове, так как мне уже порядком поднадоели ее сомнения, - куда мы едем? – я начал выруливать на дорогу, машин в этом городе было немного, так же как и в Мистик Фолс.
- У меня есть карта! – воодушевленно произнесла Елена и полезла в свою любимую сумку, которую уложила себе на коленки.
Карта? Серьезно, карта? О Боже! У нее карта!
- Карта? – озвучил я собственные мысли, не скрывая удивление. – Ты туда никогда не ездила?
- Я не ездила отсюда, - объяснила мне она, копаясь в недрах сумки. Там что, черная дыра? – Нашла! – она все-таки извлекла на белый свет мятую старую карту. – Нам сюда, - указывая пальцем с коротким, но ухоженным ногтем на место, отмеченное галочкой, пояснила Елена.
- Прекрасно, - я отобрал у нее карту и посмотрел сам. Нам придется ехать на север пару часов, если я буду гнать автомобиль на турбоскорости с урановым топливом. – И как ты планировала проехать это и вернуться до вечера?
- Я там долго не задержусь, и я предупреждала, что потребуется много времени.
- Времени у меня как раз полно, - пробормотал я себе под нос и надавил на педаль. Мы помчались по полупустым улочкам Дьюка на встречу нескольким часам в обществе друг друга.
В кармане джинс Елены зазвонил телефон, она, завозившись, вытащила его и прижала к уху.
- Да, Метт? – голосок нежный, елейный, а все равно слышны нотки неудовольствия.
- Ты где, солнышко? – аппарат изменял голос парня, делая его смешным, и я невольно улыбнулся. Елена покосилась на меня, но промолчала.
- На семинаре, - не моргнув глазом, солгала она, хотя мы уже были на пути к трассе, а университет остался далеко позади.
- И когда освободишься? Ты должна пойти на сегодняшнюю вечеринку, - предупреждая ответ, проговорил бедняга Метт – мальчик-мажор, еще не знающий, как часто его прекрасная девушка вешает ему лапшу на большие и топорщащиеся уши.
- Ты же знаешь, у меня много занятий, и времени почти ни на что не остается, - она строго смотрела на меня, так как я стал непочтительно хмыкать.
- Я все равно заеду за тобой, часов в десять. В десять никто не проводит никаких семинаров.
- Ладно, я постараюсь, - обреченно согласилась Елена и повесила трубку. Вместе с трубкой повисла и тишина.
- Что? – немного раздраженно спросила девушка, не поворачивая головы в мою сторону.
- Солнышко? – я не сдержался. - Нет, правда? Он зовет тебя солнышком? – смех в моем голосе был так очевиден, что скрывать его было глупо.
- Можно обойтись без излишних комментариев, - невежливо попросила она.
- Он зовет тебя солнышком, - утвердительно произнес я, мне нравилось злить ее.
- Я не буду обсуждать это с тобой, - категорично зареклась Елена и сердито сложила руки на груди
- Тебя? Солнышком? – я все никак не мог успокоиться.
- Хорошо, - она обернулась и вперила в меня свой недобрый взгляд. Мне нравились ее глаза. - У тебя есть что-то конкретное, а не просто издевки?
- Чтобы называть тебя солнышком, нужно быть слепым, - безапелляционно заявил великий Я.
- Мне, что, запрещено иметь милые прозвища? – она в праведном гневе взмахнула руками.
- Они не для тебя.
- Вот как!
- Твое имя – лучшее, что можно придумать для тебя, Елена.
Она замерла с полуоткрытым ртом, а потом смущенно опустила голову и вовсе отвернулась к окну.
Ну что ж, моя дорогая девочка, дорога только началась.

III. Я охраняю свою тайну, а Елена - свою.

- Ты всю жизнь в Дьюке?
- Нет, переехала учиться. Буду психологом, это последний курс.
- Сколько ж тебе лет? – удивился я, повернувшись в ее сторону.
- Смотри на дорогу, - нравоучительно произнесла Елена. – Мне двадцать.
Она не тянула на двадцать. Я не назвал бы ее инфантильной, но ее поведение не было похоже на поведение взрослого человека, принимающего осознанные, взвешенные решения. Она отправилась в долгую, многочасовую поездку с малознакомым, но чертовски привлекательным молодым человеком и не особо беспокоится о своей безопасности.
- Странный выбор – Дьюк. Не было более престижных колледжей?
- Были. Где-то же я проучилась первые курсы. А вообще я не люблю крупные города.
- А мне больше нравятся мегаполисы, - я сверился с картой. – Людей больше, обустраиваться проще.
- Я редко задерживаюсь долго на одном месте.
- Любишь путешествовать?
- Мне нравится, - Елена пожала плечами и поправила ремень безопасности на груди. Она без конца его поправляла
- Ну, хорошо, а почему психология?
- Ты знаешь, что есть миллионы способов заставить человека делать то, что хочется тебе, и он никогда не узнает об этом, а будет придерживаться мнения, что это его собственно-принятые решения?
О да! Одним из таких способов я владею в совершенстве, и название у него совсем не поэтичное – вампирское внушение. Жаль на тебя, детка, оно пока не действует
- Никогда бы не подумал. Прям миллионы?
- Ну, тысячи, - многократно сократила Елена число. – А еще человек использует возможности головного мозга лишь на четыре процента, а все остальное пока не изучено.
- Эйнштейн, один из главных умов человечества, придерживался мнения, что большее использование мозга, приводит к сумасшествию. Человек просто не способен принять это.
- Но с точки зрения эволюции необходимы века для развития возможностей человека. Например, пару столетий назад еще даже машин не было, а теперь строят летательные аппараты для изучения других планет.
- С точки зрения эволюции существуют лишь звенья пищевой цепочки и ее вершина, - беседа приняла немного нестандартный оборот. Я не ожидал столь умных речей от молоденькой девочки
- Человек и является этой вершиной, - снисходительно произнесла Елена. – Или ты считаешь, что существует внеземная цивилизация?
Как мало ты знаешь, красота моя. Нет никакой внеземной цивилизации, есть я. Вершиной пищевой цепочки являюсь я. И твари, сродные мне. А люди всего лишь еда.
- Так если придерживаться твоей теории, спустя века возможно появление и другого вида, более сильного и могущественного, чем человек.
- Только если условия существования изменятся настолько, что придется заново к ним приспосабливаться, - с умным видом возразила Елена.
- А что если такой вид уже существует, и в силу своей хитрости и ума им успешно удается скрываться? – я на несколько секунд оторвался от дороги и взглянул на девушку. Она смотрела сквозь лобовое стекло на меняющийся пейзаж и касалась пальцами сквозь тонкий материал кофточки своего медальона.
- Но тогда они должны были бы использовать людей в качестве пищи.
Мы и используем.
Я мысленно пожал плечами и похвалил ее. Она была умна. Не как обычные “ботаники”, к коим я ее изначально причислил, нет. Она мыслила. Действительно мыслила и делала некоторые выводы, строила теории. Для этого нужно обладать умом, а не просто хорошей памятью.
- Возможно, они и используют, - я развивал занимательную тему. Мне стало любопытно, как она будет отвечать на реплики, и куда в мы придем в финале.
- Шесть миллиардов людей на планете, думаю, кто-нибудь да заметил бы, что нам угрожает опасность быть съеденными. Хотя может и стоит какую-то часть действительно отдать на съедение, - пошутила Елена и, снова поправив ремень безопасности, вернула руку к кулону.
- Может они выращивают на откорм, - она заулыбалась, оценив мою иронию, так и не поняв ее в полной мере. А жаль. Может если Кетрин не будет так против, я смогу время от времени видеться с этой девочкой, расскажу ей про вампиров, и, как знать, может мы подружимся.
Но Кетрин никогда не потерпит соперничества.
Итак, промежуточный итог: Елена Смит, двадцати лет отроду, красива, умна, с чувством юмора, будущий психолог. В Дьюке только несколько месяцев.
- Разговор стал каким-то кровожадным. Моя очередь задавать вопросы, - она повернула голову влево и задорно посмотрела на мой профиль. – Давно ты в Дьюке?
- Я живу в соседнем городке – Мистик Фолс, - честно ответил я, не видя никакого смысла скрывать свое местоположение. – Недавно приехал. У меня здесь дела.
Елена, опешив, смотрела на меня карими глазами Кетрин и слегка приоткрыла пухлые губы от удивления. Она заставляла меня смеяться, это многого стоило.
- Подожди-ка. То есть ты живешь в одном городе, приехал на встречу со мной в другой город, чтобы отвезти в меня в третий, - она жестикулировала в воздухе пальцами, рисуя на невидимом листе схему передвижений. – О Боже! – и она громко и заливисто засмеялась.
- Ты мне нравишься, - я оторвал взгляд от дороги и посмотрел на хохочущую Елену.
- Брось, - она, все еще смеясь, обернулась ко мне. – Не настолько же?
Я пожал плечами и улыбнулся. Ее смех был заразителен, она веселилась так искренне и по-детски.
- Ладно, но ведь у тебя же должна быть работа, или чем ты там занимаешься?
- Я переехал совсем недавно. Пока единственное, чем я занимаюсь, - это ты.
Она стянула губы в трубочку, явно стараясь сдержать новый приступ веселья, и отвернулась к окну.
- А семья у тебя есть? – Елена справилась со своими эмоциями, и голос зазвучал уже вполне обыденно, но все равно чувствовалось, что ей все еще весело.
- Я брожу по этому свету одиноким сиротой, - со слезливой патетикой шутливо произнес я.
- Как печально, - в тон мне ответила девушка. – Серьезно? Никого из родных? Друзей?
-У меня нет друзей, Елена, - я свернул в точности в том месте, как было указано на карте. – А у тебя? Бабуля? Родители? Внебрачные дети?
- Я приемный ребенок в своей семье, - разоткровенничалась она. – Родители удочерили меня с рождения, так что никакой кровной родни, хотя я не представляю себе другой семьи.
- И что, они тоже были Смитами?
- Ну не у всех же такая звучная фамилия, как твоя, - в очередной раз сострила Елена, и я внезапно почувствовал в разговоре некоторую напряженность, она, девушка, а не напряженность, незримо ощетинилась, готовая в любой момент поменять тему. Запоздало мне в голову пришло удивиться ее умению строить беседу. Без внушения я был не так ловок в длинных утомительных разговорах, она же лавировала словно рыба в воде. Елена отшучивалась, и я знал эту манеру говорить. Иронизировать, шутить, насмехаться. Я говорил так же. Я охранял свою тайну, а Елена - свою.
- Ну, по крайней мере, один из нас знает свои корни, - приподняв брови, я произнес фразу в стиле шутки, пытаясь не показывать своих истинных мыслей. Что ж, если тебе так нравится играть в шарады, мы поиграем.
- Я знаю своих настоящих родителей, - слегка прищурив глаза, парировала девушка. - Просто их уже нет в живых.
- Все мы когда-нибудь умираем, - тихо проговорив слова, я нажал на педаль, увеличивая скорость. Я уже умер. И все, кого я знал еще в той человеческой жизни, тоже мертвы, а в этой вампирской была лишь Кетрин. Елена тоже заметно загрустила, это было мало похоже на тот взгляд, который мне удалось украсть у нее, взгляд битого жизнью человека, скорее привычная для людей легкая грусть по утраченному времени.
- Почему любая тема нашего разговора сводится к смерти? – она попыталась вернуть прежнее настроение и придать себе бодрости духа.
Потому что я – Смерть. И все, что окружает меня, лишь смерть. Все, что я делаю, – это приношу смерть. Беги от меня, спасайся, или ты тоже будешь мертва.
- И что, жизнь в приемной семье не задалась, что ты так рано выпорхнула из родительского гнезда? – я вспомнил того мужчину, что был в ее спальне и заставил ее думать о чем-то, приносящем боль. Он говорил о каком-то доме и возвращении Елены туда. Папуля?
- Мои родители были замечательными, - единственное, что я услышал, это слово “были”. То есть, больше их нет. Значит Елена такая же одинокая сирота, как и я. Тогда стоит задаться вопросом, кто был тот мужик, как его там – Элайджа? - Просто в какой-то момент стало необходимо начать жить иначе. Долго нам еще? – нетерпеливо спросила она, заерзав на сиденье. Мышцы спины затекли.
- Судя по карте, нет. Если у тебя, разумеется, правильная карта.
- Правильная.

IV. Люди с вечной улыбкой - страшные люди. Я сам один из таких.

- Ты обещал не выходить из машины, - напомнила Елена и выбралась наружу. Она закинула сумку на плечо и быстрыми шагами направилась к входу в здание. Двери приветливо разошлись, и гул голосов в холле стал отчетливо слышен. Елена смело двинулась к женщине за стойкой ресепшен. Автоматические двери послушно сомкнулись и звуки исчезли. Видимо, я не смогу услышать ничего, что мне было интересно послушать. Я видел, как губы моей спутницы расплылись в приветливой улыбке и зашевелились. Женщина кивнула в ответ и наклонилась к монитору, нацепив на нос очки. Она поводила мышкой по столу и, подняв лицо к Елене, начала отвечать ей. Какой-то парень в спецодежде уборщика, держа в руках большие черные пакеты для мусора, вышел на улицу, и я смог услышать часть фразы:
- …в саду, у него творческие заня…, - двери снова сомкнулись, и фраза осталась незаконченной. Значит, Елена здесь, чтобы проведать кого-то, я оглянулся по сторонам, ища вывеску. “Психиатрическая лечебница имени доктора Л. Адамса”. Хм, интересно.
Тем временем моя спутница продолжала шевелить губами, а я мог только догадываться о теме беседы. Парень-уборщик возвращался обратно уже с пустыми руками, стеклянные ставни разъехались в стороны и до меня донесся голос Елены:
- Зимерман, - по слогам произнесла она. – Грета Зимерман.
- Ваши документы, - попросила женщина за стойкой, и Елена быстро полезла в свою бездонную сумку. Она начала копаться там не хуже, чем когда искала карту, а потом протянула небольшой пластиковый прямоугольник в руки смотрительницы. Интересно, кто такая эта немка – Грета Зимерман, ведь я отчетливо слышал, как на ресепшен сказали, что занятия у него. Или имелся в виду врач, а Елена навещает как раз эту немку?
Женщина протянула документы обратно посетительнице и указала рукой в правый коридор, моя дражайшая Елена бросила в мою сторону беглый взгляд, чтобы удостовериться, что я выполняю свое обещание, и двинулась в указанном направлении, на ходу убирая в сумку водительские права. Права есть, а машины нет, и сама водить не хочет. Еще одна странность в этой девушке. Она вся была соткана из странностей и необычностей, и потому я ощущал себя рядом с ней… нормальным. Мои клыки и жажда никуда не исчезали, но рядом с ней это не казалось таким уж проклятьем, она одним своим присутствием приручала то, что я пытался обуздать целый век. При ней мой внутренний монстр делался нестрашным и, как бы глупо это ни звучало, немного влюбленным. Влюбленным в Кетрин.
Я выбрался из машины, полный желания узнать цель визита Елены в лечебницу. Сощурившись от не по-осеннему яркого солнца, я направился к стеклянным дверям. От парковки до здания было достаточно далеко, и я неспеша двигался по тротуару. Бросив беглый взгляд вправо, я заметил тот самый так называемый сад за высоким забором. Огромное, похожее на футбольный стадион, поле, покрытое зеленой сочной травой, с редкими деревьями, клумбами цветов и скамейками. Повернув голову налево, я увидел лишь продолжающуюся парковку с асфальтовым покрытием.
Тем временем ноги все же донесли меня до входа в лечебницу, стеклянные двери приветливо распахнулись и… Я не смог войти. Невидимая преграда не позволяла мне перешагнуть порог. Так происходит всякий раз, когда я пытаюсь войти в дом, в который меня не приглашали. Двери начали истерично пищать, и женщина за ресепшен внимательно посмотрела на меня. Пришлось сделать шаг назад и признать за собой отступление. Задаваться вопросом, почему я не могу попасть внутрь, глупо, ответа я все равно не получу. Возможно, владелец живет здесь, или кто-то из его окружения, или же сами больные считаются… А какая разница! Я не могу попасть внутрь – факт.
Мне пришлось возвращаться к машине, маячить перед дверьми – глупая идея, не стоит привлекать к себе внимание. Я облокотился на капот автомобиля и стал всматриваться в сад. Разной степени нормальности люди бродили по аллеям и выложенными плитами тропинкам. Больные резко отличались от медицинского персонала. В халатах и тапочках, со спутанными волосами и безумными глазами, они что-то бормотали себе под нос или, замкнувшись в себе, качались из стороны в сторону как китайский болванчик. Медсестры и медбратья носились с ними не хуже, чем с трехлетними детьми, поддерживали под руки, уговаривали выпить таблетки, кутали в теплые пледы. Печальное зрелище.
Я увидел Елену. Она показалась из дверей, ведущих в сад, в сопровождении какого-то молодого человека в униформе медика. Они ступили по одной из аллеек и направились вглубь футбольного поля для психов. Медбрат неспеша что-то объяснял Елене, едва заметно жестикулируя руками. Объяснял так тихо, что мне пришлось напрячь свой слух из последних сил.
- Постарайтесь не растревожить его, последнее время мы не даем ему никаких успокоительных средств. Я буду поблизости, так что если возникнут проблемы, просто позовите. Кевин, - представился паренек.
Елена кивала в такт его словам, и, как мне казалось, вовсе не слушала. Они удалились на достаточное расстояние, и теперь я мог лишь видеть мою спутницу. Кевин остановился и, указав пальцем на один из дальних столов, подтолкнул девушку в нужном направлении. Елена медленно двинулась к пожилому мужчине, поправив на плече лямку сумки. Она несмело опустилась рядом с больным и замерла. А потом, закусив губу, видимо для смелости, начала говорить. Мужчина водил испачканным в краске пальцем то ли по столу, то ли по листу бумаги, и не обращал никакого внимания на Елену. Она оглянулась на медбрата, но тот, видя, что больной не собирается озорничать, уже занялся другими обязанностями. Елена снова попыталась заговорить с мужчиной, и я в который раз пожалел, что не могу видеть ее мысли. Как было бы проще, если бы мне не приходилось отгадывать, что творится в ее голове. Девушка все пыталась разболтать старика, а потом полезла в свою любимую сумку и достала оттуда блокнот, карандаш и что-то еще. На удивление быстро она отыскала эти вещи. Елена положила предметы на стол и вытащила из-под ворота кофты свой кулон. А я снова не мог увидеть, что это.
Амулетом старик заинтересовался. Он внимательно посмотрел на шею девушки, а потом протянул руку. Елена напряженно следила за его движениями, готовая в любой момент защититься. Старик взял у нее из ладоней кулон и приблизил к нему лицо. И вдруг отдернул руку, словно обжегся, и снова стал рисовать пальцем. Елена быстро убрала талисман обратно под одежду и взяла со стола что-то, вынутое из своей сумки. Она опустила обе руки под стол, оглянулась по сторонам, следя, чтобы никто не увидел этих движений. Я был уверен, что она заметила меня, стоящего возле машины, но не подала никакого вида. Елена подняла руки, левую ладонь показала старику, а правой закинула это что-то обратно в сумку, которая стояла у ее ног. Мужчина снова заинтересованно посмотрел, бросив свое рисование. Он коснулся разукрашенным пальцем руки девушки, а потом отдернул так же, как и когда касался кулона. Елена что-то ему доказывала, пыталась убедить пойти на контакт.
Девушка сжала ладонь в кулак и убрала ее на колени, а свободной рукой пододвинула к старику блокнот и карандаш. Мужчина уставился на предметы, будто видел их в первый раз. Елена снова заговорила. Она заправила прядь волос за ухо в волнении и продолжила убедительно шевелить губами. Старик несмело взял в руки карандаш и сделал полосу на листке. Девушка устало откинулась на спинку стула и, закрыв глаза, покачала из стороны в сторону головой. Безнадежно.
Но неожиданно мужчина подтянул к себе блокнот поближе и начал что-то быстро и порывисто выводить на страницах. Елена замерла и не делала лишних движений, наверное, боялась спугнуть вдохновение. Она внимательно следила за карандашом в руке старика и молчала. Я напряг все свое зрение, силясь увидеть эмоции на ее лице. Ничего. Оно было непроницаемым и холодным. Недавний медбрат Кевин заинтересовался этой парочкой и двинулся к ним. По мере его приближения, спина Елены становилась все напряженней и напряженней, но она не подгоняла старика. За несколько мгновений до того, как Кевин поравнялся с ними, мужчина бросил карандаш на стол, и девушка быстро захлопнула блокнот, скрывая от посторонних глаз записи. Она бегло улыбнулась медбрату, сгребла тетрадь в сумку и, кивнув в знак благодарности, поспешила на выход. Обходя стороной никуда не торопившихся больных психиатрической лечебницы имени доктора Л. Адамса, она стремительно приближалась, и я невольно поймал ее взгляд на себе. Да-да-да, я не сдержал слово, но что это изменило. Я все равно ничего не узнал, даже несмотря на свой вампиризм.
Когда Елена вновь скрылась от меня за стенами здания, я посмотрел на того старика, к которому приезжала девушка. Тот сидел и, как и прежде, возил окрашенным пальцем по столу. Он снова полностью отрешился от реальности. Я достал из кармана телефон и посмотрел на дисплей. Девушка оказалась абсолютно права, она пробыла здесь недолго, всего двадцать минут. Неужели эти несколько минут стоили долгих часов поездки? Что же могло понадобиться здесь Елене?
Стеклянные двери лечебницы разъехались, и на улицу снова вышел уборщик уже с другими черными пакетами для мусора. Чем не подарок судьбы? Я зашагал к нему и, без всяких предисловий, так как время поджимало и Елена могла в любую минут выйти из здания, спросил у долговязого парня:
- Давно ты здесь работаешь?
- Восемь лет, - задумавшись, подсчитал он.
- Грета Зимерман – это врач или сестра?
- У нас нет доктора с таким именем, и среди девчонок такой нет, - пожал плечами паренек. – А кто она, эта Ваша Зиберман? – он, то ли по природной глупости, то ли нарочно исковеркал фамилию.
Если б мне знать. Но это была бы ниточка.
Елена показалась в дверях, и я все-таки решил рискнуть
- А эту девушку ты раньше здесь видел? – я кивнул в сторону моей спутницы, которая, остановившись у ресепшен, переговаривалась с женщиной в очках.
Парень обернулся и долго смотрел на Елену.
- Нет. Никогда не видел, - пожал он плечами и пошел выносить мусор.
Тайна за семью печатями. Значит, ты так проста только на вид.
Девушка наконец вышла из дверей и с неодобрением смотрела на меня.
- И как мне теперь тебе верить? – с улыбкой проговорила она, приближаясь.
Никак. Ты не можешь мне верить, как и я не могу верить тебе.
- Меня разобрало любопытство. Такие лечебницы - не то место, куда я обычно привожу девушек.
- А куда ты их обычно приводишь? – лукавый взгляд, когда она обходила машину, чтобы сесть на свое место. – Хочешь, я поведу, - предложила девушка, прежде чем забраться внутрь, - ты, наверно, устал
- Не пущу тебя за руль своего ковра-самолета, - возразил я, и она, вполне довольная моим ответом, забралась в салон. В последний раз окинув взглядом территорию лечебницы и задавив сожаление в зародыше, я тоже забрался в машину.
- Ты кого-то здесь навещаешь? – ключ в зажигании послушно повернулся и мотор услужливо заурчал. Елена откинула волосы назад и расслаблено облокотилась на спинку кресла.
- Я изучаю местных пациентов.
- Ты же психолог, а не психиатр, - мне почти удалось подловить ее.
- Я на последнем курсе в новом колледже, - чуть ли не зевая, пояснила девушка. - Мне нужно мощное исследование, чтобы получить диплом.
Один человек – это же не исследование. Все-таки ты не договариваешь многого, Елена.
- Без посягательств учителя на твою честь? – я вывернул автомобиль с парковки, и мы медленно поехали по подъездной дорожке лечебницы, проезжая мимо вывески Л. Адамса.
- Тролль, - вспомнила она и заметно помрачнела, а потом снова засияла. – Может, поедим чего-нибудь, каждый платит сам за себя.
- Идет, - перемены ее настроения были такими частыми, что пугали. Она уверенно контролировала каждый вздох в своей жизни, но порой на долю секунды что-то печальное прорывалось сквозь ограды наружу, и все. Все снова становилось, как и прежде, никакой горести или печали.
Люди с вечной улыбкой - страшные люди. Я сам один из таких.
Мы остановились у первой же придорожной заправки и как раз вовремя - бензин в машине был на исходе. Не думаю, что Елену бы устроила перспектива ночевать в машине где-то в лесу вдвоем. Меня бы устроила, ее - нет. Все время в пути она беззаботно поддерживала беседу, не сообщая о себе больше ничего стоящего, я тоже предпочитал не распространяться о жизни вампира. Выяснилась пара забавных вещей: мы любим разные книги, разные страны и даже разные континенты.
За окном начинало темнеть, и на небе появлялись первые звезды.
Войдя в кафетерий, Елена тут же уселась за свободный столик, как бы выбирая за нас обоих.
- Вы готовы сделать заказ? – официантка со жвачкой во рту встала рядом, держа наготове ручку.
- Мне травяной чай, - проговорила Елена, рассматривая меню, когда у нее требовательно зазвонил телефон. Она вытащила его из сумки и, взглянув на дисплей, поднялась из-за столика, слегка подвинув официантку. – Я сейчас вернусь, - она почти выбежала за дверь на улицу и, отойдя к рекламному щиту забегаловки, только там приложила мобильник к уху.
- Ну а Вы? – официантка недовольно смотрела на меня.
- Ничего, - я отмахнулся от нее и посмотрел на сумку, так беспечно брошенную Еленой. Руки сами собой потянулись к этому тайнику девичьей жизни. Я дернул молнию, рискуя сломать, и, раздвинув стенки клатча, глянул в тряпичное нутро. Что тут у нас: блокнот, несколько карандашей, только карандашей и ни одной ручки, кошелек, пятидесятицентовая монета, заточенная с двух сторон и на остром кончике запекшаяся капля крови, никакой косметики, только гигиеническая помада, карманный фонарик, зажигалка, связка ключей, маленький флакон с распыляющим наконечником, я быстро вдохнул аромат, напомнивший мне запах какой-то травы, пара заколок для волос, перчатки с обрезанными пальцами, тонкий черный шелковый шарфик и небольшой тоненький пластиковый документ, вероятно выпавший из портмоне. Я быстро повернул прямоугольник лицевой стороной к себе и едва сдержал возглас удивления. На меня оттуда смотрела фотография зеленоглазой Елены с другой прической, короткое каре, модное в двадцатых годах. Но удивило меня вовсе не это. Водительские права были выданы на имя Греты Зимерман.
Я закрыл сумку и посмотрел на Елену сквозь стекло, обклеенное рекламой. На осмотр вещей сумки ушло от силы несколько секунд, и я, находясь все еще в легком недоумении, вслушался в разговор. Изучить блокнот я уже не успею.
- Нашли? – спросила Елена тревожным голосом, ответа собеседника я не услышал. – Где? – она еще помолчала, слушая говорящего, а потом тихо ответила. – Конечно, я приеду, - она сбросила звонок и запустила пальцы в волосы. Я не видел лица и мог только догадываться о теме разговора.
Девушка вскинула голову и, положив телефон в карман, вернулась в кафетерий.
- Ваш чай, - невежливо произнесла официантка, ставя перед Еленой высокую чашку.
- Спасибо, - пробормотала моя спутница и, подтянув к себе сумку, бездумно посмотрела в нее, потом застегнула молнию и посмотрела на меня.
- Знаешь, я подумала, что нам не стоит задерживаться в пути. Метт будет меня ждать, а времени уже много. Ты что-нибудь заказывал?
Я молча поднялся из-за столика и последовал к выходу. Машину уже заправили, и мы, не переговариваясь, сели по местам. Елена поправила спутанные волосы, и я заметил на самом краю маленькой ладошки тонкий неглубокий надрез. Такой как раз можно сделать заточкой, как в ее сумке, и показать безумному старику рану на ладони, чтобы убедить его до конца. Но что она могла этим доказать? Что она не Кетрин? Не вампир?
Внезапная мысль пронзила меня словно молния, но я в тишине повез Елену домой.

Вы начинаете искать разгадку, но не находите, потому что не особенно стараетесь. Вы не хотите её знать. Вы хотите быть обманутым. 6
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1309
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика