Главная

Фанфик "Меняя историю" Глава седьмая. Полнолуние волка

Фанфик "Меняя историю"

31.10.2014, 13:51
Неважно, кто мы такие, важно то, какой у нас план.
Бэйн (The Dark Knight Rises) (13)


I. Кулинарная книга ведьм.

Была еще ночь, когда, вернувшись с кладбища, я бесшумно закрыл входную дверь. Эта идея тоже выстрелила холостым. Надежда отыскать подсказки в фамильном склепе и могиле отца пала храбрым воином, боровшимся до последнего момента с драматичной реальностью. Если бы у меня в руках оказался гремуар Эмили Беннет, если бы... Третью ночь я проводил в поисках следов девушки, укравшей мой амулет, или другой возможности освободить Кетрин, но пока все было тщетно. Ничего. С трудом я удерживался от того, чтобы не разнести дом и городишко к чертовой матери, поэтому, каждый раз возвращаясь к себе, все, на что у меня хватало сил, это налить в граненный пузатый стакан горячительный напиток цвета украденного янтаря.
Опустившись в кресло, я задумчиво сжал бокал в руке. Не представлял, что еще можно сделать, но делать что-то нужно было, иначе я упущу комету. Вздохнув, я закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла. На втором этаже что-то приглушенно стукнулось об пол. Мои веки распахнулись. Что за черт? В доме кто-то есть? Бесшумно поднявшись на ноги, я двинулся к источнику шума. Поднявшись по лестнице, странно не скрипевшей, хотя обычно просто насвистывала под ногами, до моего слуха долетел звук легких шагов. Из спальни, что раньше использовал Зак.
Кто-то был там и что-то искал. Крадучись, я приблизился к приоткрытой двери. Вор сидел в темноте на корточках, спиной ко мне и пытался отжать половицу. Во мне взыграло любопытство. Незваный гость был одет в черную кофту с капюшоном и черные штаны. Снова все та же девушка. Сама пришла сюда. Нездоровая странная улыбка появилась у меня на устах. Я вырву ей позвоночник, если эта мерзавка не вернет мне амулет. Девушка, не замечая меня, отковырнула дощечку дорогого паркета и резко выдохнула, словно нашла то, что искала. Не знаю, когда я окончательно лишился разума и кинулся на нее. Наверное, в этот момент она услышала меня, и ее реакция была мгновенной.
Девушка перекувыркнулась вперед, и я промахнулся. Из-за ярости, застилавшей глаза, мой бой уже был проигран, но я все же попытался схватить ее. Дощечка паркета вошла мне в живот, воровка била без промаха. Девушка хотела дотянуться до выемки в полу, но я перехватил ее, взяв за руку. На безымянном пальце блеснуло кольцо. Выдернув запястье из моей хватки, девушка едва слышно выругалась и, оставив попытку вытащить свою находку, быстро прыгнула в окно. Нет, не уйдешь, не в этот раз. Вытащив доску, я бросился к окну. Девушка только приземлилась и неудачно, она схватилась за лодыжку, но тут же хромая припустилась бежать. Ну вот и попалась. Я прыгнул вслед за ней и кинулся наперерез. Из-за раны в животе я двигался медленно, девушка успела добраться до тяжелого джипа, припаркованного почти под окнами, и сесть внутрь, когда я оказался на пути машины. Яркий свет фар ударил мне в глаза, мешая рассмотреть воровку. Взревел мотор автомобиля, но я не собирался отступать. Тогда она просто ударила по газам и, сбив и отбросив меня на несколько метров, умчалась во тьму. Впечатляющей драки и финала как в крутом блокбастере не вышло, она снова ускользнула.
Раздавленный морально и перееханный джипом физически, я поднялся на ноги, вправил конечности и снова вошел в дом через дверь. Не теряя ни минуты, поднялся в комнату Зака, щелкнул выключателем. Комната озарилась ярким светом, и чернеющий проем в полу стал очень заметным. Я склонился над дыркой и вытащил наружу толстую тетрадь и сложенный в несколько раз огромный лист бумаги. Его я рассмотрел первым.
Большая карта расположения подземного лабиринта. Отец, обнаружив под городом сеть туннелей, приказал расширить их, чтобы во время войны горожане могли пересидеть там бои. На сгибах бумаги краски почти не осталось, и я думаю, что множество самих ходов уже перестали существовать, поэтому карта была недостоверной. Но на ней была отмечена большой жирной точкой чернил гробница Кетрин. В те времена Эмили взяла с меня слово, что я буду защищать род Беннет, зная о том, что с ней что-то случится. А потом она рассказала обо всем старику Джузеппе, и он безжалостно велел сжечь ее на костре. Бедная ведьма не понимала, что подписывает себе приговор. Впрочем, мои предположения могли быть и ошибочными. Возможно, отец был ни при чем, и Эмили отвел на заклание свихнувшийся Гилберт. Я уже не был свидетелем событий, увозил дочь ведьмы к дальней родне. Кетрин оставалась на расстоянии полутора века, Мистик Фолс остался забытым. Снова пробежав карту глазами и отыскав север и юг, я увидел, что большинство туннелей заканчиваются тупиками. Такая ветвь была под старой церковью и еще множество похожих. В подвалах Локвудов, которые теперь были посреди леса, тюрьма Форбсов.
Отложив карту в сторону, я взял в руки тетрадь в кожаном переплете. Старая-старая, почти древняя, потрепанная, местами разорванная, с сильно пожелтевшими страницами, исписанная мелким почерком. Гремуар Эмили Беннет. Кулинарная книга ведьм. Я не поверил собственным глазам. Именно в тот час, когда отчаянье стояло под дверью, планеты выстроились так, как нужно мне, и вот они - заветные строки, в которых крылось либо мое спасение и спасение Кетрин, либо моя могила. Вцепившись в потрепанные страницы похолодевшими пальцами, я вчитывался в чернильные буквы. Местами истертые листы со странными рисунками и надписями на латыни словно гипнотизировали, не давая оторваться. Смешно, от дотошности Эмили сейчас зависело мое будущее.
Когда-то давно, в бытность моего обращения, Беннет хранила тайну о том, что Кетрин жива, пока я не принял решения. Не помню, что тогда побудило меня остаться среди людей, а не стать призраком, ведь Кетрин была убита, но именно слова ведьмы вдохнули в меня жизнь. Она объяснила мне цену заклятья, заточившего двадцать пять вампиров под землей, прежде чем церковь сожгли. Смысл был в том, что она спасает жизни вампиров, запирая в гробнице. Ей удалось не позволить им убивать, но и не убить самих монстров. Эмили была умной женщиной. В ночь, когда мой отец и Джонатан Гилберт устроили охоту на вампиров, у ведьмы было мало времени что-то придумать. И теперь я боялся, что обратного заклинания просто нет. Кулон, комета и ведьма Беннет – вот ключ, подходящий к замку, и, возможно, одной талантливой ворожеей все же не обойтись.
На страницах были написаны десятки заклинаний, множество просто записанных на латыни в спешке жидкими чернилами, без названия. Возможно, одно из них все же было нашим с Кетрин спасением. Когда на страницах появились привычные английские буквы, я понял, что держу тетрадь вверх ногами и листаю с конца. Чертова латынь, и как только ведьмы пишут заклинания…
Перевернув гремуар и открыв начало, я снова приступил к чтению. Первая страница была словно разделена на две половины. «Боятся солнца, вербены, дерева в сердце», - еще почти детским подчерком было написано в самом начале и нарисовано солнце и два клыка. «Боятся аконита, полнолуния. Смертны», - значилось чуть ниже, рядом с рисунком полумесяца и двумя клыками. О ком идет речь? И я стал более внимательно всматриваться в истлевшие чернила, пытаясь разобрать буквы.
«Боятся солнца, вербены, дерева в сердце. Способны воздействовать на сознания, влезая в голову и внушая мысли. Не могут воздействовать друг на друга. Не стареют. Обладают высокой скоростью, силой и острым слухом. Питаются свежей кровью. Одиночки. Обладают усиленными в тысячи раз чувствами. Быстро исцеляются». Все верно, это описание вампиров, тут не было никакого конфуза, но вот вторая часть листа вызывала удивление. «Боятся аконита, полнолуния. Смертны. Раны заживают очень быстро, способны различать тысячи запахов. После трансформации обладают высокой скоростью, но не способны контролировать себя. Передается по наследству, предпочитают жить в стаях, но встречаются одиночки». Я задумался, о ком она могла писать, и продолжил чтение. Буквы расплылись за полтора столетия, и разобрать их было нелегко. «Укус оборотня смертелен для вампира, вампир не способен воздействовать на сознание оборотня». Я отложил тетрадь и глупо посмотрел на проем в полу.
Оборотни – полуволки, полулюди, это же сказки. Их не существует. По-крайней мере, я не встречал, хотя это должно было бы быть правдой. Ведь вампиры водились на земле с незапамятных времен. Значит, укус такого волка смертелен для меня и стоит держаться от них подальше. А понять, кто есть кто, очень просто. Я не могу внушить или “посмотреть” его, а так же зверь способен к быстрой регенерации. И ген передается по наследству. И некоторые предпочитают жить одинокими волками. Кое-кого напоминает, не правда ли? Я не могу внушить ей, я не могу влезть к ней в голову, она росла с приемными родителями, а теперь живет под вымышленным именем в городке с лесом неподалеку, у нее отличное чутье и хорошая реакция. Если бы она оказалась оборотнем, способным почуять вампира, то имело бы смысл в день нашей первой встречи воткнуть мне карандаш в горло, а пару дней назад украсть амулет, чтобы не выпустить наружу сильных врагов. А если вспомнить странную поездку в клинику для умалишенных и быстро заживающий порез на ладони, все станет более чем понятным.
Елена – оборотень?
Ух ты, вот это поворот. Но что она делала в моем доме сейчас? Зачем приходила? Слишком большой риск быть узнанной. И пойманной. Я снова посмотрел в тетрадку. Аконит – вербена для оборотней. Смертны, то есть стареют, то есть выглядят как обычные люди, заводят семьи, встречаются с квотербеками. Ах, черт возьми, забавная штука получается. Елена – оборотень. Глупенькая, маленькая волчица. На что ты надеялась? Я все равно бы вернул амулет, чего бы мне это ни стоило. Но ты сама вручила мне разгадку своей тайны. Оборотень. Оттого в твоей голове и роются странные вопросы, и ты оказываешься слишком прозорливой для человека. И странный ночной посетитель, призывающий вернуться домой, возможно, имел в виду возвращение в стаю. А то время, когда она уезжала куда-то, не совпадает ли со временем полнолуния?
Мне срочно требовалось узнать лунный календарь, и ничего умнее не пришло в голову, кроме как поискать его в газетах. Покойный Зак выписывал несколько изданий, и их скопилось достаточно много, я оставлял их для растопки камина. Вот и пригодилось наследство “дядюшки”. Спустившись вниз в гостиную, я подошел к кипе газет и разворошил стопку. Необходимо вспомнить, когда она исчезала на неделю. Елена вернулась на следующий день после похорон Зака. События я помнил, а вот с датами была беда. Газеты шли октябрьским числом, и это означало, что сентябрьское полнолуние здесь искать не нужно, не найду. Я открыл первое попавшееся издание. Анекдоты, сканворды, гороскопы и лунный календарь. Не веря глазам и удаче, свалившейся на меня сегодня, я прочитал абзац еще раз. Полная луна взойдет завтра в одиннадцать часов десять минут. Ну что же, дражайшая Елена, я предложу тебе сыграть сегодня в преферанс. Насколько хорошо ты умеешь блефовать?
Решительно поднявшись на ноги, я вышел из дома. Амулет будет в моих руках до появления кометы, даже если мне придется вырвать твоя маленькое трепещущее сердце, Елена Смит.

II. Любопытство сгубило кошку.

Остаток ночи я провел в беспокойном сне, залечив раны кровью. Поутру проснувшись и долго не раздумывая, я сел в машину и направился в Дьюк. Автомобиль послушно мчал по ухабистой дороге, оставляя позади Мистик Фолс. Планы катакомб все еще стояли перед моими глазами. Добравшись до города, я первым делом заехал на квартиру к Елене, думая, что там мне удастся ее обнаружить. Комнаты апартаментов были наполнены тишиной. Дома не оказалось ни одной из девушек, и я, выйдя на улицу, решил искать своего возможного оборотня по месту учебы. Странным показалось мне то, что Викки, любительница валяться в подушках до вечера, уже куда-то ушла. И снова сев за руль и заведя мотор, я закружил по улицам маленького городка. Единственным преимуществом провинций было то, что добраться из любой точки до пункта назначения занимает всего несколько минут.
Припарковавшись в стороне от студенческих машин, я вышел из автомобиля и, убрав ключи в карман, огляделся. Метт Донован в это же время собирался сесть за руль, но, завидев меня, передумал, щелкнул брелком сигнализации и двинулся в мою сторону. Сейчас будет дурацкий разговор, где квотербек будет пытаться выглядеть крутым, а мне придется сдерживаться от убийства паренька из золотой молодежи. Скукота.
- Я не собираюсь затевать драку, - едва дойдя до меня, заговорил Метт. – Просто хочу предупредить: увижу рядом с моей сестрой, матерью или Еленой – размажу как букашку.
- А ты знаешь, где меня искать? – с издевкой спросил я. – Ты хоть что-то обо мне знаешь, кроме имени? – я был выше него и от этого мои слова звучали весомей.
- Я тебя предупредил. Викки можешь не искать, она там, где ты не сможешь до нее добраться, – Метт развернулся и пошел к своему джипу.
- Все же сдал ее в лечебницу, - вслед квотербеку произнес я. Не получилось у нас крутой разборки. Он, не оборачиваясь, показал мне жест из трех пальцев. Сломать бы тебе этот палец, да лень. Метт залез в машину и, дав по газам, почти вылетел с парковки. Сегодня у меня другая цель, с ним я разберусь в следующий раз. Мне нужна девушка.
Елена сидела на университетском газоне под тенью кроны раскидистого дерева с пожелтевшими листьями и смотрела в книгу, монотонно постукивая карандашом по страницам. Сумка лежала рядом с ней на земле. Почему она никогда не расстается с этим аксессуаром? Он заговоренный что ли? Елена сделала пометку на полях и, перевернув страницу, снова уставилась в книгу, не переставая постукивать карандашом. Тебе как будущему психологу должно быть известно, что это что-то нервное. Девушка бегло читала напечатанный текст и делала пометки. У нее зазвонил телефон, и Елена, не глядя сунув руку в сумку, вытащила мобильник. Она не стала прикладывать аппарат к уху, а быстро задвигала пальцами по дисплею, отвечая на входящее сообщение. Я улыбнулся пришедшей идее: можно не звонить, можно просто написать. Елена отложила мобильник и вернулась к своей книге, теперь девушка задумчиво вертела карандаш в руке. Для оборотня в ночь полнолуния она нервничала достаточно убедительно. Телефон снова издал писк, и Елена коротко ответила на сообщение, нажав лишь пару раз на дисплей.
Книга больше не вызывала такого интереса, как прежде. Девушка даже закрыла ее, не забыв вложить карандаш меж страниц, и пару раз легко постучала ладошками по обложке. Я с любопытством продолжал наблюдать. К Елене приблизилась девушка в форме черлидерши и остановилась в полуметре, грозно скрестив руки на груди. Маленькая, смуглая, стройная, в короткой юбочке болельщица. Елена не сразу ее заметила.
- Ты пропустила тренировку, - нравоучительно произнесла девушка. – Я, как капитан команды, не потерплю этого.
- Привет, Дана, - нараспев и с обреченностью в голосе произнесла Елена
- Привет, - нехотя поздоровалась собеседница. - Ты пропустила тренировку. Опять.
- Да, - ахнула двойник, - я совсем забыла предупредить тебя, что не смогу могу участвовать в репетициях, – проговорила Елена извиняющимся тоном. – Видишь ли, я повредила ногу, и врач посоветовал не нагружать колено пару недель.
- Мне надоело это, - капитан черлидерш отнюдь не была готова к столь быстрому разрешению проблемы. – Ты слишком часто отсутствуешь, я не могу отдать твою партию кому-то еще, потому что ты в основном составе, и что прикажешь мне делать?
- Боже, Дана, избавь меня от решения столь глобальных проблем, - Елена даже не пыталась скрывать, что назойливость собеседницы раздражает ее.
- Хм, - возмущенно выдохнула девушка, - если ты не ценишь свое место в команде, то я думаю, что ты слабая часть пирамиды, мы не можем на тебя положиться. Поэтому я отбираю у тебя членство в группе поддержки. Форму и помпоны можешь оставить себе, - Дана высокомерно кивнула и, развернувшись, пошла вершить такие же важные дела.
Елена беззвучно передразнила ее, высунув язык. Как ребенок, честное слово.
- Ну и чего ты не отвечаешь? – нервозно проговорила девушка, обращаясь к молчащему телефону. Экран оставался темным. Елена снова открыла книгу и попробовала погрузиться в текст, и я решил, что пора действовать. Эта ночь должна развеять все сомнения. Оглядевшись вокруг и заметив невысокого щуплого паренька, сидящего на лавочке с телефоном в руке, я подошел и забрал мобильник.
- Эй, что за черт! – возмутился паренек и вскочил на ноги.
- Тшш, - я махнул на него рукой, когда мальчуган попытался вернуть телефон. – Не шуми, - мои зрачки расширились и сузились, вложив нужную мысль в глупую голову юноши. На заставке телефона красовалась полуголая красотка и зазывно смотрела с дисплея. – Найди себе настоящую девушку.
Я достал из кармана свой телефон и быстро набрал нужные цифры номера Елены, а потом и текст сообщения. «Мне известна вся правда о тебе». Достаточно просто и лаконично. И заставляет нервничать. Отправить. Я обернулся и посмотрел на Елену. Прозвучал сигнал, что к ней на мобильник пришло сообщение, и двойник тут же собралась его прочитать. На лице девушки сначала проявилось недоумение, тонкие брови сошлись к переносице. Елена провела пальцем по дисплею и приложила телефон к уху, мобильник в моей руке залился ритмичной трелью. Я улыбнулся. Отважно и умно, девочка. Ты смышленая. Елена по ту сторону газона терпеливо вслушивалась в гудки и нервно барабанила пальцами по обложки книги. Я сбросил звонок и пробежал пальцами по электронной клавиатуре. «Если бы я хотел поговорить, ты бы знала об этом». Девушка озадаченно убрала прядь за ухо и хмыкнула, а потом написала ответ. «Не знаю, кто ты, и о чем речь». А никто и не говорил, что она сразу признается.
«Если не хочешь, чтобы о твоем секрете узнали друзья, встретимся, поболтаем». Отослать. Посмотрим, какой ответ ты придумаешь теперь. Сигнал о новом входящем сообщении прозвучал почти незамедлительно. «Нет». Я даже опустился на скамейку рядом с притихшим пареньком. Что означает это «нет»? Вот почему она всегда своими ответами ставит меня в тупик? Невозможно так шантажировать и угрожать, когда жертва отвечает «нет». Либо ей нечего скрывать и я снова в ней ошибся, либо девушка приняла это за розыгрыш, либо у нее стальные нервы. Я оторвал взгляд от дисплея и посмотрел на Елену. Она все так же сидела под сенью дерева, по-прежнему с книгой на коленях, но теперь неотрывно глядела на экран мобильника. Выходит, тебе все же есть что скрывать. Ответ пришел сам собой, и я набрал текст. «Значит, жди новостей». Елена закусила губу и снова нервно поправила прядь за ухом. Ну, что скажешь теперь?
Но телефон молчал, девушка напряженно думала. Она пошевелила пальцами в воздухе, будто набирая сообщение, и вскинула голову, посмотрев прямо перед собой. Я сидел в стороне, вне поля зрения, и наблюдал. По лицу девушки невозможно было что-либо прочесть, и поэтому я лишь наслаждался видом точеного профиля. Подул слабый ветерок, и с дерева, под которым сидела Елена, опали желтые легкие листья и спланировали вниз, а сквозь крону стали пробиваться солнечные лучи. Я улыбнулся, настолько красивым получилось зрелище, словно кадр из хорошего фильма, или картина талантливого художника. Звук мобильника вернул меня к реальности, Елена снова пыталась дозвониться. В очередной раз нажав кнопку отбоя, я бегло прошелся пальцами по буквам. «Передумала?». Самодовольная ухмылка заиграла на моем лице. Выходит, ты все же чувствуешь страх, все же чего-то боишься. Елена прислала ответ: «Я не понимаю, о чем ты говоришь. Что тебе известно?». Не лучшая попытка ведения переговоров. «Любопытство сгубило кошку». Девушка чертыхнулась сквозь зубы, и я едва не рассмеялся. Забавно знать, что у меня есть власть над ней. Волнующее чувство. Почти забытое рядом с Еленой.
«Ты намекни, я сама догадаюсь», - девушка точно решила выяснить все до конца. «За два часа до полуночи, по шоссе доедешь до знака “Мистик Фолс”, пройдешь в лес по прямой от указателя, найдешь поляну с крестом, там и поговорим». За день я как раз успею все доделать, и она не сможет сбежать из ловушки. Но простых указаний мне показалось мало, и я послал ей еще одно сообщение: «Ты ведь любишь гулять поздней ночью». Елена не прислала мне ответа, она отложила телефон в сторону и снова открыла книгу, взяла в руку карандаш и стала постукивать им по страницам. Право, девочка, какое самообладание, даже завидую.
- Вот так и назначают девушкам свидания, - я вернул телефон пареньку, - номер сменишь, уяснил?
Юноша кивнул и, забрав свой мобильник, поднялся и торопливо зашагал прочь.

III. Убил.

Моя ловушка для оборотня была подготовлена задолго до наступления темноты. Все заранее тщательно спланированное действие было до безумия простым: нужно было довести ее до хрупкого, почти осыпающегося слоя земли, под которым существовала, в соответствии с планом катакомб, тупиковая ветвь туннелей, из которой было лишь три выхода. Один оказался завален камнями, второй уводил в запутанный лабиринт, а третий вел к выходу из подземелья, нужно знать, куда идти. То есть фактически Елена окажется внутри большого мешка с гладкими каменными стенами, без возможности выбраться и навредить мне, и я смогу удостовериться в своем предположении без каких-либо опасений. Оставалось лишь дождаться появления девушки.
Время тянулось медленно, но для меня, как вампира, проживающего вечность, это не имело особого значения. В какой-то момент я уловил звук работающего мотора и в предвкушении даже потер ладони друг о друга. Оставаясь в тени деревьев, я смог увидеть источник шума. По трассе ехала машина Викки. Я немного озадачился. Разве ее не сослали в лечебницу? Автомобиль затормозил, едва проехав указатель, и из распахнувшейся передней двери вышла Елена с волосами, забранными в пучок, с сумкой на плече и телефоном у уха. Она закрыла машину и остановилась, оглядываясь по сторонам.
- Привет. Как дела? – заговорила в трубку девушка, и я тут же навострил уши.
- Почему ты звонишь? – голос был мужской, слегка встревоженный и определенно мне не знакомый.
- Потому что я в лесу, и рядом никого нет, - Елена, напротив, не выглядела обеспокоенной.
- Ты все же поехала туда, - голос прозвучал несколько обреченно.
- Да, - девушка перешла дорогу и не хромая зашагала к указателю. У нее не болела нога. Это был первый раз, когда я подумал что ошибся. – Кто-то же прислал сообщение.
- Не лучшая ночь выяснять, кто. Я же сказал тебе уезжать, почему ты все еще в Дьюке? – мужчина несколько рассерженно произнес эти слова. – Ждешь, когда проблемы найдут тебя?
- Фактически я не в Дьюке. Расслабься, Рик, все будет хорошо.
- Разумеется, у тебя всегда все будет хорошо, - мужчина устало договорил. – Переживи эту ночь, я буду благодарен.
- Я предельно осторожна, - с извиняющейся улыбкой на лице, будто собеседник мог ее увидеть, произнесла Елена. – Сообщи мне, если будут хорошие новости. И ты знаешь, где меня искать в случае чего, - она сбросила звонок и убрала мобильник в карман. Похоже, ночью в лесу она ничего не опасалась. И даже более того, Елена пришла сюда вопреки словам своего друга, а не взяла его с собой. Да и голос в телефоне совершенно точно не принадлежал Метту, а значит, парень снова остался за бортом событий. Бедняга квотербек, он даже не представляет, какую темную лошадку пытается оседлать.
Моя маниакальная склонность наблюдать на расстоянии за этой девушкой становилась привычкой. Я все время смотрел на нее и смотрел, но только издалека. Так бывает с произведениями искусства: ты можешь сколько угодно любоваться, разглядывать, наслаждаться видом, каждым штрихом изображения, но шедевр всегда будет оставаться вне досягаемости, за стеклом. Я постоянно додумывал себе ответы на вопросы в отношении Елены, возникающие в моей голове, пытался понять ее мысли, причины поступков, мотивы, принципы. Теперь, с появлением новых сведений о ней, многое выглядело иначе и складывалось в картину с точными и правильными гранями. Стало намного меньше нестыковок или глупостей. Даже сама Елена стала понятней.
Девушка тем временем покинула шоссе и смело двинулась в лес. В свете луны блеснула заколка в волосах Елены. Ночь выдалась холодной, ветреной и беззвездной. Деревья сильно качало из стороны в сторону, желтые листья безвольно поднимались и снова опадали на землю. Джинсовая куртка Елены покорно развевалась в такт порывам ветра, ветки кустарников цеплялись за штанины. Но девушка упрямо двигалась вглубь леса и явно не собиралась менять принятого решения. Она шла напрямик от самого указателя, как я и сказал ей, перешагивая через упавшие ветки, обходя небольшие кочки и впадины, не останавливаясь и не оглядываясь. Я бесшумно следовал за ней. Нужно было поспешить, если я не хочу быть съеденным оборотнем.
Елена дошла до поляны с крестом в середине, на которой якобы ее ждет визави. Этот самый крест и станет одним из решающих факторов падения девушки. Он, и мой маленький удар о землю. Девушка остановилась и наконец осмотрелась по сторонам, ища отправителя сообщений. Мне нужно было, чтобы она оказалась как можно ближе к центру. Там поверхность была наиболее ломкой, и появлялась практически абсолютная вероятность того, что Елена окажется в ловушке.
- Эй! – она крикнула громко, бесстрашно заявляя о себе. – Я здесь, а где же ты?
Естественно ей никто не ответил.
Во второй раз мысль об ошибки закралась ко мне в голову. Что-то было не так.
Я практически стоял у нее за спиной и видел, что полы куртки странно топорщатся, что она могла там прятать? Елена тем временем, не переставая вглядываться в темноту, засунула руку в сумку и вытащила оттуда небольшой черный предмет. Впрочем, в ночной темноте все цвета сливались в одно безрадостное мрачное пятно. Подняв руку с предметом, девушка нажала на кнопку, и с тихим щелчком лес озарился рассеянным светом карманного фонарика. Если бы я находился по ту сторону поляны, это выдало бы меня мгновенно, но я все еще оставался у нее за спиной.
- Это дурные манеры – заставлять девушку ждать, - Елена сделала шаг вперед, и я мысленно похвалил ее. Давай, еще немного. Должен признать, что подобная смелость девушки уже граничила с безрассудством. Разве ей не стоит опасаться перевоплощения на глазах у людей и искать себе убежище на ночь, а не разгуливать с фонариком по лесу? Эта мысль приблизила меня к реальности. Елена должна оказаться в западне как можно быстрее. Иначе проблемы уже будут у меня.
Тем не менее, девушка осторожными маленькими шагами все же продвигалась к центру поляны, освещая путь. Мне оставалось подождать совсем чуть-чуть. Я нагнулся к земле и, подобрав увесистый камень, крепко сжал его в ладони. Нервы пошаливали. Елена, видимо устав ждать ответа от меня, глубоко вздохнула и решительно дошла до креста. Девушка опустилась перед ним на корточки и стала внимательно разглядывать деревяшки, ища в них послание. Наверное, в эту ночь в воздухе витала смелость, потому что мне тоже понадобился лишний вдох, чтобы хорошенько размахнуться и отправить булыжник в недолгий полет. Камень глухо ударился о землю, Елена резко выпрямилась, оборачиваясь назад, и тут же абсолютно беззвучно исчезла под землей.
На миг я испытал удовлетворение. Все получилось именно так, как я и хотел. За последнее время, почти все мои планы провалились, так что это было словно бальзам на израненное самолюбие. Девчонка сейчас в ловушке и, должно быть, напугана, растеряна, через секунду она осознает, что оказалась в ловушке, через три начнет звать на помощь, а еще через час превратится в волка. Мозаика сложится, найдутся ответы на загадки, мне не придется больше искать и опасаться таинственной девушки, я верну амулет, верну Кетрин, и все закончится. Завершится это странное путешествие в Мистик Фолс и начнется совсем иная жизнь.
Какой-то частью своего мозга, не упивающейся торжеством зла и коварства, я понял, что Елена по-прежнему не издает ни звука. В ночном лесу не было ни одного постороннего шороха: шелест листьев, уханье птиц и только. Я напряг слух, ощущая неведомое мне до сих пор волнение. Сколько ей пришлось лететь? Метров пять? Семь? Что если она просто разбилась насмерть? Что если она теперь мертва? Внутри меня все сжалось. Разгадка тайн потеряла свое значение. Медленно-медленно ко мне пришло осознание свершенного. Но ноги двигались быстрее. Я уже сбегал вниз по обломкам каменной лестницы, когда понял, что не хочу смерти Елены. Не хочу, даже если она причастна ко всей истории с кулоном, даже если это она ломала мне шею, не хочу. Пробежав по извилистым коридорам, я сделал последний поворот и остановился. Елена лежала на спине, широко раскинув руки, левая нога была неловко подогнута, а лицо повернуто в мою сторону. В лунном свете ее пустые стеклянные глаза смотрели в одну точку. Мертвые рыбьи глаза. Из приоткрытых губ стекала капля крови. Я убил ее. Убил.
В следующую секунду, тряхнув головой, я отогнал видение и, оставаясь в тени, посмотрел на Елену. Девушка действительно лежала на спине и, тяжело дыша, держалась правой рукой за левое плечо. В паре метров от нее валялась сумка. Зажмурив глаза, девушка с хрипом выдохнула и попыталась перевернуться на правый бок. Не вышло. Елена вернулась в исходное положение и, убрав руку с плеча, завела ладонь под спину. Она почти выдернула из-за пояса джинс предмет, который я заметил, когда девушка еще была на поверхности, и откинула его в сторону. Хороший, добротный, совсем не для женской руки, широкий нож, вложенный в специальный футляр. Елена снова попыталась перевернуться. Тяжело дыша и морщась от боли в плече, девушка все же перевернулась на бок и огляделась, насколько позволяло положение. Увиденное ее не поразило, скорее она просто пыталась понять, где теперь находится. Опираясь на руку, она села и потрогала левую лодыжку. Снова поморщилась от боли. Меня покорило ее самообладание. Ни одного лишнего движения, ни паники, ни стонов. Елена не издала ни звука с момента падения и до настоящей секунды. На моем лице заиграла улыбка. Удивительной силы душа у этой девочки. Наверху громыхнуло, и на свежеосыпавшуюся землю упали капли дождя.
- Серьезно? – неожиданно воскликнула Елена и подняла голову. - Ты и дождь спланировал?
Я усмехнулся.
Девушка попыталась встать на ноги, получилось не с первого раза. Здоровой рукой она вытащила из кармана штанов телефон и взглянула на дисплей. Здесь нет сети, милая. Никто не придет на помощь. Изо всех сил стараясь не нагружать травмированную лодыжку, она доковыляла до сумки и аккуратно опустилась рядом с ней. Привычно начала копаться внутри и чертыхнулась, потом подняла голову и посмотрела вверх.
- Надо брать два фонарика, - едва слышно пробормотала девушка. Свой она, по-видимому, потеряла при падении. Елена снова начала копаться в сумке. Я прекрасно видел в темноте, лучше любой кошки, и мне не нужен был яркий свет, чтобы различать любое движение моей пленницы. Девушка вынула из сумки зажигалку и баллончик с аэрозолем. Взяв предметы в одну руку, Елена резво поднялась на ноги и осмотрелась. Лунный свет проникал лишь в проем, где земля осыпалась, все остальное тонуло во мраке. Дождь мелко моросил.
Елена, должно быть, даже не понимала, где находится, и чем все это чревато. Недолго думая, она здоровой рукой щелкнула зажигалкой. Особо это не помогло. Тогда девушка осторожно вложила баллончик в ладонь левой руки и проверила, может ли нажать на кнопку, а потом поднесла зажигалку. Зажженное пламя, получив подпитку аэрозоля, разрослось за секунду и ярко осветило пещеру. Мне пришлось отступить на пару шагов назад, чтобы не обнаружить себя. Огонь опалил стены ловушки, и Елена, провернувшись вокруг себя, наконец увидела, где оказалась.
- Ладно, - погасив зажигалку, выдохнула девушка. – И в чем же был план?
После большого огня, темнота пещеры показалась еще более беспросветной. А план был в том, чтобы ты осталась здесь до превращения, чтобы я мог видеть это и оставаться в безопасности. Просто, как и все гениальное. Елена очень старалась не терять присутствие духа. Левую руку она прижимала к груди и баюкала правой словно ребенка. Дождь мелко моросил. Идти девушка не могла, она с явным трудом даже стояла, и выбраться отсюда самой было невозможно. В этот самый момент я впервые увидел на ее лице безнадежность. Елена в любой ситуации не теряла бодрости, и растерянность для нее была минутным явлением, но сейчас она, похоже, совсем не знала, что делать. Девушка запустила руку в уже изрядно растрепавшуюся прическу и вынула заколку, волосы упали на плечи. Елена осторожно, стараясь не дергать больной рукой, стянула куртку и стала ощупывать плечо. Каждый раз, когда она нажимала пальцами по больному месту и морщила расстроенное лицо, я чувствовал себя не в своей тарелке. Вывих плеча очень болезнен, и самой вправить травмированный сустав очень сложно, но Елена все же попыталась. С силой потянув руку вниз и тихо ойкнув, девушка оставила и эту затею. Держась ладонью за стену, она осторожно сползла вниз и закрыла глаза.
Я бесчувственная свинья, я осознал это. Заманив ее ночью в лес и едва не покалечив, я видел сейчас ее мучения и не делал попытки помочь, потому что план, мой план заключался не в этом. Как только Елена обратится, мне станет намного проще. Я буду уверен в своей правоте, и меня перестанут терзать сомнения. Я уверен в том, что делаю. Я прав.
Елена открыла глаза и, по-прежнему держась за стену, снова поднялась. Безнадежность и растерянность исчезли, решимость и уверенность заняли свои законные и привычные места в тонких чертах лица.
- Эй! – громко крикнула девушка, снова возвращаясь к центру пещеры. - Я думаю, раз уж мне больше нечем тут заняться, то мы могли бы и поговорить! – Елена посмотрела вверх, и капли дождя упали ей на лицо. – Потому что я не останусь здесь надолго, как бы ты ни хотел! – она абсолютно не обращала внимания ни на травмы, ни на погоду. Она пришла сюда выяснить, кто и что знает о ее прошлом, и не собиралась отступать. Впрочем, ее положение было безвыходным, и единственное, что сейчас не позволяло ей опустить руки и сдаться, это желание узнать, кто устроил такой спектакль. Но ответом на все ее крики была ночная тишина.

IV. Дождь моросил.

Прошло несколько часов с момента, когда ловушка захлопнулась и Елена оказалась в западне. Дважды она пыталась пройти по туннелям, но далеко не уходила и возвращалась обратно. Очень часто она доставала телефон и проверяла, не появилась ли связь, но гроза, разыгравшаяся не на шутку, вконец уничтожила призрачную возможность на звонок спасителю. И все же девушка не переставала пытаться выбраться. А я все ждал, когда же начнется шоу. Она методично, сантиметр за сантиметром осматривала место заточения, ища лазейку. С ножом в руке она пыталась разобрать заваленный камнями туннель, потом она пробовала разжечь костер, чтобы согреться, но ничего не вышло. Елена продрогла и куталась в промокшую от дождя куртку, потирая ушибленное плечо. Положение безнадежное. Если бы я хотел избавиться от нее, то лучшего плана нельзя и придумать. Мне стало жаль беднягу. Больно, холодно, темно – все, что необходимо для отчаянья.
Я отступил за угол и посмотрел на дисплей своего мобильника: уже давно миновала полночь, и восход луны состоялся, а Елена продолжала оставаться Еленой. Вывод – девушка не зависит от небесных светил, и как печальное дополнение к итогу – самой ей отсюда не выбраться. Я бесшумно прошел по туннелям и выбрался наверх, нужно что-то придумать, я же не могу оставить ее здесь одну. Ветер тут же безжалостно хлестнул меня по лицу и разметал капли дождя. Не было слышно ни одного ночного зверя, все давно прятались по норам в такую непогоду. Поразмыслив, я пришел к выводу, что вытащить из ямы девушку и остаться инкогнито не выйдет. Придется обнаружить себя и придумать какое-то стоящее оправдание, почему я гуляю по лесу ночью в такую бурю. Кроме того, единственно возможным вариантом помощи Елене было провести ее через катакомбы и вывести на поверхность. Было бы проще, если бы она оказалась оборотнем. Бегала бы сейчас волком по просторам подземелья, а я бы не ломал себе голову.
Ничего другого не оставалось, и мне пришлось вернуться к поляне с дырой посередине. Я пошумел, включил звонок на мобильнике и сделал вид, что разговариваю по телефону, когда снизу раздался голос Елены:
- Здесь есть кто-нибудь?
Осторожно, чтобы земля не осыпалась и под моими ногами, я приблизился к краю провала.
- Есть, - и, опасаясь очередного обвала, склонился над проемом. – Как Вы там оказались? – я увидел изможденное лицо Елены под прямыми лучами луны, волосы спутанной и растрепанной копной лежали на одном плече, второе девушка аккуратно придерживала.
- Земля осыпалась, - объяснилась несостоявшаяся волчица. Для ее глаз я был просто черным силуэтом, она не могла меня узнать, пришлось ей помочь.
- Елена? – я придал голосу присущее случаю удивление.
- Д…, - она запнулась, вглядываясь в мои черты. - Деймон? Что ты здесь делаешь? – капли дождя попадали ей на лицо, и создавалось впечатление, что это слезы. Мне должно быть стыдно за то, что я провернул сегодня с ней такое.
- У меня к тебе такой же вопрос. Я придумаю, как тебя вытащить, - пообещал я и отступил от края, так как влажная земля стала угрожающе проседать.
- У тебя есть веревка? – прокричала вдогонку девушка. Веревки у меня нет, как и подъемного крана, поэтому спасать я тебя буду менее героически.
- Оставайся на месте, и, если можешь, продолжай громко говорить, - если уж изображать из себя случайного прохожего, то до конца. Вернувшись к развалинам, я спустился вниз по каменной лестнице и снова по извилистым коридорам добрался до тупика, где томилась Елена.
- Деймон! – она по-прежнему смотрела вверх и звала меня.
- Елена, - тихо позвал я, девушка обернулась, уставилась на меня, как на призрака, и несколько раз недоуменно хлопнула густыми ресницами. Длинные волосы окончательно вымокли и потемнели, пальцы у нее мелко дрожали от холода, и она стояла на правой ноге, лишь слегка опираясь на носок левой.
- Идем, я выведу тебя, - пройдя к центру пещеры и подняв с земли сумку, протянул руку к девушке. Елена с недоверием смотрела на меня.
- Как ты…, - она помотала головой, указывая на проход, из которого я появился.
- Недалеко отсюда есть старые развалины, оттуда можно попасть в катакомбы.
- Это сеть туннелей? – Елена неловко переступила.
- Да, во время гражданской войны, люди прятались здесь, – я все еще держал руку протянутой в сторону девушки, и она наконец сделала шаг ко мне. Мы медленно двигались по извилистому пути, девушка держалась рукой за стены, не позволяя помочь ей, и старалась не смотреть на меня. Я понимал ее недоверие. Было бы странно, если после того, как мы распрощались в нашу последнюю встречу, она слепо бежала за мной. Думаю, что и приняла она мою помощь только потому, что не видела другого выхода. Постепенно мы добрались до каменных ступеней, и только тут Елена согласилась опереться на мою руку. Ее сумка неудобно била по бедру при каждом моем шаге, и я удивился, как она ее носит не снимая. Пальцы девушки оказались ледяными настолько, что даже моя холодная ладонь была теплее. Я бездумно сжал ее руку, пытаясь согреть, и Елена посмотрела на меня недоуменно. У нее были удивительные глаза, иногда мне казалось, что она говорит взглядом намного больше, чем произносит вслух.
- Пальцы совсем холодные, - я объяснил свой порыв, не пытаясь придумать ложь.
- Я их не чувствую, - пожала здоровым плечом девушка и снова стала смотреть себе под ноги. Она не жаловалась, не просила передышки, хотя каждый шаг давался ей с болью. Ступени мы преодолели быстрее туннеля и, оказавшись на поверхности, попали под проливной дождь. В небе луну заслоняли большие грозовые тучи, сверкали молнии, дул сильный порывистый ветер. Чувствовалось приближение зимы.
Едва Елена ступила на твердую землю, она осторожно и мягко высвободила свою ладонь из моей руки и взялась за вывихнутое плечо. Девушка зябко поежилась от налетевшего шквала ветра, но продолжила хранить молчание. Я вздохнул и предложил маленький обмен:
- Вот, возьми, - стянул с себя кожаную куртку, которая оставалась сухой внутри, и протянул ее Елене. Она снова посмотрела на меня недоуменно.
- А ты?
- А я джентльмен, - и набросив на нее куртку, поправил воротник. Ее лицо оказалось к нескольких сантиметрах от моего, всегда алые губы посинели, шея и щеки девушки были такими же холодными, как и пальцы, она продрогла до костей.
Я чудовище. Монстр. Я не принес ничего хорошего в твою жизнь.
- Пойдем, шоссе в той стороне.
Она кивнула и двинулась вслед за мной. Сейчас у нее не получалось идти так же быстро, как всегда. Шаги были тяжелыми, она с трудом перебиралась через корни деревьев, и меня снова одолела жалость к этой девочке.
- Если ты устала, я мог бы взять тебя на руки, - под дождем земля становилась скользкой, и девушка действительно едва держалась на ногах.
- Не стоит, - пропыхтела она. – Боюсь, с моим везением, ты меня уронишь.
- Зато мы двигались бы гораздо быстрее, - между прочим упомянул я.
- Ты куда-то спешишь? – с улыбкой в голосе произнесла девушка и остановилась у большого дерева, прислонившись к стволу. Я остановился и усмехнулся, обернувшись к ней. Чувство юмора - великое оружие против отчаянья. Хорошо, что ты остаешься собой при любых обстоятельствах.
- Почему ты здесь? – неожиданно произнесла Елена, когда я меньше всего ожидал от нее вопросов. – Что ты делаешь ночью в лесу?
- Кто-то прислал мне сообщение и назначил встречу.
- Правда? Мне тоже, - моя кожаная куртка очень ей шла и, несмотря на внешнюю усталость и растрепанные волосы, Елена оставалась красивой. – И что тебе написали? – я вспомнил, что нож с широким лезвием, так красиво лежавший в ее руке, девушка не положила в сумку, а значит, кинжал сейчас снова за поясом ее джинс.
- Что кому-то все обо мне известно и если я не хочу придать это гласности, то должен пройти по прямой от знака Мистик Фолс до поляны с крестом в полночь.
- А тебе есть что скрывать? – девушка внимательно смотрела на меня. Дождь стал тише, ветер перестал хлестать по коже. Мой джемпер давно промок до нитки и неприятно прилипал к торсу.
- Всем есть что скрывать, разве нет?
-А мне сообщили, что есть сведенья о моих биологических родителях, - переведя дух, произнесла Елена, - и если мне интересно, то стоит пройти по прямой от знака Мистик Фолс до поляны с крестом. Только на пару часов раньше, чем ты.
- Ммм, любопытно, - я усмехнулся и собрался продолжить путь. Как же складно она лгала.
- Это ведь ты, – Елена коснулась затылком ствола дерева и закрыла глаза, - ты прислал сообщения и назначил встречу здесь, так ведь? – я с любопытством взглянул на девушку. – Что это было? Извращенное свидание? – она говорила, не открывая глаз, тихо и медленно. – Викки теперь недоступна, и ты решил найти другую девочку для битья?
- Зачем бы мне это делать? – я развел руки в стороны, пытаясь понять, как выкрутиться.
- Потому что иначе у нас с тобой общий недруг, - она нарочно не сказала «враг». У нее ведь нет врагов. Только друзья, знакомые да поклонники. – Мое падение – не случайность. Это было спланировано.
- Кто-то пытался тебя убить? – я сделал шаг к ней, и Елена открыла глаза.
- Да, ты, - без всяких эмоций ответила девушка. – Только не убить, - она сжала травмированное плечо, и гримаса боли отразилась на прекрасном лице.
- Твои обвинения беспочвенны. Пойдем, - я подумал, что Елене нужно как можно скорее выйти из леса и отправиться домой или в больницу, иначе заработает воспаление легких – Уже недалеко
- Нет, я не пойду с тобой дальше, - покачала головой девушка. – Мне не нужна помощь от тебя, - она, морщась, стянула с плеч куртку и протянула мне. Не кинула под ноги, не отшвырнула в сторону, а просто отдала в руки. Тут я понял еще одну вещь о прекрасной девушке Елене – твердость характера. Считая меня врагом, она не уступила эмоциям и мелочным порывам, а проявила силу духа, в который раз за эту ночь. А дождь по-прежнему моросил.
- Брось, Елена. Шоссе в паре минут отсюда, - я не взял куртки, но попытался ее уговорить.
- Нет. Я слишком устала, чтобы разговаривать с тобой сейчас.
- Не глупи, девочка, - во мне проснулась злость. Это не имеет смысла, оставаться в лесу только потому, что я совершил ошибку и принял девушку за оборотня.
- Нет, - она оттолкнулась от ствола дерева и пошла в сторону от шоссе.
- Елена, - сквозь зубы произнес я, едва сдерживаясь, чтобы не закинуть ее на плечо и не вынести из леса. – Елена.
- Не трать время напрасно, - не оборачиваясь, проговорила девушка, продолжая удаляться, - я никуда с тобой не пойду. Тебе лучше отправиться придумывать новый план, как эффективней столкнуть меня в пропасть, - я слушал ее в пол-уха, не вникая в суть болтовни, и даже повернулся спиной, намереваясь уйти. - А еще лучше подыщи себе другое хобби, потому что я не желаю иметь ничего общего с тобой, так же как и …, - на полуслове она запнулась.
- О боже, что за чудо заставило тебя замолчать?
- Волк, - едва слышно ответила девушка.
- Что? – я обернулся и увидел, что метрах в пяти от меня стояла замершая Елена, а еще через пару метров находился волк. Злобный оскал морды говорил о недобрых намерениях оборотня.
- Не двигайся. Не беги.
- Я не могу бежать, - тихим шепотом ответила девушка, и я выругался про себя. У нее травмирована нога, она едва ходит. Стараясь не сделать ни одного резкого движения, я шагнул к ней, волк зарычал и нервно переступил.
- Шоссе слева от тебя, садись в машину и уезжай, ясно?
- Не глупи, - прошептала Елена те же слова, что и я пару минут назад. Мы оба не сводили глаз с четвероногого хищника.
- Двоим умирать не умнее, - я пожал плечами и хлопнул в ладоши. Волк перевел свой взгляд на меня и кинулся, злобно скалясь. Боковым зрением заметив, как отшатнулась и упала Елена, закрыв лицо рукой, я отбросил от себя оборотня и рванул что было силы вглубь леса, хищник бросился за мной. Нужно увести его от девчонки, иначе он вцепится в ее горло. Двигаясь так быстро, как мог, я лавировал между деревьями, оборотень отстал на несколько метров, и я даже подумал, что мне удастся уйти от него, когда волк прыгнул мне на спину и повалил на землю. Клыки, наполненные смертельным ядом, клацнули в опасной близости. Я скинул его с себя и, перекатившись, встал на ноги. Волк, оскалившись, замер, выжидая. Истинный охотник. Я не умел бороться с животными, и преимущество явно было на стороне хищника. Оборотень кинулся на меня, впиваясь когтями, сквозь джемпер, в кожу. Дождь все еще моросил.
Скинув тяжелую тушу с себя, я отбросил волка к дереву. Дикий пес жалобно заскулил, ударившись об ствол и поднявшись на ноги, трусливо решил сбежать. Я с облегчением вздохнул, когда зверь исчез в глубине леса. Ну и ночка. Надеюсь, Елена уже на полпути к дому. Я порядком подустал и тоже мечтал лишь добраться до кровати. Полная луна показалась из-за туч, слабо освещая лес. Ветер стих, деревья больше не пригибались к земле. Буря почти закончилась. Я не спеша направился из чащи к большой дороге, только для того, чтобы удостовериться, что Елена выбралась. Спустя четверть часа я вышел из леса к шоссе, знак города Мистик Фолс виднелся слева от меня, а рядом стояла машина Викки. Елена все еще была здесь. Завидев меня, девушка выбралась из машины и, сделав всего шаг, замерла. Опираясь на капот автомобиля правой рукой, она вглядывалась в мой силуэт так пристально, словно не узнавала. Я тяжело вздохнул и направился к ней. По мере моего приближения, Елена все тревожней и тревожней глядела.
- Ты в порядке? Он…, - едва мы поравнялись, девушка засыпала меня вопросами.
- Прекрасно, залезай в машину, - я отмахнулся от нее как от назойливой мухи. – Я отвезу тебя домой.
- Разве здесь водятся волки? – Елена посмотрела в лес.
- Значит, водятся, - пожав плечами, обхватил ее за талию одной рукой и оторвал от земли, девушка сдавленно пискнула, я обошел автомобиль и поставил ее рядом, открыл дверь и молча мотнул головой, указывая ей сесть в салон машины. Елена, явно задетая подобным обращением, молча забралась внутрь. Я снова обошел авто, думая лишь о том, что кофта девушки задралась, когда я поднимал ее, и моя ладонь коснулась гладкой, бархатистой кожи юного создания. Она успела отогреться, пока ждала меня. Все еще ощущая ее тепло на кончиках пальцев, я сел за руль и завел мотор.
- Не понимаю тебя, Деймон, - глядя прямо перед собой, произнесла девушка. – Чего ты хочешь добиться? Что тебе нужно от меня?
Ох, я уже и сам не знаю, что мне от тебя нужно.
- Сейчас я собираюсь отвезти тебя домой, - Елена кивнула и коснулась ладонью больного плеча. – А еще можно вправить твой вывих, - и, не дожидаясь согласия с ее стороны, я прижал ее левую ладонь к правому плечу и резко дернул руку вниз, а потом в сторону. Елена невнятно промычала от боли и закусила губу. – Пару дней постарайся не напрягаться, и все пройдет.
- Спасибо, - нехотя поблагодарила она.
- Пожалуйста, - я развернул машину в сторону Дьюка и нажал педаль газа, прибавляя скорость. – Пристегнись.
- Ты злой человек, Деймон, - произнесла девушка.
- Да, я плохой парень, - искусственная, самодовольная ухмылка заискрилась на моем лице.
- Нет, ты просто озлобленный и никому не нужный человек, - Елена откинула голову и прикрыла глаза. Я включил дворники, потому что дождь все еще моросил.

— Почему злобные люди живут дольше?
— Злобные люди жестче. Они могут больше выдержать.
Эрих Мария Ремарк.(14)
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1289
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика