Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава пятнадцатая. Сны и реальность

Фанфик "Меняя историю"

03.11.2014, 14:54
Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека — всегда можно.(29)


I. Неправильно это.

- Как насчет чашки кофе?
- Поздновато для кофе.
- Что, даже воды не предложишь? – мне бы придумать какой-то повод, чтобы пробыть с ней до рассвета. Ничего кроме бессонной и развратной ночи в постели в голову не приходило. В монополию, что ли, сыграть.
В квартиру Елены мы попали только за полночь. Я огляделся по сторонам. Все разрушения, причиненные парой крепких ребят перед отъездом девушки, были устранены. Стены теперь были выкрашены в светло зеленый цвет, мебель, занавески и технику заменили, и даже стулья на кухне теперь были другими. Картина с разбитыми черепками на холсте исчезла. Создавалось ощущение, что это совсем другая квартира, похоже, лишь ковер остался прежним.
Елена бросила ключи на барную стойку и щелкнула чайником, тот сразу же уютно и тепло зашумел. Девушка деловито стала доставать из шкафов чашки, сахар - все, что необходимо для чая, а я тем временем заглянул в ее спальню. Там тоже произошли изменения: владелец заменил комод и кровать, поставив ее у окна, почти напротив двери в ванную, шкаф остался прежним. Стены выкрасили в ярко-желтый цвет. Я закрыл дверь в спальню и посмотрел на Елену. Она задумчиво макала пакет с чаем в кружку с кипятком, подперев кулаком подбородок. Печально-задумчиво.
- Я думаю, тебе нельзя здесь оставаться, - чтобы вернуть ее в реальность из мира мыслей, я даже хлопнул в ладоши. На удивление Елена не вздрогнула, а лишь намотала нить на ручку чашки и пододвинула в мою сторону.
- Где «здесь»?
- Лучше тебе уехать куда-нибудь.
- Я сама могу решать, что для меня лучше, - она сделала глоток из своей кружки,- и могу себя защитить, если ты об этом, - девушка говорила неохотно, и по всему было заметно, что мыслями она далека отсюда. Я подошел и взял предложенный мне чай. Вспоминая все, что мне было известно об упертости и упрямстве Елены, я решил, что шансов уговорить ее уехать практически нет. Незнакомый мне Рик регулярно просил ее уехать отсюда, но она всегда игнорировала эти просьбы. Меня она уж точно не послушает. Остается только придумать повод остаться здесь на всю ночь на случай, если Фредерик захочет довести дело до конца. А утром я придумаю, как избавиться от этой проблемы.
Держа в руке чашка с чаем, я подошел к большому окну и, слегка отведя в сторону занавеску, оглядел улицу. Никого подозрительного, никто не затаился в плаще и маске на крыше.
- Тебе не пора? – тихо произнесла девушка.
- Серьезно? Ночь уже, дождусь утра и уеду, - это показалось мне достаточным аргументом, особенно учитывая доброту Елены.
- Ты не останешься, - категорично заявила девушка и, поставив чашку с чаем на барную стойку, направилась к себе в спальню. То есть из огня вытаскивать незнакомых блондинок это мы запросто, а позволить мне, безобидному сытому вампиру, переночевать в квартире – ни за что.
- Почему? – вдогонку проговорил я. Что за двойные стандарты?
- Потому что я понятия не имею, зачем ты здесь, - уже из спальни прокричала в ответ Елена.
Вот новость, раньше ведь мы всегда все друг другу рассказывали.
В дверь требовательно застучали, я насторожился. Время позднее, особенно для неожиданных визитов. Девушка уже босиком вышла из комнаты, чтобы открыть двери. На секунду мне представилось, что на площадке ждет Фредерик, и стоит ей появиться на пороге, он тут же убьет Елену за одну тысячную секунды.
- Стой, не открывай, - холодно попросил я и поспешил помешать ей, но у меня в руке была чашка с чаем, и мне решительно некуда было ее пристроить.
- Это мой сосед, - не оборачиваясь, ответила Елена, быстро перемещаясь по гостиной.
- Я сказал, стой, - наконец избавившись от чашки, я оказался за спиной девушки, когда она распахнула дверь.
На пороге стоял старый мужчина, лет семидесяти. Безобидный божий одуванчик.
- Доброй ночи, мистер Финч, - громче обычного проговорила Елена. – Никаких грабителей нет.
Старик смерил нас подозрительным взглядом. Наверное, забавная картинка: Елена босиком с разбитыми коленками и перебинтованными руками и я с ошалевшими глазами, яростно сжимающий кулаки у нее за спиной.
- Вы же понимаете, я должен удостовериться, - чопорно ответил мужчина, - после случившегося.
- Разумеется, - кивнула девушка и отодвинулась в сторону, слегка наступив мне на ногу. – И как долго вы планируете проверять меня?
Старик перешагнул порог и оглядел комнату.
- Время позднее для гостей, - неразборчиво пробормотал мужчина, бросив на меня все еще настороженный взгляд.
- У вас снова бессонница, мистер Финч? – все еще пытаясь оставаться любезной, Елена устало прислонилась лбом к двери.
- Да и слух все еще хороший, - кивнул старик, даже не собираясь уходить.
В моей голове созрел коварный план, как провести ночь здесь, и назойливый дедуля мне в этом поможет. Поэтому я, ни слова не говоря, ушел в спальню Елены. Чисто теоретически мне надо ровно пять минут, чтобы причина выглядела реалистичной. Прикрыв дверь, я прислушался, старик за стеной все еще что-то бубнил в воспитательных целях, а Елена лишь терпеливо поддакивала и соглашалась. Я снял куртку, лег на кровать и закрыл глаза, пытаясь расслабиться.
Мой план был прост и примитивен, когда Елена войдет в спальню, я притворюсь спящим.
Девушке спустя минут пятнадцать удалось выпроводить старика, клятвенно пообещав больше не водить подозрительных джентльменов позже десяти часов вечера. Я лег поудобней и приготовился ждать. По большому счету это, конечно, подло, но зато я буду уверен, что девушка переживет ночь.
Елена открыла дверь в спальню и замерла.
- Ты шутишь, что ли? – на выдохе произнесла девушка и бесшумно подошла к кровати. – Деймон, проснись, - сквозь ресницы я видел, как она сложила руки на груди и грозно смотрела на меня. – Деймон, - значительно тише проговорила Елена, я призвал на помощь все свое самообладание, чтобы не улыбнуться. - Проснись, - почти шепотом сказала девушка, опустившись на корточки перед постелью. Она вытянула руку и осторожно потрясла меня за плечо:
- Просыпайся, - еще раз попросила Елена. У нее были холодные пальцы, но горячие из-за ожога ладони, я чувствовал это сквозь одежду.
– Это нечестно, - немного обреченно выдохнула девушка и слегка погладила меня по плечу. Затем она выпрямилась и, обойдя кровать, задернула темную занавеску, чтобы свет, проникающий в окно, не мешал мне спать. Елена прошлась по спальне, щелкнула выключателем, и в комнате воцарился полумрак, не считая прямоугольника, света попадавшего сюда из гостиной. Я слегка приоткрыл глаза, чтобы наблюдать за ней. Девушка взяла из комода плед и, подойдя ко мне, укрыла им. Иногда Елена напоминала мне заправского охотника-индейца, настолько бесшумно она порой могла действовать и двигаться. Она стянула с меня ботинки и, тяжело вздохнув, села на край кровати. Я понял, что у меня дрожат ресницы и крепче закрыл глаза.
Неправильно это. Все в моей жизни неправильно.
Почувствовав холодные пальцы у себя на щеке, я перестал дышать. Елена не первый раз проявляла заботу обо мне, но сейчас все было по-другому. Не было ни дикой жажды, ни отравляющей вербены в организме - ничего, что могло бы отвлечь от легких прикосновений девушки.
Я бы многое отдал, чтобы сейчас попасть в твои мысли. О чем ты думаешь? Чем ты живешь? Что чувствуешь? Но мне не разгадать тебя с твоими холодными пальцами, разбитыми коленками и печальными глазами. Мне ни за что не понять, почему ты такая со мной, когда я меньше всего этого заслуживаю. Когда я готов опустить руки, я вспоминаю, что ты есть, и...
Пальцы исчезли с моей щеки, и по легкому дуновению ветра я понял, что Елена поднялась с кровати. Снова приоткрыв глаза, я увидел, что девушка роется в шкафу. Она вытащила оттуда пару вещей и скрылась в ванной комнате. Я выдохнул и перевернулся на спину, поправил сползший плед и посмотрел в потолок. Мда....
Неожиданный поворот. Я по своей наивности считал, что Елена будет тормошить меня, пока я не проснусь, и может даже обольет водой из закипевшего чайника или будет угрожать вызвать полицию, но на деле все вышло иначе. Я поймал себя на странной мысли, что Елена в принципе единственная женщина, которая выключала свет в комнате и оберегала мой сон.
В ванной зашумела вода, девушка принимала душ. От этого легче не стало, и я поглубже зарылся в подушки, меня тут же окружил запах Елены. После жесткого пола и вони тлена в подвале для меня кровать была блаженством. Немного странно, я сплю в ее постели, Елена спала в моей постели, но мы никак не переспим. Может быть, сегодня. Сегодня было бы очень кстати.
Девушка выключила воду, и я снова закрыл глаза. Прошло несколько минут, прежде чем дверь в ванную открылась, и свет оттуда смог проникнуть в спальню. Елена в коротких шортах, белых носках и серой футболке снова прошла к комоду, чем-то прошуршала там и вытащила из недр ящика какую-то коробку. Не спеша девушка вернулась в ванную комнату, по пути прикрыв дверь в гостиную, чтобы свет не мешал мне слишком сильно.
Она забралась на тумбу с рукомойником и, положив рядом с собой коробку, стянула резинкой волосы в пушистый хвост. Перекинув ноги через раковину, Елена стала рассматривать свои сегодняшние ранения. Колени выглядели не слишком хорошо: ссадины и кровоподтеки остались такие, будто кто-то часами заставлял ее стоять на горохе. Взяв из коробки тюбик, девушка стала осторожно наносить мазь на обожженные ладони, слегка морщась от боли, затем она умело перебинтовала руки и, достав из коробки еще один тюбик, смазала гелем колени. Мне в нос ударил специфичный запах медицинских препаратов. Елена слегка приподняла майку с левого бока, и там я тоже увидел синяки от удара об машину, когда ее отбросило взрывной волной. Она еще немного порассматривала гематомы на ребрах, потом оперлась локтями в колени, а голову положила на руки.
Я подложил кулак под щеку и внимательно посмотрел на Елену. Она редко позволяла себе подобное, небольшую слабость и передышку. Чаще девушка была сильной, смелой и, наверное, самоуверенной. С легкостью убеждая всех, что ей ничего не угрожает, или в том, что она в полном порядке, на самом деле Елена где-то глубоко внутри была разломанной на десятки кусков. Прищурив глаза, я присмотрелся, у нее дрожали пальцы. С минуту она просидела так, а потом легко спрыгнула на пол и, распустив волосы, скорчила рожицу себе в зеркале. Я улыбнулся, сила духа девочки вызывала уважение. Девушка смыла с пальцев остатки мазей и собралась идти спать.
Я полагал, что сейчас девушка будет отвоевывать место на своей кровати, но Елена снова смогла удивить меня. Она выключила свет в ванной и направилась к противоположной двери, ведущей в спальню Викки. Девушка спиной упала на кровать соседки и посмотрела в потолок. Я чувствовал небольшое разочарование, все же в тайне надеялся провести ночь с ней рядом. Елена перевернулась на бок и, потянувшись к двери, легко толкнула. Створка медленно закрылась, отделяя нас друг от друга.
Ну что ж, по крайней мере, я могу выспаться.
Немного поздновато мне припомнилось, что без приглашения Фредерик не сможет сюда войти, и, уже засыпая, я признал, что вампиры и защита были надуманной причиной, истинным поводом остаться здесь было то, что я скучал по Елене.

II. Деймон идет по следам вампиров и обращается к Бонни

У нее были холодные губы, как и пальцы, но всякий раз, когда она касалась, меня обдавало жаром. Под тонкой футболкой больше ничего не было, и девушка по-кошачьи выгнула спину навстречу моим рукам. Хотелось сорвать с нее ненужный кусок материала, мешающий видеть и чувствовать ее всю. Легким движением она запустила пальцы в мои волосы и посмотрела в глаза. Я требовательно притянул ее к себе, обнимая за плечи. Холодные губы расплылись в улыбке, и она наклонилась к моему лицу, чтобы поцеловать еще раз.
Уже через секунду я сжимал тонкие забинтованные запястья и нависал над ней. Длинные волосы разметались по подушке. Елена выдохнула, согревая своим дыханием мою шею. По телу пробежали мурашки, и я прижался своими губами к ее. Мягким и нежным, холодным и терпким устам.
Я хочу тебя.
Я хочу тебя...
Я хочу тебя...
Медленно я провел ладонями по рукам Елены. Острые локти, тонкие плечи. Мне казалось, я знал, какой ты будешь заранее, мне казалось, я знал тебя всю мою жизнь, я ждал тебя. Девушка обняла меня за шею, не позволяя прервать поцелуй, и снова зарылась пальцами в волосы.
Елена.
Елена...
Я взял девушку за подбородок и, оторвавшись от губ, посмотрел в глаза. Взгляд Елены, наполненный страстью, был мне ответом. Она осторожно коснулась шеи, я чувствовал грубую ткань бинтов вместо гладкой кожи, а потом она хищно царапнула меня ногтями. Как заколдованная, девушка смотрела в глаза, держа в ладонях мое лицо.
Нежнейшее мгновение...
Прижавшись губами к ее губам, я нетерпеливо провел руками вниз по стройному девичьему телу. Больше всего мне хотелось стянуть с нее футболку и шорты. Елена трепетно вздохнула, когда я случайно слишком сильно надавил на синяк на ребрах.
Прости меня, я не хочу причинить тебе боль.
Девушка провела руками по моей спине и запустила ладони под джемпер. Пальцы обжигали ледяными прикосновениями, и мне казалось, что кожа вот-вот загорится. Девушка что-то прошептала, но я не смог разобрать. Целовать ее было легче, чем не целовать. И я целовал куда придется: губы, щеки, за ухом, шею, ключицы. Грудь девушки тяжело вздымалась под моей рукой, но она продолжала неуверенно гладить меня по спине. Я подмял под себя всю ее и провел ладонью по обнаженному бедру, остановившись лишь, когда почувствовал кромку шорт.
Ты ведь тоже хочешь меня?
С молчаливого согласия девушки я стал стягивать с нее футболку, и неожиданно где-то рядом что-то с металлическим звоном упало на пол и покатилось куда-то. Я открыл глаза и перестал судорожно прижимать к себе подушку. В комнате был полумрак из-за плотной занавески, но сквозь ткань уже пробивался солнечный свет. Я перевернулся на спину и дважды глубоко вдохнул и выдохнул. В гостиной тихо ругалась себе под нос Елена и продолжала шуметь чем-то металлическим. Зажмурившись, я прогнал от себя картинки из приснившегося видения и сел на кровати. Где мои ботинки? Обувь стояла у изголовья постели, и, бормоча про себя ругательства, я надел туфли и быстро прошел в ванную. Там, открыв кран с холодной водой, я трижды сунул голову под струю, чтобы скинуть напряжение.
Сон был таким реальным. Все ее прикосновения были реальными. Она в моих руках была реальной. И, черт тебя возьми, Елена, это было не по-настоящему.
Сжав края раковины, я посмотрел на свое отражение. С волос стекала вода прямо в глаза, и глаза щипало. Но упрямо вперившись в собственное лицо, я клял себя последними словами, которых знал не мало. Как? Как ты, полный придурок, можешь снова попасться на тот же крючок? Да, она не Кетрин, но какого дьявола ты настолько бредишь ею, что уже даже во сне готов заняться сексом?
Чутким слухом я уловил, как Елена гремит на кухне посудой, и жужжание своего мобильника. Вернувшись в спальню с полотенцем на плечах и вытащив телефон из куртки, заботливо повешенной девушкой на спинку стула, я ответил на звонок.
- Куда ты дел папку? – Лиз почти прокричала, на заднем фоне слышались шуршание бумаг и разговоры людей. Шериф прибыла в участок и тут же принялась наводить порядок.
- Я забрал ее домой, сегодня верну, - вчера второпях пришлось забросить дело о вампирах к себе и взять листовку, оставленную Еленой. Выслушав пару нотаций о секретности документов, я сердечно попрощался с ней и решил, что мне пора бежать из гостеприимного дома девушки. Вся эта забота, нежность и прочая ерунда очень мешала мыслить рационально. Чем скорее я разберусь с вампирами в Мистик Фолс, тем быстрее смогу начать двигаться дальше.
Вытерев волосы полотенцем, я вышел из спальни и тут же увидел Елену, чинно сидящую за столом с чаем, тостом и книгой. Девушка, не поднимая голову, проговорила:
- Привет. Выспался?
Я просто смотрел на нее и не мог отогнать от себя образ, родившийся в моем изрядно больном воображении. Как она двигалась подо мной, как выгибала спину, как дышала часто и глубоко.
- Что? – Елена посмотрела на меня, оторвавшись от книги. В моем сне у нее были холодные губы. – Что?! – повысив голос, переспросила девушка.
- Ничего, мне нужно ехать, - для верности я даже покачал головой, чтобы мозги встали на место и снова начали думать, и зашагал к двери.
- Удачи, - поведя бровями, произнесла Елена и снова уткнулась в книгу.
Замерев у двери, я обернулся и посмотрел на нее. Девушка сидела в треклятых шортах, уложив ноги на соседний стул. Колени выглядели чуть лучше, мазь оказала почти волшебное действо. И синяк на ребрах, должно быть, стал меньше, и если бы я сейчас сгреб ее в охапку, ей не было бы больно, как в моем сне. Книгу девушка держала в забинтованных ладонях и не обращала на меня внимания.
- Не выходи сегодня никуда, - попросил я, открывая дверь. Замешательство, одолевавшее меня, заставляло бежать отсюда как можно быстрее. Не люблю, когда не могу мыслить ясно. А сейчас, смотря на Елену настоящую, я вспоминал ту, что пришла ко мне во сне, и не мог их разграничить.
- Не могу, - тут же откликнулась девушка. - Мне надо забрать машину со стоянки у клуба, зайти в университет, проведать Метта, - сразу начала перечислять она, не убирая книгу.
- Ладно. Я вернусь к вечеру, - до ночи ей ничего не угрожает, а потом не сможет ей угрожать, потому что я буду рядом.
В Мистик Фолс я первым делом заехал домой, переодеться и взять папку для Лиз. Позже в участке мы проговорили с ней немало времени, пытаясь сопоставить факты. Шериф поделилась десятком сведений, которых не было в досье. Например, что уборщик в одном из госпиталей слышал что-то о голубых обоях в доме вампиров, или что они забирали больше пакетов со второй группой крови. Лиз выяснила несколько имен, но я знал об этом и без нее. Она прочертила карту, отметив все места, где появлялись вампиры: госпитали и убийства, но никакой последовательности не обнаружила. И потому была готова обратиться к магии.
Но я сделал это первым, Мистик Фолс имел свою семью практикующих ведьм. Настало время Беннет оправдать свою фамилию. Припарковав автомобиль у единственного неукрашенного дома, я смело постучал в двери. В последний раз мы не слишком хорошо расстались с Бонни, но у меня был весомый аргумент рассчитывать на ее помощь. На стук никто не спешил, и, потоптавшись немного на крыльце, я поразмыслил. Газеты неаккуратной кучей лежали у ступеней, лужайка давно не стрижена, Шейла Беннет давно не появлялась дома. Следовательно, мне нужна Бонни. Занятия в школе прекратились на время зимних каникул, и другое место, где ее можно было найти, это хибарка Шейлы. Номер Бонни пропал вместе с моим старым мобильником.
Выходит, у меня очень вовремя появились связи в мэрской семье. Не тратя время больше понапрасну, я отправился прямиком в особняк Локвудов. На часах было около пяти часов вечера, и Керол могла быть где угодно, но я хотел беседовать в том месте, где живет ее семья. Это будет как напоминание, что приглашение получено, а лишнего повода кого-то убить мне не нужно.
- Помнишь, мы заключили сделку? Время обговорить детали, - поднимаясь по ступенькам, проговорил я в телефон, едва раздалось тихое «Алло».
- Деймон, я сейчас занята, - тихо и напряженно проговорила женщина.
- Дин-дин-дон, принимай гостей, - я трижды постучал и, пока ждал Керол, осмотрел огромную лужайку Локвудов. У самого крыльца был припаркован черный кабриолет, наверняка машина принадлежит сыну первой леди Мистик Фолс. Что ж, если паренек дома, то договориться с женщиной будет не проблема.
Керол открыла дверь и однобоко улыбнулась.
- Можно войти? Ох, о чем это я, конечно, могу, - и проскользнув мимо нерадивой хозяйки, я замер в холле. В гостиной были люди. Один из них - фотограф, другой возился с осветительными приборами, третьим оказалась женщина с огромным чемоданом косметики, а на диване сидела уже знакомая мне журналистка Энди Стар. Та самая, что написала душераздирающую статью о разграбленных госпиталях и терроризме. Журналистка приветливо мне улыбнулась и поднялась с дивана.
- У меня интервью, Деймон, - извиняющимся тоном произнесла Керол.
- Я могу и подождать, - я пожал плечами и вопросительно глянул на жену мэра.
- Проходи, - обреченно проговорила она и повела рукой, как бы говоря: мой дом - твой дом. - Мы можем продолжить в другой раз? - Керол обратилась к журналистке, возвращаясь в гостиную и занимая кресло под софитами.
- Еще пара вопросов, и мы закончим, - обворожительно улыбаясь, попросила Энди о дополнительном времени, украдкой бросая взгляды на меня.
- Только быстро.
- Итак, Рождественские премии, которые выписываются вашим благотворительным фондом, в этом году станут постоянным поощрением для лучших сотрудников?
- Разумеется, мы постараемся сделать это стабильным актом добродетели... - Керол пустилась в долгие объяснения, из которых было понятно лишь одно. Ее муж – политик. Я рассматривал фотографии, вывешенные на стене на всеобщее обозрение. В самом центре был семейный портрет: Ричард восседал на стуле, как на троне, слева от него стояла Керол, а справа - Тайлер. Потом шли фотографии поменьше и более жизненные: званый обед, вырезание тыквы на Хэллоуин, пикник на берегу озера. На парочке фотографий к семейному трио присоединился молодой мужчина, чем-то похожий на Ричарда. Скорее всего, его младший брат.
Керол не стала надолго затягивать интервью и поспешила избавиться от журналистов. Энди Стар бросила еще пару заинтересованных взглядов на меня и, распрощавшись с хозяйкой дома, вместе со своей командой покинула дом.
- Что тебе нужно? – едва за ними захлопнулась дверь, с лица Керол сползла вежливая улыбка.
- Правда и информация. Начнем с первого: как ты узнала, что я вампир?
- У Зака был племянник...
- Да-да, это я уже слышал. Но первый раз ты напала на меня, когда Зак был еще жив.
- Нет, о чем ты? – неподдельно удивилась Керол и испуганно села на диван. - Я впервые увидела тебя на похоронах, - приложив руки к груди, заверила меня она.
Ничего не понимаю. Одно с другим не сходится. Даже по времени. Я тогда только приехал в Мистик Фолс, и прошло меньше одного дня. Керол никак не успела бы узнать. Получается, правда не она. Получается, есть кто-то еще.
- Ладно, как ты узнала про медальон, и куда ты его дела? – вот это действительно интересно. Женщина, укравшая янтарь у меня из-под носа, двигалась быстро, жестко и совсем не так, как Керол.
- Никуда, он в шкатулке лежит. Я даже не уверена, что знаю, для чего именно он был нужен. Мне просто сказали, чтобы я забрала его любой ценой.
- Кто сказал? - зацепившись за единственные слова, имеющие значение в лепете женщины, я сел напротив нее на подлокотник кресла.
- Девушка, она стреляла в меня у тебя дома. Сначала сказала убить тебя, а потом стреляла.
Елена?.. Кетрин! Я сжал зубы, чтобы не закричать. Чертова стерва не просто обманывала меня на протяжении многих лет, но еще и... Убить? Она собиралась меня убить.
Все снова нахлынуло большой волной, и то, что мне едва ли удалось хоть как-то отогнать от себя, вернулось. Я заливал это виски, заливал кровью, занимал себя чем угодно. Ничто не имело толка. Она продолжала разрушать мою жизнь. Легко и играючи. Не запачкав собственных рук.
- Это все? – Керол не подозревала о том, какой вулкан разбудила.
- Когда ты ее видела?
- Я не знаю.
- Где ты ее видела?
- Я не знаю.
- Как ты не знаешь?
- Я не знаю!
- Черт возьми, Керол, где она?! – я схватил ее за плечи и несколько раз тряхнул.
- Я клянусь тебе, что не знаю, - умоляюще посмотрела женщина, остановив меня, и на глаза у нее навернулись слезы. – Это просто как будто... Это внушение, да?
- Может быть, - отпустив ее, отрешенно проговорил я. Кетрин умна как дьявол. Она заставила Керол стать кем-то вроде супергероя и поверить в силу и ловкость. Это как эффект плацебо. Вот почему поведение женщины так различно. Сейчас она настоящая – напуганная и слабая, а тогда была загипнотизированной. Я посмотрел на Керол, она была потрясена открытием не меньше меня самого. А ведь Елена сразу предположила, что всему виной Кетрин.
- Но ведь я пью вербену, - пораженно проговорила женщина, снова садясь на диван. О, пожалуйста, это всего лишь трава. Не займет много времени убрать подобную помеху. Особенно для Кетрин. Вампирша способна водить за нос целый город, что ей одна женщина из семей основателей...
- Что ж, - скорее для себя, чем для Керол, подытожил я, - теперь сделай кое-что для меня. Нужно найти Шейлу или Бонни Беннет, адрес могу написать.
- Бонни Беннет учится вместе с Тайлером. У нее умерла бабушка, сейчас она где-то с отцом, вернется к началу учебы, - словно робот доложила Керол, я кивнул и ушел, не прощаясь.
В голове было пусто. Совершенно. Ни единой мысли. Я даже не мог заставить себя начать о чем-то думать. Существующая реальность как-то разом померкла. Но вероятнее всего это произошло, потому что начинало смеркаться. Мне не нужно лишней поэзии в собственной жизни, достаточно абсурдности и хаоса. До приезда к дому Елены я все же собрал мысли воедино и, когда я нажал на дверной звонок, я точно знал, что появление вампирши не помешает мне спасти девушку. Где бы сейчас ни находилась Кетрин, мне нужно время, прежде чем мы встретимся. И лучше всего потратить его на что-то действительно важное.
Дверь открыла Елена, ее руки, шея и лицо были усыпаны блестками. Я прищурил глаза и непонимающе посмотрел на девушку.
- Готовлю плакаты к завтрашней вечеринке «Празднуем Рождество. Попытка Вторая». Входи.

III. Женщина, которая меня родила

На этот раз Елена была на танцах в привычных джинсах, черных сапогах по колено и черной кофте. На руки девушка надела черные перчатки с обрезанными пальцами, чтобы скрыть перебинтованные ладони. Теперь я мог бы благодарить ее за то, что она не носит откровенных нарядов. По крайней мере, ее вид не заставлял отвлекаться на излишнюю оголенность тела. Волосы были выпрямлены и слегка заколоты на затылке. Она стояла на входе и с улыбкой привязывала всем прибывавшим на руку воздушные шары, по одному на человека.
- Можно мне черный? – подойдя к Елене, вместо приветствия попросил я.
- Конечно, - она вытянула из связки розовый и повязала мне на запястье. – А если снимешь его, то меня выгонят из черлидеров и я лишусь стипендии.
- Весь вечер будешь здесь?
- Еще минут двадцать, - она вытащила два шара из связки и вручила вошедшей парочке. Я прошел к столу с пуншем и, налив себе стакан, сделал пару глотков. Спортзал был украшен в стиле диско, на сцене играли молодые парни, один из которых был вокалистом. Активистам в бальном комитете не составило большого труда организовать вечеринку за короткое время. Я съел маленький бутерброд и зубочисткой лопнул шар над головой. С розовым позором было покончено.
Наблюдая за девушкой, я заметил, что не только мне интересно смотреть на нее, у противоположной стены стоял Метт и пристально глядел на Елену, к запястью у него был привязан синий шар. Квотербек явно пытался собраться с духом и снова наладить отношения с девушкой.
- Где твой шар? – ко мне подошла невысокая брюнетка и гневно, даже воинственно указала пальцем в пустое пространство у меня над головой.
- Лопнул, как и твой, - я ткнул зубочисткой в надутую резину золотистого цвета. Девушка задохнулась от возмущения. – Теперь оставь меня в покое, - применяя внушение, приказал я и пошел в центр толпы. В детском пунше не хватало алкоголя, но студенты все рано умудрялись проносить фляги со спиртным мимо охраны и, прячась, распивать группами в темном углу. Я станцевал пару раз с подвыпившими ученицами, а потом просто слушал музыкантов.
- Мой лучший друг дал мне лучший совет, - завел вокалист и ударил по струнам гитары. - Он сказал, каждый день подарок...
- Отличная песня, – Елена появилась рядом со мной, качая головой в такт музыке.
- Твоя работенка закончилась? – проговорил я, и девушка чуть интенсивнее кивнула.
- Что ты сделал с Даной? Она в гневе требовала себе новый шар.
- Зачем они нужны?
- Когда наступит время «Х», все отвяжут их, и шары полетят вверх. Будет очень круто.
- Если бы этот день был последним, - взвыл патлатый паренек на сцене, - и для завтра было бы поздно, смог бы ты попрощаться с прошлым?
Кто-то неаккуратно толкнул Елену плечом, и я, придвинув к себе девушку, предложил выбраться из толпы. Она ловко вывернулась из-под моей руки и, вторя вокалисту на сцене, пропела:
- Награда всегда стоит того, чтобы за нее боролись, - улыбаясь мне, она легко задвигалась под музыку, подпевая. - Каждая секунда на счету, ведь не будет второй попытки. Так живи, будто никогда не будет второго шанса, - девушка повела плечами, задорно подмигнула и направилась прочь из толпы, а я понял про нее, про нас одну важную вещь.
Я бессмертный, вечно молодой, не ценящий чужую жизнь вампир, но за свою цепляюсь всеми способами, и я живу так, как захочу, потому что в запасе у меня вечность. Но странно, у меня нет будущего, только прошлое.
Елена - смертная девушка, готовая умереть ради другого, ставящая чью-то жизнь выше собственной. Она проживала каждый свой день как последний, но всегда строила планы на будущее, просто отпуская прошлое.
На секунду мне стало грустно, порой мне казалось, что мы достаточно похожи, но Елена всегда давала понять, что она другая. Неосознанно, не специально, она порой проводила между нами черту: вот ты, вот я, не смешивай нас в одно, но если хочешь, мы можем называться друзьями.
Выбравшись вслед за Еленой из толпы, я заметил ее у стола с напитками.
- Если бы этот день был последним, * - ударил по финальным аккордам музыкант.
Я вытащил розу на короткой ножке из композиции и вручил ее девушке:
- По-моему Метт скоро сделает сальто, чтобы ты увидела его, - слегка наклонившись к ней, прошептал я в самое ухо. Елена как всегда дернулась, отстранилась и посмотрела в сторону квотербека.
- Это он... просто...
- Чтобы ты ревновала, - закончил я за девушку.
- К распутной Софи? - улыбнулась Елена и повернулась к столу, чтобы налить себе пунша.
- Тебе, что, совсем все равно? – я удивился, если он безразличен ей, то зачем лезть сломя голову ради него в огонь.
- Я понимаю, зачем он это делает, - рассудительно объяснила девушка, - он хочет задеть меня, обидеть, показать, как ему неприятно, но... Как бы то ни было, я его не люблю, а значит, ему больнее.
Вот в чем мы были особенно похожи: мы нелюбимые. Елена все еще посвящала страницы в тетради неизвестному мистеру «Х», я все еще искал Кетрин во всем, что меня окружало. Мы оба знали, как больно быть нелюбимыми, и жили с этим как ни в чем не бывало.
Елена налила в два стакана пунш и, протянув мне один, сказала:
- Мне нужно отойти, я найду тебя позже, - она двинулась в обход танцевальной площадки и подошла к той самой девушке, с которой я повздорил в самом начале вечера. Вслед за Еленой по воздуху двигался лиловый шар. Может мне тоже пора строить планы на будущее, купить себе квартирку с видом на океан, выучиться рисовать и каждый вечер малевать холсты с закатами над соленой водой? Но тут мне на глаза попалась прехорошенькая студентка, и я, отложив мысли на потом, закружил ее в танце.
Незнакомка двигалась плавно и легко в моих руках, словно кукла из пластилина. Сделав очередное па, я заметил, как Елена, озираясь, стояла у дверей, проверяя, никто ли не наблюдает за ней, и незаметно выскользнула из зала.
- Прошу прощения, - чинно поцеловав руку своей партнерше, я, стараясь не привлекать внимания, быстро добрался до выхода и выскочил в коридор. Ну ведь просил же быть все время на глазах. Под потолком у дверей, ведущих на улицу, болтался лиловый шар. Пробежавшись по пустому холлу, я выскочил наружу и, оглянувшись, увидел, как Елена быстрым шагом движется к отдельному зданию университета. Она обошла двухэтажный корпус с левой стороны и ловко залезла в открытое окно первого этажа. Издали наблюдая за девушкой, я увидел, как она прошла по темному коридору, освещая пол под ногами небольшим фонариком, и, замешкавшись у одной из дверей, забралась внутрь кабинета.
И почему ее не волнуют обычные проблемы, а вылазки вечно отдают криминалом?
Можно было бы легко оставить ее разбираться с тем, ради чего она влезла в закрытый корпус, рискуя быть пойманной охраной, но любопытство - мой единственный недостаток. Я, подобно Елене, залез через окно и бесшумно прокрался по коридору. В здании было темно, поэтому луч света, метавшийся за дверью кабинета, был очень приметным. Я прислушался: Елена шуршала бумагами, двигала ящики, явно что-то искала. Никого из охраны не было слышно, наверняка все сейчас в зале на вечеринке. Дверь в кабинет, где вела поиски девушка, была плотно закрыта, но я все равно попытался незаметно повернуть ручку. Раздался тихий скрип или щелчок, фонарик в комнате моментально погас, и оттуда больше не доносилось ни звука. Мы с Еленой замерли по разные стороны стены, спустя четверть минуты мне послышались острожные шаги девушки. Прислушавшись, я смог различить сердцебиение. Ритмичное и спокойное.
Девушка с глухим щелчком повернула ручку и приоткрыла дверь.
- Бу, - выдохнул я, едва она высунула нос из кабинета. Елена испуганно шарахнулась в сторону, ударилась затылком о створку и беззлобно, даже с некоторым облегчением произнесла:
- Деймон.
- Вспугнутая кошка,- самодовольно улыбнувшись, констатировал я.
- Мне нужно найти кое-что, - Елена ответила на мой невысказанный вопрос, что она здесь делает, и снова вернулась в кабинет. Я тоже вошел и прикрыл за собой дверь.
- Это так важно, что ты не можешь дождаться утра?
- Мне нужно найти информацию об одном человеке, - девушка присела на край стола и включила фонарик. Мне было достаточно света, проникающего в окно, но Елена не имела вампирского зрения.
- Дай угадаю, ты внедренный агент ЦРУ, и кто-то в колледже варит амфетамин?
- Неа, о моей биологической матери, - опустив глаза, ответила она, но я не сдержал ухмылки. В который раз Елена пыталась играть одними и теми же картами, даже не перетасовывая колоду.
- Она же умерла, - напомнил я, обходя стол и усаживаясь в кресло, - ты ищешь спиритическую доску?
- Фактически – да, она признана мертвой, но технически тело так и не нашли. Шесть лет она числилась пропавшей без вести, прошлой весной суд выдал постановление и бумагу с датой смерти.
У меня не нашлось слов для ответа, но Елена его и не ждала. Девушка подошла к железному шкафу и стала просматривать документы в ящиках.
- Так что ты надеешься найти спустя столько лет? – устав наблюдать за ее бесплодными поисками, я поднялся и посмотрел в окно.
Темнота - лучшее время для мертвых.
- Что-то, что поможет мне найти ее, - коротко ответила Елена, убирая в папку очередную стопку бумаг и вытаскивая другую. – Счета, звонки, записки, что угодно.
- Полиция не смогла, думаешь, у тебя получится?
- Копам не так нужно, как мне, - пробежав глазами по строчкам, неразборчиво пробормотала девушка. - Эта женщина оставила кое-что в наследство, хотелось бы узнать, что с этим делать.
- Пару миллионов долларов могу взять на себя.
Елена на удивление рассмеялась и отвлеклась от поисков, посветив фонариком на меня.
- Я говорю о генетике, Деймон. Наследственность, ДНК, гены. По родителям можно многое сказать о детях, - пустилась в объяснения девушка.
- Моя мать умерла от болезни, нас мало что связывало, а отец был беспробудным пьяницей. Что это говорит?
- Так вот почему ты вечно с бутылкой, - она ослепила меня лучом света и рассмеялась, я тоже улыбнулся. – У тебя были проблемы с отцом? – Елена вернулась к своим папкам.
- Мы обоюдно друг друга ненавидели.
- Тебя, по крайней мере, не выбросили как мусор, - пожала плечами девушка.
Я долго смотрел на нее, копошащуюся в архивных документах, и думал. Да, может быть Елена добрая, заботливая, легко прощает, смелая и готова на жертвы, но это еще не все. Она как ящик фокусника с двойным дном. Показывает пустую коробку, а за зеркальной перегородкой прячется испуганный дрожащий кролик. И как раз там, в темном отсеке, не освещенном софитами, есть и боль, и страх, и презрение, и, может быть, даже ненависть.
- Мне нужно тебе кое-что сказать, - наконец заговорил я, - то, что ты сделала, когда полезла в огонь, – ненужное геройство, но это понятно, такая уж ты. Только в следующий раз, когда ты захочешь сгореть ради куска телефонной пластмассы, я сломаю тебе руку.
- Там было все, Деймон, – Елена задвинула последний ящик и выключила фонарик. – Все, что мне удалось найти за полгода в Дьюке, все, что я успела сбросить с компьютера, все имена, телефоны, контакты. И судя по всему, там, в огне, сгорел мой единственный шанс найти Изобель. Она единственная причина, почему я вернулась сюда снова. Зря. Здесь ничего нет. Пошли.
- Ее звали Изобель? - я двинулся к дверям, остановившись за спиной Елены.
- Да, - девушка зажгла фонарик и навела свет на большую общую фотографию, висящую на стене. – Вот она, - холодно произнесла Елена, луч выхватил одно лицо из множества других. - Изобель Флеминг. Женщина, которая меня родила.
Я посмотрел на фотографию и постарался не измениться в лице. Технически – да, Изобель все еще можно было причислить к живым, но фактически она была мертва. Несколько лет назад я лично обратил ее в вампира.

IV. Ничего личного

Когда мы вернулись в зал, шары уже были отпущены. Елена оказалась права, зрелище получилось красивым. Разноцветные шары держались под потолком на разной высоте, а от них вниз спускались серебристые закрученные ленты.
Наше с Еленой совместное отсутствие и появление не прошло незаметно. Первое, на что я наткнулся, войдя в помещение, - внимательный взгляд Донована. Но Елена ничего не замечала. Ни парящих шаров, ни квотербека. Несмотря на изображенное на ее лице веселье, девушка думала о другом. Я догадывался, что именно занимает ее мысли. Елену тут же утянули какие-то подруги на танцплощадку, а мне захотелось выпить. Права была девушка, говоря, что я все время с бутылкой. Так уж вышло, что думается мне только со стаканом в руке.
Я вспоминал Изобель. Женщина нашла меня в пригороде Вашингтона и попросила обратить в вампира. Она рассказала мне о десятке своих работ, посвященных исследованию баек и приданий, о том, что долгое время искала кого-то похожего на меня и что не желает оставаться человеком, зная какими силами обладают вампиры. Рассказала, что история о вампирах в Мистик Фолс в тысяча восемьсот шестьдесят четвертом году создала для нее кумира – Кетрин Пирс и нет ничего, что было бы так же важно для нее, как стать такой как вампирша. Она предложила мне все, что могла: данные о жизни Кетрин, собранные со всех уголков земли, магические сказки о проклятии вампиров, свою кровь и себя. Взамен я обратил ее и научил всему, что нужно для выживания: как питаться, внушать, контролировать голод, отключать чувства, управлять своей силой, слухом, скоростью. В одну из ночей она ушла, и больше я никогда с ней не встречался. А теперь она оказалась матерью Елены.
Еще одно совпадение?
Посмотрев на девушку, разговаривавшую с подругами, я подумал обо всем, что знал про нее. Она говорила что-то о генах, доставшихся от Изобель. Оборотень? Но в полнолуние Елена не превратилась, именно поэтому я исключил волка. Ведьма? Но ничего колдовского в квартире девушки не было. Будь она одной из них, то потушила бы пламя в клубе. Охотниками на вампиров становятся просто так, независимо от генетики. Так, что ты такое, Елена?
Я не сразу вспомнил о болезнях, передающихся по наследству. «Хотелось бы понять, что с этим делать». Что если было что-то, заставившее женщину рискнуть, ведь всегда есть шанс, что кровь вампира не сработает. Обратившись, Изобель стала бессмертной, ей больше не грозили никакие болезни. Я вспомнил аптечку в доме Елены, в коробке не было никаких лекарств. Бинты, мази, пластыри, но кроме одного флакона таблеток без всякой этикетки больше никаких препаратов. Не похоже, что она мучается какими-то симптомами. Так что же, Елена?
Очередная быстрая композиция сменилась медленной мелодией. На танцполе сразу стало меньше людей, парочки стали плавно двигаться в такт, а Елена поспешила к столику с напитками, оставшись в одиночестве. Мы оказались по разные стороны длинного стола, почти друг напротив друга. Между нами было расстояние в протяженность зала. Девушка выбрала что-то из закусок и задумчиво начала жевать.
- Из-под деревьев мы смотрим на небо, - завел все тот же патлатый вокалист со сцены, - путая звезды и спутники.
Как и всегда, когда я долго и пристально смотрел на нее, Елена почувствовала мой взгляд. Она подняла голову. Взглянув на меня, девушка смущенно улыбнулась и отвела глаза, я улыбнулся в ответ. Иногда она была похожа на юную девочку, которая впервые получает знаки внимания от мужчин. Интересно, какая она в постели? Такая же сдержанная и невозмутимая или, наоборот, позволяет себе выплеснуть все с необузданной и дикой страстью?
- Я даже не мечтал, что ты будешь моей, - старательно выводил паренек у микрофона.
Елена снова посмотрела на меня и закусила губу. Она вздрогнула, когда сзади ее обнял Метт. Парень протянул ей коробочку, но девушка недоуменно взглянула на него.
- Подарок, - квотербек поднял крышку. Елена посмотрела внутрь, потом на Метта, потом пристально на меня. Она закрыла глаза, делая глубокий вдох.
-Я пою «Аминь», я живой. Я пою «А-а-аминь», я живо-о-ой.
Елена сбросила с себя руки квотербека и быстрыми шагами пошла в мою сторону.
- Если бы каждый заботился и никто бы не плакал.
Я пошел ей навстречу, обходя людей.
- Если бы каждый любил и никто бы не лгал.
У нее развевались волосы, и взгляд был прямой и решительный.
- Если бы каждый делился и не был бы горд.
Между нами осталась пара шагов.
- То смерти не знали мы бы тогда...
Вытянув руки вперед, она обняла меня за плечи и запечатлела горячий поцелуй на губах. Я прижал ее к себе, боясь сделать больно, и оторвал от земли.
- Я живо-о-ой.
Холодные губы девушки яростно прижимались к моим, руками она обнимала меня за шею, касаясь меня почти всем телом. Она была невесомой, легкой, нежной, теплой и прекрасной. Длинные волосы все время лезли в лицо, но это нисколько не отвлекало. Как и то, что вокруг было полно людей. С закрытыми глазами я не мог видеть ее, только чувствовать.
И следующее, что я ощутил, как кто-то толкнул меня в бок.
- Простите, - тут же извинился мужчина, а я равнодушно сделал глоток из бокала.
- Что это? – спросила Елена, снова посмотрев через плечо на квотербека. Она по-прежнему стояла на другом конце зала в объятьях Метта. Поцелуй произошел только в моей голове. Я просто очень хотел, чтобы это произошло, потому что очень хотел ее.
- Телефон. Взамен того, что испортился при пожаре.
- Эм... Спасибо, - неуверенно пробормотал девушка, доставая мобильник.
- Я был не прав, - Донован поставил пустую коробку на стол и чуть сильнее прижал к себе Елену. - Ты спасла меня, а я нагрубил тебе в больнице. Оба раза.
- Не я спасла, - потупив взгляд, пробормотала девушка и заправила за ухо прядь волос.
- Ну как бы то ни было, - Метт не стал снова затевать ссору. - Ты вернулась туда за мной, ты единственная, кто приходил, пока меня не выписали, ты единственная, кто мне нужен, Елена, – он положил подбородок на ее плечо. - Я хочу извиниться и предложить тебе снова начать все с начала. Что скажешь?
Девушка подняла глаза и почему-то посмотрела на меня. Думаешь, я знаю ответ на этот вопрос? Она сжала губы в тонкую нить, будто боясь, что неверные слова сорвутся.
- К тому же у меня уже есть твой номер, - прошептал ей прямо в ухо Метт. Елена осторожно повела плечом и развернулась к нему. Она кивнула и слабо улыбнулась. Квотербек прижал ее к груди, голова девушки покоилась на широком плече Донована, но в ее взгляде не было радости или облегчения. Я не отводил глаз, впитывая каждое мимолетное движение Елены.
- Когда мы лежим под звездами, - пропел уставший вокалист со сцены, - то понимаем, как малы по сравнению с ними. И если бы они могли любить, как ты и я, представь, каким бы был мир.
Я поймал на себе взгляд девушки, и она тут же обняла Метта за плечи, закрываясь от меня рукой.
- И смерти не знали мы бы тогда... - прозвучал последний аккорд песни, и я, допив очередной стакан, вышел из зала. Больше всего хотелось сесть в автомобиль и уехать домой. Там, сидя у камина с бутылкой столетнего виски, я подумаю, что делать с собой дальше. Как контролировать и управлять тем, что не является голодом, жаждой, усталостью или эмоциями? Как подчинить себе? Я ведь не монах и не отшельник. Я всегда поддаюсь импульсу, принимаю мгновенные решения, жалею о них. Руководствоваться правильностью методов не мое. Но даже неправильного пути я сейчас не видел.
Тупик. Вот куда я зашел. И от скуки, не найдя прохода дальше, замуровал сам себя.
И так теперь получилось, что внутри замкнутого пространства, больше похожего на склеп, у меня была компания: Елена, Лиз, Керол, Бонни, Фредерик, Джон. Керол и ее оборотни пока не являлись проблемой, а значит, просто тихо сидели в углу. Лиз, единственная, кто заботился о благе людей, вооруженная до зубов патрулировала четыре высоких стены под названием Мистик Фолс. Фредерик и остальные вампиры жаждали мести, практически нависая над головой Елены как гильотина, Джон Гилберт стоял у меня за спиной с колом в руке. А вот Кетрин, Кетрин снова осталась за пределами капкана, как и всегда.
И все бы ничего, если бы я смог оторвать себя от Елены. Я бы перепрыгнул стены, обретя свободу, и отправился туда, где не придется бороться с собственными желаниями.
На улице я провел много времени, музыка временами стихала, звучали какие-то поздравления, музыка снова играла, но мне нравилось быть не там. Вдыхая морозный воздух, смотря на звезды, наслаждаясь ночью. Никто не показывался на улице, было слишком холодно даже для романтических прогулок пьяных студентов. Я сидел на бордюре рядом с собственным автомобилем, припаркованным далеко от общей стоянки.
Тяжелые шаги, принадлежавшие Фредерику, я услышал задолго до того, как вампир появился в поле зрения. Все с той же бородкой и в темной куртке. Ну конечно, в момент, когда у меня эмоциональный кризис, самое время подраться. Я поднялся на ноги, готовый абсолютно ко всему, будь то вербена, кол или десяток других вампиров, жалея лишь о том, что так надолго оставил Елену без присмотра. Где она сейчас?
- Расслабься, я с дружеским визитом, - обезоруживающе поднял руки Фредерик. – Я видел ее на вечеринке. Прекрасно выглядит. Успел вытащить ее раньше, чем все вспыхнуло?
- Это было нетрудно. В твоем плане много слабых мест. И ты полный придурок.
- Ну, скажем, по большому счету мне все равно, жива она или нет. Единственное, что я хочу, это превратить твою жизнь в ад.
- Особо стараться не придется, - без всякой иронии проговорил я, следя за дистанцией между нами.
- Прямо сейчас Елена собирается ехать домой, - он бородатым подбородком указал на двери университета. Оттуда выпорхнула девушка в черной куртке. Она простучала каблуками по дорожке, держа руки в карманах, и прошла на парковку. Где же квотербек, когда он может оказаться полезным? Я примерился. Фредерик стоял дальше меня, и если он захочет напасть на нее, то до Елены ему не добраться.
- Гляди, сейчас будет представленье, - пообещал вампир.
Девушка остановилась рядом с серебристым автомобилем и, достав из кармана ключи, щелкнула кнопкой на брелке сигнализации. Машина приветливо мигнула фарами.
- Елена? – парень рядом с ней возник из ниоткуда, как черт из табакерки.
- Привет, Пит, - девушка радостно улыбнулась и заправила волосы за ухо, - я думала, все еще веселятся в зале, - она открыла дверцу машины, намереваясь сесть в автомобиль, но парень резко захлопну створку. Пит - это который поджег клуб?
На лице Елены отразилось недоумение, но я уже все понял. Парень находился под внушением. Идеальное преступление.
Он замахнулся кулаком, чтобы ударить девушку, но Елена увернулась и сделала шаг назад.
- Что ты делаешь, Пит?
Я хотел помочь ей, но Фредерик снова напал на меня со спины, подставив подножку. В специальном захвате он сжал мою шею так, что я даже не мог повернуть голову.
Пит тем временем замахнулся еще раз и на этот раз почти задел Елену. Девушка уперлась спиной в соседнюю машину. Двумя руками парень сжал ее горло, пытаясь задушить. Я видел, каким напряженным стало лицо Елены, когда воздух перестал попадать в легкие. Потом что-то произошло. Парень словно схлопотал каблуком по колену, странно завалился на один бок, продолжая сжимать горло девушки одной рукой. Елена, ухватившись за большой палец мужской руки, стала выворачивать его ладонь. Когда она снова смогла дышать, девушка оттолкнула Пита. Парень снова бросился на Елену, но она увернулась и крепко приложила нападавшего двумя руками лбом об автомобильное стекло. Пит рухнул без сознания. Елена оглянулась по сторонам, не заметив меня, быстро села в машину и поторопилась уехать.
Фредерик отпустил меня. Я посмотрел вслед удаляющемуся автомобилю и только сейчас понял, как боялся ее потерять.
- Хм, не думал, что она такая, - вампир злобно засмеялся своему поражению. – Знаешь, что я внушил ему? - пока я поднимался с колен, продолжал Фредерик. – Чтобы он не останавливался, пока не убьет ее. А если у него не выйдет, будет другой. Чем больше вербены в жителях Мистик Фолс, тем больше вампиров в Дьюке, Деймон.
Выплюнув последние слова, он, используя вампирскую скорость, растворился где-то в ночи. Я понял, что своими руками Фредерик не собирается убивать Елену. Девушка уехала домой живой, на сегодня партия за ней. А я знал, что мне нужно делать. Не медля больше ни секунды, я подошел к месту на парковке, где без чувств лежал парень. Приказ Фредерика не отменить. Я не могу перевнушить ему оставить Елену в покое. Или заставить забыть о предыдущем гипнозе.
- Ничего личного, Пит.
Присев на корточки перед парнем, я без лишних колебаний свернул ему шею, а потом никем не замеченный ушел.
Когда творишь зло, твори его до конца(30)


* - В главе использованы вольные переводы песен группы Nikelback
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1233
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика