Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава двадцать пятая. Прощание и возвращение

Фанфик "Меняя историю"

03.11.2014, 15:12
— Неужели я еще не понял, что мои собственные чувства к ней
не зависят ни от ее поступков, ни от моей воли? ©
Марсель Пруст "В сторону Свана"


I. Деймон...

- Сделай одолжение, перестань наставлять на меня ствол. Это нервирует, когда я за рулем.
- Заткнись и веди, - без особых эмоций ответил Рик, даже не шелохнувшись. Он сидел на пассажирском кресле, держа в правой руке пистолет, и прижимал его к животу так, что дуло смотрело мне в ребра. При каждой кочке он нервно стискивал рукоять и мог выстрелить в любой момент.
- Мы же вроде как заодно, - я покрутил рукой в воздухе, объединяя нас в команду. - Будь душкой, оставь мне немного личного пространства.
- Все из-за тебя, - он покачал головой, зорко следя за положением моих ладоней на руле.
- Говори конкретнее, если хочешь заставить меня почувствовать вину. Я не Елена, мне это совсем незнакомо, - при мысли о ней, я заспешил еще сильнее.
- Ты убил мою жену.
- Обратил. И она сама умоляла меня об этом.
- Какой добряк, - хмыкнул Рик. Я незаметно улыбнулся, Елена сказала примерно то же самое, когда узнала. Эти двое были очень близкими друзьями, настолько, что почти одинаково говорили об Изобель.
- Слушай, Рик…
- Аларик.
- Послушай, Аларик, - я нарочно протянул его имя нараспев, - мне нужно сосредоточиться и подумать. Сделать это будет проще, когда ты уберешь палец с курка.
- Чтобы ты убил меня? Нет, спасибо. Было достаточно одного раза.
- Кстати, как она уговорила тебя на это?
- Не твое дело, - буркнул Рик, но все же положил пистолет себе на колени.
- А что если бы я вырвал тебе сердце? Оно отрастет заново?
- Ты хотел подумать или болтать, не закрывая рта? - Аларик закатил глаза, качнул головой и уставился в окно прямо перед собой. Он нервничал. Исчезновение Елены напугало его, и теперь, когда я был вычеркнут из списка подозреваемых, Рик совсем не знал, откуда начинать поиски. Мы потратили добрых пару часов на препирательства и выяснение того, на чьей машине отправиться в Дьюк. Рик не желал выпускать меня из виду, все же опасаясь, что пропажа Елены - моих рук дело, а я считал, что он может знать о ней больше меня и его сведения облегчат поиски.
- Она пропадала так раньше?
- Нет.
- Никогда? Что, правда звонила каждый вечер? Зачем?
- Сказать, что ты ее не убил, - ядовито проговорил Рик, едко улыбнувшись. - Мы разговариваем каждый день, - вздохнув, он решил пойти на контакт. - Это старое правило.
- И много таких правил? Типа не водить дружбу с вампирами или обманывать всех вокруг, выдавая себя за другого человека?
- Ты понятия не имеешь, в каких условиях она живет, - он покачал головой, словно укоряя меня за иронию. - Есть вещи, которые ей приходится делать независимо от того, хочет она этого или нет.
- Если ты все еще считаешь, что Елена пропала из-за меня, и тем самым пытаешься надавить на жалость, то ты бьешь мимо. Я не знаю, где она, так же как и ты.
- Елена думает, что может доверять тебе, и мне ее не переубедить, но я тебе не доверяю,- Аларик не скрывал своей неприязни по отношению ко мне. - Поэтому что бы ты ни собирался сделать, ты сделаешь это только после того, как я буду уверен, что это не навредит ей.
- Пф, думаешь, я буду отчитываться, - въезжая на окраину Дьюка, я слегка сбавил скорость. - Может она махнула к своей подруге Реджине?
- Это же до идиотизма простое правило: Елена звонит мне каждый вечер, чтобы сообщить, как она и где. Если не звонит, значит, у нее нет возможности со мной связаться, значит, ей что-то мешает. А если она не выходит на связь два дня...
Она действительно всегда находила время и способ позвонить Рику.
- Я понял. Если Елена заблудилась в лесу и потеряла телефон - ты подаешь в розыск.
- Проблема в том, что она не может заблудиться. Ее голова как компьютер. Она буквально запоминает и анализирует почти все, что видела или слышала. Карты, ориентиры, лица. Ты еще только думаешь, что можно сделать, а она уже знает, как ты поступишь, к чему это приведет и как именно тебе помешать. Вот почему я согласился на то, чтобы ты меня убил. Елена была уверена, что мне ничего не грозит, а значит, я был в безопасности.
Такое безграничное доверие шокировало. Разумеется, я знал, что Елена не станет никого понапрасну подвергать опасности, но вот так слепо пойти на смерть, даже понимая, что вернешься... При всей моей любви, я не доверял ей. Как и она мне. Мы слишком много скрывали друг от друга, слишком часто лгали, и винить в этом некого. Я позволил ей однажды думать, что она убила человека, потому что не хотел говорить правды. Так что у меня нет никакого права упрекать ее. Тем более что оправдания у нее получше моих.
Первым местом, куда мы приехали, была новая квартира Елены, которую она делила с Дженной. Рик убрал пистолет за пояс брюк и постучал в дверь. Я стоял чуть поодаль, опираясь на перила, и пытался поймать хоть какую-то здравую мысль. Дверь распахнулась, и Дженна вынырнула из коридора.
- Здравствуйте, - недоумевающе улыбнулась она, глядя на Рика, а потом заметила меня. - Деймон.
- Да. Мы войдем, ты не возражаешь? - я подтолкнул замершего Аларика внутрь, потеснив Дженну, и вошел сам. В коридоре не было достаточно места, и эти двое оказались чересчур близко друг к другу.
- Привет, - сконфуженно поздоровался Рик, зачарованно смотря на девушку.
- Не знаешь, где я могу найти Елену? - протискиваясь мимо них, я бросил вопрос в пустоту, так как, судя по всему, и Аларик, и Дженна сейчас были под действием волшебного момента.
- Нет, - она сделала шаг в сторону, следуя за мной. - Может быть, на занятиях.
- Елены нет уже два дня, - очнувшись от созерцания небесной красоты Дженны, Рик вернулся в реальность. - Ты не заметила?
- Дженны не было в городе на выходных, так? - я, не оглядываясь, знал, что Дженна кивнула. - А значит, ты нам ничем не поможешь, - толкнув дверь спальни, я ожидал увидеть бардак, как и в прошлый раз, когда Елену едва не поймали. Но комната была убрана, сумка с вещами аккуратно задвинута под кровать, и никаких следов борьбы или сопротивления. Она не сдастся без боя, никогда, а значит, ее забрали не отсюда.
-Что значит Елены нет уже два дня? Она пропала? - Дженна не переступала порог спальни, а Рик, напротив, бесцеремонно отодвинул меня и прошел в комнату. Он оглядывал скудную мебель так, словно она могла рассказать, куда исчезла Елена.
- Может, она у Метта? - предположила Дженна. - Вдруг они помирились.
- Позвони ему, - тут же распорядился Рик. Дженна исчезла в своей комнате. - Елена была здесь, перед тем как пропала. Но забрали ее не отсюда.
- С чего ты взял?
- Листок на подоконнике. Она всегда пишет там последнюю дату. И никаких следов борьбы.
- Еще одно правило, - я кивнул и отошел от двери, сел на старый диван в гостиной и запустил руки в волосы. Мне стало страшно. Я, наконец, понял, что Елена действительно в западне. Рик знал ее очень хорошо. Не просто хорошо, он был тем человеком, которому она говорила правду. Все эти правила и условности созданы для того, чтобы он всегда знал, что с ней, но даже Рик не предполагал, где Елена.
- Метт ничего не знает, - Дженна вернулась в гостиную.
- Что он сказал? - я выпрямился и посмотрел на нее. Должно быть, было что-то такое в моем взгляде, отчего она вдруг стала очень серьезной.
- Что не видел ее уже несколько дней и что ее проблемы больше его не волнуют.
- Вот как, - я поднялся с дивана, подхватил стул и, захлопнув дверь в комнату Елены, подпер им ручку. Рик с той стороны моментально забарабанил и начал выкрикивать угрозы.
- Что ты делаешь? - Дженна переполошилась.
- Собираюсь найти Елену. Откроешь его, когда я уже уеду, поняла?
- Я поеду с тобой, - она бросилась за мной.
- Нет.
- Елена спасла меня, Деймон. Я у нее в долгу.
- Она пол-Дьюка взяла под опеку. Собери всех, организуйте митинг, - я отмахнулся от Дженны как от назойливой мухи и выскочил из квартиры.
Метт соврал. Я видел, как он переполошился, стоило мне только упомянуть, что Елене угрожает опасность. Сейчас Метт спокоен, следовательно, знает, что с ней все в порядке, а значит, либо он с ней, либо подскажет, где мне ее найти. Рика пришлось оставить за бортом, потому что ему однозначно не понравится способ, которым я выбью правду из квотербека.
Я постучал в двери особняка и терпеливо ждал, когда мне откроют, но никто так и не вышел на крыльцо. Я постучал еще раз, а потом сломал замок и вошел внутрь. У меня несколько минут на то, чтобы обыскать дом, прежде чем приедет охрана. Я поднялся наверх и прошел вдоль по коридору, открывая всё подряд. Спустился на первый этаж и, обойдя все комнаты, так никого и не обнаружил. Оставались только подвальные помещения типа бройлерной и гаража. Елену не держали ни в одной из комнат, а машины Метта не оказалось на месте. Из особняка я ушел до того, как услышал сирены копов.
Припарковав автомобиль у университета, я направился прямиком в здание, ища кого-нибудь в футбольной форме. Мне не довелось завести знакомства с друзьями Метта, и все, на что сейчас я мог ориентироваться, это то, что он квотербек. Я обошел уже опустевшие раздевалки, заглянул в спортзал и отыскал одного спортсмена в тренажерной комнате.
- Эй, друг, не подскажешь, как мне найти Донована?
- Метта нет сегодня на занятиях, - услужливо сообщил он, не отрываясь от груши, которую когда-то так же усердно боксировала Елена.
- И?
- Ну, - он поймал грушу, - может, Метт дома или у своей подружки. Или на озере. А может вообще уехал в Майами. А ты кто? - парень невежливо уставился на меня.
- У него дом на озере?
- Ты кто такой, чувак? - уже более агрессивно повторил парень и двинулся на меня, угрожающе расправив широкие плечи. - И зачем тебе Метт?
- Расслабься, - в тот момент, когда он оказался достаточно близко ко мне, я тут же воспользовался внушением. - И отвечай на вопросы. У Метта дом на озере? - бугай послушно кивнул. - Позвони ему. Скажи, что тренер просит прийти на срочное собрание, и спроси, где его носит.
Парнишка вытащил мобильник из широких штанов. Я слышал длинные гудки, а потом звонок перебросили на голосовую почту. Метт отключил телефон после разговора с Дженной. Это еще раз доказывает мою правоту. Донован в курсе того, где находится Елена, и теперь мне нужно найти хотя бы одного из них.
- Адрес знаешь? - произнес я, и бугай снова кивнул. - Говори, - он без запинки назвал мне координаты.
Вернувшись в машину, я вбил курс в навигатор и направился точно по стрелкам. Осталась понять, почему Елена, без труда справившаяся не с одним вампиром, не может разобраться с обычным парнем.
Наступил вечер, а я все еще был в пути. В какой-то момент на шоссе появилась развилка, и я ошибочно повернул направо. Выяснилось это спустя сотню километров, и мне пришлось возвращаться обратно. Я в немой ярости бил ладонями по рулю, но быстрее машина от этого не ехала. Жуткий скрежет металла о дорогу и чей-то истошный вскрик раздались далеко впереди, за поворотом. Я ударил по тормозам и, выскочив из автомобиля, за секунды преодолел расстояние до аварии.
К перевернувшейся машине кто-то уже медленно подходил. Женщина на высоких тонких каблуках. Я увидел, как кто-то внутри автомобиля бьется и стонет от боли, а женщина, заслышав меня, замерла, а после растворилась в темноте. Вампир. Спустя секунду в темном салоне автомобиля я разглядел Елену, висящую вниз головой. Я ее все-таки нашел. И слава Богу, она жива. Мелькнув тенью, я опустился на колени перед автомобилем.
- Как ты?
Она вскрикнула и отвернулась, а потом удивленно произнесла:
- Деймон... - у нее был непередаваемый испуг в глазах, как будто она ожидала смерть, а не спасение.
- Можешь выбраться? - я оторвал дверцу автомобиля, чтобы помочь Елене.
- У меня рука застряла, - и она взглядом указала чуть наверх. Ее предплечье оказалось зажато перекладинами руля и неестественно изгибалось. Вот почему Елена не смогла выбраться. Должно быть, она выкрутила колеса, пытаясь резко съехать на обочину, и из-за толчков ладонь, соскользнув, оказалась в ловушке. Я осторожно нажал на ее запястье и потянул руку с другой стороны, пытаясь высвободить. Елена зажмурилась и замычала сквозь плотно сжатые губы, едва не плача. Так, ладно, попробуем иначе. Я оставил в покое руку и, сжав руль обеими ладонями с разных сторон, разломил его пополам. Раздался ожидаемый хруст, и предплечье Елены оказалось свободным.
- Упрись в крышу, - попросил я и потянулся к ремню безопасности. - На счет три, хорошо? Раз, два... Три, - щелчок, шорох, и все закончилось.
Она упала прямо ко мне в руки, и я осторожно вытащил Елену из автомобиля.
- Встать можешь? Что-нибудь сломано?
Елена снова промычала что-то, не открывая глаз.
-Эй-эй, ты меня слышишь? Елена! Сосредоточься.
- Где она? - Елена открыла глаза, взгляд затуманившийся. Ссадина на лбу девушки начинала кровоточить. - Я сбила ее, - и Елена пошатнулась в моих руках, слишком резко повернув голову в сторону.
- Ты быстро слабеешь, Елена, - осторожно проведя рукой по волосам, стараясь не задеть маленькую ранку, я все еще пытался удержать ее в сознании. – Посмотри на меня. На меня...
С тобой все хорошо. Ты со мной. Все хорошо.
- Она похожа... - и Елена обмякла, медленно падая вниз. Я подхватил ее на руки, с жалостью посмотрев на красивое лицо. Она легкая и хрупкая, и я должен ее защитить.
- Давай-ка прокатимся, - я медленно пошел к своей машине.

II. Заглаживаешь вину?

Она мирно спала на пассажирском сиденье, удивительно расслабленная, с небольшой ссадиной на лбу, но даже во сне Елена крепко придерживала поврежденное запястье. Я уныло крутил руль, время от времени поглядывая на нее. Может Елена и была гениальным охотником, но прямо сейчас она такой не казалась - вполне обычная девушка, слегка измученная, но не более. Если бы не Рик, я бы засомневался, что история, рассказанная Еленой, - правда.
Вдоль по трассе тянулись поля и пастбища, чуть дальше виднелось подобие лесов, время от времени появлялись одинокие дома. Я примерился, и вышло, что до бара Бри осталось ехать меньше часа. Воспользовавшись советом Бонни найти сильную ведьму, которая согласится сотворить заклинание поиска, я вспомнил о своей старой знакомой Бри. Она еще в студенчестве устраивала такие чудеса, что юная Беннет ей в подметки не годится. Правда с Бри мы расстались очень и очень плохо, но это ближайшая ведьма, о которой мне удалось вспомнить.
Елена завозилась, нахмурилась от боли в запястье, когда сонно двинула рукой, и открыла глаза.
- Доброе утро, - стараясь не смотреть на нее, я сосредоточился на коровах за оградой.
- Где мы? - она здоровой рукой проверила ссадину на лбу, снова нахмурилась, попыталась приподняться, охнула и схватилась за ребра.
- Кости не сломаны, я проверял.
- Где мы? - Елена все же перестала озираться и ерзать и посмотрела на меня.
- Джорджия, - торжественно объявил я.
- Джорджия? Нет, нет. Я не могу быть в Джорджии, - и снова схватилась за ребра от резкого поворота. - Останови машину.
- Уже недалеко.
- Останови машину, - требовательно, как шоферу, приказала она.
- Было веселее, когда ты спала, - я вздохнул и свернул на обочину.
Елена щелкнула ремнем безопасности, открыла дверь и попыталась выбраться наружу. Именно попыталась. Сначала она, морщась, поставила ноги на землю, потом немного сползла на край сиденья и медленно поднялась, опираясь на опущенное стекло.
- Ох, - выдохнула Елена и почти сложилась пополам от боли. Я в тоже мгновение оказался рядом с ней, помогая устоять на ногах. Одной рукой я поддержал ее за талию, а второй заменил стекло, позволяя ей опереться на меня Елена украдкой взглянула на меня и неуклюже отстранилась.
Понятно. То есть она меня обманула, и все равно я виноват.
- Ребра точно целы? - держась рукой за живот с правого бока, спросила Елена.
- Я проверил, насколько мне позволяет джентльменское воспитание, - немного задетый таким отношением вместо благодарности, я снова начал язвить. На самом деле, конечно же нет, мне претила сама мысль оскорбить ее подобным способом. Елена никак не отреагировала на мою реплику, видимо знала, что это сказано специально и не имеет никакого отношения к правде, осторожно задрала майку с правой стороны и посмотрела на кожу. Там отчетливо вырисовывался крупный синяк в форме странной стрелы, очертания наконечника были смазаны, а от кривого треугольника вверх поднималась широкая сине-зеленая полоса.
- Это от ремня безопасности. Может и ребра болят из-за этого, - она опустила майку на место и снова села на сиденье, даже шагу не сделав. - Ненавижу эти ремни, - уже себе под нос пробормотала она и снова потерла бок ладонью. Теперь мне было понятно ее нежелание пристегиваться каждый раз, когда она садилась в автомобиль. Заевший ремень безопасности помешал ее родителям выбраться из затонувшей машины, а потом снова помешал Елене высвободиться из западни во вчерашней аварии.
- Можно мне позвонить с твоего телефона? - вдруг скоромно попросила Елена. Я хмыкнул, вытащил мобильник из кармана и протянул ей. - Спасибо, - она набрала номер, приложила аппарат к уху, зажала его плечом и стала методично ощупывать себя, начиная с ног.
- Да, - голос Рика почти сразу же заменил длинные губки в телефоне.
- Это я, - сжимая голень, проговорила Елена. - Со мной все хорошо. Как Джереми?
- Слава Богу, - облегченно выдохнул Аларик. - Джереми в порядке. Где ты?
- Ммм, я в Джорджии, - ее рука переместилась на коленку и бедро.
- Тебе нельзя быть в Джорджии, - тут же всполошился Рик, Елена поморщилась то ли от боли, то ли от резкого крика. - Серьезно, где ты?
Она посмотрела на меня, я повел бровями и скрестил руки на груди.
- Серьезно, я в Джорджии. Деймон привез меня сюда, - Елена стала ощупывать вторую ногу.
- Что у тебя там происходит? - Рик уже перестал удивляться тому, что мое имя звучит в каждом их разговоре. - Где ты была?
- Метт увез меня в загородный дом, спрятал мой телефон. Вчера я украла ключи от его машины и уехала, но попала в аварию, - теперь она осматривала свое запястье. - Деймон помог мне, я отключилась, и теперь мы в Джорджии, - Елена коротко, почти по-военному, рассказала обо всех важных событиях, умолчав только о вампире, поднявшемся на ноги после того, как его переехал автомобиль.
- Метт? Этот парень уже пугает меня больше, чем Деймон.
- Да, меня тоже, - Елена покачала головой из стороны в сторону, проверяя шею. - Я вернусь в Дьюк сегодня. Не оставляй Джереми одного.
Она протянула мне мобильник и снова поднялась на ноги. В этот раз получилось лучше.
- Мне нужно возвращаться, - устало проговорила Елена, высвобождая руку из моей ладони.
- Ну а мне нужно поболтать с одной старой знакомой, - я решил не поддаваться на уговоры, камень необходимо найти и уничтожить. - И я тебя сейчас обратно не повезу.
- Тогда это похищение.
- Не путай. Это Метт тебя похитил, а я тебя спас.
- Я сама себя спасла.
- Все время забываю, что ты у нас суперохотник.
- Хочешь это обсудить?
- Нет, спасибо. Я еще прошлые откровения перевариваю, - и вот тут мой укол попал точно в цель. Елена опустила глаза, смутилась и перестала пытаться что-то мне доказать. Она тут же сменила тактику и от требований перешла к уговорам.
- Мне нельзя быть здесь, Деймон. Джорджия - территория оборотней.
- Ну, если ты не собираешься обновить статус в твитере на «Охотник на оборотней в Джорджии», думаю, все обойдется. Возьми пятиминутный таймаут, расслабься.
- Деймон, я должна вернуться в Дьюк.
- Тогда тебе в ту сторону, - и я указал рукой вдоль дороги, а сам обошел машину и сел в салон. Ей потребовалась еще пара секунд, потом Елена открыла дверцу и опустилась на сиденье. Я улыбнулся собственной маленькой победе и завел мотор.
- Так о ком ты говорила вчера?
- Говорила? - на сей раз она даже не подумала пристегиваться, и я не стал напоминать.
- Да, ты сказала, что сбила женщину.
- Точно, - Елена потерла ссадину на лбу, будто это поможет вспомнить. - Она была... - и замолчала.
- Не помнишь? - это шло в разрез со словами Рика о том, что она мыслит как компьютер.
- Голова жутко болит.
- А ты не исцеляешься?
- Не так быстро, как ты или оборотни, - Елена вытянула руку в окно и раскрыла ладонь навстречу ветру. - Мы больше люди, чем что-то сверхъестественное, - неожиданно добавила она и мельком посмотрела на меня. - В Странницах намешано от каждого проклятья. Я выносливее обычного человека, чем старше, тем сильнее. Мои чувства и эмоции обострены так же, как у вампиров, но мы не можем их отключать. Ты не можешь мне ничего внушить или прочесть меня, потому что мой ум слишком сложен для этого. Мы не зависим от солнца или луны, нет такой травы, чтобы ранить нас. Можем исцелить любую травму, регенерирует абсолютно все: кожа, мышцы, кости, органы, но требуется больше времени и энергии. Что-нибудь еще хочешь узнать?
- Заглаживаешь вину? - я посмотрел на ее профиль. Она отвернулась к окну.
Елена стыдилась того, что ей пришлось делать на протяжении всего нашего знакомства. И потому сейчас она старалась быть максимально честной, даже если я не спрашивал. Не знаю, почему я не сказал о том, что Лунный камень все еще в игре. Может, в отместку, а может, чтобы она не переживала, но найти магическую штуковину я собирался без нее.
- Метт пригласил меня на кофе, - рассеяно произнесла Елена, - подсыпал туда снотворное и увез. Твои разговоры о том, что мне угрожает опасность и единственный способ защитить это уехать из города, стали у него идеей фикс. Он запер меня в одной из комнат, забрал телефон и не выпускал. Я боялась его, - тихо добавила она. - У него такой взгляд...
- Какой?
- Как у сумасшедших...
- Ну, может он и вправду двинулся на почве расставания, - я просто поддержал тему, хотя мне меньше всего хотелось обсуждать Метта. - От любви.
- Я была влюблена, - медленно покачала головой Елена, - от этого с ума не сходят.
- Ты, может быть, и нет, - искоса глянув на нее, я вдруг подумал, что она впервые по-настоящему откровенна со мной. Не переводит темы, не старается увильнуть, а действительно говорит о том, что думает. Хотя однажды я уже слышал подобный голос у Елены. Так она говорила об Изобель. Елена искала у меня ответы на вопросы, которые сама не могла постичь, и в такие моменты не лукавила. Почему мать оставляет своего ребенка? Почему кто-то не может смириться с потерей? Почему люди так слабы и так чудовищны по своей сути?
- Мои чувства сильнее в тысячу раз, твои - сильнее. Но мы оба по-прежнему в своем уме.
- Кто тебе сказал, что я адекватный? Почему ты просто не связала его?
- Мы не вредим людям, даже если они опасны. Это...
- Это правило. Рик говорил о чем-то подобном.
- Метт меня пугает.
- Тебе нечего бояться, - и видимо мой голос прозвучал как-то не так, потому что она украдкой одарила меня загадочным взглядом. - Ты все равно нас покидаешь, - нарочито беспечно договорил я.
- Откуда ты знаешь? - удивленно произнесла Елена и наконец открыто взглянула на меня. Смущение отступило, и мы снова ладим.
- Слышал об этом, - я не стал вдаваться в подробности, мне больше хотелось услышать, что она ответит, но Елена промолчала. Значит все ж не останется.
Не хочу. Не хочу, чтоб она уезжала. Пусть хоть самим чертом окажется, главное, чтобы со мной.
- Так что, - вдруг излишне воодушевленно снова заговорила Елена, - ты встретился с Кетрин?
- Нет. Был слишком занят, переживая твое предательство.
- Ой, да ладно, - взмахнула она руками и скривилась от боли в запястье. - Я тебя ни в чем не убеждала, ты сам себе все придумал. Ты видел только то, что хотел видеть. Я просто не мешала тебе.
В ее словах было зерно истины. Я действительно все сам себе придумал. Включая собственную любовь.
- Ты хоть понимаешь, что я генетически предрасположена тебя ненавидеть? Мы были врагами.
- А когда перестали? - я хмыкнул. В последний раз Елена уверяла, что мы друзья.
- Когда ты перестал убивать людей, - ее пыл тут же испарился, и она стала спокойной и сдержанной.
- Как тебе это удается? - я задал совсем не тот вопрос, обдумывая слова Елены. - В одну секунду ты разъяренный дракон, в другую - рассудительный кролик из «Винни Пуха».
- Я не всегда могу удержать свои эмоции. И я знаю, как это иногда тяжело, - Елена заговорила участливо, как порой говорят с непослушными детьми, - контролировать свою сверхъестественную сущность. Но если я могу не убивать таких, как ты, значит, и ты можешь не убивать людей.
- Ты с этим родилась, - я пожал плечами.
- Нет, - снова покачала головой Елена. - Меня обратили в Странницу в шестнадцать.
- Я имею в виду твою... душу.
- Мою... душу? - она вдруг заулыбалась, словно я выдал хорошую шутку. – Ладно, пусть будет таймаут, - словно сама себе объявила Елена и заправила прядь волос за ухо.

III. Охотников никто не любит, даже ведьмы.

К бару Бри мы подкатили, когда время подбиралось к полудню. Елена отпустила все проблемы, взяла перерыв между своими правилами и оказалась очень веселой попутчицей. Когда ей не нужно было за кого-то переживать или пытаться выжить и спастись, после всех поисков и времени, потраченного на решение проблем, она позволила себе несколько беззаботных часов. Подставляла лицо первым весенним лучам, ловила рукой ветер, еле слышно подпевала радио и была больше похожа на маленькую девочку, отправившуюся в большое путешествие, чем на опытного и вдумчивого охотника. Ей не нравилась выбранная роль, бремя тяготило, и я, глядя на нее, понял, что существует только одна причина, по которой Елена позволяет мне оставаться рядом. Со мной она отбрасывает правила, становится свободной.
Я толкнул двери и вошел в бар.
- Не может быть! Деймон Сальваторе! – высокая крупная Бри бросилась мне на шею и запечатлела смачный поцелуй у меня на губах. – Не верю глазам! – и снова поцелуй, на этот раз сильнее и глубже.
Когда Бри оторвалась от меня и я, наконец, смог взглянуть на Елену, та стояла, смущенно отведя глаза, и смотрела в дощатый пол. Ни дать, ни взять – скромница, каких поискать надо.
- Бри, знакомься, это Елена. Мой друг.
- Друзья Деймона – мои друзья, - и Бри протянула руку для знакомства. Елена перестала прятать взор и дружелюбно улыбнулась:
- Привет, - и пожала протянутую ладонь.
- Странница, - Бри перестала бесноваться от радости, и на ее лице возникло искреннее непонимание.
- Ты ведьма? - почти шепотом спросила Елена и покосилась на меня, ища подтверждения.
- Тебе нельзя быть здесь, - они разжали руки, и Бри холодно смерила ее взглядом.
- Я так ему и сказала, - все еще стараясь быть дружелюбной, Елена кивнула в мою сторону и широко улыбнулась. – Но мои аргументы были бесполезны.
- С каких пор охотники дружат с вампирами? – Бри развернулась и отошла к барной стойке, через которую перескочила пару минут назад.
- Зачем ты мучил Бонни, если у тебя есть знакомая ведьма? – почти не разжимая губ, проговорила Елена, а я подтолкнул ее вперед, предвкушая уйму веселья.
- Итак, - Бри поставила перед нами три стопки и откупорила новую бутылку. – Что вас сюда привело? - привычным движением бармена она разлила спиртное и залпом осушила стакан. Я сделал так же, Елена даже не прикоснулась к алкоголю, и ее стопка стала моей.
- Мне нужна твоя помощь.
- Тебе? Моя помощь? После того, как ты разбил мне сердце, разрушил мою жизнь и превратил в руины мой мир? – Бри даже перестала наливать новую порцию в стопки. – Хорошо, - согласилась она и снова залпом осушила стакан.
- Кажется, я понимаю, почему ты выбрал Бонни, - слегка наклонившись ко мне, чтобы Бри не услышала, прошептала Елена. – Эта ведьма не в себе.
Я улыбнулся и снова выпил за двоих. Мне было весело уже потому, что Елена сидела рядом и привычно занудно бурчала что-то под нос. Бри хороша в своем деле, но своенравна, Бонни я собирался взять напором. Кроме того, на тот момент у меня не было никаких мыслей, кроме как о Кетрин.
- Но дела потом, - Бри налила третью порцию. – За мужчину всей моей жизни! – громко на весь бар прокричала она и залила свое пойло в рот. Я потянулся к стопке Елены, но девушка перехватила стакан.
- У меня перерыв, помнишь? – и, подобно Бри, проглотила текилу, лишь слегка поморщившись. Значит, алкоголь - еще одно правило.
- Как вышло, что ты никогда не рассказывала мне об охотниках? – я оставил свою стопку нетронутой и в упор посмотрел на Бри. Кроме нас в баре была еще пара-тройка посетителей, сидевших достаточно далеко, чтобы услышать чужой разговор.
- К слову не пришлось. Тебя больше интересовали ведьмы, насколько я помню, - Бри облокотилась на барную стойку, отставив бутылку в сторону. Мы недолго поиграли в гляделки, а потом она сдалась. - Вампиры - одиночки, Деймон. Это проклятье не передается по наследству, как оно передается оборотням, ведьмам или странницам. Поэтому легенды не слишком распространены в вашем направлении. Кроме того, охотников никто не любит, даже ведьмы.
Я посмотрел на Елену, она уныло катала стопку по столу от руки к руке, никак не комментируя слова Бри. Снова игра в молчанку? Слегка прищурившись, я прижал ладонью ее стакан и легко толкнул Елену плечом. Она вздрогнула.
- Что? – Елена оторвала взгляд от барной стойки. – У нас что-то вроде пакта о ненападении, - и повела плечами в недоумении.
- Я оставлю вас ненадолго, - Бри ухватила бутылку, налила всем еще по одной порции и вышла в подсобные помещения.
- Елена, - я тихо позвал ее, пытаясь вывести из задумчивости. – Почему Елена?
- В смысле?
- Ты выбрала фальшивую фамилию, почему имя настоящее?
- Потому что к новому имени нужно привыкнуть, и если бы я хоть раз замешкалась или не отозвалась, ты мог что-нибудь заподозрить. Поэтому Елена.
Я глядел на нее и не мог наглядеться. Поразительно, что открывшаяся чудовищная правда о ней, правда, больно кольнувшая меня в первый момент, сейчас была причиной неподдельного восхищения. Все, что должно было меня оттолкнуть, перевернулось с ног на голову и наоборот еще больше притягивало. Умение выживать, жертвуя лишь собой, – абсолютно незнакомая мне, парадоксальная вещь – было таким нереальным, а потому самым настоящим сверхъестественным даром. Чем-то магическим, невозможным. Елена соткана из противоречий и парадоксов, и я готов потратить всю свою вечность, разгадывая каждый из них.
- Зачем тебе Бри?
- Бонни больше не хочет со мной дружить, - я выпил свой стакан, обдумывая, что бы такое придумать, чтобы не расстраивать Елену новостями о Лунном камне.
- Да, но что именно тебе нужно? – она не унималась.
- Хочу найти Кетрин. Пусть сделает заклинание поиска, - я перевернул стопку, поставив ее вверх дном, как бы обозначив точку. – Значит Джорджия – территория оборотней. А у Странниц есть такая?
- Странницы, - Бри вынырнула из подсобки с двумя тарелками сэндвичей, - получили такое название, потому что нигде надолго не задерживаются. Их всего пять, и они постоянно кочуют из штата в штат, из страны в страну, - ведьмы вышла из-за барной стойки и прошла к дальнему столику с посетителями.
- Вообще-то есть одно место, - тихо произнесла Елена и покосилась на Бри. - Это небольшой остров, он вроде как защищен заклинанием от вампиров и оборотней. Мы зовем его домом, и нас шестеро.
- В Англии, так? – меня осенила догадка, и по лицу Елены я понял, что попал в точку. – И твоя подруга Реджина тоже страница? А что было в Мексике? – раз теперь мы играли в открытую, я считал себя вправе задавать любые вопросы и ожидать правдивых ответов.
- В Мексике я искала ковен для снятия проклятья.
- Воу-воу, - я отобрал у нее стопку, - ты искала ведьм, которые принесут тебя в жертву?
- Да, это запасной план. Если что-то пойдет не так, проклятье должно быть запечатано без возможности его обнулить, - и она медленно вытянула стопку из моей руки и одним глотком выпила содержимое. После такого заявления я ни за что не признаюсь ей, что Лунный камень - все еще часть проклятья, иначе она не задумываясь кинется под несущийся поезд. – А сейчас, когда ты шокирован тем, что я согласна на суицид, думаю, мне можно отойти в уборную и умыться. Эй, Бри, - Елена медленно сползла с барного стула, - где мне найти туалет?
- О, тебе туда, - Бри вернулась за стойку и склонилась ко мне. – Так что Вам, Деймон Сальваторе, нужно от меня? – она широко и загадочно улыбалась.
- Мне нужно, чтобы ты нашла одну вещицу и, - я приблизил свое лицо к лицу ведьмы, - сделала так, чтобы девушка за дверью уборной...
- Умерла?
- Осталась со мной, - четко выговаривая слова, я потрепал Бри по щеке, - в географическом смысле.
- Я могу сделать это, - не зацикливаясь на принципах, согласилась Бри. – А что ты хочешь найти?
- Лунный камень, - почти шепотом произнес я. – Сделай одно из заклинаний поиска.
- Лунный камень? – Бри продолжала улыбаться, но промелькнувшие мысли отразились в глазах. – Зачем тебе он?
- Нужен, - я не стал вдаваться в подробности и краем глаза увидел, что Елена уже возвращалась в зал, - и я не хочу, чтобы она об этом знала, - кивком я указал в сторону.
- Ладно, - улыбка Бри казалась приклеенной к недоумевающему лицу. Не вязались у нее в голове ни наша странная дружба с Еленой, ни мои просьбы. Я был уверен, что она выполнит все как надо и не спросит ничего лишнего. Давным-давно Бри едва не умерла и только благодаря мне сейчас жива и содержит бар. А долги нужно отдавать.
Елена села на свой стул, ничего не сказав, заправила прядь волос за ухо и скромно улыбнулась Бри.
- Мы обсуждали наш горячий роман в колледже. Не правда ли, он хорош в постели? – и подмигнув, она снова вышла в подсобку. – Принесу вам бургеров за счет заведения.
Елена закусила губу и прикрылась от меня рукой.
- Ей совсем не нужен собеседник, да? – делая вид, что разглядывает ряд бутылок на витрине, пробормотала Елена.
Принеся нам бургеры и подмигнув мне, Бри сказала, что будет в подвале, и отправилась творить волшебство. Спустя несколько часов она вернулась, таинственно улыбаясь. Все это время мы с Еленой вели неспешную беседу, старательно обходя Странниц, Кетрин и правила в разговоре. Мне была поведана история ее семьи, история о смерти родителей, о тревоге о старшем брате, который в итоге стоил того, чтобы за него волновались, и о Рике. Я увидел, как она привязана к нему и уважает его мнение, а самое главное, именно ему Елена доверяла самое драгоценное, что у нее осталось, – брата Джереми. У меня не было ни братьев, ни сестер, и когда я умирал ради спасения Кетрин, то верил, что именно она - самое важное в моей жизни. Может быть, если бы я знал, что нужен кому-то еще, кто был частью моей жизни, то мой выбор был иным. Но именно выбранный мной путь, в конечном счете, привел меня к Елене, что, разумеется, все окупало. И даже с лихвой.
Эти несколько часов Елена была расслаблена и смешлива. Она не оглядывалась по сторонам и ни разу за весь разговор не останавливала себя на полуслове, боясь сболтнуть лишнего. Больше Елена не пила, кроме первых двух стопок, но мы все равно весело проводили время. Она смеялась, я наслаждался невиданной близостью с ней, и все это так походило на утопию, что страх лишиться Елены отступил и не возвращался.
Где-то в семь Рик позвонил на мой телефон, чтобы поговорить с ней, и Елена, извинившись взглядом, взяла мобильник и вышла за двери бара. Как только она скрылась из виду, мой разум снова начал работать в привычном режиме. Зал был наполнен посетителями, официантки разносили еду, бармен разливал напитки, а Бри нигде не было видно. Я поднялся со стула и, проигнорировав восклицания персонала, вошел в подсобку, спустился вниз по лестнице и оказался в подвале. Дверь была хлипкой, и за ней я явственно мог расслышать, как Бри читает заклинание на особом ведьминском языке. Дрожащий свет от свечей пробивался тонкой полоской внизу. Я медленно приоткрыл дверь.
Бри сидела на коленях в окружении свечей. Прямо перед ней лежал раскрытый гремуар.
Жужжание телефона прервало заклинание, Бри потянулась влево, чтобы поднять мобильник с пола.
- Да?
- Мы почти на месте, - звонивший оказался мужчиной. – Где она?
- Сидит за барной стойкой. Девушка с длинными каштановыми волосами, одета в коричневую куртку. – Бри зашептала в телефон описание Елены. - У вас будет только один шанс. Замешкаетесь, и вампир убьет вас всех, - повесив трубку, она перевела дух.
- И кто за ней придет? – я шагнул внутрь, заставляя Бри вздрогнуть от звука моего голоса.
- Деймон, - в страхе она подскочила и попятилась, роняя свечи на пол. – Я все объясню. Я сделала, что ты просил, я связала вас.
- Отвечай на вопрос, - я подошел к ведьме вплотную, прижав к стене.
- Кто-то ищет ее, и оборотни обещали оставить меня в покое, если я отдам им Елену.
- Кто ищет ее?
- Я не знаю, Деймон. Пожалуйста, прости меня, я ничего... - она не успела договорить, обмякла и сползла по стене на пол, у меня в руке осталось ее еще бьющееся горячее сердце. Я опрокинул несколько свечей, пододвинул к огню гремуар и, посмотрев на занимающийся пожар, поднялся наверх. Мне нужно успеть увезти отсюда Елену во что бы то ни стало.
С оборотнями я едва не столкнулся в дверях, они прошли у меня перед носом к барной стойке, а я выскочил за дверь, ища глазами Елену. Нам просто повезло, что звонок Рика раздался так вовремя и отвел от нас неминуемую беду. Елена разговаривала по телефону в двух шагах от двери. Дважды чудо, что они прошли мимо нее. Я ухватил ее за локоть и буквально потащил к автомобилю.
- Я перезвоню, - протараторила она в трубку. – Что происходит?
- Нужно уезжать, полезай в машину, - и третье чудо за вечер – Елена безропотно открыла дверцу и села на пассажирское сиденье. Я запрыгнул внутрь, завел мотор и рванул с места.
- Что произошло? – она посмотрела на меня, положив мобильник рядом с собой.
- Бри продала тебя оборотням, - сквозь зубы, нехотя признался я, прибавляя скорость.
Елена опустила взгляд, а потом отвернулась. Погано чувствовать себя вещью, которой торгуют.
Вечер потерял свое волшебство, и домой Елена вернулась прежней, сосредоточенной, вдумчивой странницей с багажом из прошлого и планом побега. Дверь нам открыл Рик.
- Привет, - она обняла его, ища поддержки и утешения.
- Рад, что ты жива, - Рик прижал ее макушку к плечу, так же молча обещая защиту и спасение.
- Я думала, ты в Мистик Фолс, - устало пробормотала Елена.
- Я не могу просто сидеть и ждать звонка, когда не знаю, где ты.
Рик не захлопнул дверь у меня перед носом, хотя рука у него дернулась. Дженна сидела в гостиной, на столике стояли чашки с чаем, уютно бубнил диктор новостей в телевизоре, приглушенный свет мягко освещал комнату. Елена переглянулась со мной и внимательно посмотрела на Рика, лукаво улыбнувшись. Приятная расслабляющая обстановка в сумме с красотой Дженны вполне прямо говорили о намерениях Аларика. Похоже мы не вовремя.
- Они меня так напугали, когда сказали, что ты пропала, - Дженна тут же пожаловалась Елене, обнимая подругу. – Я собиралась ехать тебя искать, - и они вместе опустились на продавленный диван.
- Все в порядке.
- Кхм, я, пожалуй, поеду, - выдавил из себя Рик и кивнул на прощание Дженне. – Деймон?
- О нет, я еще останусь, - весь спектакль разыгрывался исключительно ради Дженны, но мне это на руку. Аларик посмотрел на Елену, Елена посмотрела на меня, а потом на Рика и кивнула.
- Ты уверена в том, что делаешь?
- Мы просто поговорим, - пообещала она, и Аларик уехал.
- Я приберу здесь и пойду спать, - Дженна подхватила чашки со стола и юркнула в кухню.
Елена взглянула на часы - было начало двенадцатого. Она помогла Дженне с уборкой, на время спрятавшись за стенами кухни, пока я болтался у нее в спальне, разглядывая голые стены.
- Что ты сделал с Бри? – Елена возникла на пороге спальни в пижамных штанах и майке, закрывая за собой дверь.
Нельзя говорить, что я убил ее. Это одно из правил.
- Думаю, оборотни сами с ней разобрались. Почему тебя это волнует?
- Может, у нее была причина, - опустившись на кровать, Елена взяла с тумбочки расческу и принялась за свои волосы. – Всегда есть причина.
- Это то, что ты себе говоришь, когда цепляешься за кулон?
Она резко втянула воздух, как будто я надавил на открытую рану, и оттуда стала хлестать кровь. Отложив расческу в сторону, Елена прикрыла веки, а потом подняла взгляд на меня. В карих темных глазах плескалась боль прошлого, волнами пробивавшаяся в настоящее.
- Я любила того человека, - тихо проговорила Елена, - и думала, что он любит меня. То, что он привел нас туда, где меня ждала смерть, ранило меня больше всего остального. Через несколько лет мы с ним встретились, он искал у меня помощи, и я помогла, а потом спросила, почему он это сделал. У него не было никаких причин вредить мне, он просто был плохим человеком. Я не оправдываю слепо людей, Деймон. Но иногда зло совершается ради добра.
- Тебе пора написать собственную книгу, - я отшутился, закрываясь своими словами как щитом от бесконечной правоты Елены.
- Нет, - она убрала расческу на тумбочку, - я собираюсь лечь спать. Можешь остаться, если обещаешь вести себя тихо, - Елена забралась под одеяло и щелкнула лампой, выключая свет. Она придвинулась к краю кровати, чтобы я тоже мог лечь. – Спокойной ночи, Деймон.
Я постоял еще немного у окна, дожидаясь, пока дыхание Елены выровняется, и бесшумно вышел в гостиную. Диван не так уж и плох, если я хочу держать себя в руках, а не сходить с ума от ее близости.
Требовательный, долгий, пронзительный звонок в дверь разбудил меня, когда солнце уже светило в окно. Елена и Дженна одновременно выскочили из комнат, сонные и испуганные. Я потер руками лицо и, поднявшись с дивана, прошел в ванную. Открыл воду и сунул голову под холодную струю.
- Дженна! – прозвучал резкий крик Елены и звук выстрела. Я дернулся, ударился затылком о кран и оказался в коридоре. Метт стоял перед открытой дверью, выставив вперед руку с пистолетом. Увидев меня, он будто очнулся от сна и рывком сбежал вниз по ступенькам. Елена лежала на полу, под ней растекалась кровь. Она судорожно вдыхала воздух. Ни о чем не задумываясь, я упал на колени рядом с ней и, прокусив запястье, приложил его к в миг обескровленным губам.
- Нет, - рвано выдохнула Елена и отняла мою руку от лица. – Дженна, - словно напомнила она.
- Я позвонила девять один один, - Дженна опустилась на колени с другой стороны, сжимая в ладони телефонную трубку. – Они скоро будут, потерпи.

IV. Рик прав.

На следующий день рано утром я уже был у нее в палате. К счастью, пуля не задела ничего жизненно важного, она прошла на два пальца ниже левой ключицы. В пору было благодарить высшие силы за промах Метта, я не представлял, что было бы, попади он Елене в сердце.
Она спала на боку, одетая в синюю майку, а не больничную рубашку, и умиротворенно сопела, словно это не ей прострелили плечо. Я был тих как индеец майя, боясь разбудить Елену, занял стул у окна и просто ждал, пока она проснется. Через час в палату вошел Рик. Увидев меня за спиной Елены, он остановился в дверях и несколько раз возмущенно вздохнул, но ничего не сказал. Тоже берег ее покой. Аларик занял место рядом с больничной кроватью, так что первым, кого увидит Елена, проснувшись, будет он, тогда как меня она заметит, только если повернется на другой бок. Мы молча сверлили друг друга взглядами. Видимо то, что я запер его и уехал на поиски Елены один, не прибавило любви ко мне. Единственным, что удерживало нас от того, чтобы начать грызть друг другу глотки, был хрупкий сон девушки на больничной койке. Прошло еще полчаса, прежде чем она, завозившись, проснулась.
- Привет, - немного хриплым ото сна голосом, проговорила Елена.
- Как себя чувствуешь? – взгляд Рика моментально теплел, когда он смотрел на нее. То, что эта девочка была для него словно родная дочь, – очевидный факт.
- Лучше, - она осторожно повела плечами, проверяя ощущения. – Как твои дела? – Елена медленно приподнялась на локте и попыталась сесть. Развернувшись, она заметила меня и тут же оглянулась на Рика. – Вы в одной комнате и никто никого не пытается убить, - явно пытаясь снизить напряжение, пошутила Елена, - прогресс.
- Раз уж ты чувствуешь себя лучше, объясни, что он делал в твоей спальне утром? – Аларик испытывающе взглянул на Елену, кивком головы указав на меня. Я закатил глаза.
- Эм... Это... Хм... - рассеянно промычала Елена и почесала лоб.
- Ага, ясно. Скажешь, как придумаешь что-нибудь достойное, - Рик поднялся со стула, притянул ее к себе и чмокнул в макушку. – Будь осторожна.
- Это же больница.
- Это же ты, - и Аларик быстро вышел из палаты, даже не бросив мне укорительного взгляда.
Елена опустила голову и подтянула одеяло к груди. Не думал, что мне будет нравиться то, как она смущенно отводит глаза.
- Куда он? – я попробовал начать разговор.
- К Дженне, - Елена взяла эмоции под контроль, откинула одеяло и поднялась с постели. – Объяснить, почему я не собираюсь заводить дело на Метта, - она одернула задравшуюся майку и прошла в ванную. Серые спортивные штаны неплотно облегали стройные ноги.
Рик приехал в больницу вчера почти сразу же, когда ему позвонили. Именно он продиктовал список вещей для Елены, которые Дженна должна была привезти из квартиры, и он же беседовал с врачами и полицией, объясняя наличие пули в плече. Ни я, ни Дженна толком не знали, как действовать, когда кто-то ранен и находится в госпитале. Очнувшись от снотворного, Елена первым делом поговорила с Риком наедине. Они выяснили что-то между собой, и он уехал в Мистик Фолс. Судя по всему, она объяснила ему, почему не будет писать заявление о покушении на убийство.
- То есть ты собираешься замять это дело? – я поднялся со стула и прошел за ней.
- Насколько это возможно, - Елена набрала в руку воды, стряхнула капли и аккуратно протерла лицо.
- Он чокнутый, - на всякий случай напомнил я.
- Он растерян, - она смотрела на меня через отражение в зеркале. – И запутался.
- И пытался тебя убить, - я наблюдал, как она осторожно отклеивает пластырь, чтобы снять бинт и посмотреть на плечо. Под повязкой оказались умело наложенные швы и постепенно затягивающаяся рана. Жаль, что Елена не позволила мне помочь.
- Я уеду, и он успокоится, - она продолжала убеждать меня, но мне сделалось грустно от того, что Елена по-прежнему собирается оставить меня. Немного глупо я поджал губы, старательно сдерживая слова, и просто несколько раз кивнул. Елена замолчала и взглянула на меня печальными глазами.
- Не смотри на меня так, - она положила повязку на раковину и развернулась ко мне. - Деймон, я знаю, что некоторые мои поступки звучали как... обещание, но я не могу здесь остаться.
Не стоит недооценивать меня или подбирать выражения помягче. При всей своей влюбленности я не смотрю на мир сквозь розовые очки. Ты не можешь остаться здесь, со мной. Все ясно.
Я шагнул к ней и, подняв руку, коснулся шва под ключицей. Елена стояла не шелохнувшись.
- Как много времени нужно, чтобы она зажила? - я кивнул на рану, осторожно касаясь ее пальцем.
- Не знаю. Может, пара часов, а может, пара дней.
- А это? - мой палец поднялся чуть выше. Я заметил ровный тонкий выбеленный шрам.
- Это мне досталось до того, как я научилась исцеляться, - Елена взмахнула ресницами, отводя взгляд, и сдвинулась чуть в сторону, теперь мой палец указывал в пустоту. Я посмотрел на собственное отражение в зеркале. Паренек по ту сторону стекла был в смятении от своей влюбленности. Если она не слепая, то давно все поняла.
- Это не так уж и просто – уезжать, - неожиданно призналась Елена, не поднимая взгляда.
- Оставайся, - я пожал плечами и снова посмотрел на свое отражение. Ох и жалкий у меня видок.
- Я не могу. У меня есть...
- Правила. Я помню, - и вышел из ванной комнаты, давая нам обоим небольшую передышку.
Елена вернулась в палату, снова заклеив рану на плече.
- Могу я тебя попросить? – она села на кровать и ухватила рукой кулон. – Насчет Метта?
Я начинал ощущать ненависть по отношению к квотербеку. Он ошибался раз за разом, совершал отвратительные поступки по отношению к Елене, был размазней и не способен защитить ее, но тем не менее, она всегда заботилась о нем.
- Не убивать его? Не могу этого пообещать, - я скрестил руки на груди и покачал головой.
- Я хочу, чтобы ты внушил ему забыть обо мне, - вздохнув, проговорила Елена и отпустила кулон. Видимо, это трудное решение, и далось оно ей нелегко. – Не полностью. Тольку ту часть, что разрушает его. Я не хочу, чтобы он оказался сломленным.
- Метт пытался тебя убить, - медленно повторил я, надеясь, что в этот раз мои слова достигнут цели.
- Метт никогда бы не причинил мне вреда. Это не похоже на него. И я не знаю, что им движет сейчас, совсем не понимаю, но для него будет лучше, если это закончится. Его что-то гложет и разрушает его изнутри. Я просто хочу ему помочь, - пыл, с которым она начинала тираду, постепенно сошел на нет, и заканчивала Елена уже почти шепотом.
Я смотрел на нее и думал, что так же она говорила про меня Рику. Так же хотела помочь и так же жалела меня. Мне вдруг стало тошно от мысли, что когда я убивал людей и убивался по Кетрин, не ставил ничего выше своего желания быть с ней и ненавидел всех вокруг, Елена уже боролась за меня с моей темнотой. Видела что-то, доступное только ей, понимала и принимала моих демонов, усаживая рядом со своими, находила оправдания, даже когда я сам не мог себя оправдать. Я вспомнил, что ей всего двадцать. Как она может жить в мире рядом с монстрами и продолжать находить что-то хорошее в каждом, заботиться обо всех вокруг и безоговорочно отвечать за каждую ошибку, даже не пытаясь себя защитить? И я ее потеряю. Через пару дней, пару лет, но все равно потеряю.
- Так как? Поможешь? – Елена ничего не подозревала о моем открытии и отвращении к самому себе.
- Только один раз. Что ты хочешь, чтобы я ему внушил?
Она сказала, чего именно хочет, заставила меня повторить это и пообещать, что я ничего не добавлю от себя и что не причиню Метту вреда. И я уехал, чтобы сделать хоть что-то хорошее, чтобы заглушить отвращение к самому себе. А потом бесцельно сидел в машине перед больницей и смотрел на разъезжающиеся и съезжающиеся двери, пока не стемнело. Я передумал тысячи мыслей, пытаясь представить, как лишусь Елены и буду жить без нее. Прошло чуть больше полугода с момента нашего знакомства. Шесть месяцев для векового вампира – ничто, и все-таки Елена сумела стать центром моей вечности. И теперь мне предстоит лишиться оси и снова хаотично вращаться, разрушая все вокруг.
Я решился подняться к ней в палату, только когда увидел, что вернулся Рик. Мне было страшно остаться с Еленой наедине. Я предпочитал мучить себя мыслями в одиночестве.
- Это билет с открытой датой, - сквозь окно в палате я увидел, как Аларик передает ей конверт. – Когда тебя выпишут, улетишь первым же рейсом.
- Хорошо, - Елена взяла конверт и положила его на тумбочку возле кровати. – Что сказала Дженна?
- Что она тебя не понимает, но раз ты так решила... - он не стал договаривать, им обоим было понятно, что история с выстрелом замята и все ее участники, прямые или косвенные, согласны забыть об этом. – Джереми лучше, кровь Деймона полностью вылечила его, и я надеюсь, твое призрачное появление отвадит его от наркотиков. У Бонни все в порядке, Кетрин здесь нет, вампиры из гробницы мертвы, Деймону ни к чему будет оставаться в Мистик Фолс, когда ты уедешь. Тебе больше незачем оставаться здесь, - Рик, как всякий заботливый отец, беспокоился о Елене.
- Я понимаю, - она кивнула, сидя на больничной кровати с простреленным плечом.
- Елена...
- Я понимаю, Рик. Все нормально.
- Я могу поехать с тобой, - тихо предложил Аларик, обнимая и прижимая ее голову к своему плечу.
- Останься с Джером, - так же тихо ответила она.
Я стоял за стеной и слушал, как они дышат в унисон, разделяя один из самых сложных моментов – канун прощания. Куда бы она ни уезжала, ее лучший друг, наставник, опекун больше не будет близко. Там ей снова придется начинать с начала, заводить друзей, зарабатывать деньги, выживать, сражаться и справляться со всем этим одной.
Рик поднялся, потрепал Елену по волосам, как маленькую девочку, и, пожелав спокойной ночи, вышел из палаты, столкнувшись со мной. Он ничего не сказал и даже не стал презрительно дергать носом, просто прошел мимо, слегка кивнув.
- Привет, - с моим появлением в палате, Елена снова стала сильной и уверенной, и невозможно было себе представить, что она нуждается в утешении, когда ее улыбка так широка и искренна.
- Привет, - я кивнул, оставаясь в дверях, и скрестил руки на груди.
- Как прошло? – она поднялась с постели, но не сделала и шагу ко мне.
- Нормально, - я пожал плечами.
- Спасибо, - тихо выдохнула Елена. – Теперь, когда все хорошо закончилось, мне можно уехать, - и я был готов собственноручно переломать Метту позвонки, если это удержит ее здесь.
- А как же твой брат? – я неосознанно искал в голове причины, чтобы не лишиться Елены.
- Он будет в порядке, - беседа не клеилась, и я уже не хотел говорить с ней. Я хотел, чтобы это закончилось. Я устал думать о том, что она оставит меня. Эта пытка оказалась пострашнее ожидания Кетрин. Там я знал и верил в лучший конец, а тут у меня не было никакой надежды.
- А что Аларик?
- Рик считает, что мне бессмысленно и опасно оставаться здесь. Он думает, что у меня есть чувства к тебе и это все усложнит, - она устало улыбнулась и на секунду прикрыла глаза.
- А что думаешь ты? – я перестал дышать в ожидании ответа.
- Рик прав, - честно призналась она. – Мне опасно оставаться здесь. И бессмысленно.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1190
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика