Главная

Фанфик "Локи в заточении" Глава 2 "Неприятные открытия"

Фанфик "Локи в заточении"

25.06.2016, 19:10
Заточение продолжалось: ночь сменяла день, день сменял ночь. Впрочем, эти понятия в тюремной камере были весьма относительны, ведь сюда никогда не проникал солнечный свет и, следовательно, не мог возвестить ни о восходе, ни о закате. Поэтому пленник отмерял время при помощи способа, который носил крайне субъективный характер: Лафейсон считал ночью ту пору, когда спит, а утром – когда пробуждается.
Принц смыкал веки и проваливался в дрёму, единственное состояние, когда Локи мог нормально себя чувствовать, затем он нехотя возвращался в реальность, которая виделась теперь обитателю камеры блёклой и смутной, была скучна и неприятна. Грёзы, оставлявшие после себя, пожалуй, самые яркие впечатления, сменялись действительностью, а она сновидениями неоднократно. Из чего пленник сделал вывод, что прошло несколько дней.
Вокруг ничто не менялось, как бы Локи не опасался поначалу появления внезапного визитёра и того, чем оно могло закончиться для мятежного бога, «палач» так и не посетил заключённого ни разу после их встречи. Постепенно жуткое воспоминание затёрлось в памяти, и Лафейсон начал сомневаться даже в том, что это происходило на самом деле: может, ему просто померещилось? Потом в какой-то момент Локи надоело бояться тюремщика и смерти, поэтому он перестал…
Всё возвращалось на круги своя, и это было неплохо. Вот только, приступы слабости теперь практически не прекращались: каждый следующий накладывался на предыдущий, тогда как тот не успевал ещё закончиться. Лафейсону казалось, что он всё больше погружается в темноту, ведь окружающее в восприятии заключённого почти утратило краски. Иногда, правда, происходили проблески, но это случалось всё реже и реже. У Локи не хватало сил для борьбы, его захватило равнодушие. Состояние Лафейсона ухудшалось, и принц начал думать о том, что может статься, он чем-то болен.
Когда Локи попытался спрятаться от мучительных ощущений, погрузившись в чтение одной из книг, оставленных по распоряжению Фригги, ему стало совсем плохо: сумрак забирал молодого бога, голова кружилась, а ноги сделались непослушными и как будто ватными, мышцы под рёбрами свело судорогой. Лафейсон чувствовал себя как рыба, выброшенная на берег, он не мог сделать нормальный вдох, воздуха не хватало.
Внезапно защитная сетка камеры растворилась, и Локи увидел чьи-то неясные силуэты, расплывавшиеся перед глазами, незнакомцы ворвались внутрь его вынужденного пристанища. Последним, что принц запомнил, были сильные руки, подхватившие его со спины и не давшие рухнуть на пол, затем всё окутала тьма…
Неизвестно, как долго Локи находился в небытие, спустя некоторое время он стал возвращаться в сознание: тело совсем не слушалось, словно принадлежало кому-то другому, нужно было открыть глаза, но они как будто слиплись.
Вдох, ещё один, к Лафейсону приходили воспоминания. Молодой бог приготовился обнаружить себя где-нибудь в Ванахейме или Ётунхейме связанным, пленённым чужаками, но когда открыл глаза, оказалось, мятежник по-прежнему лежал в камере, никаких пут на нём не было, единственное, что сковывало движения – слабость.
Постепенно к Лафейсону возвращался контроль над телом. Молодой бог ощутил боль на сгибе локтя, с внутренней стороны, тогда опальный принц отвернул зелёный рукав, взору предстала ранка, небольшая по диаметру, как от укуса назойливого насекомого или прокола, а рядом синяк с кровоподтёком – вот свидетели недавних событий. Локи подвёл итог: «Не смертельно», – и опустил ткань обратно. Лафейсон не понимал, что оставило этот след, но принцу определённо не нравилось происходящее.
Страдалец зажмурился, прокручивая в голове последние события, и они начали приобретать смысл, который раньше ускользал от молодого бога, складываясь в неприятную последовательность…
Итак, пленнику было плохо, его забрали из камеры, и очнулся Локи здесь, а не в лазарете (как это было бы в случае помощи врачевателей), и не в каком-то другом мире, в стане врага (как это было бы, если Лафейсона решились похитить). Из этого следовало, что забрали мятежника свои. Но кто? Ответ напрашивался сам собой... Ни один из низших богов никогда бы не посмел поднять руку на принца – до тех пор, пока его голова оставалась на плечах, сохранялся шанс, что Локи может получить власть. Из опалы можно выйти, заслужить прощение – это, в общем, дело внутрисемейное, а вот нажить врага в лице возможного правителя, в здравом уме не решился бы никто, значит фигура, которая позволила себе так обойтись с Лафейсоном, по статусу должна быть выше принца и не бояться его гнева. Под это определение подходили только члены семьи, но мать была вне подозрений, потому что искренне любила Локи и никогда не причинила бы ему вреда, Тор, скорее всего, был непричастен, потому что не мстительный, да, и сами действия не в его духе (хотя младший брат догадывался, конечно, что старший всё ещё злится на него). И тогда оставался самый вероятный кандидат – Один собственной персоной. В Асгарде все подчинялись царю и в тюрьме действовали по его правилам, сделай кто-нибудь другой что-то подобное, это считалось бы изменой…
Теперь молодого бога заинтересовала предыстория его исчезновения и возвращения в камеру. Локи очень странно чувствовал себя практически всё время пребывания в темнице. Сначала Лафейсон ошибочно связал изменения в настроении с ограничением свободы, откуда ему было знать, что испытывает заключённый, если раньше он не попадал в такие ситуации? Пребывание в отчаянии и равнодушие никогда не были свойственны характеру Локи. Те, кто пришёл за ним, точно знали, когда принц потеряет сознание, и появились вовремя – наверняка, это подстроили. Легче всего было подливать пленнику какое-то отравляющее или одурманивающее вещество в пищу или воду.
Как странно, что действие неизвестных препаратов Лафейсону показалось переменой внутри себя, а здоровая защитная реакция организма – уязвимостью: его желудок так старательно пытался избавиться от яда, а, будучи глупцом, Локи этого не понимал. Интересно, насколько часто принц ошибался подобным образом, принимая свою силу за слабость? Что-то подсказывало молодому богу: это был уже далеко не первый раз. Надо будет с этим разобраться, позже.
А сейчас мятежник решил не поддаваться больше яду, теперь Лафейсон будет игнорировать пищу, которую ему приносят. Пленнику нужен чистый ум, и лучше бы Локи поскорее придумал, как отсюда выбраться. Здесь становилось уже не просто скучно, но откровенно небезопасно.
Добавил: BolnayaBabochka |
Просмотров: 925
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика