Главная

Фанфик "Я научусь тебя любить" Глава 3

Фанфик "Я научусь тебя любить"

28.05.2016, 12:29
Она поверила в сказку из облаков,
плывущих по небу.
Ей было просто и ясно, что мир таков,
как он ей поведал.
Зачем ненужные клятвы о том, что он
весь мир отдать за неё готов?..
Было небо далёким и чистым,
были губы нежнее цветов…


Кристина глубоко вздохнула. Она ждала Рауля весь вечер, но он так и не пришел. Как умчался тогда, на карете, так и не появился до сих пор. К тому же, Кристину весь день не покидало какое-то гнетущее чувство то ли обречённости, то ли недосказанности. Она не могла точно понять, что это было за чувство, но оно давило на неё. Казалось, ей на плечи взвалили огромную ношу, которая с каждой минутой, проведённой вдали от любимого человека, становилась всё тяжелее и тяжелее.

Она пыталась расслабиться, выпив кофе с молоком, который ей услужливо принесла горничная. Вообще-то, Кристина не любила кофе с молоком, да и в Опере она привыкла пить чай, но не будет же она здесь привередничать. Поэтому девушка покорно выпила горячий напиток и присела на край обитой темно-красным бархатом софы.

Комната, в которой Кристина находилась почти весь день, была огромной и очень красивой. На стенах висели вышитые золотыми и серебряными нитями шелковые гобелены, рядом с ними красовались огромные портреты в полный рост. Видимо, это были предки Рауля, так как, внимательнее приглядевшись, Кристина отметила, что у одного почтенного джентльмена был такой же нос, как у Рауля, а другой имел похожий разрез глаз и волосы. В углах стояли огромные вазы, в которых радовали глаз засушенные цветы. И всё-таки, несмотря на великолепие этой комнаты, она чем-то не нравилась Кристине. У неё было впечатление, что здесь давно никто не жил, а саму комнату быстро проветрили и убрали только к её приезду. Да и то не очень тщательно. Ещё здесь было холодно. Но не оттого, что на дворе пока ещё царил прохладный февраль. Здесь была такая атмосфера – отчужденная, неприветливая. Кристине не хватало здесь тепла и уюта. «Ни за что не поселюсь здесь. Когда Рауль приедет, я попрошу его выбрать другую комнату», - решила Кристина и успокоилась.

Под вечер в комнате зажгли камин, и Кристина не раз присаживалась на маленькое креслице и протягивала озябшие ладони к трепещущим огонькам ярко-рыжего пламени. Время тянулось очень медленно. Казалось, кто-то нарочно останавливает его бег, чтобы заставить девушку ещё больше тосковать и скучать в одиночестве. Временами ей хотелось выскочить из этого дома, так давившего на неё своей атмосферой, и подождать Рауля на крыльце, но она боялась – очень боялась – сделать что-то не так, повести себя не так, как от неё ожидают, поэтому, скрепя сердце, оставалась сидеть на краешке софы, ёрзая и беспокойно теребя в руках складки нового платья.

Сразу после того, как уехал Рауль, ей сделали горячую ванну, накормили и переодели в потрясающе красивое платье. Грязное и мокрое подвенечное платье унесла горничная, и Кристина ещё минуту глядела ей вслед. С этим платьем были связаны как хорошие, так и не очень воспоминания и, если быть честной, Кристине вдруг захотелось больше никогда его не видеть. Новое платье было голубого цвета, такого, как любила Кристина, и очень выгодно подчеркивало нежность и белизну её кожи. В который раз Кристина приподнялась со своего места на софе и бросилась к старинному зеркалу в полный рост, висящему на стене. Так ли хорошо идет ей это платье? Она должна выглядеть безупречно, когда вернется её любимый жених!

Но все сомнения сразу улетучились, когда в зеркале отразилась хрупкая невысокая девушка с длинными каштановыми кудрями, рассыпавшимися по плечам, и бледной, как будто фарфоровой кожей. Глаза у красавицы в зеркале блестели. Да, она действительно хороша в этом платье! Жаль, что её не видит Мэг или хотя бы её подружки из балета… Кристина задумчиво заправила за ухо локон, упавший ей на щеку, а затем негромко рассмеялась. Настоящее счастье засияло в её глазах и улыбке. В этот миг ей захотелось петь и танцевать, и она даже стала напевать себе под нос какую-то мелодию, которая крутилась в голове, но почти сразу прекратила. Она ведь невеста виконта, почти жена, ей не позволено петь. И сразу оттенок грусти замерцал в шоколадных глазах, но спустя несколько мгновений исчез. У неё будет Рауль. Её милый Рауль. А музыка… ну что ж, чем-то всегда приходится жертвовать.

- Скоро придет Рауль, - тихонько шепнула она своему отражению, и оно ответило взволнованным и радостным взглядом. В этот момент Кристина почти забыла о том навязчивом ощущении, которое целый день как будто ходило за ней по пятам, а теперь, кажется, отступило и затаилось где-то неподалеку, словно хищник, терпеливо поджидающий свою добычу. Но Кристина не была склонна к самоанализу и раздумьям, она больше верила в то, что ощущает сейчас, чем мучилась какими-то непонятными чувствами, которые приходили к ней раньше. Прямо сейчас она любила Рауля, она была счастлива с ним, поэтому ничего больше её не волновало.

Выросшая сначала под заботливым крылом папы, а потом под руководством строгой мадам Жири, которая хоть и не отличалась мягким нравом и могла часто накричать и рассердиться, но оберегала Кристину от суровой реальности, Кристина так и осталась наивной мечтательницей, верящей в сказки и ангелов. Этому способствовала сама атмосфера в величественной, полной легенд и сказаний Опере Популер, где, казалось, прямо в воздухе царили отрывки из когда-то поставленных пьес да романтических мистерий. А раз жизнь – это сказка, значит, и конец должен быть счастливым. Такого мнения придерживалась крошка Лотти. Кто-то спросит – неужели можно быть таким наивным? Можно.

Поэтому, отбросив все свои сомнения, Кристина радостно вертелась перед зеркалом, раздумывая о том, понравится ли она Раулю в этом платье. Все мысли девушки были только о человеке, которого она любила, и счастливая улыбка не сходила с её лица. А иногда её щеки вдруг разрумянивались, дыхание учащалось, и она с замиранием сердца думала о том, что когда они с Раулем, наконец, смогут пожениться, то уже ничего не сможет помешать их счастью.

Однако проходили секунды, медленно текли минуты, сменяясь в долгие часы, давно уже наступила полночь, а Рауля всё не было. Кристина сидела в полумраке, колеблющееся пламя одинокой свечи освещало её милое личико, выхватывая из темноты тонкий профиль, нежную алебастровую кожу и ярко блестящие глаза. В комнате царила тишина, а сама девушка время от времени зябко ёжилась и обхватывала себя руками. Камин погас полчаса назад, но в комнату так никто и не явился: ни дворецкий, ни служанка, ни даже горничная. Казалось, о ней все забыли. А сама Кристина слишком боялась заблудиться в этом огромном доме, чтобы выйти из комнаты. Тем более, кажется, уже все давно спят. Да и ей пора бы. Она так устала за сегодняшний день… Но она должна дождаться Рауля! Должна! Поэтому Кристина, борясь с подступающей дремотой, продолжала сидеть на софе и тереть руки друг о дружку, чтобы хоть немного согреться. Стоило ей только услышать на улице грохот проезжающего экипажа и топот копыт, как она вскакивала и мчалась к окну, полная надежды, что это приехал её Рауль. Но каждый раз всадник или экипаж проезжали мимо, и горькая волна разочарования накрывала Кристину. Она безумно скучала по Раулю, кроме того, ей было просто нечем заняться. Привыкшая жить в вечно шумной и заполненной разнообразными людьми Опере Популер, она не могла теперь свыкнуться с тишиной, которая словно окутала весь дом плотным коконом и не пропускала никаких звуков.

Ещё больше её раздражали большие настенные часы, мерно отмерявшие время. Тик-так, тик-так. Ей даже началось казаться, что вся её жизнь состоит из этих «тиков» и «таков», поэтому она мотнула головой и постаралась сконцентрироваться на чем-нибудь ещё, но, как на зло, часы постоянно приковывали её взгляд. Сколько бы она ни смотрела на них в надежде, что прошло уже много часов, как они неизменно показывали, что пробежало, как максимум, пару минут.

Свеча начала слабо потрескивать. Она почти догорела, и капельки воска медленно скатывались по подсвечнику. У Кристины уже слипались глаза. В конце концов, подумалось ей, Рауль мог задержаться в Париже по делам. Ведь мог же, разве нет?.. Да, наверное, так и есть, а она тут с ума сходит. Смущённо улыбнувшись, она покачала головой. Рауль обязательно приедет завтра, она сможет опять его увидеть и прикоснуться к нему, снова услышать его нежные слова любви… Кристина зарделась и прижала холодные руки к внезапно запылавшим щекам.

Вдруг свеча в последний раз блеснула в полумраке и погасла. Огарок начал чадить, и при неверном свете молодой луны, который пробивался сквозь бархатные шторы, Кристина увидела, как дым тоненькой струйкой растекается по комнате, а потом медленно исчезает, тая в воздухе. Что-то больно отозвалось в душе певицы, какое-то воспоминание, такое близкое и, кажется, родное, однако почему-то забытое. Оно вторглось в её память. Что же это?.. В один миг кровь отхлынула от лица Кристины. Как она могла колебаться? Это же воспоминание о нём. Об её ангеле… Нет, о Призраке! Это ведь так она впервые его увидела. В голове начали мелькать странные образы: премьера, Рауль, полумрак, царивший в гримерной, и голос. Его голос. Такой манящий, такой зовущий к себе, такой… настойчивый. Ему хотелось поддаться, хотелось пойти на край земли за этим голосом. Она была безумно очарована этим голосом. И тем, кто пел ей. Его маска, его скользящие и одновременно уверенные движения, его объятия. Он понравился ей. Кристина не отрицала, что её тянуло к загадочному незнакомцу в маске. Но стоило ей только узнать, кто он такой… Она пришла в ужас. Неужели её ангел, её таинственный незнакомец – это Призрак Оперы? Да нет, быть этого не может!.. Но вскоре она поняла, что это так. И осознала, что попала в его сети. Сети Призрака Оперы.

Кристина сглотнула ком, застрявший в горле, и обхватила себя руками. Ей показалось, будто в комнате похолодало на несколько градусов. Боялась ли она Призрака? Разумеется, боялась. Но страх каким-то причудливым образом сплетался с неизвестностью, что не могло не манить Кристину. И она чувствовала, что, не встреть на премьере Рауля, она бы пошла за Призраком туда, куда он бы пожелал. И погибла бы. Наверное. Ведь как можно было бы жить там, в подземельях, с ним?.. Нет-нет-нет, это нужно забыть. Забыть и больше не возвращаться к мучительным воспоминаниям. Всё это уже прошло. Она счастлива с Раулем, скоро они поженятся и, быть может, даже уедут отсюда. Навсегда.

Вздохнув, девушка немного настороженно огляделась вокруг, а потом решила что пора, наверное, позвать служанку, чтобы та помогла ей приготовиться ко сну. Она ведь сама не расстегнёт корсет. Как только Кристина сделала шаг к двери – дверная ручка вдруг стала поворачиваться. Крик замер в горле Кристины, она с бешено бьющимся сердцем смотрела, как ручка медленно поворачивается. Тут двери полностью открылись, и мадемуазель Дае еле смогла сдержать облегчённый вздох. На пороге стояла горничная. Её лицо освещало неясное пламя подсвечника, который та держала в руках. Кажется, её звали Шейла, если Кристина правильно запомнила.

- Простите, мадемуазель, что так поздно, - горничная поклонилась, а затем быстро вошла в комнату и поставила подсвечник на стол. Теперь комнату Кристины освещало яркое пламя пяти свечей. Темнота, которая перед этим царила в комнате, быстро разлетелась и, казалось, затаилась по углам. Неуверенно оглядевшись, девушка облегчённо вздохнула. В комнате никого не было, хотя, признаться, ей на миг почудилось, как будто чей-то шепот пробежал по комнате, легонько задев её плечо.

- Прикажете зажечь камин, мадемуазель? – голос служанки вырвал Кристину из оцепенения, в которое она впала, стоило ей только вспомнить о Призраке. – Мадемуазель?.. – повторила Шейла, теребя в руках накрахмаленный передник. Ей явно не терпелось поскорее уйти, да и взгляды, которые она бросала на Кристину, явно выдавали её пренебрежение к этой певичке из небогатой семьи, которая как-то сумела привлечь к себе внимание виконта. Однако простодушная Кристина не замечала этого, она ещё раз немного растерянно огляделась вокруг, а потом несмело вымолвила:

- С-спасибо, не нужно, - её голос еле заметно дрогнул. – Я… я, наверное, лягу спать.

- Как прикажете, мадемуазель, - снова холодно отозвалась горничная. – Помочь вам переодеться ко сну?

Кристина кивнула:

- Да, пожалуйста.

Расшнуровав корсет платья Кристины, Шейла помогла ей облачиться в шелковую ночную рубашку и пеньюар. После этого, церемонно поклонившись, она забрала подсвечник с догоревшей свечой, забрав одну из пяти, которые еще горели, с другого подсвечника, а затем холодно пожелала:

- Спокойной ночи, мадемуазель, - и выскользнула за дверь, притворив её за собой.

- Спокойной ночи, - невпопад ответила Кристина. Она подошла к подсвечнику и задула все свечи, а потом быстро юркнула в холодную кровать. За этот день столько всего случилось, она так устала и выдохлась, что, стоило ей только положить голову на подушку, как она сразу же уснула.

Часы пробили два ночи.

***


Если бы Кристину спросили, что именно её разбудило, она и тогда не смогла бы точно сказать, что это было: то ли грохот экипажа, остановившегося у ворот, то ли топот лошадиных копыт, то ли зычный крик кучера, а, может, это была вина маленького солнечного лучика, который игриво пробежал по её лицу.

Потянувшись, девушка взглянула на часы. Было полседьмого утра. За годы, прожитые в Опере, она привыкла подниматься полвосьмого и теперь немного сонно и удивленно оглядывалась вокруг, как будто не понимая, где она оказалась. Но в следующее мгновение воспоминания нахлынули на неё, и Кристина радостно подскочила в постели. Рауль? Где же он? Неужели ещё не приехал?

За окном снова послышалось ржание. Девушка мигом выбралась из кровати, набросила на себя пеньюар и подскочила к окну.

- Рауль! – прошептала она. И действительно – это была карета её жениха. – Он приехал. Наконец-то!

Взгляд Кристины упал на свою ночную рубашку. Она не может встретить Рауля в таком виде! Ей нужно умыться и поскорее одеться. В этот момент в дверь постучали.

- Да?.. – несмело отозвалась мадемуазель Дае. В комнату вошла горничная. На этот раз это была совсем юная молоденькая девушка, которая низко поклонилась Кристине и посмотрела на неё с немым восхищением.

- Мадемуазель, - тихо проговорила она, - вы уже проснулись?.. Желаете умыться и позавтракать?

- Да, разумеется, - согласилась Кристина. – Но… сначала помогите мне одеться, пожалуйста.

Кристина всё ещё немного смущалась, что приходится приказывать слугам.

- Как пожелаете, мадемуазель, - с лёгким поклоном ответила служанка. Она ловко помогла Кристине надеть голубое платье, которое та надевала вчера, а затем расчесала ей волосы и сделала красивую высокую прическу. Быстро умывшись при помощи кувшина с ледяной водой и тазика, Кристина неловко обратилась к девушке:

- Вы не могли бы сказать мне, - она замялась, - где… где виконт де Шаньи?

- Виконт отдыхает, мадемуазель, - с лёгким поклоном ответила служанка.

- Что? – недоуменно переспросила Кристина. – То есть... он спит?

- Да, мадемуазель.

Так глупо Кристина себя ещё не ощущала. Как он может спать? Он приехал и даже не заглянул к ней?.. Может, что-то случилось? Но что могло такого серьёзного произойти, чтобы он даже не пожелал ей доброго утра? Кристину вновь охватило недоброе предчувствие. Он ведь ехал к родителям, чтобы сообщить об их свадьбе. Неужели что-то пошло не так? Но даже если и так, он все равно должен был зайти к ней! Она так скучала по нему. Места себе не находила, а он!.. Обида вспыхнула в сердце Кристины. Она так хотела его увидеть. Неужели он совсем не скучал по ней?

«Нет! – говорило Кристине сердце. – Он, должно быть, очень устал, ведь любой устанет столько ездить, а как только отдохнет, то сразу придет к тебе».

«Но, - возражал разум, - если он так тебя любит, то почему даже не зашёл пожелать тебе доброго утра?».

В неравной схватке победило сердце, и Кристина, тщательно отгоняя навязчивые и мучительные мысли, попросила принести завтрак ей в комнату. Раз уж Рауль спит, то к чему ей спускаться вниз?.. А, может, ей пойти и проведать его? Может, он ещё не успел уснуть, и им удастся поговорить?

Кристина бегом бросилась к двери, а затем, словно вспомнив что-то, так же быстро подошла к зеркалу, поправила складки платья, улыбнулась своему отражению и решительно открыла двери комнаты. Вчера она не успела достаточно хорошо осмотреть особняк, и теперь, проходя по красивым коридорам, восхищённо рассматривала всё, что только попадало в её поле зрения. И они с Раулем будут жить в этом доме!.. Разумеется, они будут счастливы. Разве может быть иначе? Первое впечатление холодности и неприязни от дома исчезло, и теперь девушка искренне наслаждалась всем тем, что видела.

Вдруг Кристину пронзила одна мысль, и девушка остановилась как вкопанная посреди коридора. Где здесь комната Рауля? Оглядываясь вокруг, девушка успела заметить, как в глубине коридора мелькнул краешек белого передника.

- Постойте! – Кристина подобрала юбки платья и побежала вперёд. Её взгляду предстала Шейла.

- Доброе утро, мадемуазель, - чопорно склонилась перед Кристиной служанка. – Чего желаете? – и снова этот холодный, немного презрительный взгляд. На этот раз Кристина заметила его и смутилась.

- Простите, вы не отведете меня к Р… - Кристина вовремя прикусила язык. – К виконту де Шаньи?

- Месье спит, - важно ответила Шейла и повернулась, чтобы идти, но Кристина решительно схватила её за руку. Она в любом случае должна сейчас повидаться с Раулем. И ей всё равно, как это будет выглядеть в глазах слуг или кого-либо другого.

- Отведите меня к виконту де Шаньи, - Кристина сама была удивлена, откуда в её голосе эти металлические нотки. Однако это подействовало, и спустя минуту девушка уже шла за Шейлой, всем сердцем радуясь своей маленькой победе.

***


Рауль простонал что-то невразумительное, а затем перекатился на спину. Ужасно болела голова, казалось, что в его мозгу набатом бьют сотни колоколов, причем соревнуясь, что из них ударит громче. К звону добавлялся какой-то стук, который раздавался с такой же регулярностью. Виконт осторожно помотал головой, пытаясь убрать ненавистный звон из головы, и зашипел от боли. Звон, казалось, исчез, а стук остался. Рауль с огромным трудом приподнял руку, которая словно налилась свинцом, и медленно протёр опухшие глаза. Затем так же медленно попытался их открыть и еле сдержал стон. В глазах рябило, перед ними словно возникали из неоткуда и тут же исчезали разноцветные круги, от мельтешения которых у него закружилась голова. Рауль почувствовал, как тошнота подступила к горлу. Не надо было вчера столько пить. Ох, не надо было… Вспомнить бы причину, из-за которой он вчера выпил столько вина. Стук, казалось, стал ещё громче.

- Да что такое?! – прошипел он и сразу схватился за голову. Даже собственный тихий голос показался ему оглушающим громом.

- Месье виконт, - он услышал приглушенный женский голос, который словно доносился сквозь пелену. – Месье виконт, к вам посетительница.

Рауль осторожно приподнялся на кровати. Черт бы побрал этих слуг! Сказал же, чтобы его не беспокоили! Да и что за посетители в такую рань нагрянули к нему? Рауль уже кое-как собрался с мыслями, чтобы наорать на нерадивую служанку, однако другой голос заставил его прямо-таки выскочить из кровати. Это была Кристина. В памяти замелькали немного смазанные образы. Ах, да! Он же привёз её сюда вчера и оставил здесь. И что же ему делать теперь? Как сказать ей?..

Виконт осторожно поднялся с кровати, стараясь держаться прямо, однако пошатнулся и чуть не упал, успев в последний момент опереться рукой о стену.

- Входите, - просипел он. Дверь отворилась с противным скрипом, впрочем, только для Рауля он был противным и оглушающим. Виконт постарался протереть глаза, но был почти сбит с ног, когда что-то мягкое и тёплое – руки, как он позднее понял, – обхватило его за шею.

- Рауль! – воскликнула Кристина, чем вызвала ещё один приступ головной боли виконта. – Милый мой Рауль, как же я по тебе скучала!

- Да-да, Кристина, я тоже рад тебя видеть, - немного несвязно проговорил виконт, пытаясь одновременно удержаться на ногах и отцепить руки Кристины, которые обвились вокруг его шеи. Кристина немного удивлённо отступила на шаг от своего жениха и оглядела его. Её глаза, наконец, заметили помятую рубашку юноши, расстегнутую на пару верхних пуговиц, взлохмаченные волосы и опухшее лицо.

- Рауль, ты не заболел? – воскликнула девушка. – О, милый мой, ты столько ездил туда и обратно, ты, наверное, очень устал.

Виконт ничего не ответил. Он только что приметил графин с холодной водой на трюмо возле кровати и попытался добраться до него. Пошатываясь, он еле дополз до вожделенного графина и, схватив его, выпил сразу половину. В глазах, вроде, прояснилось, да и в голове тоже. Он оглянулся на Кристину, которая стояла, не сводя с него изумлённых глаз.

- Ты… ты выпил, Рауль? – несмело спросила она. В театре ей не раз и не два приходилось видеть пьяных рабочих и даже иногда балерин. Но Рауля в таком состоянии она никогда не видела. Что же могло такого случиться, что её жених напился?

Рауль скривился, но потом взял себя в руки и более-менее чётко ответил:

- Да, крошка Лотти, я пьян! – с этими словами он попытался рассмеяться, но боль в висках заставила его замолчать.

- Но почему, Рауль? О, милый, неужели произошло что-то серьезное? – в ужасе воскликнула Кристина.

Виконт бросил на неё неуверенный взгляд. Да, всё-таки плохо, что так получилось. Такая красавица. Ну, ничего, можно постараться устроить всё по-другому. Не потерять и Кристину, и уважение и любовь родителей.

- Да, милая моя Кристина, - Рауль постарался придать себе трагичный вид, но получилось не очень, - случилось.

Кристина не отвечала ничего, только смотрела на него с ожиданием в темно-карих глазах. Раулю даже захотелось, чтобы она начала что-то говорить, что-то наивное и, несомненно, милое, ведь его Кристина, по сути, была ещё ребенком и многих вещей просто не понимала.

- Мы… мы не сможем пожениться, крошка Лотти, - наконец выдавил из себя Рауль.

- Что?.. – не поняла Кристина. Неужели что-то такое произошло, что заставило её любимого отложить их свадьбу? Но они ведь любят друг друга, они подождут. Кристина несмело улыбнулась, подошла к Раулю и коснулась его локтя. – Милый, не переживай, если придется отложить свадьбу, - нежно проговорила она. - Мы ведь можем подождать, не так ли?

Но Рауль убрал свою руку, а потом отошел к окну. Кристина наблюдала за ним, ничего не понимая.

- Ты не понимаешь, - холодно ответил Рауль. – Мы не сможем пожениться вообще.

- То есть как? – убито проговорила девушка. Она совсем запуталась в происходящем. Её разум выдвинул только одну причину, по которой их свадьба невозможна.

- О, Рауль, ты меня больше не любишь? – слёзы выступили у неё на глазах, Кристина подбежала к виконту, стараясь прикоснуться к нему и заглянуть ему в глаза. Как же это? Этого просто не может быть! Это же Рауль, её милый и нежный Рауль, которого она любила больше всего на свете и которому могла полностью довериться.

- О, разумеется, люблю, милая моя! – воскликнул виконт, сжимая тоненькие руки Кристины в своих ладонях. – Люблю больше жизни!

- Но тогда почему? Почему мы не можем пожениться?

Рауль опустил голову и тихо проговорил:

- Мои родители, Кристина. Они… они не хотят, чтобы я женился на… - виконт замолчал, но Кристина, сама того не осознавая, договорила за ним фразу.

- … на бедной певице с сомнительной репутацией, - её голос задрожал, и она умолкла. Рауль вскинул виноватые глаза на девушку. Да, она была очень милая, и нежная, и красивая, и он, честное слово, любил её, но страх того, что родители откажутся от него, и у него не останется ничего, оказался сильнее.

Кристина отвернулась от Рауля и заплакала, не скрывая слез. По её белоснежным щекам потекли тоненькие струйки солёной жидкости, и Рауль не сдержался. Он никогда не мог выносить вид женских слёз.

- Милая моя Кристина! – воскликнул он. – Но мы всё равно можем быть вместе! – он схватил Кристину за руки и начал вытирать её слёзы своим шелковым платком.

- Но как, Рауль? – всхлипнула Кристина и взглянула на него со слабой надеждой. Её глаза от пролитых слез, казалось, стали ещё огромнее, губы подрагивали, а один локон выбился из изящной причёски и теперь живописно спадал ей на щеку. В этот миг она была прекрасна как никогда. Сердце Рауля защемило. Как он может потерять такую красоту? Она должна принадлежать только ему! И он сделает так, что Кристина будет только его.

- Мы будем вместе, дорогая! – торжественно воскликнул он.

- О, Рауль! Неужели ты осмелишься пойти против воли твоих родителей? – воскликнула девушка. Неужели её храбрый жених способен отринуть всё ради неё? Она радостно улыбнулась и спрятала голову у него на плече, однако, когда Рауль произнёс следующие слова, кровь отхлынула от щёк Кристины.

- Нет, крошка Лотти, - произнёс он. – Но ты можешь остаться здесь. Мы будем жить вместе, ездить на приёмы, радоваться жизни и нашей любви!

- То есть как? – тихо прошептала девушка. – Ты не женишься на мне?

Рауль отвернулся.

- Извини, милая моя, но я не могу рисковать любовью и уважением моих родителей.

- А как же моя любовь, Рауль? Ты можешь рисковать ею? – потрясенно произнесла Кристина. Её разум отказывался понимать и принимать это. Рауль фактически предложил ей стать его содержанкой!

- Кристина, - начал увещевать её виконт, видимо, поняв, что Кристина вряд ли так легко согласится, как он думал. – Кристина, разве это так важно? Ты ведь сама сказала, что мы любим друг друга…

Но Кристина больше не могла слушать эти ужасные слова, срывающиеся с губ её любимого.

- Как ты можешь так говорить? Это важно! Это очень важно! Да ты предложил мне стать своей любовницей! – выпалила Кристина и сама испугалась, что произнесла это слово. Она не раз слышала сплетни балерин о разных вещах, но это слово возмущало её больше всего. Любовница. Не жена и не подруга. Женщина, которая делит постель с мужчиной, с которым не состоит в законном браке.

Рауль скривился.

- Не надо так говорить, Кристина! Это не так, как кажется…

- А как? – Кристина не помнила, когда ещё ощущала себя такой растерянной и в то же время злой. Она бы даже удивилась, если бы увидела себя со стороны, насколько красивой она казалась в порыве своей ярости. Рауль, посмотрев на неё, вдруг ощутил, как он её желает. Вот именно в этот момент она была потрясающей. А Кристина, не замечая его возбуждённо запылавших глаз, в сердцах сказала то, о чем никогда даже и не задумалась бы: - Да лучше я бы вышла замуж за Призрака! Он хотя бы сделал бы меня честной женщиной!

Глаза виконта потемнели:

- Ах, так, значит? За Призрака? – с этими словами он подбежал к девушке. Грудь её бурно вздымалась, глаза горели от ярости, но она помалу начала осознавать, что именно сказала.

- О Боже, Рауль, - потрясённо произнесла она. – Это не то, что я хотела сказать. Прости меня…

Но Рауль уже не слышал её. Очарованный девушкой, он схватил её за талию, притянул к себе и грубо поцеловал. Кристина вскрикнула от боли, когда сильные пальцы сжали её за талию, а жадные губы накрыли её рот.

- Рауль! – испуганно воскликнула она, пытаясь оторвать его губы от своей шеи, но виконт не слышал её. – Рауль, отпусти. Пожалуйста! Рауль, что ты делаешь?!

Но охваченный страстью виконт не обращал внимания на крики и слабое сопротивление девушки. Он вдруг подхватил её на руки и бросил на кровать, а сам сорвал с себя рубашку. Страх железными щупальцами сковал Кристину с ног до головы. Она поняла, что именно Рауль хочет с ней сделать. Увернувшись от виконта, она попыталась подняться с кровати, но упала на живот, а Рауль быстрым движением стащил с неё один чулок, а другой разорвал. Закричав от страха и боли, Кристина отчаянно вывернулась в его руках. Её взгляд упал на графин, стоящий на трюмо возле кровати. Она попыталась податься вперед, но Рауль потянул её вниз.

Виконт пытался повыше подтянуть её платье, но запутался в длинных юбках. В конце концов, он рванул подол платья Кристины на себя. Девушка оказалась лежащей перед ним на животе, отчаянно вырывающейся и брыкающей ногами. Она плакала и время от времени просила его остановиться, но выпитое накануне вино и дикая страсть затмили его разум. Рауль наконец-то смог поднять юбки платья Кристины повыше, и когда её красивые длинные ноги оказались на виду, прикрытые только тонкой нижней юбкой, Кристина отчаянно завизжала. Рауль же одним резким движением разорвал её нижнюю юбку почти до середины бедра и замер, жадно осматривая её стройное девичье тело. В этот момент Кристине удалось приподняться.

Она, почти не веря в свои силы, протянула руку за графином и – о чудо! – он оказался в её руках. Развернувшись, она со всей возможной силой ударила Рауля по голове. Тот застыл на мгновение, а потом повалился лицом вниз на кровать.

Вскочив на ноги и даже не взглянув на Рауля, она подхватила юбки порванного платья и выбежала из комнаты. Слезы страха и унижения струились по её щекам, она всхлипывала. Потоки солёной жидкости заливали ей глаза, и она почти не видела, куда бежит. Да ей было всё равно, куда бежать, только бы подальше отсюда. Расталкивая немногочисленных слуг, которые попадались ей по пути и с недоумением смотрели ей вслед, Кристина выбежала на крыльцо. Захлёбываясь слезами, девушка подбежала к воротам, которые, к счастью, были открыты, поскольку в поместье как раз въезжала карета. Выскользнув за ворота и не обратив внимания на изумлённый взгляд двух людей, сидящих в карете, она побежала дальше.

Спустя минут десять она ощутила холод, который пробрался ей за шиворот и заполз под юбки порванного платья. Она выбежала из особняка, даже не взяв ничего из одежды. Кристина глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, но слёзы сами лились из глаз. Она оказалась на безлюдной дороге, причем она даже не помнила, в какую сторону бежала, и где теперь находится особняк Рауля. Обхватив себя руками, она подняла глаза к небу. Свинцово-серые тучи заволокли всё небо, и с их тёмных глубин время от времени падало несколько снежинок. Отчаяние заполнило душу Кристины. Теперь только один вопрос бился в её воспалённом мозгу.

Куда идти?
Добавил: VampireLady |
Просмотров: 332
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика