Главная

Фанфик "Я научусь тебя любить" Глава 10

31.05.2016, 12:38
Я за нелюбовь тебя простил давно,
Ты же за любовь меня прости…

Я не могу без тебя, я не могу без тебя,
Видишь – куда не беги, всё повторится опять.
Я не могу без тебя, я не могу без тебя…
Жить нелюбви вопреки и от любви умирать…


Эрик стоял на пороге, смотря на хрупкую фигурку своей жены, замершую возле окна. Она казалась такой тоненькой и почти что хрустальной. Эрик видел, как она ссутулила плечи, словно желая убежать и спрятаться, и сердце его защемило от боли. Он так не хотел её пугать, так не хотел, чтобы она реагировала на него, будто на своего тюремщика. Но получалось именно так. Что ей сказать, как поведать ей, что он никогда не коснётся её без её разрешения? Он скорее себе руку отрубит, чем увидит в глазах своего ангела отвращение и страх. Он никогда не мог понять, как некоторые мужчины наслаждались тем, что брали женщин силой. Как вообще можно выдержать это, когда женщина, которую ты любишь, плачет в твоих руках и молит о том, чтобы ты её не трогал? Эрик мотнул головой. Он не прикоснётся к ней. Только не сегодня, не так. Мужчина и раньше, до свадьбы, думал так поступить, но всё же ему хотелось хотя бы поцеловать её, ощутить нежную бархатистую кожу под своими губами. Однако сейчас он понимал, что об этом не может быть и речи. Она и так перепугана до такой степени, что, кажется, стоит ему сделать шаг – и она вскрикнет и убежит.

Кристина же, сжимая вспотевшие ладони, слушала, как сильно бьётся сердце. Что было бы, если бы Рауль не предал её, если бы сегодня была их свадьба и их брачная ночь? Волновалась бы она так? Боялась? Волновалась, это точно, а насчёт страха она не была уверена. Рауль не пугал её никогда. С ним ей было спокойно… по крайней мере, до того момента, когда он напал на неё. Теперь она не была уверена. Что ж, нет смысла теперь думать об этом. Она уже замужняя женщина, и сегодня её ждёт первая брачная ночь. Кристина удивлялась, что он просто так стоит и даже не подходит к ней. У неё слабели колени, и девушка чувствовала, что не сможет долго так стоять. Если уж этому суждено произойти, пусть это будет быстро.

Кристина вздохнула, а потом, не смотря на Эрика, сделала шаг к кровати. Надо снять платье. Она чуть не застонала, когда поняла, что пояс должен снять муж, да и корсет она не расстегнёт сама. Пальцы её задрожали, когда она начала снимать украшения: жемчужное колье и такие же серьги, которые Эрик преподнёс ей сегодня утром. Пояс завязывался сзади, а Кристина, устав ждать действий своего мужа, завела руки за спину и попыталась негнущимися пальцами развязать узел. Но вдруг руки Эрика остановили её. Кристина чуть вздрогнула, подавив желание отстраниться, когда его пальцы мягко развязали алый пояс, а потом взялись за шнуровку корсета.

Эрик молча расшнуровывал корсет. Он видел, что Кристина не сможет сама снять это платье, поэтому взялся ей помочь, хотя понимал, что девушка может усмотреть в его поведении что-то другое. Он чувствовал, как её спина чуть дрожит под его пальцами, и видел, что она постоянно прячет от него лицо. Эрику до боли хотелось увидеть её прекрасное личико, её глаза, смотрящие на него с улыбкой и любовью, но он понимал, что всё это лишь несбыточные грёзы.

Наконец, корсет был расшнурован, и платье упало к ногам Кристины. Одетая в сорочку из тончайшего шёлка, которая больше открывала, чем скрывала тело, и нижнюю юбку из такого же материала, Кристина несмело обняла себя за плечи. Мурашки пробежали по коже. Эрик сглотнул, впервые видя её такой. Она была прекрасна. И сердце Эрика дрогнуло. Он не сможет даже прикоснуться к ней, к этой гладкой белоснежной коже, даже пальцем тронуть не сможет, боясь причинить боль.

А Кристина, не догадываясь о его мыслях, стояла посреди комнаты, со страхом ожидая его приближения. Однако Эрик по-прежнему не двигался, и Кристина всё больше убеждалась, что совсем не понимает его действий и намерений. То он так рьяно добивался её любви, что чуть не задушил Рауля, а теперь, когда она наплевала на всё и вышла за него замуж, он даже не подходит к ней. Не то чтобы это тревожило Кристину, но девушка решительно ничего не понимала. Она повела плечом, ощущая, что замерзает. Сорочка и нижняя юбка совсем не грели.

- Ложитесь в постель, Кристина, - вдруг хрипло сказал он, и Кристина оглянулась на мужчину. Такой высокий и плечистый, он стоял почти совсем близко. Кристина видела, как вздымается его грудь, и как он вдруг сжал кулаки. Кристина, не отводя глаз от Призрака, сделала шаг назад. Выражение его лица испугало девушку, и хотя он был в маске, она видела, как светятся в полумраке его глаза. Она сделала ещё шаг – и вдруг наткнулась на небольшой сундучок возле кровати. Туда мадам Жири сложила новый гардероб Кристины, который они покупали вместе. Девушка покачнулась и упала бы, если бы Эрик ни сделал молниеносный шаг вперёд и ни подхватил её.

Кристина оказалась зажатой в тиски его большими сильными руками, обхватывающими её тонкую талию. От неожиданности она схватилась за его плечи, чтобы не упасть, и теперь ощущала, как под его рубашкой перекатываются мускулы. Страх охватил её. Он был так близко, сейчас она полностью в его руках, и он может сделать с ней что угодно. Эрик тяжело дышал, и Кристине даже показалось, что она слышит неистовое биение его сердца. Она подняла ресницы и испуганно взглянула на мужчину. Его лицо оказалось даже ближе, чем она думала, но зелёные глаза Призрака не смотрели в её карие. Взгляд мужчины был прикован к губам девушки. Кристина сглотнула, непроизвольно приоткрыв губы. И это движение сорвало крышу у Эрика.

Он подался вперёд так быстро, что Кристина успела лишь сжаться, и горячо поцеловал её. Его губы безжалостно впились в маленький ротик девушки, пытаясь чуть приоткрыть его. Эрик не замечал, как жена упёрлась ладонями в его грудь, как она изо всех сил пытается вырваться из его объятий, как дикий страх светится в её шоколадных глазах. Из глаз девушки потекли слёзы, она сжалась ещё больше под его напором, секунды казались ей часами. Но вдруг Эрик отпустил её. Мгновение он потрясённо смотрел на девушку, ощущая, как она ещё больше съёживается в его руках, а потом, будто осознав, что сделал, отпустил её и отступил назад. «Старый дурак! Совсем потерял голову и контроль над собой! Что же я наделал!» - ругал он себя.

До его слуха донёсся тихий всхлип Кристины, который она попыталась подавить, и мужчина ощутил тупой удар в живот. Идиот! Теперь она боится его ещё больше. Эрик ступил, было, вперёд, но сразу остановился, когда девушка вздрогнула и обхватила себя руками.

Кристину била дрожь. Она старалась справиться с ней, справиться с тем ужасом, охватившим её, но не могла даже вздохнуть нормально. Она была права, размышляя, что не сможет вырваться из его рук. Он только что это доказал. Губы Кристины заныли, она не ожидала такого напора. Но упираясь руками в его грудь, девушка поняла, что бежать ей некуда. И не к кому.

- Ложитесь в постель, - Эрик глухо повторил свои слова, чувствуя, что если ещё раз так прижмет её к себе, то просто не сдержится. Кристина, сжавшись и пряча глаза, покорилась и медленно подошла к кровати. Полог одеяла был откинут, она залезла под него и укрылась до подбородка, боясь посмотреть на Эрика.

А Эрик отвернулся от кровати. Он не знал, лечь ему возле неё или же лучше будет уйти в другую комнату. Раздумывая, он снял рубашку, а потом и пояс брюк. Потом выругался сквозь зубы. Он привык спать один, а сейчас здесь была она – любовь всей его жизни. Нужно было остаться одетым. Но надевать рубашку обратно было бы глупо, поэтому, бросив короткий взгляд на девушку и убедившись, что та лежит с закрытыми глазами, он решил лечь так. А Кристина, несколько секунд назад посмотревшая на него, тряслась от страха. Она увидела, что он был без рубашки и как раз потянулся к поясу брюк. Задохнувшись, девушка быстро зажмурилась. Она всё надеялась, что до этого не дойдет, но, видимо, молитвы её не были услышаны. Только пусть всё случится быстро. Кристина вздрогнула, когда вспомнила, что об этом рассказывала одна из хорошеньких балерин – её подруг в Опере.

Сестра этой самой балерины прислуживала в доме одного барона. Он был давно не молод, зато очень богат, и за него выдали замуж юную девушку шестнадцати лет. Все слуги помнили, как плакала невеста в день своей свадьбы, а всю ночь они слышали её жалобные крики. Рассказывали, что она пыталась сбежать, но барон приказал её высечь, а потом принести в спальню. Кристина помнила, как была поражена и испугана, когда услышала эту историю, как другие балерины сочувственно шептались, а некоторые даже плакали. Тогда она дала себе слово, что никогда не выйдет замуж за нелюбимого. Кто ж знал, что её судьба будет такой же?

В этот момент Эрик лёг в кровать и случайно задел её обнажённым плечом. Кристина содрогнулась, представив, что же будет дальше. Эрик уловил непроизвольное движение девушки и нахмурился. Это начинало его раздражать. Он ведь ничего с ней не делал, даже не помышлял о подобном, почему она так трясётся?

- Кристина, - начал он, - вы замёрзли, Кристина? Может быть, поэтому вы так дрожите?

Но Кристина, потерявшая дар речи, смогла только пролепетать что-то, чего и сама не поняла, не то, что Призрак.

- Тогда в чём дело? Неужели я так пугаю вас? - Эрик сел в кровати, не сводя глаз с девушки. На обеих тумбочках, стоящих возле изголовья кровати, горели свечи, поэтому он чётко видел её бледное лицо. – Ответьте мне! – потребовал он.

Кристина, не способная даже языком пошевелить от сковавшего её тело дикого страха, сглотнула и попыталась что-то проговорить, но ничего не вышло. Это ещё сильнее рассердило Эрика. Гнев и досада поднялись в его душе.

- Зачем вы так со мной, Кристина? Почему вы так боитесь меня? Я никогда не причиню вам боль, как вы не понимаете? Вы слышите меня, Кристина?!

С этим словами он наклонился над ней, желая встряхнуть за плечи и потребовать, чтобы она смотрела на него. Кристина, в этот момент открывшая глаза, задохнулась от страха и, зажмурившись, изо всех сил вжалась в кровать. Руки её отчаянно сжали одеяло, а дыхание застыло в груди. Эрик громко выругался. Ну почему всегда так? Почему он всегда пугает её именно тогда, когда хочет доказать ей то, что с ним она в безопасности? Почему? Эрик изо всех сил стукнул кулаком по тумбочке. Кристина по-прежнему лежала, сжавшись в комочек и почти не дыша. Призрак подавленно вздохнул. Потом осторожно наклонился чуть ниже.

- Кристина, - тихо прошептал он, - Кристина, пожалуйста, откройте глаза. Я уверяю вас, что вам нечего бояться. Простите мне мою несдержанность.

Ресницы девушки чуть дрогнули, а потом она открыла глаза и взглянула на него. Он был ещё ближе, чем минуту назад, а в глазах его горел тот огонь, которого она так боялась. Эрик нависал прямо над ней, она слышала его быстрое дыхание и ощущала жар, исходящий от тела мужчины. Что-то в низу живота судорожно дёрнулось, когда он вдруг поднял руку, и Кристина снова задержала дыхание. Эрик, заметив это, тихо произнёс:

- Не бойтесь меня, Кристина, пожалуйста. Я могу быть несдержанным, могу даже накричать на вас, но я никогда вас не ударю.

Кристина сделала небольшой вдох, наблюдая за ним. Он казался чуть растерянным и каким-то подавленным, а на лице застыло нечитаемое выражение.

- Кристина, - снова тихо прошелестел он, - вы должны знать, что я никогда не прикоснусь к вам без вашего разрешения. Никогда. Я даю вам моё слово. Поверьте мне.

До испуганной Кристины не сразу дошли его слова, но когда она вдумалась в их смысл, то недоверчиво посмотрела на него. Разве так бывает? Она ведь его жена, и это её долг. Пусть она боялась и молилась о том, чтобы этого не случилось, но она бы покорилась. А теперь он говорит ей такое… Может ли это быть правдой?

Вдруг Эрик наклонился ещё ниже, так, что его горячее дыхание коснулось её щеки, когда он прошептал:

- Верьте мне, Кристина. Я прошу лишь одного – не закрывайтесь от меня, - его зелёные глаза мерцали в свете свечей, а белая полумаска резко выделялась на фоне его кожи. – Спокойной ночи, Кристина, - снова прошептал он, а потом резко наклонился и коснулся губами её лба.

И откатился в сторону. А после встал с кровати и, схватив со стула рубашку, вышел из комнаты. Там осталась только хватающая ртом воздух Кристина, настолько удивлённая и потрясённая, что её пальцы всё ещё дрожали, когда она поглубже укуталась в одеяло. Мысли разбегались в разные стороны. Она так боялась этой ночи. Но теперь, когда ничего не случилось, она ощутила, словно большой камень свалился с её плеч. Даже дышать стало как-то легче. Она пыталась проанализировать его слова и поразмышлять над этим, но усталый организм, измученный почти недельным недосыпом, взял своё, и Кристина, считавшая, что сегодня точно не уснёт, уснула спустя пятнадцать минут после ухода Эрика.

А Эрик спустился по лестнице, набрасывая на себя рубашку, и устало опустился за кухонный стол. Каждое слово, произнесённое её дрожащим голосом, каждый испуганный взгляд, каждое её движение, полное дикого животного страха, вонзало ему кинжал в сердце. Эрик, подперев голову, вздохнул. Он оставил её одну, как бы ему ни хотелось обнять её и прижать к себе. А утром проснуться и смотреть, как она будет расчёсывать свои длинные кудри… Но Призрак понимал, что в данной ситуации это было правильное решение. Может, хоть так она не будет настолько бояться его. Эрику уже казалось, что он никогда не сможет преодолеть эту стену недоверия. Он подтянул к себе полный бокал вина и залпом осушил его. А потом налил ещё. И ещё. Пока Кристина спала неспокойным сном у себя в комнате, он напивался вдрызг, пока бутылка ни опустела. Отложив её, Эрик встал со стула и, покачнувшись, хотел, было, пойти к себе в комнату. Но ноги не слушались, разум словно заволокла пелена, так что он кое-как добрался до дивана в гостиной и улёгся туда. Спустя минуту он уже спал.

***


Кристина пробормотала что-то непонятное, а потом зевнула, не открывая глаз. Ей снилось, как они с Мэг танцуют на огромной сцене, поражающей своим великолепием, вокруг них много других девушек из балета, звучит весёлая музыка… Потом этот сон вдруг оборвался, и Кристина оказалась в своей полутёмной гримёрке. Свечи давно погасли, еле слышный запах дыма разносился по комнате. Кристина удивлённо огляделась вокруг, а потом подошла к двери. Но та оказалась закрыта. Девушка непонимающе покрутила ручку, потом пожала плечами. Вдруг что-то привлекло её внимание. Кристина нахмурилась и прошла чуть вперёд, а потом остановилась. Сердце её замерло в груди.

Стены, противоположной запертой двери, не было, вместо неё там находилось огромное зеркало. Из него вдруг стал выползать туман, его белые клочья заполнили комнату. Кристина протянула руку и поразилась, что едва может разглядеть свои пальцы. Что-то прошло мимо неё: огромное, тяжёлое и пугающее. Затаив дыхание, девушка отступила назад, нащупав сзади ту же дверь, она начала яростно дёргать ручку, но та не поддавалась. Паника начинала охватывать её, девушка тяжело дышала, прижимаясь спиной к запертой двери.

Вдруг чей-то шёпот пробежал по комнате, таинственный голос прошептал её имя, а потом щеки Кристины коснулся лёгкий ветерок, прибежавший из ниоткуда. Кристина недоумённо огляделась: усилившийся ветер разгонял клочья тумана, трепал её распущенные кудри. Вскоре туман исчез, оставшись только в одном уголке комнаты. Кристина, будто зачарованная, подходила всё ближе и ближе к этому странному скоплению тысячи и тысячи маленьких капелек воды, висящих в воздухе. Ей было страшно, но это одновременно влекло её. Когда остался всего шаг, она остановилась, а потом протянула руку. Вдруг оттуда донеслось рычание. Кристина попятилась. Из тумана кто-то выходил. Кто-то или что-то. Кристина снова отступила назад – и замерла. На неё, скалясь, смотрел большой чёрный волк. Глаза его, золотисто-жёлтые, уставились прямо на девушку. Кристина снова сделала шаг назад. Волк зарычал. А потом прыгнул.

Кристина закричала и… проснулась. Грудь её тяжело вздымалась, рубашка была мокрой от пота, а руки чуть дрожали. Отгоняя оставивший после себя неприятное послевкусие сон, она выбралась из кровати. Набросив на влажную ночную рубашку халат, она расчесала запутавшиеся кудри и заплела их в косу. Осторожно приоткрыв дверь, Кристина выбралась из комнаты. Ей нужно было умыться. Сердце её быстро стучало. А что, если она наткнётся там на Эрика? Она не имела ни малейшего понятия, как вести себя с ним после вчерашнего. Девушка одновременно была очень благодарна ему, и одновременно ей было жутко неловко и даже стыдно. Сейчас Кристине было намного легче на душе, чем вчера, поскольку она даже не думала, что он не прикоснётся к ней в их первую ночь. Она думала, что ей придётся жить в страхе и опасении, но оказалось, что была неправа. Нет, Кристина не прекратила бояться его, но в душе её зародилась крохотная искорка доверия к этому человеку. Он ведь имел на неё право. Имел, но не тронул. А Рауль… Кристина ощутила волну гнева в груди, когда вспомнила поступок своего бывшего жениха. Какими же разными они всё-таки оказались. Кристина даже помыслить не могла.

Наконец, девушка оказалась в ванной. В доме мадам Жири – а теперь в её собственном – были две ванные комнаты. Для Кристины, привыкшей к не очень хорошим условиям в уборной Оперы, это была роскошь. Одна ванная была на втором этаже, а одна – возле кухни. Аккуратно пробравшись в уборную, девушка облегчённо перевела дух. Видимо, Эрик ещё спал. Интересно, где. Девушка была благодарна ему, что он оставил её ночью. Она вряд ли смогла бы уснуть, находись он рядом. Теперь же мадемуазель Даае – хотя нет, уже мадам Дестлер! – быстро умылась и почистила зубы зубным порошком. Пробираясь обратно в свою комнату, девушка задалась вопросом, была ли это настоящая фамилия Эрика. Скорее всего, нет. Она смутно помнила, что мадам Жири говорила что-то об этом, но тогда девушка волновалась совсем о другом, поэтому слушала свою бывшую учительницу вполуха. Теперь же ей даже стало интересно. Кто знает, может, она когда-нибудь наберётся смелости и даже спросит его об этом?

В своей комнате она быстро натянула другую тонкую сорочку, потом нижнюю юбку, а после – платье. Это красивое тёмно-синее домашнее платье очень шло ей. Мадам Жири посоветовала девушке купить несколько повседневных платьев. Не может же она вечно расхаживать по дому в шикарных нарядах с корсетами да турнюрами. Теперь Кристина была благодарна ей. Будучи полностью готовой, Кристина глубоко вздохнула, а потом решительно вышла из комнаты. Вчерашние страхи чуть поблекли, но не прошли, а затаились где-то в тёмном уголке души, готовые в любой момент выпрыгнуть наружу.

Спустившись по лестнице, Кристина вошла в кухню и сразу поморщилась. Сильный запах вина царил в комнате, на столе стояла пустая бутылка, а рядом два бокала. Один из них – из которого Кристина вчера пила вино – стоял почти полный, а второй валялся на боку. Видимо, Эрик вчера пил. Девушка поджала губы. Но где же он тогда? Пойти в его спальню? Нет! Туда она точно не пойдёт. Кто знает, что ему спьяну придёт в голову… Девушка сделала шаг в гостиную, чтобы проверить, заперты ли двери на засов. Быть может, он ушёл давно, а она и не слышала. Но сделав шаг за порог, она замерла. На диване в гостиной лежал Эрик. Одна его рука свешивалась вниз, а ноги были неловко согнуты в коленях. Мужчина спал.

Кристина не знала, что ей делать. Разбудить? Или оставить, пусть спит? В конце концов, она решила не трогать его, а тем временем приготовить завтрак. В кладовке нашлись яйца, подсолнечное масло, а также кусок окорока, а в самом конце на последней полке лежал сыр. Там было довольно холодно, поэтому сыр мог стоять долго. Кристина сделала нехитрый омлет с сыром и поджарила бекон.

Уже раскладывая тарелки, она обернулась и встретилась взглядом с Эриком, который стоял, опираясь на дверной косяк. Тот выглядел, мягко говоря, не очень: рубашка помялась, под глазами тени, но самое главное – на нём не было маски. Кристина, чуть вздрогнув от его неожиданного появления, бросила взгляд на страшные рубцы, но ощутила, что не испытывает ни страха, ни опасения. Сам же Эрик растерянно щурился. Он, видимо, был очень сонным, раз забыл о маске. Ничего не говоря, он провёл рукой по лицу, будто сдёргивая невидимую паутину, а потом застыл, ощутив под пальцами не холодную гладкую поверхность маски, а затянувшиеся рубцы. Он отвернулся так быстро, что Кристина чуть не подскочила на месте, и закрыл правую половину лица рукой.

- Простите меня, Кристина, за мой вид, - хрипло проговорил он и прокашлялся.

- Всё в порядке, Эрик, - тихо отозвалась она, а потом проговорила: - Садитесь завтракать.

Эрик потрясённо замер. Он и не ожидал такого услышать. Медленно повернувшись и не отнимая руки от лица, он посмотрел на Кристину. Она всё ещё выглядела напряжённой и чуть испуганной, но не до такой степени, как вчера. И она говорила с ним без маски! И смотрела на него. Сердце Эрика сделало кульбит в груди.

- Я с-сейчас, - пробормотал он. Ему необходимо было взять маску, иначе он не смог бы сидеть возле неё. В душе ему захотелось, чтобы девушка остановила его, но Кристина промолчала. Вскоре они сидели за столом и молча поглощали завтрак. После Кристина подала ароматный сладкий чай. Он был довольно крепкий, и Эрик порадовался этому – его голова ещё гудела после выпитого накануне вина. Эрик не ожидал от Кристины, что она будет настолько любезной, поэтому не знал, стоит ли начинать разговор. Но он удивлённо поднял голову, когда девушка заговорила сама.

- Я… - она запнулась. – Я хотела бы поблагодарить вас, Эрик.

Щёки её пылали, а глаза увлечённо рассматривали чашку, как будто там находилось что-то чрезвычайно интересное для восприятия. Эрик удивлённо уставился на неё, даже позабыв про то, как у него болит голова.

- За что, Кристина? – он действительно не понимал этого. Она вышла за него не по любви, стала его почти заложницей и теперь была вынуждена терпеть его рядом. За что она может благодарить его?!

- За то, - тихо отозвалась девушка, - что вы не… что я не… что вчера вечером… - она сбилась и умолкла, но Эрик всё понял.

- Я понял, Кристина, - проговорил он почти шёпотом. – Вам не за что меня благодарить. Я не… я же говорил вам, Кристина! – чуть не сорвался он. – Я никогда не причиню вам вреда.

- Я… я верю, - дрожащим голосом отозвалась она, но сама поняла, как неискренне это звучало. Девушка прокашлялась и попробовала ещё раз. – Я научусь вам верить, Эрик.

Эрик вздохнул и закрыл глаза. Он не хотел так, не желал такого никогда. Он будто получил вместо любящей жены пленницу, томящуюся в башне. Она научится верить ему… неужели? Эрику самому в такое слабо верилось.

- Вы научитесь мне верить, Кристина? – глухо переспросил он. – Может, вы и любить меня научитесь?

Кристина промолчала, но, чуть подумав, мысленно ответила на его вопрос, позволив себе хотя бы в мыслях обратиться к нему на «ты».

«Научусь, Эрик. Я научусь тебя любить».
Добавил: VampireLady |
Просмотров: 343
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика