Главная

Фанфик "Алмаз" Глава 3

Фанфик "Алмаз"

25.06.2014, 18:08
Перед приходом воспитанницы Гарретт навёл справки о герцоге. Ему пришлось подкупить женщину, прислуживающую в роскошном доме при хозяине. Работала она там всего год - полгода на чёрной работе и оставшиеся полгода прислугой. По её словам Гарретт смог начертить карту и представить примерное расположение кабинета великого герцога. Женщина заикнулась о напряжённой обстановке в замке, и что хозяин проводит больше времени в одиночестве, стал более агрессивным и вспыльчивым, а после и вовсе замкнулся в себе и часто подолгу не выходил из спальни или кабинета.

Лорд Фаркуад, двоюродный брат короля и наследник легендарного семейства, возникшее много веков назад. Тогда правители не считались с нуждами народа и действовали как истинные феодалы. Брали огромный оброк с бедных граждан, отбирали земли и имущество, их рыцари бесчинствовали разбоем в деревнях. Тёмное время. От грязи и нищеты страну постигла чума и выкосила треть населения. Люди призывали к революции, к свержению монаршества, брались за вилы и за топоры, шли на замки с огнём, но мятежи жестоко подавляли. В те ужасные годы появилась небольшая организация - "Династия Кромвель". Её воглавлял Айрон Кромвель со своими сыновьями. Сильный, умный, проницательный, Кромвель вел подпольную войну с королевской знатью. Он понимал, что монаршеское правительство над народом не сдвинишь. Если умрёт один король и его потомки, найдут другого и посадят на трон. Внутренняя война против него не исправит бедственного положения среди населения, поэтому он создал собственную империю внутри королевства. Поверху Айрон занимался торговлей и купеческой деятельностью, его прислужники ездили заграницу и привозили шелк, мех, пряности, золото, драгоценности. Это давало ощутимый доход, а там где деньги - там и влияние. Кромвель не был из знати, и отказывался от данной почести, и его сыновья, и внуки, и праправнуки также придерживались его выбора, нарочито подчёркивая принадлежность к народу, а не к королю. Люди доверяли Династии, ходили за советом, за помощью, за защитой. Под её крылом они ощущали себя безопаснее, она отгораживала их от власти, той которая испокон веков сама призывала защищать народ. Длинные руки Династии дошли до самой свиты короля, и Кромвели укрепили за собой свою неприкосновенность. Но прошло время, сменились года, сменились обстоятельства. За одним умершим монархом на трон взошёл другой. За одним безумцем приходил мудрец. И в Династии происходили неожиданные изменения. Те, кто презирал власть над собой, стали пользоваться ею, как и те, кого они считали врагами. Их уже не волновал народ, Династия сосредоточилась на собственном обогащении и потребстве. И теперь она нависла над простыми людьми дамокловым мечом, являя собой алчность и жажду наживы. Доверие к ней подорвано, в то время как новый король стал любимцем и отрадой для народа. Умелый и расчётливый правитель за небольшой срок смог раздавить опухоль, называющуюся Династией, и призвать её главу к публичному признанию в своём поражении. После главу и его отпрысков ждала либо гильотина, либо тюрьма. Но Кромвель рискнул сделать отчаянный шаг и выдать свою красавицу-дочь за короля. Это было нарушение традиций, клятвы. Однако это сработало, и королю девушка понравилась. Королева родила ему двоих детей, а позже дети обзавелись внуками. Один из внуков стал новым королём, другой - герцогом Фаркуад, если верить слухам, верным истокам древнего рода Кромвеля.

Гарретт знал эту историю, так как жил среди Хранителей и читал свитки в их библиотеке. Разные братства, организации, подпольные группы, ордены по типу Хаммеритов обрели силу благодаря влиянию Династии. Хаммериты в прошлом тоже были связаны с семейством Кромвелем и заручались финансовой поддержкой против язычников. Естественно, когда развязалась открытая война между обезумевшей Династией и королём, они поддержали последнего, понимая, что перевес на сторону Кромвелей повлечёт упадок Города и всего королевства. Те же братства, как и Хранители понимали отчаянный выпад породниться с монархом, избежав окончательного проигрыша, уж лучше клятвопреступничество, чем продолжение войны. Союз совершён, кровь смешалась.

Эрин пришла к Гарретту в семь вечера, сытая, одетая и готовая к предстоящей работе: простая нестеснённая жилетка из варёной кожи, накинутая на рубашку из грубой ткани, пыльные брюки, кожанные мокасины и небольшая сумка с экипировкой. Вся одежда была сравнительно новой и черного цвета, идеально подходившего по профессии. Короткие черные волосы девочки взлохматились и взмокли от пота, облепляя лоб. Длинное вытянутое лицо было красным от бега, а в зелёных глазах таился жесткий блеск. В свои тринадцать Эрин не в пример другим была рослой и сильной. Её легко можно было спутать с мальчиком по голосу и по внешности. Да и игры во дворе она предпочитала мальчишеские - любила гонять дворовых, бегать, лазать по крышам и сражаться на палках. Зайдя в квартиру Гарретта, девушка поздоровалась с учителем. Её наставник оглядел Эрин с ног до головы и одобрительно кивнул.

- Бассо сказал, что мы идём сегодня ночью в дом герцога, - сказала Эрин, - Это заказ?

- Верно, - коротко ответил Гарретт.

Девочка нахмурилась. Ей никогда ещё не приходилось проникать в хорошо охраняемые дома, а тут сразу и в замок брата короля. С чего бы Гарретту лезть туда с ней? С зелёным новичком?

- Бассо предлагал тебе вино?

- Нет, - ответила Эрин.

- И хорошо, Женвья - не самая лучшая винодельщица, вино получается слишком терпким, - сказал Гарретт, наливая в железную кружку из вазы, - выпей, сегодня будет тяжёлая ночь.

Эрин неторопливо опустошила кружку. Вино оказалось сладким и бодрило. Гарретт позволял ей пить не больше одного бокала. Но в этом деле девочка была куда крепче, чем он думал, могла выпить больше и оставаться в сознании. Бассо поил её бутылкой домашнего пива, приготовленным им самим, перед тем, как Эрин отправится к Гарретту. Она бежала к дому вора не так быстро, так как выпитый алкоголь слегка кружил ей голову, щёки от него раскраснелись и стало тепло. Конечно, учителю лучше об этом не знать.

- Ты можешь отказаться, если хочешь, - сказал ей Гарретт, - мне это не впервой, а ты пойдёшь со мной в следущий раз. Герцог тебя не пощадит, если поймает.

- И тебя тоже, Гарретт, - твёрдо сказала Эрин, - раз ты позвал меня - я тебе буду нужна.

Вор взъерошил волосы девочки, по его губам прошлась улыбка. Он редко проявлял к ней отцовскую ласку, при этом он опекал и учил её как возможно бы воспитывал своего ребёнка. Сам Гарретт находил своё детство довольно скверным, светлой стороной можно было посчитать жизнь в стенах дома Хранителей, где он обрёл навыки и своё призвание. Друзей и семьи он там не обнаружил и держался ото всех особняком. Так как он не был привязан к ордену и к так называемым собратиям, Гарретт решил уйти в вольные хлеба, чем огорчил его старейшин. Но вор уже взвесил за и против: Хранители могли бы ему обеспечить защиту, поделиться знаниями и умениями, однако ему это не понадобилось. После двух-трёх успешных проделанных заказов Гарретту пришлось иметь дело с Гильдией воров, которые сначала пытались привлечь, а затем убить зазнавшегося юнца. Тогда он проник в их базу к самим главарям обчищать награбленное. Одного из них он оглушил и отправил в компанию его ручных "зверьков", которые любили полакомиться живым мясом. Любимцы чуть не съели заживо хозяина, зато ему и его шайке это послужило хорошим уроком, и к Гарретту они больше не имели никаких претензий. Но и без них вор с головой окунался в опасные авантюры, и часто эту голову приходилось спасать от меча, заклятий, зубов и когтей чудовищ. Сейчас у него есть воспитанница, которой он должен передать не только знания и опыт, но и по возможности звание профессионального вора, ибо воровство является ремеслом, в котором есть лучшие и те, кто состоит в Гильдии воров, платящие львиную долю бездарям-главарям. При обучении Эрин Гарретт часто оборачивался в прошлое и анализировал свои поступки и действия. Он думал про себя молодого, осторожного и расчётливого вора при этом рискующего и отчаянного. Мало кто мог разгадать секрет его удачи и таланта, кажется, Гарретт сам того до конца не ведал. Он сравнивал себя и Эрин. Как ученика и как вора он в ней нисколько не сомневался - голова что надо и силы позволяли. Но при всём желании человеком такой величины как Гарретт она стать не сможет. Её уму не хватало изощрённости. Она осознанно или неосознанно ограничивала себя в проявлении действий то ли из-за какой-никакой морали, вложенной в её натуру, то ли из-за страха перед большим риском. Хотя изворотливость Гарретта можно объяснить толикой безумия, ибо ничто гениальное не обходится без этого. Много ли надо ума одному пойти против бога Трикстера, формально ради спасения Города, но на самом деле чтобы отомстить за свою задетую гордость? В таком случае Эрин обладала большим благоразумием, чем её учитель.

- Тогда пойдём к замку, дождёмся ночи и нырнём в её тьму, - сказал Гарретт.
Добавил: Джулия |
Просмотров: 435
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика