Главная

"Если лучше приглядеться..." Глава 5: Самообладание

Если лучше приглядеться

25.08.2014, 17:28
POV Северуса Снейпа:


День был просто ужасен. Впрочем, как и многие другие, здесь нечему удивляться. Учителя в панике, в Министерстве скандал, газеты публикуют столь же абсурдные, как и мрачные предположения насчет заклятого директора, в то время, как дряхлый старикашка просто валяется на койке в Мунго. Причем когда из-за него умирали ничем невинные люди - то ничего, нормально, а когда… Я не успел додумать мысль, как от словосочетания «ничем невинные люди» нахлынули воспоминания, фигуры… И каждое воспоминание пронзало кошмарной, всепроникающей болью мою душу. А Гарри… Да, он меня ненавидит. Ненавидит всем своим существом. Впрочем, я сам виноват…

Я иду по коридору, мантия развевается от быстрой ходьбы. Да, мне не хочется идти туда. Определенно не хочется. Но я должен.

Выйдя из замка, я направился в сторону Запретного Леса. Холодный ветер бьет в лицо, деревья над головой качаются, поскрипывая, будто им больно. Я прошел еще глубже в лес, и ветер почти стих, слабо завывая позади. Я остановился и посмотрел вверх – там была видна маленькая частичка звездного неба. Прикрыл глаза, вздохнул, выпуская все эмоции, и трансгрессировал.

Быстрым шагом я пересек выложенную камнем дорожку между идеально подстриженными газонами, которых, впрочем, в таком мраке все равно не было видно. Дотронулся палочкой к большущей, древней двери. Она открылась, и я отправился блуждать темными коридорами Малфой-мэнора. Хотя я прекрасно знал, как мне попасть в нужное место, но так уж был устроен этот дворец (знать бы, кто архитектор), что блуждать приходилось. Пройдя последний коридорчик, открываю дверь в старинные покои, захожу внутрь.

- О, Северус! Уже и не ожидал, что ты придешь. – Несмотря на то, что голос Темного Лорда звучал спокойно, красные глаза вспыхнули.

- Да, мой повелитель. – Ответил я, стоя перед ним на колене.

- Ну, сразу к делу: какие новости? - Темный Лорд устремил мне в глаза свой ледяной взгляд. Я очистил разум, затолкнувши все ненужные воспоминания подальше.

- Дамблдора прокляли. – Сказал я и застыл в ожидании реакции.

Настала тишина. Сначала на лице Лорда появилось странное выражение. Что-то оно напоминало… Кажется, какой-то то ли восторг, то ли просто что-то очень странное, но тут же исчезло, уступив место повседневной непроницаемой маске. Он повернулся ко мне спиной, и, наконец, сказал:

- Прокляли, говоришь? – я не видел его лица, поэтому не мог точно сказать, что означал его вкрадчивый, но задумчивый и в то же время зловещий голос. И когда я уже начал подумывать, не умру ли я самой мучительной и жестокой смертью, которую только можно придумать, он повернулся ко мне лицом. Оно, как ни странно, не было искажено гневом, портило его лишь то подобие улыбки, на которое только был способен Темный Лорд.

- Это хорошая новость. – Проговорил, наконец, он, и я едва удержался от облегченного вздоха. – И при каких же обстоятельствах прокляли старика?

- Во время квиддича, мой лорд. Когда Поттер исчез с поля зрения публики, во время всеобщего замешательства кто-то запустил в Дамблдора заклятьем. Темным заклятьем, которое до сих пор не опознано. – Я тщательно подбирал каждое слово – слишком много жизней было на кону. Я ощутил, как Темный Лорд проник в мое сознание.

- Хорошо, Северус. Отличная работа. Возвращайся в Хогвартс и узнай все о директоре и его… самочувствии. – Темный Лорд был самим злорадством.

На пути к школе я все думал о его словах. Если Лорд не знал о проклятье, то кто же мог такое сделать? Может быть, это произвол слуг Темного Лорда, но это маловероятно, ведь… существует тысяча причин, по каким даже Люциус не решился бы на это. И почему Темный Лорд так спокойно отреагировал - приказал мне просто наблюдать? Это же Дамблдор, кажется, охранял Поттера… то есть Гарри вместе со всем волшебным миром. Странно.

* * *


Гарри сидел в гостиной и смотрел на Гермиону. Она завязала волосы милой розовой ленточкой и, умостившись в кресле возле небольшого столика, писала эссе по зельям. Вся такая сосредоточенная… Гермиона не замечала, что Гарри наблюдает за ней, хотя маловероятно, что он сам давал себе в этом отчет. Девочка почесала нос, и Гарри с улыбкой заметил, что на носу у Гермионы осталось чернильное пятнышко. Но Гарри решил не отвлекать ее.

- Что? – спросила вдруг Гермиона, а Гарри понял, наконец, что уже полчаса сверлит ее взглядом. Она смотрела на него слегка удивленно.

- Ничего. – Гарри почувствовал, что краснеет.

- Разве тебе не надо делать уроки? – спросила укоризненно Гермиона.

- Слушай, - Гарри сглотнул, - ты не хочешь прогуляться?

- Что? Гарри! – Гермиона посмотрела на него, будто на умалишенного. – Снейп нас убьет, если мы не сдадим ему завтра эссе. И вообще уже отбой! И…

- Мне все равно! – перебил ее Гарри. – Ты можешь хоть иногда… не знаю, расслабиться? Гермиона, пожалуйста. – Он уставился прямо в ее большие карие глаза.

Девочка открыла рот, чтобы возразить, но вдруг смягчилась, увидев взгляд Гарри, и сказала:

- Хорошо. Не знаю, откуда у тебя эта тяга к проблемам, но вижу, тебя не переубедить.

Когда они вышли в коридор, который очень успешно утопал в ночном мраке, Гарри набросил на себя и Гермиону плащ-невидимку. Они шли ночным Хогвартсом. Гарри очень переживал и жалел, что вообще это все затеял. И откуда у него вообще эта идея? От переживания он периодически наступал Гермионе на ноги, и она шипела что-то о дури, которая ему в голову ударила, и Снейпе, который их убьет за не сделанное домашнее задание, и Филче, который услышит ее шепот и накроет их. И что сама Гермиона, тоже глупая, согласилась на эту аферу. Так, с горем пополам, они добрались до Астрономической башни.

- Ну? Что тебе нужно? – спросила Гермиона, когда они, наконец, взобрались на сам верх и сняли плащ. Она скрестила руки на груди и смотрела на Гарри с ожиданием. Лунный свет падал на торчащие в разные стороны волосы Гермионы и придавал им некоторую загадочность, которая усиливалась за счет нежного ветерка, который их раздувал.

- Я просто… - Гарри сам задумался над этим вопросом. – Не знаю… Честное слово, я без понятия. – Сказал он, и ему стало смешно.

- Нет, ну ты серьезно? – засмеялась Гермиона. – Вытянул меня среди ночи на Астрономическую башню, когда мне надо делать уроки, просто так от нечего делать?!

- Ну, да… то есть, нет, не от нечего делать. То есть, мне захотелось…, - ой, что он несет?!

- Ясно. Пошли назад. – Нахмурилась Гермиона.

- Нет. – дернулся Гарри, и с испугу схватил девочку за руку. Почувствовал, что уши у него пылают, но Гермиона не отдернула руку.

- Гарри… - прошептала она, нахмурив брови. Ее волосы так красиво развевались на ветру!

- Пожалуйста, не уходи. – Пробормотал он.

Гермиона опустила глаза и осторожно убрала руку.

- Хорошо…

Они присели на самом краю башни, не говоря ни слова.

- Гарри. – Прервала, наконец, тишину Гермиона - после пяти минут неловкостей и поочередного перекидывания взглядами. – Я знаю, у тебя есть причины, но ты неправ, что не рассказываешь мне… - она старалась говорить предельно мягко. – Что случилось?

- О чем ты? – спросил неуверенно Гарри, уставившись на свои ботинки.

- Ты прекрасно знаешь, о чем я, – ответила с нажимом Гермиона, сверля его взглядом. – Ты должен рассказать мне! – почти приказала она, но тут же вздохнула, и положила Гарри на плечо руку. – Тебе станет легче, поверь…

Когда Гермиона потеряла всякую веру в то, что Гарри что-нибудь скажет, он пробормотал едва слышно, не поднимая взгляда:

- Но, Гермиона… пообещай, что никогда… никогда никому этого не расскажешь.

- Я обещаю, Гарри. – Произнесла она тихо, не убирая руки с его плеча.

- Я… узнал, что, - он слышал свой голос словно издалека. – Самый… ненавистный мне человек… - Гарри очень уж тяжело вздохнул. – Мой отец.

Почувствовал, что рука с плеча исчезла. Услышал, как задержала дыхание Гермиона.

- С… С-снейп? – прошептала она, приложив ко рту ладонь. Гарри боялся шелохнуться. На него будто свалилась тяжесть всего мира. – О, Гарри!.. – мальчик вздрогнул, когда Гермиона порывисто обняла его, поставив подбородок ему на плечо.

Он понял, что по щеках стекают слезы, и стало ужасно стыдно. Чувствовал приятный запах волос Гермионы, ее тепло…

- Ты уверен? – спросила тихонько Гермиона, не отпуская его.

- Мне… Снейп сказал. – Прохрипел он.

- А ты не думаешь, что он мог солгать? – она вдруг отстранилась и уставилась Гарри в глаза.

- Да, я думаю так, я хочу так думать, Гермиона! – он сам удивился своей злости, - Но то, как он это… сказал… - Гарри вновь уставился в пол.

- А… п-почему он… почему сейчас? – спросила она, как только могла мягче.

- Я не знаю! И знать не хочу!

- Ты… узнал это еще тогда, в доме Сириуса, ведь так?.. Ты не хотел возвращаться в Хогвартс… О, Боже… Как же ты до сих пор, а он… почему он к тебе так относ… - она замолчала на полуслове, когда увидела лицо Гарри.

- Я. Не. Знаю. – Промолвил тот и резко поднялся на ноги. Отвернулся и уставился в звездное небо – немой свидетель. – Кстати, у тебя чернила на носу.

- Что? А… Ой. – Гермиона принялась смущенно тереть пальцами нос.

* * *


Гарри осторожно открыл дверь и просочился внутрь комнаты. Темно было, как в гробу. Невилл тихо посапывал на дальней кровати, Шеймус и Дин тоже видели сны на своих кроватях. Гарри на цыпочках двигался в сторону своего ложе, когда зацепился ногой за стопку книг, которая черт знает зачем расположилась прямо посреди спальни. Итак, Поттер споткнулся об нее и полетел в темноту, больно ударившись о пол ладонями, на которые приземлился. Шепотом выругался и принялся вставать, как вдруг услышал знакомый голос:

- Ну, как прогулялся? – это Рон сидел на своей кровати, но вычислил его Гарри только по голосу – так было темно. Голос друга звучал как-то холодно.

- Рон, что?.. – спросил недоуменно, но тихонько Гарри, подходя ближе.

- Думаешь, я не заметил, как вы друг на друга смотрите? А теперь вы с ней еще и гуляете где-то полночи! Знаешь, это подло… - голос Рона был уже совсем обвиняющий. А Гарри пытался понять, что именно Рон имеет в виду.

- Рон, между нами ничего не было!.. - наконец вытаращил глаза Гарри. – И быть не может, и вообще… Что за разговор такой?

- Ага, да-да. Думали, я ничего не замечу? Нет, Гарри, я не настолько тупой! Как ты можешь к ней… - он не договорил, ведь его перебил Гарри, которого вдруг будто ударили по голове битой загонщика:

- Тебе что, Гермиона нравится?!.. – он вцепился рукой в спинку кровати, чтобы не упасть.

- А что, если так?! А ты не ожидал, да?.. – выкрикнул разъяренный Рон, вскакивая с кровати.

- Эй, ребят, не мешайте спать, - послышался недовольный голос Шеймуса. – Раскричались тут...

Гарри молча кивнул, и ничего не сказал. Постоял еще секунду, глядя на разгневанного, но очень смущенного Рона, и вышел вон из спальни.

Ноги его почти не слушались, он едва добрел до своего любимого кресла в углу гриффиндорской гостиной и сел там. Гарри почувствовал, что дышать стало затруднительно. Судорожно развязал галстук на шее и вонзил взгляд в камин перед собой. Как странно…

* * *


Проснулся Гарри Поттер от холода. В том самом кресле. Камин давно потух, и воздух в гостиной был холодный и сырой. За окном было еще темно. Гарри посмотрел на большие старинные часы – они показывали шесть утра. Он еще минуту смотрел в окно, осознавая, насколько масштабно он не выспался. Затем направился в спальню, притащил оттуда все необходимое и засел за Снейпово эссе. Когда Гарри нашел, наконец, в одной книге из тех, что подобрала вчера Гермиона, что-то созвучное с «разновидностями долголетних эликсиров», сверху послышались голоса и шаги.

«Прощай, утренний душ», - подумал он и принялся испещрять пергамент быстрыми каракулями.

Когда Гарри дописал только до середины заданной длины эссе, по лестнице начали спускаться студенты, отправляясь на завтрак. Гарри только выслушал голодные урчания собственного живота и подумал: «Завтрак, тоже прощай, ведь зелья – первый урок.»

Подошла Гермиона.

- Доброе утро, Гарри, – она улыбалась, хотя тоже слегка не выспалась. – Ой, может, тебе помочь с эссе?

- Нет, Гермиона. Лучше иди, позавтракай. – Категорически отказался он, вспомнив вчерашний вечер. – А ты что, уже написала свое? – спросил он немного смущенно.

- Да. Ночью, – с легкой укоризной ответила Гермиона и добавила мягко: - Держись.

Она вышла из гостиной. Гарри подумал, что еще пожалеет, что рассказал ей все.

Потом показался на лестнице Рон. Он даже не посмотрел на Гарри и ушел есть.

Гарри страдал над злополучным эссе еще целый час, пока до урока не осталось десять минут. Он быстро настрочил скупое заключение на тему этих противных «долголетних эликсиров», поставил кляксу в углу пергамента и подписался.

Переодеваться в чистую одежду не было времени. Мальчик успел только почистить на ходу зубы и смыть с лица усталость ледяной водой. Сгреб все нужное и ненужное в ранец и побежал в подземелья, сбивая на ходу первокурсников. Конечно же, нечаянно.

Когда Гарри, наконец, остановился перед дверью снейпового кабинета, она оказалась закрытой – это означало, что занятие уже началось. Он выругался про себя, постучал два раза и зашел, готовясь к ядовитым замечаниям. Но Снейпа в классе не оказалось. Все студенты уже сидели за партами и открывали учебники. Гарри облегченно вздохнул и побрел к своей парте. Швырнул на нее сумку. Пока он искал нужные предметы, дверь распахнулась, и в нее влетел профессор Снейп.

- Мистер Поттер. Неужели вы все-таки решились почтить нас своим присутствием? – Его взгляд был таким… выразительным, что даже слизеринцы нервно заерзали на стульях. Гарри подумывал, как бы ничего не ответить, но встретившись глазами с профессором, ради своего же блага, выдавил из себя:

- Прошу прощения, сэр.

- Как вежливо, мистер Поттер. Ну, что ж, минус десять баллов с Гриффиндора, – продекламировал зельевар свою любимую фразу. - Ах, и еще: то, что вы, наконец, научились вежливости, не увольняет вас от обязанности являться на мои уроки в приличном виде. За столь небрежное отношение к преподавателю – минус еще десять баллов. Так что приведите в порядок свою одежду, будьте добры.

Гарри стиснул зубы, но принялся завязывать галстук, попутно испепеляя взглядом Снейпа.

- Отлично, Поттер. Можете садиться.

Мальчик сел на свободное место возле Рона, который продолжал его игнорировать, и начал выкладывать на стол свои учебные принадлежности. Тем временем профессор объявил зелье, которое они сегодня должны приготовить. Пока они варили икотное зелье, Снейп проверял их эссе.

Он сидел и время от времени перечеркивал целые пергаменты, снабжая учеников едкими замечаниями по поводу их домашних робот.

- Поттер, – вдруг произнес Снейп, и Гарри вздрогнул. – Знаете, у вас очень занимательное эссе, – на устах у профессора заиграла пренебрежительная усмешка. Он держал перед собой эссе Гарри.

- Вот, например, мне понравилось такое предложение: цитирую «Напиток Живой Смерти, так как действие этого эликсира может выпить другое снадобье, которое действует по принципу противоядия». Что вы хотели этим сказать, Поттер?

Сказать, что весь класс утонул в смехе - значит ничего не сказать. Гарри сжал в кармане палочку и прикусил губу.

- Кроме того, Поттер, вы умудрились трижды подряд написать одно и тоже предложение. Но оно, к сожалению, оказалось неправильным. Впрочем, чтобы процитировать все ошибки Поттера, мне потребуется не один урок, поэтому прошу всех возвращаться к своим зельям, – профессор метнул холодный взгляд в потешающихся слизеринцов.

Гарри поймал сочувствующий взгляд Гермионы и повернулся к своему котлу, в котором вместо черной густоватой жидкости почему-то плескалась вонючая оранжевая смесь с подозрительными сгустками. Он бросился к учебнику, надеясь найти там ответ, что же делать. Обернулся к Гермионе, но та была занята приготовлением собственного икотного зелья. Вдруг понял, что над ним нависает темная фигура Снейпа.

- Мистер Поттер, мне кажется, вы забыли добавить в ваше зелье семена клещевины. Увы, уже поздно. Я бы на вашем месте уничтожил это варево, пока оно не взорвалось, – процедил Снейп тихо, но с презрением.

Гарри покраснел и прикусил губу. Ему было чертовски жалко своих трудов. Профессор решил долго не ждать и взмахнул палочкой – котел Гарри опустел. Мальчик бросил в Снейпа полный ненависти взгляд.

- Держите себя в руках, мистер Поттер. Неудача – не повод для истерики, – заметил холодно Снейп.

- А я держу, – промолвил резко Гарри, сжав кулаки.

- Минус десять баллов за непочтительное отношение к преподавателю, – отрезал Снейп и невозмутимо направился дальше.

- Сволочь, – прошипел тихонько Гарри, собирая свои вещи.

- Отработка, Поттер. Грубость по отношению к учителям в этих стенах недопустима, – заявил Снейп, даже не обернувшись. – Сегодня в семь в моем кабинете.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 1809
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика