Главная

"Если лучше приглядеться..." Глава 17: Предложение

Если лучше приглядеться

07.11.2014, 00:34
Когда начался обеденный перерыв, Гарри вошел в Большой Зал. Рон уже сидел на своем месте, уплетая пюре из картошки и свиную отбивную размером с большую тарелку.
- Привет, Гарри, - улыбнулся ему Рон с набитым ртом. – Чего пары прогуливаешь?
- Пошли. Я должен тебе кое-что показать, - бросил Гарри коротко, и потянул за собой друга.
- Эй, куда?! Я ж еще не доел! – попытался сопротивляться тот, захватывая на ходу несколько булочек с сыром. Но сопротивление очень скоро было подавлено любопытством самого Рона, и вот уже ребята во всю прыть бежали по коридору в сторону Выручай-комнаты.
Затворив за собой дверь вышеуказанного помещения, Гарри и Рон очутились в комнате с персиковыми обоями и двумя мягкими креслами сиреневого оттенка.
- И чего такого интересного ты хотел мне показать, что аж оторвал от обеда? - спросил заинтриговано Рон, падая в кресло. Возле него прямо в воздухе моментально появилась большая серебряная тарелка. Рон выложил на нее булочки, которые притащил из Большого Зала, и в ожидании уставился на Гарри.
- Вот, - Гарри вытащил из кармана коробочку с кольцом и, открыв, протянул другу.
Тот вытаращил глаза.
- Что? - поинтересовался нервно Гарри, с подозрением изогнув одну бровь.
- Друг, ты что… делаешь мне предложение?! - на лице шестого по счету Уизли отобразился неподдельный ужас.
Гарри шокировано нахмурился.
- Идиот, - рыкнул он, запустив в Рона свой ранец.
- Да ладно, я пошутил, - выдавил тот сквозь смех, едва увернувшись от сумки Гарри.
- Не буду тебе ничего показывать, - буркнул очень злой Поттер, убирая коробочку.
- Эй, ну я ж просто пошутил, - сказал Рон, вытирая слезы, которые пошли у него из глаз, когда он смеялся. – Покажи, что там за штуковина. Похоже на новую посылку от Скримджера.
- Наверняка, так оно и есть, - протянул все еще не остывший Гарри. – Мне Хедвиг ее принесла.
- Хедвиг? – оживился Рон, выпрямившись в кресле. – Это странно, - вымолвил он озадаченно, откусывая кусок от одной из булочек.
- Да, - сказал Гарри, ощутив, наконец, свой голод.
- Ну, так ты покажешь, что там у тебя? – спросил Рон, теряя терпение.
Гарри вздохнул. Как ужасно, что с ними нет сейчас Гермионы. Можно было бы не показывать ничего противному Рону с его глупыми шутками. И потом Гермиона – самый здравомыслящий человек из них трех. Быть может, она бы запретила ему вообще прикасаться к загадочному кольцу. Наверняка, это было бы правильное решение. Но сам Гарри себя сдержать не мог.
И он надел кольцо на средний палец. Рон тут же замер с булочкой во рту. Гарри подошел к другу и, приложив некоторые усилия, оттянул его руку с выпечкой в сторону. Затем Гарри обошел кресло, в котором сидел недвижимый Рон, и остановился позади него.
Снял кольцо. Голову тут же охватила боль. Силы исчезли, словно после самой жестокой квиддичной тренировки.
- Какого… - начал Рон, переводя ошарашенный взгляд со своей булочки на то место, где только что стоял Гарри.
- Я здесь, - промолвил тот, и мог поклясться, что в тот миг Рон чуть вздрогнул. И сразу же сорвался на ноги.
- Что…
- Кольцо Мгновенья, - сказал Гарри, изучая взволнованный вид Рона.
- Черт… Ты только что стоял там. А когда ты надел кольцо, кто-то словно дернул меня за руку, и что-то метнулось перед глазами, и ты оказался здесь... – пробормотал Рон, чуть наклонив голову и вытаращив глаза. – Мгновенья?.. Ты же не хочешь сказать, что…
- Да. Похоже, оно замедляет время. Но только для того, кто надевает его, - сказал Гарри, приседая в кресло, дабы не упасть. На этот раз он устал куда сильнее…
- Этот Скримджер дарит тебе чертовски странные подарки, - нахмурился Рон, разглядывая кольцо. – Кстати, он мертв уже несколько месяцев. Все это пугает.
- Да, - согласился Гарри, и взял себе булочку. Не согласиться было трудно, но вычислить личность, намерения или местонахождение Незнакомца было невозможно во всяком случае. Хотя…
- Слушай! А ведь он прокололся, - сказал Гарри, резко встав на ноги. Голова чуть закружилась, но он не обратил на это внимания.
- Где? Как? – спросил удивленный Рон.
- Он прислал мне посылку с помощью Хедвиг. А она прекрасно запоминает дорогу, - выпалил Гарри.
- И действительно, - обрадовался Рон. – И как мы раньше не догадались?
- Пошли, - сказал Гарри. – Она, должно быть, в совятне.
Друзья немедленно направились туда. Но, когда они проходили мимо Большого Зала, им перерезала дорогу Луна Лавгуд собственной персоной.
- Привет, - сказала она чуть отстраненно. – Мне надо с вами поговорить.
- А может, не надо? – спросил Рон, с подозрением покосившись на сережки-редиски Луны.
- Надо, - преспокойно улыбнулась рейвенкловка, и зашла своей неслышной походкой в ближайший пустой кабинет. Гарри последовал за ней, таща сопротивляющегося Рона.
Когда они ввалились туда, Гарри на всякий случай еще раз дал волю привычке войны, и наложил на дверь несколько простых заклинаний.
- Я решила создать организацию по борьбе с репрессиями против магглорожденнных, которые проводит Министерство, - сказала Луна так, будто говорила о погоде. – И приглашаю вас вступить в нее.
Гарри опешил. Луна Лавгуд, борющаяся за права грязнокровок? Звучит страшно.
- Э-э.… И как же ты собираешься бороться? – спросил он осторожно.
- О, у меня много идей. Думаю, нам могли бы помочь братья Рона, - ответила, как ни в чем не бывало, Луна.
- Луна, ты… - Гарри не договорил «в своем уме?», потому что это словосочетание было трудно применить к Луне Лавгуд. – Ты понимаешь, что это очень опасно?
Луна неопределенно посмотрела на него своими светлыми глазами.
- Гарри Поттер будет рассказывать мне об опасности? – спросила она с полуулыбкой.
- Но… - начал Гарри, когда его перебил Рон:
- Ты, Гарри, наверно, сочтешь меня умалишенным, но я вступаю в эту чертову организацию.
- Ты… что? – переспросил сбитый с толку Поттер.
- Ты не ослышался. Я вступаю в организацию Луны, - повторил Рон так, словно его язык начал жить собственной жизнью и говорить, что ему вздумается. – Хоть кто-то будет действовать.
Гарри вздохнул и прикусил нижнюю губу. Жаль, что здесь нет сейчас Гермионы. Она точно знала бы, что делать. Луна и Рон смотрели на него с ожиданием.
- Хорошо, - сказал он убито. – Чудесно. Я тоже присоединяюсь к вам, - прорычал он. – Но если что – я вас предупредил.
«И когда я стал таким осторожным?» - подумалось Гарри.
- О, это же чудесно! Теперь нас трое, - возрадовалась Луна, сверкнув улыбкой. – Встретимся в восемь вечера в Выручай-комнате.
- Да, - кивнул Поттер обреченно.
Спустя несколько минут запыхавшиеся Гарри и Рон вошли в помещение совятни. Было очень холодно, в воздухе кружились снежинки.
Хедвиг спала на одной из верхних балок. Гарри позвал ее, и птица приземлилась ему на плечо.
Он вытащил из сумки перо, чернильницу и кусок пергамента. На сем клочке магического заменителя бумаги Гарри выцарапал два глупейших слова: «Кто ты?». Свернув пергамент трубочкой, и повязав на него ленточку, которую Рон специально для случая нарыл у себя в портфеле, Гарри прицепил записку к лапке Хедвиг.
- Отнеси посылку человеку, который передал мне это, - попросил Гарри, демонстрируя сове коробочку с кольцом.
Хедвиг смотрела на него большими желтыми глазами и не двигалась с места.
- Почему ты не летишь? – спросил озадаченный Гарри. – Хедвиг, пожалуйста, мне очень нужно.
Но сова лишь немного смущенно или взволновано ухнула, и продолжала сидеть на месте.
- Ты не знаешь, куда лететь? – спросил Гарри тихо.
Птица еще раз недовольно ухнула и легонько ущипнула его за указательный палец.
- Похоже, Скримджер-Или-Как-Там-Его не так глуп, как нам показалось, - сказал молчавший доселе Рон. – Наверняка, он наложил на Хедвиг какое-то заклинание. Может даже «Империус»… А может, Скримджер действительно шлет все это из загробной жизни? Представляешь? А сова потому и не может отнести ему что-нибудь, что он мертв…

* * *


Гермиона сидела у окна и наблюдала, как золотые лучи солнца скрываются за крышами домов, бросая блики на грязный снег. Какие-то ребятишки, смеясь, лепили снеговика. Лучи играли на их лицах, а внезапно появившиеся откуда-то снежинки путались в пушистых балабончиках на шапках. Гермиона вспомнила, как они с папой играли в снежки, и слезы уже в который раз навернулись на глаза. Опять она плачет. Как глупо. Сейчас она должна быть сильной. Нельзя позволять течь этой бессмысленной воде.
После похорон мама постоянно сидела в их с папой спальне и смотрела старые фотографии. Зачем? Зачем так надрывать сердце? Гермиона не могла этого понять. Но мама имеет сейчас полное право страдать и плакать. Потому что она – его жена. Ведь кто-то должен оплакать папу…
И для мамы это, наверно, самая большая утрата – она ведь очень сильно любила его.
Сейчас к ним приехала тетя Розамунда. «Я побуду с вами, пока все не утрясется», - сказала она тихо, что ей вообще не присуще. Тетя взяла на себя все домашние обязанности. Причем нераздельно. Она стирала, готовила еду, убирала, и даже чистила дорожки от снега и льда. Гермиона все порывалась ей помочь, но тетя Розамунда лишь прогоняла девочку с пути. «Тебе сейчас и так тяжело, глупышка. Иди, лучше, почитай свои книги», - говорила тетя мягко. От этого отношения к себе Гермиона еще больше горевала. Ей казалось, что было бы куда проще сейчас загрузить себя физической работой, дабы забыть о печальных мыслях. А сидя одиноко в своей комнате и наблюдая за жизнью сквозь окно, Гермиона лишь все глубже погружалась в пучину депрессии. Ко всему прочему, внутри теперь еще и бушевало странное новое чувство. Она не могла перестать думать о том, как глупо поцеловала Гарри в щеку. О том, как он обнял ее тогда. Они вели себя… Боже, как двое влюбленных! То, как он тогда поцеловал ее. И то, как он сказал «Кажется, я тебя люблю». Это было как-то нереально. Но надо ли было так обнадеживать Гарри? Она ведь сделала это не из жалости, ведь так? Но представить, что между ними может что-то быть…
Каждый раз, когда Гермиона вспоминала о том инциденте, ее пронзала волна стыда и волнения, смешанная со страхом и злостью. Злостью на себя. Слишком сложно.
Единственным спасением были, в самом деле, книги. Они всю жизнь оберегали Гермиону от уныния и одиночества. Почему же и сейчас не обратиться к тем толстенным томам, что покоились в шкафу? Книги, конечно, маггловские, но почитать можно. Все равно ведь знания.
Это были новые книги, купленные на день рождения Гермионы. Вся их семья посовещалась, и решила, что для Гермионы не может быть лучшего подарка, нежели шкаф, забитый только что отпечатанными энциклопедиями и научной литературой. Наверно, они были правы. Подарок оказался хорошим.
Сейчас, когда Гермиону изгнали из Хогвартса, она должна самостоятельно продолжать учебу. Поэтому девочка с двойным усердием углубилась в чтение. И сегодня она наткнулась на большую книгу с чудесными иллюстрациями. Название звучало как «Британский музей». Там был указан полный список ценных артефактов, которые сохраняются сейчас в музее, а также цветная фотография каждого экспоната в отдельности.
И вот сейчас Гермиона сидела у окна в своей комнате, положив перед собой «Британский музей». Время от времени она поглядывала на улицу, где уже начало темнеть. Из-за недостатка света читать стало трудно. Гермиона включила стоящий поблизости ночник и вновь вернулась к книге. Что-то знакомое привлекло ее взгляд там. Ах! Прямо на нее со страницы смотрело то самое кольцо, что было изображено в книге Аргуса Амайноса!
«Неужели оно?», - подумала Гермиона, схватив книгу в руки. Возле фотографии украшения было напечатано: «Кольцо с неизвестным гербом. Серебро, черный бриллиант. 5-13 столетие».
Гермиона бросилась к тумбочке возле своей кровати и вытащила оттуда книгу в скромном черном переплете. Пролистав ее до нужного места, девочка положила книгу Аргуса Амайноса (а это была именно она), рядом с «Британским музеем». Кольца на изображениях были идентичными по пропорциям и форме. А также герб. Равнобедренный треугольник с вершиной, опущенной на основу, и вписанным кругом. Кольцо, подаренное Смертью…
Гермиона села за свой рабочий стол и принялась строчить письмо.

* * *


Последняя пара - зельеварение. Это сложно после насыщенного уроками и контрольными дня. Гарри еще раз заглянул в учебник и ровно пятнадцать раз помешал свое зелье против часовой стрелки. Варево недовольно заурчало и испустило розоватый пар с запахом плесени. Гарри поморщился и отложил палочку для помешивания в сторону. Согласно рецепту, необходимо подождать восемь с половиной минут, прежде чем добавить в зелье крысиный хвост.
Поттер заглянул в котел Рона. Там плескалось нечто зелено-бурое. Рон так же бездарен в зельеварении, как и сам Гарри. Что же. Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты, или как там?..
Доварив до предела выхождения за рамки желательного цвета и запаха свое зелье, Гарри вылил эту гадость в колбу и потащил к столу преподавателя. Пока Гарри приближался, прозвенел звонок, и ученики принялись собирать вещи и уматываться подальше от этого гиблого места.
- Мистер Поттер, - протянул Снейп. Двумя пальцами профессор держал колбу Гарри, пронзая ее презрительным взглядом, но при этом он даже не посмотрел на самого Поттера. – Позвольте поинтересоваться, как у вас вместо бледно-голубого вышло ярко-оранжевое зелье? Я, хоть и профессор зельеварения, причем уже давно, но понять, как из данных вам компонентов у вас получилось зелье такого цвета, я не могу.
- Я не знаю, сэр, - буркнул Гарри раздраженно.
- Хорошо, - сказал Снейп таким тоном, будто все плохо. – Задержитесь на минутку, мистер Поттер.
Гарри кивнул и принялся послушно ждать вместе со Снейпом, пока удалятся все его одноклассники. Его буквально съедало плохое предчувствие и нетерпение.
- У меня есть к тебе предложение, - сказал Снейп, когда последний ученик покинул кабинет зельеварения. Теперь профессор смотрел своим черным взглядом прямо в глаза Гарри.
- Да, сэр? – спросил Гарри, утопая в страшных догадках.
- Завтра двадцатое декабря, - промолвил Снейп странным тоном. - Семнадцатая годовщина нашей с твоей матерью свадьбы.
Гарри медленно кивнул, опустив взгляд.
- В этот день я… всегда хожу на кладбище, - сказал Снейп хрипловатым голосом и тише обычного. – Ты мог бы пойти со мной.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 1460
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика