Главная

"Девчонка по имени Женька" Глава 9. Раз, два, три...

Фанфик (ориджинал) "Девчонка по имени Женька"

18.04.2016, 19:33
«И уносят меня, и уносят меня в звенящую снежную да-аль…» – мурлыкала я себе под нос, глядя на исчёрканный ручкой лист бумаги. Да как же это переделать-то? «И уносят меня, и уносят меня, уносят в спортивный наш за-ал…» Да ну, бред! Кто меня туда понесёт? Я сама не дойду, что ли? Надо что-то другое придумать… Вот как «коней» к школе привязать? Ладно, с куплета начну сочинять, а то с припева неудобно оказалось. Что?! Сколько времени? Полночь? Вот это да…

Весь вечер я просидела, стараясь составить сценарий нашего выступления. Вся сложность заключалась в том, что мне нужно было «подогнать» тексты песен под тему «Школьные сезоны», а поэт я, как оказалось, никакой… Никогда не понимала, как всё это делала Нина. Ей всегда чудесным образом удавалось очень быстро подстроиться подо всё. Она чуть ли не слёту могла переписать текст песни. Да ещё и несколько вариантов предлагала! Точно, надо было Мещерякову попросить… Но теперь уже поздно, половина сценария с горем пополам написана. Сложив свой многострадальный черновик в сумку, я улеглась в кровать.

День сегодня был, хоть и не тяжёлый, но всё же насыщенный. Слишком уж много событий произошло: сначала классный час, потом встреча с Нинкой, а сверху ещё и этот сценарий… Я устала. Нет, меня не утомило общение с друзьями. Просто физически устала – где я только сегодня не была и чего только не делала…

Завтра тоже обещало быть насыщенным. Света должна была договориться со своим педагогом о нашем обучении, и мы уже смогли бы приступить (если, конечно, учитель согласился нам помочь). Сценарий, правда, был ещё не готов, но завтра он нам и не понадобится: главное – разучить хоть какие-то базовые движения, прежде чем заняться постановкой номера. Даже не представляю, как мы заставим танцевать наших мальчишек? Это же не кавалеры в коричневых костюмах, которых я увидела, любуясь листопадом, они сопротивляться начнут. Никогда не забуду, как мы выбирали солиста для нашего «женского» коллектива. Тогда в школе тоже намечался конкурс. Он представлял собой «битву хоров» и был посвящён Дню Победы. Номер ставила, естественно, Елена Сергеевна с помощью Нины – своей «правой руки». Без меня тоже не обошлось: я делила девчонок по голосам, правильно расставляла их на сцене и репетировала с ними песню «Журавли», а точнее, её фрагменты.

По нашей задумке солировать должен был мальчик, а хор – периодически пропевать вместе с ним некоторые фразы. «Запевалой» запросто мог бы стать Миша, но ему помешало отсутствие (или нетренированность?) слуха. Он вызвался помочь нам, но, к сожалению, быстро перестал быть кандидатом на это место. Пришлось искать таланты в недрах класса, но это было очень утомительно – мальчишек почти невозможно заставить петь. Кто-то «спортсмен, рождён для бега, а петь не может», кто-то «не хочет», кто-то «стесняется»… Ужас! Так и поставили Артёма Хохлова, чтобы хоть в зале тихо было во время концерта. Заставили петь. Сначала он дурачился, а потом как-то вошёл во вкус, и выяснилось, что голос у него очень даже красивый.

Третье место тогда заняли. Радовались, как будто гран-при взяли! Почти с нуля ведь всё сделали…

Так и сейчас. Танцует у нас одна Светка, а выступать должен весь класс… Ну ничего, справимся!

***


– Женя! – я проснулась от громкого маминого крика. – Жень, тебе тесьма не нужна? Бабушка десять метров у себя нашла. Говорит, шить что-то хотела и передумала…

– Какая тесьма? – я нехотя приподнялась, потирая глаза. – Нужна! Очень нужна!

Я выхватила из маминых рук конец тесьмы и принялась внимательно его изучать. Это была ажурная лента с очень яркими, объёмными и крупными кленовыми листьями. Зелёные, оранжевые и жёлтые фигурки шли друг за другом, скреплённые несколькими «нитями» кружева. Листики запросто можно было вырезать и использовать как швейные аппликации.

– Тихо, Жень, – насторожилась мама. – Что-то ты с утра «бешеная» какая-то. Нужна, значит, забирай, чего кричать-то?

– Мы просто не знали, как костюмы для танцев украсить! У нас там «Листья жёлтые»… Да и мне надо как-то нарядиться, я всё-таки весь вечер буду на сцене стоять…

– Купите клеевую прокладку и налепите листьев на платья, – предложила бабушка, заглянув в мою комнату. – Вот вам и осень.

– А как она выглядит, бабуль? – переспросила я, так как не особо дружила с рукоделием и совсем не разбиралась в швейных материалах и принадлежностях.

– Да ничего особенного, – махнула рукой она. – Прозрачная плёночка, пропитанная клеем. Положишь ей между платьем и аппликацией, утюгом проведёшь – и готово.

– Здорово! – сказать по правде, я удивилась. – Звучит не очень сложно. Главное, чтобы у девчонок нашлись оранжевые платья…

– А много твоих девчонок?

– Не знаю… Мы ещё не распределились и не решили, кто в каком танце участвует. А что?

– Да я бы вам костюмы сшила, – задумалась бабушка. – Какие-нибудь простые платьица, которые и листьями «заляпать» будет не так жалко, как готовую вещь.

– Надо подумать…

А ведь и правда, не все мои одноклассницы согласятся изменить любимое (или привычное) платье ради одного вечера. Да и одинаковые наряды будут лучше смотреться на сцене, чем просто подобранные в одной цветовой гамме. Идея бабушки мне определённо нравилась, но ведь для воплощения её в жизнь нужна была, как минимум, ткань, много ткани… А где её взять?

– У себя посмотрю или куплю у тёти Шуры, она подешевле мне продаст, – ответила бабушка, когда я задала ей этот вопрос. – До вашего праздника точно успеем… Он когда у вас?

– Числа пятнадцатого или семнадцатого октября. Мы точно пока не знаем. Как раз сегодня учителя всё решат на педсовете, и я тебе скажу!

После нашего разговора с бабушкой я, уже проснувшаяся и взбодрившаяся, отправилась в школу. Моё настроение становилось всё лучше и лучше: во-первых, я закрыла «неуд» по литературе отличными оценками за сочинение по «Войне и миру», во-вторых, Света сообщила нам, что сегодня после уроков мы пойдём в Дом Культуры – учиться танцевать. День складывался как нельзя лучше (по крайней мере, меня всё устраивало).

В кабинете Елены Сергеевны потихоньку формировался «банк» украшений для бала. Так уж повелось, что все плоды наших усилий складывались в один из ящиков небольшого комода, где учительница обычно хранила тетради и различные документы. Осенних «красивостей» набралось уже довольно много: наши гирлянды из «листьев», «золотые» мыльницы и десять миниатюрных букетиков, которые сделала Нина. Теперь оставалось найти те самые бронзовые шторы, хранившиеся в сундуке у бабушки. Это не составит большого труда, только если… Если бабуля не решит сшить нам платья именно из них. Надо будет предупредить её, а то одни обрезки останутся…

– Жень, ты чего замолчала-то? – осторожно спросил Миша, с которым мы ещё несколько минут назад обсуждали его сочинение по литературе.

– А? Нет, ничего… Прости… А что ты спросил сейчас?

– Я спросил, почему у меня вторая оценка – четвёрка! – возмущённо ответил Андреев. – Елена Сергеевна ни одной ошибки не нашла, а оценку снизила!

– Может быть, за содержание? – предположила я. – Или за объём! У тебя на сколько страниц сочинение?

– На четыре, кажется. Не такое уж и маленькое…

– Ну да, объём нормальный, – согласилась я. – У меня столько же получилось, а мне «пять» поставили. Может быть, ты плану, который мы записывали, нечётко следовал и какой-то важный момент упустил? Бывает так: опишешь в красках «мишуру» какую-нибудь, а основную нить оборвёшь…

– Я только первый бал Наташи Ростовой не стал подробно описывать, а остальные пункты осветил. Думаешь, из-за этого?

– Скорее всего, ты же про образ Наташи писал?

– Да…

– Тем более! Это очень важное событие в её жизни, и рассмотрение её эмоций во время бала играет не последнюю роль в анализе образа… По-русски: если ты не брал во внимание эмоциональное состояние Наташи на балу, то ты мог запросто неправильно описать её характер… Хотя, вдруг ты как-то по-другому сделал вывод? Тогда это не ошибка… Знаешь, вполне возможно, что ты неправильно что-то объяснил. Например, одну черту характера с другой спутал.

– Может быть, – вздохнул Мишка. – Но «четыре» не «три», триместровую оценку несильно испортит. К тому же, мы скоро компенсируем «нехватку балов» в сочинении праздником в школе.

– Ой! Зачем напомнил? Ещё столько сделать нужно… Хорошо хоть, что я танцевать не буду! Но два десятка песен учить – тоже не на печи лежать, а мне ещё к зачёту готовиться!

– Тоже петь, что ли?

– Ага…

– Ну ничего, ты уже привыкла, по-моему.

– Это точно…

***


После уроков мы всем классом дружно отправились в ДК, где обычно проходили занятия учеников Сергея Николаевича (одного из лучших педагогов по танцам в нашем городе), среди которых была и наша Светка. Смирнова очень сильно волновалась – Как-никак, она была ответственна за поведение и успехи двух десятков человек. Девушка суетливо пересчитывала нас (боялась, что разбежимся, наверное), постоянно смотрела на часы, чтобы не опоздать и не заставить учителя плохо думать о нас ещё до знакомства, и нередко что-то объясняла или напоминала.

Когда мы приблизились к величественному, персикового цвета, зданию Дома Культуры, Светлана выбежала вперёд и рассказала, что, как и зачем мы сейчас будем делать.

Все переоделись в спортивную форму (по удачному стечению обстоятельств сегодня как раз был урок физкультуры), девочки по совету Смирновой убрали волосы в тугие хвосты, и всей гурьбой мы отправились в зал, где проходили занятия. Там нас уже ждал Сергей Николаевич. Он специально выделил время, чтобы позаниматься с нами отдельно.

Это был средних лет мужчина с тёмно-русыми волосами. Он внимательно разглядывал каждого из нас (может быть, уже формировал пары?), что-то помечая в блокноте. Учитель казался замкнутым и обитающим в каком-то своём, недоступном для нас мире. Он был погружён в раздумья и, на первый взгляд, совершенно отстранён от нас и всего происходящего вокруг. Сергей Николаевич сосредоточенно что-то записывал в свой ежедневник и совсем не поднимал глаз. Как я заметила позже, он лишь подавал Свете какие-то знаки, прося тем самым подготовить всё для занятия. Наверняка его ученики давно привыкли к этим жестам и понимали его без слов (хотя, скорее всего, они делали всё на автомате), но для нас, людей непосвящённых, такое общение было трудным.

Как только Сергей Николаевич сделал последнюю пометку в записной книжке, а Светлана закончила приготовления (включила свет, принесла на всякий случай магнитофон и расставила нас на определённом расстоянии друг от друга), мы приступили к делу.

– Ну что, ребят, – весьма приветливо начал мужчина. – Как меня зовут, и зачем мы здесь сегодня собрались, вы уже знаете. Прежде, чем я начну отвечать на какие-то ваши вопросы и чему-то вас учить, не могли бы и вы объяснить мне кое-что? Что, собственно говоря, вы хотите уметь? Я должен научить вас танцевать вальс, самбу, ча-ча-ча, организовать групповой танец или… Или ещё что-то? Из Светиного бормотания я мало что понял…

Смирнова смутилась, глядя на лукавую улыбку Сергея Николаевича. Мне кажется, он часто подшучивает над своими учениками, но, что странно, две минуты назад я бы ни за что так не подумала. Этот человек казался мне теперь очень непредсказуемым, загадочным и противоречивым. С одной стороны, это настораживало, но с другой – убеждало в том, что он действительно один из лучших в своём деле. Он – настоящая творческая личность!..

Мы худо-бедно сформулировали, какой номер хотим поставить. Сергей Николаевич, прослушав фрагменты песен, выбранных нами для выступления, определил, какие танцы нужно будет разучить. Для «осени» и «весны» – вальс, а для «зимы» и «лета» – фокстрот.

Затем ребята приступили к разминке. Упражнения, которые Света выполняла с лёгкостью, всем показались ужасно сложными. А ведь в разминку не входили какие-то особенные гимнастические элементы, только до боли знакомые шпагаты, «ласточки», «колесо», «лодочка… Девятый «Б» просто изнывал от усталости (да-да, за пять минут успели утомиться даже наши спортсмены), но занятие только начиналось. После разминки ребята начали разучивать базовые (я бы даже сказала, элементарные) движения для вальса. Пары тренировались танцевать «квадрат», не сбиваясь и чувствуя друг друга. Естественно, не обходилось без Расхождений, «давки ног» и недовольных шиканий, но, в целом, дела шли неплохо. При необходимости Сергей Николаевич сам показывал, как нужно танцевать, забирая у кого-нибудь партнёршу.

Так как «базу» ребята освоили достаточно быстро, учитель показал и «большой квадрат». эта фигура уже больше напоминала привычный всем вальс, вальс, который не просто танцуют, а в котором кружатся. Со стороны это выглядело намного красивее, но тяжелее давалось нашим горе-танцорам. Уже слышно было, как начали ворчать мальчишки, которые либо как всегда опаздывали на тренировку, либо считали бессмысленным обучение танцам в короткие сроки.

Через полчаса, когда неуверенный «большой квадрат» у одноклассников всё же начал получаться, Сергей Николаевич обратился ко мне (до этого я молча стояла в стороне, наблюдая за успехами ребят и помогая танцующей Свете следить за порядком):

– Женя!.. Тебя же Евгенией зовут, да? Напой-ка «Школьные годы». Только не быстро, чуть медленнее, чем нужно… Приготовились!

Ребята замерли, ожидая момента вступления, а я запела:

– В первый погожий сентябрьский денёк робко входил я под светлые своды…

– Так, молодцы! – подбадривал новых учеников мужчина. – Алиса, не отставайте!

За час с небольшим Сергей Николаевич запомнил имена многих ребят, что, безусловно, не могло не характеризовать его как внимательного педагога. Как выяснилось позже, всем очень понравилось с ним работать…

– Первый учитель и первый урок – так начинаются школьные годы, – продолжила петь я, наблюдая за робким, медленным и пока не таким плавным, как должно быть, вальсом нашего девятого «Б».

Одеть бы их сейчас в оранжевые платья и коричневые костюмы! Настоящий «листопад» бы получился. Лица мальчишек сейчас были серьёзными, сосредоточенными, а девочки едва заметно улыбались глазами. Это трогало всех без исключения. В отличие от «дам» и «кавалеров» из моей фантазии, эти танцоры были настоящими, живыми. Не шаблонно-идеальными, а искренними, эмоциональными и разными. В какой-то момент я поняла, что класс – моя вторая семья, и мне безумно приятно видеть, как они объединяются, идя к общей цели. Теперь я была уверена: мы добьёмся своего быстро. Очень быстро, на лёгкое вальсовое «раз, два, три»…
Добавил: Madam_Polly |
Просмотров: 315
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика