Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 4

«Дагра: путь полукровки»

20.03.2015, 19:18
В оранжерее №2, в которую вошли второкурсники двух факультетов, как и во всех тепличных помещениях школы Хогвардс, было душно и влажно. Стебль подвела ребят к длинным деревянным ящикам с рассадой волшебных растений. Рядом стояла картонная коробка с пушистыми разноцветными наушниками.

— Сегодня мы будем пересаживать подросшие мандрагоры из ящиков для рассады в горшки,— сообщила притихшим студентам профессор Стебль. — Кто может рассказать о свойствах этого растения?

Разумеется, тут же вверх взметнулась рука мисс Грейнджер:
— Мандрагора — сильнодействующее средство для возвращения первоначального облика человеку, подвергнувшегося любому заклятию… Почти любому, — отчеканила Гермиона, выучившая учебник чуть ли не наизусть.

— Всё верно. Десять баллов Гриффиндору! Мандрагора действительно является важнейшей составляющей многих противоядий. Но ухаживать за этим растением довольно непросто. Плач мандрагоры смертельно опасен для тех, кто его слышит. Поэтому я приготовила для вас наушники-заглушки. Наши мандрагорки ещё совсем маленькие, поэтому их плач вас не убьёт, но всё же лучше его не слышать, запросто можно оглохнуть на несколько часов.

Ребята надели наушники и подошли ближе к ящикам с торчащими из земли пучками лилово-зеленых листьев. Стебль засучила рукава мантии, обеими руками ухватила одно растеньице и с силой дернула. На свет показался крошечный, сморщенный, перепачканный землей серовато-зелёный младенец. На его макушке росли листья, за которые и держалась профессор. Маленький ротик был широко открыт и было очевидно, что детёныш истошно орет.
Студенты приготовились проделать то же самое с другими мандрагорками, но внезапно новенькая слизеринка бросилась к Стебль, буквально выхватила малыша и, взяв его на руки, начала нежно баюкать.
— Что вы делаете! – сердито сверкнула глазами Саликса. – Он плачет от страха. Он же не понимает, что вы хотите его переселить в новый просторный домик.

Детеныш мандрагоры немного повсхлипывал и затих на руках у Грейн, кажется, он даже заулыбался. Видя, что опасность оглохнуть миновала, все сняли наушники и с удивлением наблюдали за происходящим. Как только новенькая переступила порог оранжереи и оказалась среди растений, она стала выглядеть более уверенно и спокойно. Девочка расправила плечи, взгляд её больше не метался испуганной птицей по углам нового для неё помещения.

– Вместо того чтобы успокоить и уговорить, вы их пугаете и увечите, – в голосе студентки зазвучали странно знакомые остальным ледяные интонации. — Вы, профессор травологии, не понимаете, что им больно, когда их тела выдирают из земли? Слышали о том, что растения имеют корни? При таком резком рывке повреждаются мелкие корешки, это как волоски на теле человека, неужели не ясно? Смотрите, как надо.

Приговаривая что-то на незнакомом студентам языке, похожем на шелест листьев, Саликса посадила мандрагошку в предназначенный для него горшок и подошла к ящику с рассадой. Пальцами обеих рук девочка аккуратно зарылась в землю и медленно извлекла следующего малыша. Он не плакал и не кричал, лишь тихо хныкал, от чего у всех, если и заложило уши, то самую малость. Стебль несколько растерялась от такого нахальства, но не могла не отметить виртуозность проделанной манипуляции.

— Минус пять баллов Слизерину за ваше непочтительное отношение к преподавателю, мисс Саликса, – заявила Стебль, чем вызвала неодобрительный гул учеников. – И плюс двадцать баллов за глубокие знания и любовь к растениям!

По рядам студентов обеих факультетов пронесся заинтересованный шёпот. Даже всезнайка Гермиона не могла не признать – знания у новенькой действительно оказались глубокими и явно подчерпнутыми не из учебника. Правда, это Грейнджер не обрадовало.
— Откуда она это знает? – Гермиона никак не могла успокоиться, мысль о том, что кто-то оказался умнее её, выводила девочку из равновесия.

— Ты раньше видела мандрагору? – Гарри решил приободрить подругу. – Наверняка нет. А она, похоже, видела и не раз. Интересно только, где… Может, в Румынии её выращивают, как морковку?

— Ага! – подхватил Рон. – И кормят ею драконов! Поэтому они такие огнедышащие!

— Очень смешно… – сморщила носик Грейнджер и прошествовала мимо, торопясь на занятия по истории магии. Подойдя к входу в Замок, она поравнялась с Грейн и незаметно бросила на девочку ревнивый взгляд.

Саликса не обратила на Грейнджер ни малейшего внимания. Она тоже спешила, только на урок по трансфигурации, которую терпеть не могла. Но этот предмет являлся одним из основных.
С занятиями по трансфигурации у новенькой студентки Хогвардса была связана масса неприятных ощущений. Ведь использование столь нелюбимой ею волшебной палочки было необходимым условием, ни один процесс не осуществлялся без её участия. К тому же Грейн сложно было запоминать и правильно проговаривать заклинания. Их нужно было произносить громко, чётко и синхронизировать с определённым движением палочки. Для девочки это оказалось сложнейшей задачей.
Поэтому на урок Грейн шла, как на эшафот, сильно подозревая, что за лето сами по себе её умения не улучшились. Тем более что за всё это время ей ни разу не пришлось воспользоваться палочкой.

По пути на занятие трансфигурацией поджидала очередная неприятность – класс располагался на втором этаже замка. Нужно было преодолеть лестницу. Дриады, среди которых выросла Саликса, даже подумать страшились о том, чтобы оторваться от земли. Птиц, беспечно снующих среди ветвей их деревьев, дриады недолюбливали. Необходимость подниматься по лестницам зданий стала для Грейн настоящим испытанием, когда она пошла в школу.

Портреты выдающихся волшебников, висевшие в лестничных пролетах, удивленно качали головами, когда при перемещении одной из лестниц, девочка-слизеринка испуганно вскрикнула и вцепилась в перила обеими руками, чем вызвала презрительные смешки однокурсников.

Всё ещё напуганная и погружённая в невесёлые мысли, Грейн вместе со всеми вошла в просторный класс и в одиночестве села за последнюю в левом ряду двухместную парту.

Через минуту, прошелестев тёмно-фиолетовой атласной мантией, стремительно вошла Минерва МакГонагалл. Она сразу заняла место у чёрной грифельной доски, на которой тотчас появилась тема урока: «Полиморфизм – превращение неживого объекта в живой». Сидя в самом тёмном углу класса, Грейн потихоньку изучала помещение. Прямо за её спиной стояли обычные на вид тёмные деревянные шкафы. На стенах висели диаграммы и схемы, снабженные формулами заклятий и рисунками, наглядно демонстрирующими то или иное превращение, с потолка свешивались клетки с птицами и подопытными животными.

«Что за дикость – сажать лесных жителей в клетки! Только люди могли до такого додуматься», – возмущалась про себя девочка.

Три больших окна, расположенных справа от парт, были плотно завешены тяжёлыми тёмными портьерами. Класс был оформлен в темно-коричневых тонах, из-за чего кабинет казался несколько мрачным. На большом профессорском столе царил абсолютный порядок, говорящий об аккуратности и педантичности его хозяйки – только учебники по трансфигурации, чернильница и перо.

— Здравствуйте, дети! – начала урок профессор. – Как вы, должно быть, помните, трансфигурация изучает способы превращения одних объектов в другие. Предмет это крайне сложный и требующий определённых магических сил и строгой концентрации. Для успешной трансфигурации мало иметь волшебную палочку и выучить соответствующую формулу. Нужно соблюсти множество правил, общее представление о которых вы получили на первом курсе. Большинство из вас, если точнее. Некоторые потратили время понапрасну и не научились ничему… Мисс Саликса! – неожиданно обратилась к Грейн профессор и благожелательно улыбнулась. – В школе, из которой вы прибыли, достаточно высокий уровень преподавания моего предмета?

Грей очень надеялась, что хотя бы какое-то время ей удастся остаться незамеченной, но пришлось встать и, разумеется, весь второй курс факультета Слизерин немедленно обратился в её сторону.
— Э-э-э, боюсь, что не слишком, профессор. Не слишком высокий, – в полной растерянности попыталась ответить девочка.

— Неужели? – превратно поняла ответ профессор, решив, что новенькая студентка недовольна качеством преподавания. – Значит, вам требуется более высокий уровень, чтобы удовлетворить вашу жажду знаний, мисс Саликса? Ну что же, смею надеяться, я смогу вам это организовать. Пожалуйте к доске…

— Мэм, я не это хотела сказать … – Грейн побледнела более обычного.

— Не бойтесь, деточка, – смягчилась МакГонагалл, – я вас не съем! Подходите, не стесняйтесь. Прочитайте, что написано на доске.
Грейн послушно прочла надпись.

— Вы можете что-нибудь сказать по этому поводу… Нет? А вы, мистер Малфой? У вас такое радостное выражение лица, уверена, вы знаете ответ. Тоже нет? Ну что же, очень жаль. Тогда приступим к уроку. Итак, полиморфизм… – и МакГонагалл начала подробно и обстоятельно рассказывать о сути этого процесса. Затем профессор предложила практическое задание: трансфигурировать чернильницу в воробья.

В этот момент в класс заглянул Филч и сообщил, что господин директор просит профессора МакГонагалл срочно зайти к нему в кабинет. До сигнала колокола, оповещавшего учеников и учителей о конце урока, оставалось совсем немного времени и профессор согласно кивнула. Затем, обратившись к ребятам, попросила прощения и, выразив надежду, что за оставшиеся до конца урока несколько минут они не разнесут класс, вышла.

Грейн так и не пришла в себя после перемещающейся лестницы и позорного вызова к доске. Она вновь ощущала растерянность и беспомощность – всё то, что преследовало её в румынской школе. Но этого на сегодня, видимо, было недостаточно. Как только профессор вышла за дверь, прямо над ухом девочки раздался ехидный голос знакомого ей однокурсника – Драко Малфоя:
— Ну что, драконоборка ободранная. Покажешь виртуозное владение волшебной палочкой? Ты же обещала преподать нам какой-то урок. По-моему, самое время!
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 2416
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика