Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 31

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

31.07.2015, 10:47
Утром четырнадцатого февраля Грейн зашла в Большой зал и обомлела – знакомое помещение совершенно преобразилось, причём, на вкус Грейн, явно в худшую сторону. В сегодняшнем убранстве преобладали самые нелюбимые девочкой ядовитые оттенки розового, малинового и сиреневого. Стены были сплошь завешаны вычурными драпировками, увитыми лентами и крупными, одуряюще пахнущими цветами. Смешиваясь с запахами жареного бекона, эти ароматы становились вовсе непереносимыми. С потолка падало бесчисленное множество бумажных сердечек, щедро обсыпая стоящие на столе блюда с едой. Большинство студентов с мрачными лицами очищали от кусочков явно несъедобной бумаги содержимое своих тарелок, но тщетно – нескончаемый поток не переставал сыпаться.

Грейн, усевшись на своё место за столом под зелёно-серебристым полотнищем, пробормотала себе под нос: «Какой идиот додумался развесить в столовой эти вонючки, интересно знать?», но тут же получила ответ на свой невысказанный вопрос. Она услышала звонкий стук вилки по металлическому кубку, доносившийся со стороны преподавательского стола. Повернув голову, Грейн увидела Локонса в яркой розовой мантии в тон убранства зала, который таким образом привлёк к себе внимание присутствующих.

— Дорогие друзья, счастлив поздравить всех вас с Днем святого Валентина! — радостно произнес Локонс. — Для начала хочу от души поблагодарить всех сорок шесть человек, которые прислали мне поздравительные открытки! Спасибо! Я тоже вас люблю! И в честь этого чудесного праздника приготовил для всех учителей и учеников Хогвартса замечательный сюрприз.

Локонс несколько раз громко хлопнул в ладони и в зал вошла странного вида процессия, состоящая из десятка гномов с арфами в руках и кривовато висящими за спиной золотистыми крылышками. Весь этот ангельский антураж совершенно не гармонировал с мрачными сморщенными лицами «купидонов» и, по правде говоря, представлял собой довольно жалкое зрелище.

— Вот, друзья – это и есть мой подарок. Представляю вашему вниманию купидончиков, которые весь день до самого позднего вечера будут разносить «валентинки» по всему замку. Все, кто хочет поздравить с праздником любезного ему человека, могут обратиться к одному из них, письмо в виде прекрасного музыкально-поэтического подарка будет доставлено адресату в тот же час…

— Мило, – раздался громкий шёпот Рона Уизли со стороны стола гриффиндорцев, – хорошо, что этот местный Святой Валентин луки им не понавешал. А то бы они ещё и сердца пронзали тем, кто посмел не прислать Локонсу открытку…

Грейн хотелось бы узнать, что это за праздник такой – четырнадцатое февраля и почему вокруг творится всё это безумие. Но все её приятели сидели за столом Гриффиндора, довольно далеко от неё, и спросить было не у кого. Кто такие «кипидончики» ей тоже было неизвестно, но слово звучало как ругательство.

Между тем, профессор ЗОТИ, лучезарно улыбаясь, обратился к коллегам:
— Уверен, наши уважаемые профессора тоже будут счастливы принять участие в веселье! Как насчёт вас, профессор Снейп?
Услышав своё имя, зельевар чуть не подавился омлетом и, закашлявшись, закрыл половину лица столовой салфеткой. За столами студентов послышалось сдавленное хихиканье.

— Вы могли бы в честь праздника научить студентов, как сварить настоящий Любовный напиток! – продолжал Локонс. – Пусть сегодня, в этот день пламенеющих сердец, наша школа будет наполнена влюблёнными волшебниками!

Снейп, прекратив кашлять, оторвал салфетку от лица и устремил ледяной взор на профессора ЗОТИ, который в этот момент повернулся в другую сторону, а затем перевёл взгляд в зал. Выражение лица профессора зельеварения недвусмысленно говорило о том, что каждого, кто обратится к нему за Любовным напитком, ждёт хорошая порция слабительного.

Наконец, у МакГонагалл лопнуло терпение, и она взмахом волшебной палочки остановила падение сердечек, так что присутствующие смогли начать завтрак. Из-за задержки в Большом зале все без исключения группы студентов, впрочем, как и преподаватели, опоздали на первый урок. Сорванным оказался не только первый урок, но и все остальные. Так как гномы с валентинками сновали из класса в класс, не обращая внимания, идёт в данный момент урок или нет. Это дико раздражало не только преподавателей, которые пытались вести свои занятия как обычно, но и самих учеников, попадающих в неудобное положение.

Гномы вылавливали адресатов своих валентинок и, намертво вцепившись в жертву, заставляли выслушивать исполняемое визгливыми голосами послание под фальшивое бренчание арфы. Одной из жертв оказался Гарри Поттер, его настигли прямо во время обеда. Особенно крупный и уродливый гном повалил мальчика на пол, сел сверху и, безбожно картавя, исполнил для него сногсшибательное музыкальное послание, подробно описывающее внешние достоинства чьего-то объекта страстной любви и заканчивающееся словами: «О, Божество, хочу, чтоб сейдце мне отдал геой, что с Темным Лойдом совладал!»

Самое ужасное для Гарри, что это слышали все, в том числе и вечный противник Поттера – слизеринец Драко Малфой. Грейн чувствовала, что Гарри неловко и надо ему как-то помочь избавиться от гнома, но песня была до того уморительная, что Саликса вместе со всеми окружающими лежащего Поттера первокурсниками, буквально рыдала от смеха. Гарри так растерялся, что выронил сумку, из которой выпали перья, свитки пергамента, книги и… хорошо знакомая Грейн тетрадь в потрёпанном чёрном переплёте. Дневник Тома Рэддла. Саликса заметила, что спрятавшаяся за портьерой малышка Джинни Уизли, покрасневшая во время исполнения послания для Гарри так, что с лица исчезли все до единой веснушки, внезапно сильно побледнела и чуть не лишилась сознания.

Это заметил её старший брат, Перси, ставший в этом году старостой. Он пытался всё это время навести порядок, неустанно повторяя, что звонок на очередной урок прозвенел несколько минут назад. Когда представление закончилось, все, икая от смеха, начали расходиться по классам. Первым умчался освободившийся из гномьего плена Поттер. Перси подошёл к сестрёнке и, бормоча что-то ей прямо в ухо, увёл в сторону кабинета трансфигурации, куда уже проследовали её однокурсники. Саликса усмехнулась, подумав, что, скорее всего, автором послания была именно она, Джинни Уизли. Но вот отчего девочка так побледнела при виде дневника, Грейн понять не смогла.

Перед последним уроком к ней тоже подошёл гномик с висящими ниже мягкого места крылышками со слетевшими с них блёстками и прямо заявил охрипшим от громкого пения в течение дня голосом:
— Саликса? Тебе послание. Спеть или так отдать?

— Ты что, сдурел? Ну-ка, иди отсюда! – Грейн угрожающе выхватила палочку. Проделать с собой то же, что и с Поттером, на потеху толпе она не позволит.

— Велено передать, – упёрся гном. – Если сейчас же не возьмешь, начну петь! – и он набрал в грудь воздуха и вытаращил глаза.
Саликса затравленно оглянулась по сторонам. На них уже начали коситься студенты, предвкушая очередное веселье.

— Ладно! Давай сюда послание и вали, – прошипела девочка.

Гном облегчённо выдохнул и протянул двойную открытку в форме сердечка, после чего тут же исчез, оставив после себя не слишком приятную смесь запахов пота, ванили и розового масла. «Локонс побрызгал гномов своими духами, что ли… Интересно, кто же мне это прислал? Неужели Невилл… Тоже мне, порадовал».

Грейн удалилась в укромный уголок за статуей горгульи в почти всегда пустующем коридоре замка и открыла валентинку. На открытке, из которой выпорхнула красивая бело-бирюзовая бабочка, она увидела изящную колдографию: её однокурсник Теодор Нотт, тот самый, с которым она недавно столкнулась по дороге в Астрономическую башню, изображенный по пояс, помахивал букетом ромашек и улыбался. Грейн уставилась на живую картинку в удивлении подняв брови. И тут же раздались слова: «Самой смелой и решительной, справедливой и независимой девочке факультета Слизерин с наилучшими пожеланиями. Теодор».

Грейн смутилась и покраснела. «Смелой, решительной и справедливой – это он обо мне. Значит, я всё правильно делаю, кто бы что не говорил! Хорошо, что он не назвал меня ещё и самой красивой, – усмехнулась она, – не иначе, что-то ему от меня нужно. Может, защиты от Малфоя? Да нет, вряд ли – эти шакалы Тедди не трогают, как равного по происхождению. Он вроде бы не вредный. Надо его нарисовать!»
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 989
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика