Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 3

«Дагра: путь полукровки»

07.03.2015, 14:24
Дракучая ива была посажена не так уж давно, всего лишь двадцать лет назад, так что её «древность» профессор Стебль сильно преувеличивала. Это дерево существенно отличалось от обычных ив, которых по берегам Чёрного озера росло довольно много. Дракучая ива, потому и прозвана была «дракучей», что начинала нещадно избивать ветвями всё, что попадало в «зону поражения». Это дерево посадили специально для охраны входа в подземный лаз, ведущий с территории Хогвардса в Визжащую хижину, таинственное строение в деревне Хогсмид.

Дерево можно было обездвижить, если нажать на специальный сучок, о существовании которого знал очень узкий круг людей.

Грейн пересекла тёмную поляну. В лучах полной луны величественная громада замка Хогвардс казалась особенно загадочной, несмотря на россыпь освещенных окон. Застекленные цветными витражами террасы, стремящиеся в небо шпили конусообразных крыш, теснившиеся ряды башен и башенок – всё это было собрано в одну причудливую композицию. Должно быть, возводивший Замок архитектор старался подчеркнуть, сколь разнообразны были люди, обитавшие под этими древними сводами.

Грейн остановилась перед Дракучей ивой, росшей неподалёку от замковых стен. Над поляной изредка бесшумно проносились совы. Вдали чернел Запретный лес. Всмотревшись в переплетение сучков и веток огромного грозного дерева, девочка, наконец, увидела то, что хотела.

Дух Дракучей ивы, как несложно догадаться, не был обычной дриадой, нежной и трепетной. Это была дама с суровым характером и соответствующей внешностью – мощная, с торчащими во все стороны курчавыми волосами и в растрепанном одеянии из грубой материи. Она выкарабкалась из глубины ствола, уселась в развилке самых крупных ветвей, скрестив руки на могучем бюсте, и уставилась на студентку с мстительным огнем во взгляде.

— А… – взвыла она, подобно пожарной сирене, и принялась возмущенно потрясать кулаками. – Пришли ещё поиздеваться надо мной! Подходи ближе, человеческое отродье, я тебе задам!

К удивлению дриады, «человеческое отродье» не только увидело её, но и обратилось с подобающей вежливостью на всеобщем лесном языке:
— Здравствуй, лесная дева! Пусть ветви твои насытятся солнцем, а корни – сладкой водою, — Грейн почтительно склонила голову.

— Здравствуй, э-э-э… человеческая дева, – ошеломлённо ответила дриада, но в следующий момент вернулась к прежнему тону. – Ты неплохо воспитана для человеческого ростка. Но почему ты видишь меня? Кто тебя научил так разговаривать?

— Я не человеческая дева, — Грейн сделала осторожный шаг вперед, – моя мать была дриадой. Духом плакучей ивы. Я выросла в лесу.

— О! – «лесная дева» тут же сменила гнев на милость. – Ты дочь духа ивы и волшебника? Я не видела тебя здесь раньше!

Гибкие ветви обхватили девочку за талию и подняли в крону дерева. Грейн не удивилась и не испугалась. Она даже не держалась руками за ветви, которые несли её, словно это было привычным для неё делом. По воле дриады, дерево усадило её новую знакомую на крепкий сук рядом с развилкой.

— Спасибо, — Грейн поправила мантию и объяснила. – Меня привезли сегодня. Буду учиться здесь, если получится. Я слышала, что тебя ранили, и пришла помочь.

— А ты сумеешь? – теперь дриада смотрела на неё с теплотой и жалостью. – Я ведь такая большая…

— Не волнуйся за меня. Земля придаст мне сил, если потребуется. Скажи: где болит?

Ветви снова обхватили девочку и стали подносить её по очереди к каждому обломанному сучку.
Достав из складок мантии тонкую и гибкую волшебную палочку длиной 10¼ дюйма, сделанную из ивы и зуба дракона, и повертев в руках, Грейн тут же спрятала её обратно. Палочка была приобретена всего год назад, перед поступлением в румынскую Школу магии. Начинающая волшебница так и не научилась толком ею пользоваться. Хотя мастер, который эту палочку изготовил, уверял, что древесина ивы сама по себе обладает целительной силой, к тому же послушна и подходит для невербальной магии. Это нравилось Грейн, ибо выкрикивать заклинания и размахивать какими-либо предметами ей было крайне неприятно.
Саликса прикладывала ладони к ранам дерева, чувствовала его боль и направляла энергию в нужное место. От рук девочки исходило слабое зелёное свечение, окутывало поврежденную ветвь, и та срасталась буквально на глазах.

Когда последняя рана затянулась, Грейн попросила опустить её вниз. Девочка выглядела совершенно обессиленной. Она навзничь легла прямо на холодную осеннюю землю.

— Немного полежу, восстановлюсь, – сказала она, тяжело дыша, будто только что пробежала длинную дистанцию.

Дриада Дракучей ивы присела рядом на траву.
— Где растет твоя мать? Может, я чувствовала её корни через подземную связь? Если она тоже ива, значит, сестра мне.

Умиротворенное лицо девочки погрустнело.
— Моя мать больше нигде не растет. Мама родом из далекой страны к востоку отсюда, на земле, гораздо большей, чем эта. Она рассказывала, что сразу после моего рождения случился лесной пожар. Чтобы спасти меня, она покинула своё дерево, взяв от него лишь прутик, чтобы потом вырастить новое. На мое девятое лето она зачем-то решила показать меня людям. Когда мы с ней вышли из леса, люди убили её.

— Да… они такие… — тяжело вздохнула дриада, и дерево ответило ей сочувственным скрипом. – Отчего же твой отец не помог матери?

— Я его никогда не видела. Наверное, он нас просто бросил. Я и в дерево мамы не смогла вселиться, потому, что отец мой – человек. Я жила среди деревьев ещё два года, и вдруг наш старейшина сказал, что мне больше нельзя жить в лесу, настало время отправиться к людям. Он вызвал дракона, который унес меня в Школу магии, – брови девочки жалобно изогнулись, голос задрожал. – Там было полно людей! Их кровати, столы и стулья сделаны из тел погубленных деревьев, из плоти моих братьев и сестер! Я ненавижу людей! Я не хочу с ними жить! Почему лесные жители меня прогнали, тётушка? Я никому не нужна!

Она уткнулась в колени дриады, прикрытые подолом из грубой, как старая кора, ткани и заплакала. В душе Дракучей ивы проснулась несвойственная ей жалость. «Лесная дева» неловко поглаживала растрепанные волосы девочки, приговаривая:
— Как это – никому? Нам нужна… Ты даже не представляешь, насколько нужна…

Вскоре Саликса распрощалась с Дракучей ивой и направилась обратно в Замок. Как ни странно, её отсутствия никто не заметил. Она вошла как раз в тот момент, когда студенты направлялись в свои гостиные. Заметив однокурсников-слизеринцев, Грейн незаметно присоединилась к ним, пристроившись в самом хвосте шумной компании, возглавляемой Драко Малфоем.

К большому облегчению новенькой, которая терпеть не могла высоты, категорически отказывалась летать на метле и жить выше первого этажа, гостиная Слизерина оказалась в подземелье Хогвартса, растянувшимся под Замком и Чёрным Озером. Получив место в девичьей спальне, Грейн упала на кровать под зелёным балдахином и сразу заснула.

Первый же урок, который на следующее утро предстояло посетить новенькой, оказался совместной с Гриффендором травологией профессора Стебль. Путь к оранжереям лежал мимо Дракучей ивы, возле которой уже стояли возбуждённая Стебль и преподаватель Защиты от Тёмных искусств профессор Локонс, одетый в ярко-бирюзовую мантию. Они о чём-то оживлённо беседовали, а затем преподавательница Травологии схватила Локонса за руки и принялась трясти изо всех сил. На лице её была написана крайняя степень благоговейного восторга. Приблизившись, студенты услышали окончание беседы.

— О, дорогой профессор Локонс, я вам так благодарна! Вы, только вы смогли исцелить наше драгоценное дерево всего за одну ночь! Никто больше не способен на такое потрясающее волшебство, как вам это удалось? – вопрошала Стебль, с восхищением гладя на Локонса и продолжая держать его за руки.

— Ну что вы, Помона, это же так просто… – не слишком натурально смутился тот, освобождаясь и с трудом стряхивая с рук прилипшие комочки драконьего навоза. – Нечто подобное я описывал в своей книге «Тропою троллей», вы не читали? Там подробно рассказывается, как я за полдня исцелил целый лес вековых дубов, повреждённых при миграции горных троллей…

— Нет, не читала! Непременно прочту в самое ближайшее время! А сейчас, простите, у меня урок…

— Жаль! Мы могли бы прямо сейчас пойти в мой кабинет, и я презентовал бы вам экземпляр книги с моим автографом. Что же, раз вы так заняты, я, пожалуй, пойду… Доброе утро, дети! До встречи на уроке защиты от Тёмных искусств. Сегодня я приготовил для вас нечто необычное. Вам непременно понравится, – лукаво улыбнулся Локонс и летящей походкой удалился прочь, сверкая золотом завитых в аккуратные локоны волос.
Несмотря на то, что всё внимание женской части группы второкурсников было поглощено созерцанием красавца-профессора, от взора Гермионы не укрылся недобрый взгляд, которым новенькая одарила уходящего Локонса.
Грейн стояла поодаль от всех и исподлобья наблюдала за происходящим.

Кивком головы Грейнджер указала друзьям на стоящую в сторонке девочку.
— Новенькая не ладит даже со своими однокурсниками. Настоящая Слизеринка! Так и стоит в одиночестве, – поделилась своими наблюдениями Гермиона.

— Интересно, каким образом Локонс устранил повреждения, которые мы с Роном нанесли дереву летающим фордом? Ведь автомобиль приземлился точнёхонько в центр кроны, и добрая половина веток была переломана. Какие заклинания для этого существуют? Может, узнаем на травологии? – Гарри совершенно не интересовало происходящее в компании слизеринцев, так как он от всех без исключения представителей этого факультета старался держаться подальше.

— Я же тебе говорила, Гарри, Локонс – выдающийся волшебник! И прекрасный писатель! Вот ты не читал его книг, а зря. Там очень много интересного, – Гермиона Грейнджер, как и все девчонки Гриффиндора, бросила в сторону уходящего Локонса взгляд, полный обожания.

Лишь Грейн видела, что в это время дриада Дракучей ивы, гневно жестикулируя, сыпала угрозами в адрес всех человеческих мужчин вообще и этого обманщика в частности. Когда профессор Локонс скрылся из поля зрения, группа второкурсников Гриффиндора и Слизерина во главе со Стебль направились в оранжереи Хогвардса.

Первый учебный день начался.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 2533
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика