Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 30

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

31.07.2015, 10:36
В этот вечер Грейн не только больше не прикоснулась к дневнику, но и не вернулась в свою спальню. Напившись сладкого чаю, чтобы успокоиться, она прикорнула на диване в гостиной и проспала до самого утра.

Когда девочка проснулась, гостиная была пуста – все уже разошлись на занятия. Здесь от чего-то пахло сливовым сиропом. Она опрометью кинулась в комнату, подхватила нужные учебники и взялась за расческу, но та застряла в волосах. Грейн взглянула в зеркало и скрипнула зубами от злости. Пока она спала, кто-то намазал ей волосы сиропом, и те слиплись намертво. Вот откуда запах! Решив, что непременно поймает шутника, Саликса швырнула учебники на кровать и отправилась в душевую приводить себя в порядок. На первый урок можно было уже не торопиться.

«Всё-таки спать надо у себя, – думала она, как следует намыливая голову, – соседки боятся меня и я всегда вычислю, кто из них напакостил. А теперь негодяя ищи-свищи».

Она вспомнила об оставшемся в комнате дневнике и о показанных им событиях. «Том определенно что-то знает о Тайной Комнате. Просто директору не сказал. Скользкий тип этот Рэддл. Но его тоже судьба побила – рос в каком-то приюте. Надо поговорить с ним ещё раз, хотя это вполне может быть опасно. Или ну его к чёрту…»

С этими мыслями Грейн поспешила на занятия, девочка едва успевала на второй урок. Это была ненавистная ею астрология, класс которой, разумеется, располагался на второй после Гриффиндорской по высоте башни – Астрономической. На самый верх вело множество лестниц, в том числе и движущихся, к которым Грейн так и не смогла привыкнуть. Хорошо, что в этот раз никто не видел, как она испуганно приседает и судорожно хватается за поручни, когда лестница начинает внезапно двигаться. Грейн всегда было стыдно показывать страх, и она мужественно стояла не шелохнувшись, если в подобные моменты была в компании однокурсников.

— Тоже не по себе от этих лестниц? – сочувственно раздалось из-за спины.

Грейн обернулась и увидела своего однокурсника, Теодора Нотта. Это был тихий темноволосый худенький мальчик, державшийся особняком от компании Малфоя, и, как большинство слизеринцев, чистокровный волшебник. Но при этом Тэд не задирал носа и почти всегда вёл себя очень незаметно. Грейн за все эти прошедшие полгода своего пребывания в Хогвартсе ни разу не заговорила с ним.

– Я, если честно, высоты немного побаиваюсь, – неожиданно признался Тедди. – Бедные гриффиндорцы, им каждый день приходится карабкаться на самый верх просто чтобы переночевать, да?

Саликса промолчала, не зная, чего от него ожидать. Мальчик обошел её, остановился на ступеньке выше и в тот момент, когда лестница остановилась у очередного пролёта, подал Грейн руку.
— Пойдём? До начала урока осталось несколько минут. А… ты почему-то спала не в спальне, я видел тебя в гостиной. Что-то случилось?

— Ничего не случилось. Просто мне так захотелось. Тебе-то что за дело? – удивилась Грейн такому вниманию со стороны однокурсника. Все они или вредили исподтишка, как те, кто вымазал её волосы этой ночью, или обходили стороной.

— Почему я не могу спросить? Ты всё-таки моя однокурсница, что тут такого? – Тедди наклонил голову и опустил тёмно-карие глаза, будто смутившись.

— Ничего такого, – язвительно ответила Грейн, – спросить можешь. Но с чего ты взял, что я стану тебе отвечать?
Девочка царственно оперлась о руку однокурсника и сошла с последней ступеньки, но, как только оказалась на ровной неподвижной площадке перед самой дверью в класс астрономии, отпустила и, повернувшись спиной к мальчику первая вошла в класс, полный слизеринских и когтевранских второкурсников. «Следит за мной, что ли, этот мальчишка? Странно… Может, это он намазал меня сиропом? Вроде не похоже».

Почти не слушая преподавателя астрологии профессора Синистра, Грейн вдруг поймала себя на мысли, что внимание и предложенная Теодором помощь были ей приятны и насторожили только в первый момент. Потом же она почувствовала себя словно на своем месте. «Привыкла, что обо мне все заботятся, раскисла», – мысленно заворчала она на саму себя и оглянулась на Теодора, сидевшего через парту от неё. Оказалось, что он тоже смотрел на Грейн, но поспешно отвел взгляд.

Весь оставшийся учебный день мысли девочки были заняты лежащей под матрасом странной находкой. Ей очень хотелось посоветоваться с Невиллом, а ещё лучше с Гермионой, о том, что ей делать – избавиться от подозрительного дневника или продолжать исследования. Но природная скрытность заставила её промолчать и делать вид, что ничего особенного не происходит. И, конечно же, ей и в голову не пришло поговорить с кем-либо из учителей. Декан Снейп, однако, обратил внимание, что девочка сегодня погружена в собственные мысли гораздо сильнее, чем обычно. Она даже перепутала пару компонентов для рябинового отвара, который второкурсники варили на его занятии.

«Что случилось? – думал зельевар. – Опять что-нибудь натворила и теперь боится мне сказать? Пора бы уже привыкнуть, что я не особенно ругаю её за провинности».

Он как всегда шел между рядами учеников, но на этот раз наблюдал только за Грейн. Буквально в двух шагах от него Долгопупс путал всё, что только можно напутать в этом рецепте, но грозный преподаватель почему-то не обращал на него внимания. Видя, что зельевару не до него, Невилл немного успокоился. Он выплеснул испорченное зелье в раковину, сосредоточился и начал варить новое. Благо, времени до конца урока было достаточно.
В этот момент Снейп увидел, что Саликса взяла корень асфоделя вместо аконита. Хорошо, что профессор смог отследить ошибку ученицы вовремя – на стадии измельчения. Иначе бы вместо ранозаживляющего, традиционно в массовых дозах заготавливаемого перед очередным матчем по квиддичу, получилось бы намертво склеивающее вещество. И это в лучшем случае…

— Да что с тобой, Грейн! – не выдержал Снейп, увидев, что она снова берёт не тот компонент, нарушив собственное правило в классе называть учеников по фамилии, – ты сама не своя сегодня! Как ты могла перепутать такие простые вещи?

— Простите, сэр, задумалась, – немедленно исправила ошибку Саликса и с ужасом подумала: «Только бы не стал допытываться, что со мной произошло! Уж кому-кому, а ему ни под каким видом нельзя признаваться. Сразу отберёт дневник, и я точно ничего не узнаю». Так, незаметно для самой себя, Грейн приняла решение – продолжить общение с духом пугающего, но такого манящего своей таинственной опасностью, дневника.

В конце урока Снейпа поджидал ещё один сюрприз. Зелье, которое «сдал» Долгопупс, оказалось сваренным совершенно правильно, на удивление всем, включая самого Невилла.

Едва дождавшись вечера и покончив с уроками, Грейн снова отгородилась от всех пологом кровати и открыла дневник. Сегодня он излучал нетерпение, а от вчерашней злобы не осталось и следа. Будто дневник не хотел пугать девочку, готовился к чему-то особенному. Грейн решительно взяла перо и написала:
«Это правда, что ты рос сиротой?»

«Снова ты? Я думал, больше не придешь, струсишь».

«Ещё чего! Предупреждать надо, когда такое проделываешь. Один раз тебя уже выкинули. Но я не трусиха!»

«Славно. Да, всё что я сказал директору – правда».

«Мы с тобой похожи: мой отец тоже бросил мать, а потом она погибла. Ты помнишь свою мать?»

«Нет, конечно. Я ведь едва родился, когда её не стало».

«А я свою помню. И как её убивали, помню, – Грейн не знала, зачем она всё это пишет. Она хотела расспросить Рэддла о Тайной Комнате, но получался совсем другой разговор. – Мне это долго снилось и наяву перед глазами стояло. Люди… много людей. Её забили насмерть».

На страничку дневника упала слезинка. Грейн вздрогнула и, устыдившись, вытерла глаза. Пожелтевшая бумага впитала соленую капельку.

«Маглы?» – написал Рэддл.

«Что?»

«Её убили маглы?»

«Да…»

«Понятно, – Грейн уловила, что дух дневника был весьма доволен ответом. Затем он написал: – Хочешь увидеть, что произошло дальше?»

«Конечно!»

«Не побоишься?»

«Заткнись! А то страницы повыдергиваю!»

«Вот такой ты мне нравишься! Полетели!»

Грейн стиснула кулаки и на этот раз не испугалась перемещения в прошлое. Она увидела, как Том вышел из кабинета директора, и скользнула следом. Парень поспешил вниз в подземные помещения и затаился в тёмном коридоре. Вскоре за углом раздался скрип отворяемой двери и хриплый шепот:
— Ну иди сюда, ко мне… Вот так… Теперь полезай в коробку…

Грейн встрепенулась, голос был хорошо ей знаком.

Том неожиданно вышел из-за угла и громко произнёс:
— Добрый вечер, Рубеус! Всё кончено, я расскажу о твоих фокусах директору. Из чудовища, которое ты вырастил, домашнего зверька не сделаешь… Нападения должны прекратиться, иначе школу закроют…

— Он никогда никого не убивал! — закричал огромный парень, в котором Грейн узнала юного Хагрида, своего лучшего друга. Из-за двери, которую великан закрывал широченной спиной, раздавалось громкое шуршание и довольно жуткое пощёлкивание.

— Отойди в сторону, Хагрид, — жёстко приказал Реддл, прищурившись и вытаскивая волшебную палочку. Он произнёс неизвестное Грейн заклинание, и подземелье озарила яркая вспышка. Дверь распахнулась, и перед глазами предстало огромное мохнатое тело с множеством чёрных ног и парой острых жвал. Грейн сразу узнала акромантула. Реддл поднял волшебную палочку, очевидно, желая убить лесную тварь, но опоздал. Огромный паук сбежал.

Грейн вновь закружило в пёстром водовороте, и она очутилась на своей кровати, а дневник стал обычной книжкой небольших размеров в потрёпанном переплёте.

«Это что, был Хагрид?» – написала она на той же станице.

«Ты же сама видела, зачем спрашивать? Хагрид вырастил акромантула, он выпускал его «погулять» по коридорам, и…»

«А при чём тут ужас Тайной комнаты?»

«Ну как… Это и есть Ужас, запертый в Тайной комнате. Хагрида за это выгнали из школы. Нападения действительно прекратились. И Хогвардс не закрыли…»

«Какая чушь, Том! Акромантулы не превращают своих жертв в камень. Они попросту их сжирают! Ты что, дурак?! Это ты Хагриада сдал директору?!» – Грейн вне себя от гнева царапала пером бумагу, сажая кляксы на пожелтевшие от времени страницы.
«После того, как выгнали Хагрида, нападения прекратились, значит Хагрид и виноват! Рассуди сама. И потом, Хагрид вообще недостоин учиться в Хогвардсе. Он – грязнокровка. Они не лучше маглов, такая же гниль!»

«Между прочим, я тоже полукровка. Я даже не совсем человек, как и Хагрид! И многие мои друзья – тоже! – дневник что-то строчил в ответ, но Грейн уже не читала, она писала дальше. – Ты должен был расспросить Хагрида про паука, и тогда бы стало ясно, что нападал не он! Но ты просто тупой дятел – настучал директору! Подставил невиновного! Это подло! Ненавижу! Ну, я тебе…»

Грейн захлопнула дневник, сунула его под мантию и выбежала из спальни. Поднявшись из слизеринского подземелья и взлетев сразу на второй этаж, девочка незаметно для себя оказалась перед малопопулярным туалетом для девочек. Это помещение называли туалет Плаксы Миртл, в честь привидения, которое там постоянно обитало, свободно перемещаясь по трубам. Забежав внутрь, она прокричала: «Таким засранцам как ты, Том Реддл, самое место в сортире! В девчачьем!» и изо всех сил швырнула дневник в первый попавшийся унитаз, невзирая на гневные вопли оскорблённой Миртл.

Так состоялось первое знакомство будущей дагры с будущим величайшим злодеем магического мира Лордом Волан-де-Мортом.

*В книге ничего не написано о том, что именно Джинни швырнула дневник в Плаксу Миртл. Том рассказывает Гарри следующее: « Дурашка Джинни очень нескоро усомнилась в своем дружке-дневнике. Но постепенно она стала что-то подозревать и попыталась избавиться от него. Тут-то ты и явился на сцену, Гарри. Ты нашел мой дневник, и это был подарок судьбы».
Значит, Джинни могла бы зарыть его в оранжерее, а Грейн найти и уже сама бросить в туалете. Миртл тоже не уточняет, кто именно кинул в неё дневник. Так что противоречий с каноном в этой истории нет.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 984
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика