Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 27

Фанфик «Дагра: путь полукровки» G

09.07.2015, 19:59
Войдя в помещение, Грейн с удивлением увидела, что там царит чистота, порядок и, что самое поразительное, даже создана атмосфера Рождества. Она совершенно не ожидала, что профессор удосужится не только смахнуть пыль и убрать паутину из углов, но и украсить свою по-спартански обставленную келью с таким вкусом и фантазией. Сегодня здесь было очень уютно и гораздо красивее, чем обычно. На небольшом столике было разложено угощение, свежее молоко в крошечном молочнике, сахар и мёд к чаю, и стояли две сверкающие чистотой фарфоровые чашки.

— Присаживайся, Грейн, вот тут, ближе к камину, тебе будет удобнее, – предложил Снейп и принялся разливать только что заваренный ароматный напиток. – Я очень рад, что ты окончила семестр с хорошими оценками. Расскажи, какие из предметов тебе нравятся больше? Ты уже выбрала дополнительные дисциплины на будущий год? Наверное, тебе захочется изучать уход за магическими существами…

Грейн осторожно поставила вазочку с печеньем, прихваченную из Большого зала, на край стола и удивленно взглянула на преподавателя. «Странно он себя ведёт. Чай сам наливает! - она никогда не видела профессора таким разговорчивым и любопытным. Какая муха его укусила?» Внезапно её поразила неприятная догадка, и девочка покосилась на буфет, в котором скрывалась бутылка огневиски. «Уже тяпнул втихаря, что ли?» – она потянула носом, но от зельевара не пахло ничем подозрительным.

Решив всё равно быть начеку, Грейн вежливо и терпеливо отвечала на множество вопросов, связанных с учёбой в Хогвардсе. Затем Снейп начал расспрашивать девочку о румынской школе, постепенно переходя к более ранним годам жизни. И, наконец, задал вопросы о матери: где и как они жили все эти годы, кто им помогал, чем занималась Грейн до начала обучения… Тему гибели Уиллоу Снейп старался избегать, справедливо предполагая, что это расстроит маленькую гостью.

Саликса довольно охотно отвечала, ведь речь шла о самых счастливых годах её жизни. Время постепенно лечит раны и с годами вспоминается только хорошее. Мама была единственным существом, к которому девочка питала сильное чувство любви и привязанности, поэтому она подробно и с удовольствием рассказывала обо всём. Какой мама была красивой, нежной и доброй. И как любила её и заботилась о ней.

— Мама была чудесной, но жить среди людей она ни за что бы не смогла, – разоткровенничалась Грейн в ответ на внимательное и деликатное участие учителя. – Она верила всем! Отцу вот поверила. Предатель. Бросил её на произвол судьбы…

— Тебе мама что-нибудь рассказывала о нём? Знаешь что-то, помимо того, что он был волшебником?

— Почти ничего. Я вообще долго не знала, что у меня должен быть отец. Что я – не такая, как наши соседи-дриады, и рождена от человека. Об этом мне сказала вовсе не мама, духи соседних деревьев обсуждали это между собой, а я случайно услышала. Когда я спросила маму, где этот человек, она ответила, что незримо он всегда с нами. И добавила, что мой папа – не обыкновенный маг, а очень умный, талантливый и сильный. Здорово, да? Такая ерунда! – девочка горько усмехнулась наивности и простоте своей матери. Грейн, пожившая среди людей, знала цену их словам и обещаньям. – Где он был, когда маме пришлось бежать из горящего леса? Когда мне пришла пора знакомиться с миром людей? Когда она погибала? Когда я осталась совсем одна?

— Послушай, – осторожно начал Снейп, – а ты не думаешь, что твоему отцу могло что-то помешать приехать к вам?

— Что же такое могло ему помешать? – Грейн картинно развела руками. Сейчас она говорила с учителем на равных, не стесняясь и не опасаясь сказать правду.

— Те времена были очень трудными, шла война, в которую были вовлечены многие маги. Твой отец тоже мог быть одним из них. Тем более, как ты говоришь, он был сильным магом.

— Война? А, ну да… – Грейн задумалась. О войне между тёмными и светлыми магами, которая много лет назад происходила в Британии и закончилась вначале победой тёмных, а затем исчезновением их предводителя, она, разумеется, слышала. – И что, многие из волшебников погибли? Значит, и моего отца могли тоже убить? Хм, я как-то не подумала об этом. Тогда ладно.

Она с облегчением отпила из чашки и надкусила печенье. Мысль о том, что её отец был доблестным воином и погиб, защищая слабых, понравилась девочке и подняла настроение. Она посмотрела в огонь камина и представила своего отца. Сильный, высокий человек стоял на последнем рубеже, преградив дорогу чёрным магам. Вокруг полыхали злонамеренные заклятья, и в их зеленом сиянии воображение рисовало Грейн вполне определенные черты героя – чёрные волосы, упрямо сжатые губы, нос с благородной горбинкой и непреклонный взгляд чёрных глаз. Грейн устыдилась своих мыслей и потупилась. Герой представился похожим на того, кто защищал её теперь.

«Может он действительно погиб? Тогда понятно, почему меня так тянет в драку. Во мне его кровь, и я тоже когда-нибудь стану героем, как он! Обязательно! И надо начинать уже сейчас. Нечего размениваться по мелочам и тратить силу на всяких крэббов и гойлов. Надо прибить сразу Локонса! Ну, или хотя бы из школы его выжить…» Приняв про себя это решение, она кивнула головой и отправила в рот оставшуюся половинку печенья.

— Дело не в этом, Грейн, – немного растерялся Снейп от такого поворота. В его планы не входило выпросить посмертное прощение дочери, он хотел совсем другого. – Может быть, он просто выполнял важное задание и не мог…

— А? – девочка очнулась от своих мыслей и взглянула на него. – Сколько лет назад закончилась война?
Снейп чуть не выронил чашку.

— Около двенадцати лет…

— И что? Всё еще на задании? – девочка нахмурилась, ей не хотелось портить образ доблестного воина, который она себе представила. Но учитель упрямо хотел вернуть её к реальности, где гораздо больше подлецов, чем героев. – Если он остался жив, мог бы приехать позже и разыскать нас. Он уехал и даже не вспомнил о маме, а ведь она его так любила! Просто мама ему была не нужна, а я – тем более. Зачем настоящему магу какая-то полукровка, он бы стыдился меня и никогда бы не признал. Я слышала разговор…

— Никогда не следует слушать тех, кто ничего не знает наверняка! – невольно вспылил профессор, и Грейн вздрогнула от его крика. Снейп поспешил сбавить тон. – Он бы никогда не стал тебя стыдиться. Но, может быть, он ничего не знал о твоём существовании? Если бы тебе довелось с ним встретиться, и ты бы смогла простить его…

— Не знал? – Грейн вскрикнула так, что на столе зазвенели чашки, и вскочила с места. Но решила взять пример с учителя и попытаться продолжать разговор спокойнее. Горько усмехнувшись, она озвучила убийственную для зельевара правду. – Да он просто ничего не хотел знать ни обо мне, ни о маме. Как можно после всего, что у них было, а просто так взять и уехать? Да, я знаю, от чего родятся человеческие дети. Наверное, его соплеменницы видели, какое он ничтожество и не подпускали к себе. Тогда он заморочил голову наивной дриаде. Поиграл с ней и свалил подальше. Если бы он был рядом, если бы заботился о нас, мама была бы жива. А теперь я осталась совсем одна…

— Вот видишь, – подхватил Северус от вновь появившейся надежды достучаться до ожесточённого сердечка дочери, – а если бы он нашёлся, то мог бы заботиться о тебе, помогать.

— Мне. Не нужна. Его помощь, – отчеканила девочка с презрительно-упрямым выражением лица, так похожим на его собственное, что Снейп перестал дышать. – Я уже взрослая. Я выучусь и стану хорошей волшебницей. Я вернусь домой, в Румынию, и буду помогать лесным жителям, бороться с людьми, которые уничтожают наши родные леса. Я буду лечить больные деревья и растить новые. Я буду охотиться на браконьеров и тех, кто устраивает лесные пожары. И для этого мне не нужен никакой отец-предатель, – произнеся последние слова, Грейн сгорбилась, словно желая превратиться в чудовище, так напугавшее весь Дуэльный клуб. Голос девочки стал глуше и ниже, а чёрные радужки глаз перестали отражать свет и казались двумя бездонными провалами. – Если он не погиб на войне, то пусть лучше не попадается мне на глаза. Иначе я сама сверну его мерзкую шею.

Слушая дочь, Снейп вдруг с горестным изумлением осознал, что сейчас с ним говорит не маленькая девочка, а взрослый, много испытавший и настрадавшийся человек, как-будто этот всплеск негативных эмоций прибавил ей десяток лет. Печенье, которое Саликса держала в руках, хрустнуло и разломилось на две половинки. Холодея от захлестнувшей помещение тёмной энергии, Снейп ощутил, как под ногами вздрогнул каменный пол кабинета. Из камина посыпалась сажа. Грейн бросила на блюдце раскрошившееся печенье и отряхнула руки с брезгливым выражением лица. Потом брови её жалобно изогнулись, она закрыла глаза рукой и поникла.

— Хорошо. Давай не будем больше об этом говорить, – только и сумел произнести Северус.

Он давно уже не боялся никаких угроз, но чёрная ненависть, живущая в сердце дочери, несколько мгновений назад была почти осязаемой и заставляла тени кабинета неестественно извиваться за спиной девочки. Помнится, Тёмный Лорд тоже начинал с обиды на отца, бросившего его мать. А будущая Дагра уже сейчас обладает немалой магической силой. Вот к чему привело его, Снейпа, легкомыслие и безответственность. Он всё больше и больше понимал степень своей вины. Нет ему оправданий. Нет и быть не может.

Сейчас Грейн привязана к нему, как к своему декану и учителю. Она его любит по-своему, уважает и прислушивается. Сейчас он может помогать ей, принимать участие в её жизни, воспитывать и поддерживать. Он достаточно состоятелен, ведь всё его жалование поступает на счёт в Волшебный банк «Гринготтс», и он его практически не тратит. Девочка никогда не будет ни в чём нуждаться, на всякий случай он сразу после праздников напишет завещание на имя Грейн Саликса.

Если же он сейчас признается, что он и есть тот самый негодяй и подлец, который бросил её маму, последствия будут непредсказуемыми. Она начнёт ненавидеть не гипотетического папашу, а его, декана Слизерина Северуса Снейпа. И тогда, в лучшем случае, она ничего от него не примет, ничего и никогда.
Декан не подал вида, что беспросветная грусть объяла его душу. Уж чего-чего, а «не подавать вида» он умел лучше всего. Вот она, расплата: его дочь сидит в паре футов от него, а он не может обнять её, никогда не услышит слова «папа»… Да и какой он папа, Грейн права – ерунда какая-то.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 1225
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика