Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 21

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

23.05.2015, 12:50
В канун Хэллоуина школа предвкушала традиционный праздничный банкет. Большой зал был украшен в соответствии с тематикой праздника: живыми летучими мышами и светящимися фонарями, которые были сделаны из огромных тыкв. Эти тыквы, не без помощи магии, вырастил Хагрид. Столы, как всегда, ломились от обилия разнообразных кушаний, большинство которых, как можно догадаться, приготовили из тыквенной мякоти: суп-пюре, тыква тушёная и жареная, нежнейшее суфле и, конечно же, сотни галлонов густого тыквенного сока. Впрочем, любителям мяса и выпечки тоже было из чего выбирать.

Программа праздничного концерта держалась в строжайшей тайне и явилась настоящим сюрпризом для большинства присутствующих. Гвоздём программы стало выступление необычного хора, особенность которого состояла в участии издающих мелодичное кваканье жаб, сидящих на руках певцов. Одним из необыкновенных артистов был Тревор, поэтому Невилл, как непосредственный хозяин талантливого и сообразительного животного, знал о выступлении заранее.

Тревора держала маленькая пухленькая первокурсница-пуффендуйка, стоящая в первом ряду. Оба – и Тревор, и девочка – очень старались, это было видно по тому, как они одинаково раздували щёчки и таращили глаза во время особенно сложных пассажей. В такие моменты выступления Невилл, с пылающими от удовольствия и гордости за своего любимца ушами, поглядывал через стол когтевранцев на сидящую за слизеринским столом подружку. Грейн подмигнула и незаметно для однокурсников показала мальчику большой палец в знак восторга.

Действительно, выступление было великолепным. Хор лягушек, как его позже называли в Хогвартсе, небольшая группа поющих студентов, был создан по инициативе декана Когтеврана профессора Филиуса Флитвика. Он же был его руководителем и дирижёром. Среди участников хора были представители всех четырёх факультетов – самые музыкальные и голосистые. Репертуар также отличался оригинальностью – помимо традиционных хэллоуиновских песен были исполнены народные английские и шотландские, но главное – Гимн Хогвардса, наконец-то, обрёл мелодию, раньше его пели каждый на свой лад и пение Гимна напоминало рыночный гвалт. Теперь же он стал настоящим высокохудожественным полифоническим произведением, торжественным и великолепным. Почти таким же выглядел и сам Флитвик, вырядившийся в чёрный фрак и галстук-бабочку.

Несколько студентов также продемонстрировали свои таланты, шквалом аплодисментов было встречено выступление близнецов Джорджа и Фреда Уизли, которые показали сногсшибательное пиротехническое шоу. Жаль, что в программе не было ни одного танцевального номера. Грейн блистать своим танцевальным талантом не собиралась, и даже попросила Невилла никому о нём не рассказывать. Девочка всё еще боялась оказаться в центре внимания стольких людей и предпочла тихо отсиживаться за слизеринским столом.

Саликса очень сожалела, что не встретила в этот вечер никого из своих приятелей-гриффиндорцев, кроме Невилла. Как он объяснил, Гарри, Рон и Гермиона были приглашены на приватную вечеринку привидений по случаю пятисотлетнего юбилея смерти Почти Безголового Ника. Это привидение, именовавшееся при жизни сэром Николасом де Мимси-Дельфингтоном, чрезвычайно харизматичное и дружелюбное, было факультетским призраком Гриффиндора. Поэтому приглашённые ребята никак не могли отказать сэру Николасу и вынужденно пропустили банкет в честь Хэллоуина.

Печально вздохнув, Грейн занялась изучением столовых приборов. Дело в том, что после прочтения книги о Маугли ей часто вспоминалась глава о том, как юноша нашел кинжал в заброшенной человеческой сокровищнице. Этот клинок стал символом его силы и стойкости. Слизеринка долго присматривалась к столовым ножам. Она хотела иметь хоть один у себя, не для того, чтобы причинить кому-то вред, а чтобы быть похожей на любимого героя. Чтобы спрятать нож в коробке вместе со старыми ботинками, а по вечерам любоваться своим «железным зубом». Но выбор девочки неожиданно пал на двузубую серебряную вилку для мясных блюд. Её зубцы манили своей симметрией, а костяная рукоятка была испещрена замысловатым резным узором.

Насытившись и получив столько приятных впечатлений, студенты направились в гостиные своих факультетов. Грейн по устоявшейся привычке брела в хвосте компании второкурсников. Вдруг девочка почувствовала, как кто-то больно схватил её за плечо с криком «Вот она, заговорщица!» В одно мгновение Саликса, словно быстрая рыбка, выскользнула из мантии и повернулась к противнику лицом, выставив перед собой для защиты вилку, прихваченную со стола.
Противником оказался «обожаемый» Грейн преподаватель ЗОТИ профессор Локонс.

— Я так и знал, что эта ведьма скоро себя проявит! – провозгласил он, привлекая внимание остальных студентов. Но тут взгляд его упал на поблескивающий заострёнными кончиками столовый прибор. – Ты мне угрожаешь?!

Грейн растерялась, не зная, что предпринять. Златопуст боязливо отступил на шаг и окинул взглядом затаивших дыхание студентов. Все ждали от него решительных действий. Он взмахнул палочкой. Грейн поняла, что не успеет ничего сделать и испуганно отшатнулась. Но в этот момент чья-то крепкая рука перехватила запястье преподавателя ЗОТИ, не дав ему завершить начатое. На Локонса в упор смотрели полные холодной ярости черные глаза.

— Никогда не смейте трогать… моих студентов, – прошипел ему в лицо профессор Снейп так, что у Златопуста по спине побежали липкие мурашки. Запястье сдавило, словно тисками, и он едва не выронил палочку.

Впрочем, в следующий момент зельевар со скользнувшим по лицу выражением брезгливости выпустил Локонса и тот, отступив на безопасное расстояние, заговорил снова:
— Ваши студенты совсем распустились! Мало того, что эта ведьма устроила нападение на кошку завхоза, она еще угрожала проткнуть насквозь меня. Меня! Преподавателя! Я требую разобраться в присутствие директора!

— Непременно, – процедил Снейп и, не отрывая тяжелого взгляда от Локонса, протянул в сторону Грейн раскрытую ладонь. – Мисс, дайте вилку. Я здесь и вам ничего не грозит.

Саликса виновато протянула ему свое оружие рукояткой вперед.
Через несколько минут все трое вошли в кабинет директора, где уже находились, помимо Дамблдора, деканы всех факультетов и завхоз Филч с заплаканным лицом.

Бесцеремонно ткнув в Грейн пальцем, Локонс завопил:
— Это она, господин директор! Её работа, вне всякого сомнения! Она растерзала кошку Филча той самой вилкой, которой угрожала мне, а потом написала кровью бедного животного эти ужасные слова на стене. Ведьма!!!

Грейн держалась ближе к своему декану. Её затравленный взгляд метался от одного обеспокоенного лица к другому.
— Я не понимаю, о чем вы! – не дожидаясь разрешения, взяла она слово. – Я весь праздник была в Большом зале. Все однокурсники видели меня за столом. И выходила я тоже со всеми, – она чуть не плача взглянула на директора. - Что с Миссис Норрис? Она мертва? Скажите!

— Что за чепуха, профессор, – Дамблдор укоризненно покачал головой, глядя на Локонса, – при чём тут мисс Саликса? Не волнуйтесь, мисс, кошка вовсе не убита и уж тем более не растерзана. Она находится в оцепенении. Ну же, Филч, дорогой, перестаньте так убиваться! – повернулся директор к рыдающему завхозу. – Мы её непременно вылечим…

— Мистер Филч, – вступила профессор Стебль, – через пару месяцев созреют мандрагоры, а Грейн поможет мне собрать урожай, да, дорогая? Северус приготовит зелье и ваша кошечка будет как новая. А вы, мистер Локонс, сами видели, как Грейн это делала? Ведь на месте преступления был пойман Гарри Поттер…

— Коллеги! – раздался громкий голос директора. – Ни мисс Саликса, ни мистер Поттер не имеют к произошедшему никакого отношения. Второкурсникам не под силу наложить такое мощное заклятье…

— А я бы на вашем месте не был столь уверен! – снова вмешался Локонс. – Поттеру, конечно, не под силу, а вот… Саликса, – прошипел он ненавистную фамилию, – могла! Если она могла натравить на меня одних тварей, значит, может сговориться и с другими. Когда я уличил её, она набросилась на меня со столовой вилкой и едва не покалечила. Какие чудовища живут в Тайной комнате? А?! – Локонс снова двинулся на Грейн. – Говори, ведьма…
Северус Снейп выступил вперед, преграждая ему путь.

— Во-первых, – начал он убийственно ровным тоном, – вилка была в руках мисс Саликса потому, что она только что встала из-за стола. Во-вторых, я был свидетелем случившегося в Большом зале и заявляю, что мисс Саликса не проявляла по отношению к кому-либо никакой агрессии, в то время как вы, мистер Локонс, в высшей степени грубо напали на неё сзади. И если подобное еще раз повторится…

Снейп сжал в руке свою волшебную палочку так, что побелели костяшки пальцев. Грейн спряталась за его спиной и незаметно для себя ухватилась рукой за полу его мантии – той самой, на которую не так давно пролила Дыбоволосное зелье.

— Северус! – окликнул зельевара директор и подошел ближе, решительно предотвращая конфликт. Локонс тут же нехотя отошёл в сторону. – Я думаю, коллеги, мы во всем разобрались.

— В таком случае, Альбус, - вмешалась МакГонагалл, – разрешите мистеру Снейпу увести ребенка… Она совсем расстроена, бедняжка… Держите себя в руках, Златопуст, ваша неприязнь к маленькой девочке не делает вам чести… Впрочем, – понизила голос МакГонагалл, – о чём это я, какая уж тут честь…

Снейп одернул мантию и положил руку на плечо Грейн.
— С вашего позволения, господин директор? – сказал он.

— О, конечно, ступайте, Северус, – кивнул Дамблор, и, понизив голос, добавил: – Только проследите, чтобы у девочки при себе больше не было колющих и режущих предметов. А от вас, Локонс, я больше не желаю слышать ничего подобного. У вас нет и не может быть никаких оснований подозревать её в причастности к произошедшему. Оставьте ребёнка в покое. Это приказ. Вы меня поняли, профессор?

— Да, сэр, – пробормотал Локонс и вышел из кабинета.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 1524
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика