Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 18

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

01.05.2015, 13:44
— Похоже, вопрос о круге общения для Грейн отпадает сам собой, – с недовольным выражением лица произнес Снейп, когда они вместе с директором школы направлялись сумрачными коридорами замка на ужин в Большой зал. – Вот, полюбуйтесь.

Он протянул Дамблдору тот самый рисунок, что был конфискован у Грейн на последнем уроке зельеварения. Директор только усмехнулся в белую бороду.

– Кажется, у Грейн есть способности к рисованию. Вы с профессором Локонсом регулярно радуете меня её шедеврами.

Снейп ничего не ответил, а лишь засверкал глазами, ища, на ком бы выместить досаду. Взгляд его упал на школьного полтергейста Пивза, который был занят тем, что переворачивал одну из висящих на стене небольших картин с одного бока на другой. Изображенный на ней толстенький приземистый рыцарь перекатывался по лугу туда-сюда, гремя доспехами и успевая выкрикивать ругательства. Пивз не давал ему подняться на ноги, чтобы вызвать противника на турнир как полагается.

«Еще один любитель искусства», – раздраженно подумал профессор зельеварения, сверля взглядом полтергейста. Он направил палочку на Пивза и произнес заклинание:
— Доллорум.

Вспышка боли немедленно настигла зад хулигана. Пивз тоненько взвизгнул, оставил в покое картину и умчался прочь, бранясь и потирая больное место. Дамблдор посмотрел на Снейпа с укоризной. Тот произнес:
— Не думаю, профессор, что общение с Долгопупсом сможет принести пользу Саликса. Это на редкость неспособный и слабо одарённый…

— Северус! Ты серьёзно считаешь, что самое главное в дружбе – возможность равноценного обмена опытом? Невилл – чудесный мальчик: добрый, чуткий… Да, пока он не демонстрирует особых успехов. Ты же знаешь, Аврора, его бабушка, вообще опасалась, что он родился сквибом, так долго Невилл не проявлял никаких магических качеств. А ведь его родители – очень одарённые волшебники, жаль, что не могут сами воспитывать мальчика. Бабушка слишком много надежд возлагает на внука, он, бедняжка, под гнётом этих надежд совсем зачах… Ну ничего, всё будет в порядке. Так ведь, Северус?

— Если мистер Долгопупс не разнесёт неуклюжим заклинанием Хогвардс до того, как начнёт оправдывать ожидания своей бабки, то да, директор, всё будет в порядке, – усмехнулся Снейп, пряча рисунок девочки во внутренний карман мантии. – По крайней мере, он тихий ребенок, вряд ли Грейн сможет почерпнуть у него что-то вредное для себя. Если она будет чувствовать себя рядом с ним уверенно то, возможно, научит его чему-нибудь сама. Хотя, не стану скрывать, мне бы было спокойнее, если бы она нашла друзей на Слизерине. Дружба с гриффиндорцем может настроить однокурсников против неё. Ей и так несладко.

Они вошли в Большой зал, который был уже полон студентов. Осень всё больше вступала в свои права, и за окнами темнело рано. Огни сотен парящих свечей отражались в пузатых боках узорных кубков и донышках золотых блюд на столах. Волшебный потолок был затянут дождевыми облаками и предвещал наступление непогоды.

— А я всегда хотел, чтобы студенты разных факультетов дружили между собой! – оптимистично заметил Дамблдор, занимая свое место за преподавательским столом – Я буду очень рад, если этот рисунок станет началом настоящей дружбы.

Тем временем олицетворение настоящей дружбы – тройка гриффиндорцев в составе Гарри Поттера, Рона Уизли и Гермионы Грейнджер – ужинали за своим столом. Невилл, разумеется, тоже был неподалёку, но был увлечён зрелищем безуспешных попыток превращения воды в ром в исполнении Симуса Финнигана.

— Ты снова куда-то спешишь, Гермиона? – спросил Гарри у подружки, которая на удивление быстро поглощала ужин, – не в библиотеку ли на встречу с новенькой слизеринкой? В последнее время вы стали часто видеться, она тебя чем-то заинтересовала?

— Ты что, дружишь с этой чокнутой? – возмутился не слишком наблюдательный Рон, – а я думаю, где это ты пропадаешь постоянно…

— Да, спешу в библиотеку, – проглотив одним махом половинку пончика, вскочила из-за стола Гермиона. – И Грейн вовсе не чокнутая, к твоему сведению. Мне с ней бывает интересно – она знает вещи, о которых в книжках не написано. А ты что, возражаешь?

— Нет, с чего бы это мне возражать, просто удивился. Ты же её терпеть не могла раньше. А теперь вдруг стала лучшей подружкой. Чего вдруг?

— Рон! Она дружит с Невиллом. Я случайно застала их в библиотеке и мы немного пообщались. Вас с Гарри интересует только квиддич, а меня – нет, уж простите. Почему бы мне время от времени не поговорить о том, что интересно лично мне?

—Да пожалуйста, говори… А что, Невилл прямо по-настоящему с ней дружит? – удивился Гарри, взглянув в сторону Невилла и Симуса. – Вот бы не подумал, что между ним и Саликса может быть что-то общее. И вообще, это странно, неужели ему друзей на Гриффиндоре мало…

Невилл действительно вовсе не был изгоем в компании однокурсников, ведь на этом факультете намного больше ценились человеческие качества, а не успехи в учёбе, как среди когтевранцев, или положение родителей и чистота крови, как у студентов Слизерина. Стоит заметить, что Долгопупс, будучи чистокровным волшебником, был не более уважаем на Гриффиндоре, чем рождённая маглами Гермиона Грейнджер, демонстрировавшая редкие способности и умения, почерпнутые из сотен прочитанных ею книг. Но и отсутствие успехов в учёбе никак не сказывалось на отношении к нему однокурсников. Его ценили и любили за доброту и желание помочь, за лёгкий характер и оптимизм.

Грейн же, казалось, не особенно нуждалась в общении. И в этом отношении она напоминала Снейпу самого себя. Она, как ему было известно, иногда заглядывала к Хагриду, с которым, по особому приказу Дамблдора, ходила в Запретный лес. Несколько раз она заставала в хижине лесничего гриффиндорскую троицу, Поттера, младшего Уизли и Грейнджер, коротко кивала Гермионе в знак приветствия, настороженно косилась на двух незнакомых мальчишек, и, несмотря на намёки Гермионы на то, что она им не помешает, сразу уходила.

Лесничий рассказал Гарри, Рону и Гермионе, что Грейн помогает ему в лесу. Но на вопрос Гермионы, в чём именно заключается эта помощь, толком не ответил.
— Э-э-э… ну, так… Разные грибы собирает, яйца докси, и вообще… По-всякому, когда как… – замялся он.

Поскольку у ребят не было ни малейшего желания помогать Хагриду в подобных делах, они лишь пожимали плечами. Кроме того, Хагрид как никогда был скрытен с гриффиндорской троицей, по поводу всего, что касалось слизеринки.

Как-то в разговоре с лесничим Грейн упомянула, что родилась в день осеннего равноденствия, и Хагрид решил уточнить у Снейпа, так ли это.

Меньше всего декан Слизерина ожидал увидеть на пороге своего кабинета именно Хагрида.
— Здрасьте! – лесничий потоптался у двери и всё-таки вошел, неловко задевая полами видавшего виды плаща стеллажи с пробирками и треноги с котлами для зелий.

— Добрый день, – сдержанно отозвался Снейп, выражение его лица было таким, словно день перестал быть добрым, едва этот нежданный гость ступил за порог. На всякий случай зельевар уткнулся в чью-то контрольную, давая понять, что очень занят.

— Я вот чего… Грейн… У вас на факультете есть. Такая черноволосая, длинноносенькая, – начал Хагрид, в полной уверенности, что по этому описанию декан вспомнит студентку и оказался совершенно прав.

—Что она ещё натворила?

—Ничего! Нет-нет, – Хагрид отрицательно замотал косматой головой. – Она – золотой ребенок. Просто сказала как-то, что родилась в осеннее равноденствие. Двадцать третьего сентября, выходит. Это правда? У вас же… эти… бумаги на неё есть?

— А вам это зачем?

— Ну как же? – удивился лесничий. – У человека день рожденья! Она такая добрая девчоночка, всех зверей понимает, любит. И одна совсем… никого нет, – он горестно развел руками. – Надо бы порадовать… позаботиться.

Выражая недовольство тяжелым вздохом, Снейп поднялся из-за стола и направился к огромному шкафу у правой стены, где хранились личные дела учеников. Документы Грейн лежали с краю, так как он недавно просматривал их.

— Двадцать третье сентября, – ледяным тоном отчеканил Снейп, резко захлопнул дверцы шкафа и повернулся к лесничему, намекая, что разговор окончен.

— О! – обрадовался Хагрид. – Здорово! Спасибо! Я пойду тогда…

— Ступайте, – процедил Снейп сквозь зубы.

Оставшись один, Северус ещё раз заглянул в личное дело ученицы и подумал о том, что может и ему стоило, как выразился Хагрид, «позаботиться»? Ведь девочке исполнялось тринадцать лет буквально через пару дней.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 1731
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика