Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 17

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

01.05.2015, 10:32
— Пять баллов Слизерину! – провозгласила МакГонагалл. – Присаживайтесь, мисс Саликса.

Гордая собой, Грейн прошествовала на свое место. Малфой злобно прищурился, глядя на неё, но промолчал. Так оно безопаснее.

Профессор трансфигурации на этот раз была довольна ученицей. Девочка заметно подтянулась по её предмету и колдовала гораздо увереннее, чем раньше. По мановению её волшебной палочки чернильницы исправно представали веселыми воробьями и возвращались в первоначальное состояние. Правда, теоретические работы слизеринки пока оставляли желать лучшего, но МакГонагалл старалась быть не слишком строгой, принимая во внимание то, что девочка в последнее время не хулиганит и быстро наверстывает упущенные знания.

Грейн больше не ходила к декану на дополнительные занятия с того вечера, как между ними произошел неприятный разговор о её прошлом. Сначала она обижалась на профессора, потом на саму себя за свой порыв и твердо решила не появляться в его кабинете, пусть даже это грозит очередным наказанием.

Однако Снейп вел себя как ни в чём не бывало и никаких претензий к ней не предъявлял. Девочка избегала его и старалась даже не смотреть в его сторону. Теперь она коротала вечера после уроков в оранжерее – отдыхала душой среди растений.

Как-то раз преподаватель травологии профессор Стебль попросила помочь ей в уходе за Колючкой обыкновенной. Этот зловредный куст никого к себе не подпускал, выстреливая острыми шипами в каждого, кто приближался ближе, чем на фут. Недавно растение немного приболело, и необходимо было его обработать специальной мазью. Больная колючка была ещё злее, чем обычно, а стреляла также метко, как здоровая.

Когда Грейн вошла в застекленное помещение, где всегда стоял кисловатый запах листьев и влажной земли, она обнаружила, что профессор Стебль, как всегда в рабочем халате со следами земли и удобрений и в остроконечной шляпе, из-под которой выбивались пышные седые волосы, была не одна. Увлеченный травологией гриффиндорский второкурсник Невилл Долгопупс переминался рядом, потирая обстрелянные шипами места. Слизеринка покосилась на него, но ничего не сказала. Она узнала мальчика, который так боялся профессора Снейпа.

Грейн заговорила с колючим кустом на всеобщем языке растений и животных, и неожиданно среди ветвей показалось существо, напоминающее сделанного из шипастых прутиков крохотного человечка. Он весь дрожал, как в лихорадке, и зябко поводил плечами.

Никогда не видевший духов растений Невилл, затаив дыхание, подошел поближе.
— Ему нездоровится, – пояснила Грейн, указав на духа. – Я постараюсь уговорить его вести себя прилично, только взамен пообещаю вкусную подкормку и место ближе к окну.

— Конечно, дорогая! – улыбнулась Стебль. и на её округлых щеках проступили ямочки.

Услышав о таких выгодных условиях, человечек закивал головой, и медицинская процедура прошла вполне успешно. Грейн не собиралась уходить, она гладила листья магических растений, разговаривала с ними шелестящим шёпотом. Невилл некоторое время наблюдал за ней с восхищением. О тяжёлом, даже невыносимом характере новенькой слизеринки ходили легенды. В глазах студентов Гриффиндора она была героиней, укротившей самого Малфоя с его компанией, которые не давали проходу всем, кто был слабее их.

Большинство сведений о Грейн были сильно преувеличены, но многое Невилл видел своими глазами. Его однокурсница Гермиона уверяла, что Саликса обрызгала дыбоволосным зельем мантию Снейпа в отместку за то, что профессор накричал на него. Невилл слабо в это верил, ведь они с Грейн даже не были знакомы, и решил воспользоваться возможностью выяснить, так ли это и поблагодарить. Мальчик, собравшись с духом, решил заговорить с Грейн и подошёл к ней.

— Привет, – дружелюбно начал он, – меня зовут Невилл, я учусь на Гриффиндоре. Здорово у тебя получается общаться с растениями. Ты знаешь их язык?
Грейн окинула его настороженным взглядом. Невилл испуганно замер – вдруг она запустит в его голову цветочным горшком, или еще чем-нибудь? Говорят, она и не такое может.

— Привет. Я тебя помню. Ты – Долгопупс. Путаешь ингредиенты зелий, – отрезала Саликса, надеясь, что он оставит её в покое и не будет мешать общаться с дриадами.

— Зато я люблю травологию. Как и ты.

— Я не люблю травологию. Я люблю растения.

Она отвернулась к грядке с мандрагорами, которые протягивали к ней зеленые листочки.
— Никогда раньше не видел духа растения, – признался Невилл, встав рядом с ней.

— Они не показываются людям, – презрительно фыркнула девочка. – Но я всегда их вижу. Я выросла в лесу.

— Как это – в лесу? – округлил глаза мальчик. – Разве такое на самом деле бывает?

— Бывает. Или ты мне не веришь? – ощетинилась Саликса.

— Нет, что ты! Конечно, верю! – Невилл отступил на шаг. – Просто я однажды читал магловскую сказку о мальчике, который вырос в стае волков.

— Чего? – недоверчиво протянула Грейн. – Я говорила как-то с нашими румынскими волками. Они ни за что не стали бы растить у себя человека! Люди считают их слугами нечисти, устраивают облавы, вырубают леса, где они живут!

— Тот мальчик рос не в Румынии, а в Индии. В школьной библиотеке есть эта сказка – почитай сама.

— Индия? Где это? – Грейн беспокойно теребила край собственной мантии, она была по-настоящему заинтересована. – Вейлы рассказывали мне о стране России, где живут белые дриады. Индия дальше или ближе?

Мальчик на минуту задумался:
— Смотря откуда считать расстояние…

— Пошли, покажешь эту книгу! – Саликса схватила его за рукав и потащила к дверям оранжереи.

Библиотека представляла собой огромное помещение с высокими потолками, казавшееся тесным от бесконечных полок со старинными и новыми книгами на любую тематику. Здесь витал аромат кожаных переплетов и стоял шелест бесчисленных страниц. В отделе «Магловедение» дети нашли книгу Редьярда Киплинга «Маугли». И долго спорили о том, возможно ли такое на самом деле. Потом Невилл принес из соседнего отдела библиотеки старинный, пожелтевший от времени свиток с атласом мира. На нем были изображены два полушария, которые поддерживали на своих плечах атлетического телосложения мужчины в греческих тогах. Материки и океаны были украшены замысловатыми рисунками невиданных животных и рыб. Грейн с Невиллом искали Индию и пытались рассчитать расстояние от неё до Румынии, в чем не особенно преуспели. В конце концов, Невил предложил всё обдумать и встретиться в оранжерее завтра.

Следующий вечер они провели за обсуждением приключений индийского мальчика, читая друг другу вслух отрывки из книги. Потом разговор перешёл на индийские растения, изучение всеобщего языка лесных жителей. Наконец заговорили о том, что многие вещи в своём обиходе люди делают из дерева. Невилл сказал, что маглы часто используют пластик и искусственные материалы, но их производство наносит вред окружающей среде. Волшебники используют всё настоящее, сделанное из дерева, кожи, кости или металла.

— Надо спросить у Гермионы, как это бывает у маглов – предложил мальчик. – Её родители – маглы.
Он тут же смутился, решив, что сболтнул лишнее. Но Грейн не выразила осуждения или недовольства, услышав из какой семьи Гермиона, и Невилл перестал беспокоиться на этот счет.

Вечером, собравшись в библиотеке, они спорили уже втроем с Грейнджер. Новенькой не слишком нравилась эта девочка с Гриффиндора. Она казалась слизеринке высокомерной, гордящейся своими обширными знаниями обо всём на свете. Но Грейнджер не говорила ничего обидного ни в адрес новенькой, ни о лесных жителях, поэтому Саликса старалась сдерживать себя и не кричать на неё, но все-таки ловила себя на том, что начинает возбужденно размахивать руками.

Гермиона при таком проявлении эмоций слизеринки недовольно поджимала губы и делала такое выражение лица, что Грейн хотелось треснуть её книгой по лбу. Но Грейнджер рассказывала столько интересного и невероятного – о больших городах, о дымящих заводах и фабриках, о нефтяных танкерах и браконьерах. Многое из этого Грейн раньше даже представить себе не могла. И она терпеливо слушала, сдерживая порывы недовольства. Однако, в то, что волки могут принять в стаю человека, по-прежнему не верила.

— Не понимаю твоей логики, – пожала плечами Гермиона, – Ты ведь сама выросла в лесу.

— Но я же не пришла в лес из семьи людей. Я родилась в лесу. Моя мать – дриада, – ответила Грейн, чем вызвала удивленные взгляды собеседников и массу вопросов. Пришлось коротко рассказать о своей жизни до школы.

— Так твой отец волшебник? – Грейнджер прищурилась, словно прикидывая что-то в уме.
— Ага… – Саликса, потупив взгляд, ковыряла пальцем кожаный переплет книги о Маугли, с которой никак не могла расстаться. – Мама говорила, что он лучший колдун в мире. А по-моему – лучший болтун в мире! Заморочил ей голову, обещал вернуться… Она же не знала, что люди такие подлые, вот и ждала.

— Не надо обобщать, насчет подлости людей, – обиженно встряхнула волосами Гермиона.

— А что это вы тут делаете так поздно? – раздался вдруг совсем рядом хриплый голос.

Ребята вздрогнули и обернулись. Между стеллажами книг стоял, хитро прищурившись, завхоз Аргус Филч с фонарём в руке. Стоявшая у его ног пушистая пожилая кошка сверкнула красными глазами и негромко мяукнула. Грейн огляделась. Оказывается, за окном уже стемнело, и они остались в библиотеке одни. Настенные светильники в узорчатых креплениях тускло мерцали, создавая уютную обстановку. «Как незаметно пролетело время, – подумала Саликса и посмотрела на своих собеседников. – Вдруг им теперь попадет из-за меня? Это несправедливо».

Она поднялась с места и сделала шаг навстречу завхозу:
— Э-э-э… мы уже уходим. Может, не скажете никому про нас? Мы больше не будем так задерживаться.

— Ещ-щ-щё чего, – кровожадно протянул завхоз, криво усмехаясь. – Вы все будете наказаны.

— Но мы ничего плохого не сделали, - возразила Грейн. — Вы ведь добрый человек. Со злым кошка дружить не станет!

Она что-то сказала кошке на всеобщем языке, та подошла и потерлась, громко мурлыча, о ногу Грейн. Девочка тут же взяла её на руки и стала почесывать за ушком. Миссис Норрис довольно щурилась и мяла лапками её мантию на плече. При виде этого Филч замер с открытым ртом. Ранее кошка не проявляла особой любви ни к кому из студентов.
— Поставьте Миссис Норрис на место и убирайтесь отсюда, – сердито проворчал он.

С тех пор посиделки в библиотеке стали для Грейн обычным делом. Долгими осенними вечерами она пропадала в отделе магловедения, пытаясь выудить из книг сведения об использовании природы человеком. Даже визиты в оранжерею отошли для неё на второй план. Девочка открывала для себя мир людей с их сложным устройством общества, диковинными для неё способами создания предметов быта и промышленной добычей полезных ископаемых. К Гермионе она больше не приближалась, ограничиваясь сдержанными кивками в знак приветствия. Но встретив Невилла, задавала ему множество вопросов о людях. Он же черпал от неё знания о растениях и рецептах зелий. На общих занятиях Гриффиндора и Слизерина эти двое часто переглядывались и даже кидались записками.

— Так, мисс Саликса, что это у нас? – Снейп разворачивал скомканный листок, перехваченный им на теоретическом занятии по зельеварению на пути от Грейн к Невиллу. Класс притих, ожидая вердикта сурового профессора. – Какой интересный портрет. Тут и подпись есть: «Невилл». Очевидно, это мистер Долгопупс?

Декан продемонстрировал классу довольно корявый рисунок, изображавший человечка с пухлыми щеками и оттопыренными ушами. Ученики обоих факультетов захохотали. Невилл покраснел, как рак.

— Что вы на это скажете? – обратился Снейп к провинившейся ученице.

У Грейн последние несколько дней было слишком хорошее настроение, чтобы злиться и она, пожав плечами, ответила:
— Ну, хотите, профессор, я и вас нарисую. Мне будет не трудно, а вам приятно, – она, мило улыбнувшись, невинно захлопала глазами.

Класс взорвался хохотом во второй раз. Мрачный кабинет зельеварения нечасто оглашали подобные звуки радости. Пробирки на длинных деревянных стеллажах вдоль стен обиженно зазвенели в ответ, точно призывая к порядку и тишине. Снейп, похоже, был с ними согласен. Он хлопнул рисунком по столу перед девочкой.

— Я хочу, чтобы вы занялись, наконец, учебой! Если ещё раз такое повторится, сниму баллы и назначу наказание!

С этими словами он прошествовал к преподавательскому месту. Грейн показала ему вслед язык. Преподаватель остановился и негромко бросил через плечо:
— Я всё вижу.

Грейн смущенно уткнулась в свой свиток и заскрипела пером, дописывая теоретическое задание. На душе у неё стало легче, ведь, несмотря на напускную строгость, настоящей враждебности в голосе профессора зельеварения она не услышала. Значит, о том непростом разговоре в его кабинете можно забыть.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 1744
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика