Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 16

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

01.05.2015, 10:27
Осенние дни мелькали один за другим, будто подхваченные ветром опавшие листья – такие же яркие и неповторимые. Огромный замок жил, наполненный голосами и мыслями студентов, так похожих друг на друга в черных мантиях и всё же таких разных.

Каждый вечер, выполнив домашние задания, Грейн отправлялась в кабинет декана упражняться в трансфигурации. Сначала это воспринималось ею как наказание, но когда, благодаря ежедневным тренировкам, колдовство с помощью палочки стало удаваться, эти занятия начали даже нравиться ей.

Снейп не мог не заметить, что девочка чрезвычайно способна к магии. Ей просто не хватало элементарных знаний и навыков, которые она теперь быстро наверстывала. Нужно было только доходчиво объяснить теорию, показывать пример и не позволять ученице отвлекаться на препирательства и споры. Это требовало от преподавателя определенной выдержки и деликатности. Но декану нравилось наблюдать, с каким упорством девочка повторяла урок раз за разом, пока не добивалась нужных результатов.

Стычки с однокурсниками теперь случались у Грейн лишь изредка – ей просто не хватало на это времени и сил. Малфой и компания все еще пытались её задевать. Но однажды утром Драко вышел к завтраку, прихрамывая и держась за левый бок. Проходящая мимо мальчика к своему месту за столом Грейн поднятым воротником мантии прикрывала синяк на скуле. Девочка бросила на сокурсника многозначительный взгляд. Тот молча втянул голову в плечи. На этот раз он никому не пожаловался и не стал делать трагедию из своего недомогания. Произошедшее между ними осталось тайной, но после этого злобных шуточек в адрес новенькой Малфой не отпускал и старался держаться от неё подальше, как и велел ему декан.

Дождливым сентябрьским вечером в кабинете декана Слизерина весело потрескивал в камине огонь. Язычки пламени разгоняли мрак, затаившийся по углам подземных апартаментов Северуса Снейпа. Склянки с ингредиентами для зелий поблескивали в этом свете, словно драгоценности в Пещере сокровищ. Надоевший шум осеннего дождя не проникал сюда, и в мрачном кабинете сегодня было даже уютно.

Снейп отложил последний свиток с самостоятельной работой студентов Гриффиндора, которую только что проверял, и устало потёр глаза.

Улучшив знания и навыки ученицы в трансфигурации, декан начал обучать её заклинаниям, возвращающим поврежденным предметам первоначальный вид. Он счел, что это будет полезно девочке с таким непростым характером, зачастую сеющей вокруг себя хаос. Сейчас, сидя на табуретке поджав ноги, Грейн пыталась подновить свои старые башмаки, раз за разом взмахивая палочкой и произнося «Репаро». Но обувь не спешила обновляться, от магических манипуляций у ботинок только вставали дыбом шнурки. В досаде девочка так сжимала палочку, что белели костяшки пальцев. Движения вместо плавных и изящных становились резкими, порывистыми.

— Опять неправильно держишь палочку, – произнес Снейп.

Он поднялся со своего места, подошел к ней и, встав за спиной, взял ученицу за запястье, чтобы направлять её движения. Грейн немного отшатнулась и бросила на него удивленный взгляд. Снейп и сам несколько смутился, но виду не подал. Он заметил, что её запястье холодно как лёд. Оно было таким тоненьким, что, казалось, достаточно немного стиснуть – и переломится точно тростинка, и одновременно таким напряженным, что невольно приходила мысль – сломать её не так-то просто.

Преподаватель легко повел её рукой:
— Плавно и свободно. Репаро, – с палочки сорвались искорки, и оторванная подошва левого ботинка встала на место.

Грейн мягко высвободила руку и стала молча обуваться. Северус заметил, что обшарпанные мужские ботинки ей к тому же велики. «Эту рухлядь надо выбросить, – подумал он и посмотрел на ученицу. – Совсем замерзла…»

— Уже поздно. Хватит на сегодня, – сказал он, видя, как девочка зябко кутается в мантию, собираясь уходить, и неожиданно для самого себя спросил: – Может, чаю?

Грейн настороженно взглянула на него и неопределенно пожала плечами.
Снейп взял с одной из полок пузатый медный чайник.
— Чашки и заварка в том шкафу, – указал он на противоположный угол кабинета, и, когда Грейн отвернулась, стер с чайника солидный слой пыли.

Девочка направилась к шкафу, но как только она приоткрыла тяжелую дубовую дверцу, её остановил окрик профессора:
— Не здесь! То есть… Отойди оттуда! – он подошел так стремительно, что полы чёрной мантии взлетели вверх и поспешно загородил от девочки содержимое шкафа. Но Грейн успела заметить причину беспокойства преподавателя. Из-за фарфоровых чашек и жестяной баночки с заваркой блеснула янтарным боком бутылка огневиски.

«Он ещё и пьющий…» – Грейн с усмешкой покосилась на мужчину.

«Как я мог забыть, что она здесь?! – досадовал на себя Снейп, глядя на бутылку – единственное свое утешение одинокими тоскливыми вечерами. – Нехорошо получилось…» Он деловито достал заварку и незаметно для девочки внимательно понюхал обе чашки. Мало ли что…

Грейн наполнила чайник и сполоснула посуду. Через несколько минут они сидели друг напротив друга за профессорским столом и размешивали ароматный напиток серебряными ложками. Наблюдая за профессором, Грейн пыталась повторить его бесшумные движения, но её ложка то и дело звякала о фарфоровую чашку.

— Малфой больше не беспокоит? – небрежно поинтересовался Снейп, замечая хитрые взгляды девочки и стараясь отвлечь Грейн от хранившейся в его шкафу маленькой тайны.

Девочка уставилась в свою чашку.

— Я разобралась с этим. У нас договор о ненападении.

— Правильно. И не нужно было тебе поддаваться на провокации.

— Это были не провокации! – вскинулась Грейн. – Он оскорблял меня и получал за это!

Снейп устроился в кресле поудобнее, глядя на пляски языков пламени в камине.
— Видишь ли, не на всякое нападение нужно немедленно отвечать контратакой.

— Чтобы все сочли меня трусихой?

— Нет, хотя бы для того, чтобы выждать удобный момент для ответного удара без ущерба для себя, – прищурился зельевар.

— Если хоть раз проявить слабость, меня растопчут, – твердо заявила девочка и в глазах её загорелся нехороший огонек.

Снейп покачал головой:
— С такой бескомпромиссной позицией тебе будет очень трудно в жизни.

— Мне и так трудно. Я сирота, – ответила Грейн более взволнованно, видимо слова преподавателя больно задели её за живое. – Когда я училась в румынской школе, одна девчонка издевалась над моей старой мантией. Я сказала ей, чтобы она заткнулась! Тогда она вместе с подружками ночью обездвижила меня заклинанием и… они меня остригли. Раньше у меня были длинные волосы. Мама любила их, говорила мне – береги, – голос девочки задрожал при воспоминании, о том, как падали на пол роскошные черные пряди. Она тряхнула остриженной клоками головой, приведя прическу в полный беспорядок. – На следующий день за завтраком я пырнула вилкой эту самодовольную тварь! Она пожаловалась отцу и её перевели в другую школу, а меня закрыли в карцер на неделю. Папаша девчонки заплатил прислуге, чтобы мне не давали еды. Если бы Марку не совал мне под дверь куски хлеба, я бы сдохла! Мне некого позвать на помощь. И мне не нужна ничья помощь! Я буду защищаться сама! Я не трусиха!

«Ей всего двенадцать, а за плечами уже столько горя и ненависти», – изумленно подумал Снейп. Теперь он понимал, что её поведение – не простое баловство. Эта девочка дралась с обидчиками не для развлечения, не для того, чтобы похвастаться силой. Она стремилась сразу подавить противника, запугать его, не дожидаясь худшего для себя исхода. Так ведут себя загнанные в угол, измотанные долгой травлей звери, которым нечего терять. Северус не знал, нужны ли сейчас слова утешения и сочувствия, да и не умел говорить ничего подобного. Он попытался осторожно настоять на своем.

— Ещё раз объясняю, что разумный подход – это не трусость, – стараясь остаться невозмутимым, произнес он, а про себя подумал: «Хотя, если бы я сам много лет назад отбросил сомнения, в нужный момент собрался с силами и задал бы кое-кому хорошую трёпку, невзирая на последствия, может быть, вся моя жизнь сложилась бы иначе».

Грейн вдруг стукнула чашкой о блюдце с такой силой, что чашка раскололась, а чай обжог девочке руки.
— Что вы меня учите?! Какой ещё подход?! – вскочив с места, закричала она ему в лицо. Земля немедленно отозвалась тревожным гулом на возмущение своей «дочери». – Что вы все понимаете?! Мне было девять, когда мою маму убили. Люди окружили её! Она велела мне бежать, и я побежала… Я испугалась. Она кричала от боли! Я всё видела и не помогла ей! Просто не смогла! А теперь её нет. Её не вернешь. Я любила её… люблю. А теперь я одна! Совсем одна! Но больше я не струшу. Ни-ког-да. Понятно?!

Она развернулась и, опрокинув стул и позабыв сумку с учебниками, выбежала из кабинета прежде, чем Снейп успел что-либо сказать.
«Ну, вот и поговорили…» – Северус печально покачал головой, глядя на разбитую чашку.

Огонь в камине угасал вместе с подземным гулом и тишину кабинета нарушал лишь звук падавших со стола на каменный пол капель остывающего чая.
Убрав осколки, Снейп некоторое время задумчиво мерил шагами комнату, вспоминая свои несчастливые школьные годы. До какой степени может повлиять на судьбу человека детская травма? Можно ли оправиться после таких потрясений и снова нормально общаться с людьми?

«Она уже сейчас не знает страха и границ своей ненависти к окружающим. А что будет дальше? – размышлял Северус. – Я прошел этот путь во тьму и знаю все подводные камни такой душевной пустоты. И я не могу позволить этой девочке совершать те же ошибки! Я должен помочь ей понять то, чего сам в свое время не понял».

Взгляд его упал на стоявшую в углу кабинета тумбу, заваленную пособиями по зельеварению. На полу возле нее осталась забытая Грейн сумка с учебниками.
Снейп взял заштопанную в нескольких местах сумку и, отогнав сомнения, направился в гостиную Слизерина, надеясь, что девочка ещё не спит, также как и он. Просторная комната, выдержанная в зеленых тонах факультета и украшенная старинными гобеленами, изображающими подвиги знаменитых слизеринцев в средние века, встретила его полной тишиной. Огонь в большом камине едва теплился, настенные лампы зеленого стекла озаряли гостиную приглушённым светом. Если Грейн и коротала ночь без сна, то, скорее всего, находилась в своей спальне.

Профессор положил сумку на один из кожаных диванов между бархатными зелёными подушками. Подумав немного, он применил к ней распознающие чары. «Если кто-нибудь притронется к твоей вещи без спросу, – подумал он, глядя в сторону спальни для девочек, – я узнаю об этом. Ты больше не одна».

Затем Северус Снейп развернулся и направился обратно в свой кабинет. Изображенные на гобеленах знаменитые волшебники проводили его надменными взглядами.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 1746
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика