Главная

Часть 15

Фанфик "Лебединая песнь"

27.05.2015, 17:16
В мрачной полутьме подвала Седрик аккуратно соединял два конца мерцающей зловеще-бледным светом нити. Едва он приблизил их друг к другу, как они, точно живые, сплелись сами собой, образуя единое целое. Седрику всегда было жутко на это смотреть и в этот раз он тоже отдернул руки. Но Лунный круг уже замкнулся. Шерстяная нить проходила через колечки, установленные на уровне человеческого лица на устойчивых треногах, через звенья цепей, низко свисавших с потолка, обвивала мифрилловое колесо прялки, извлеченной из деревянного ящика и собранной Седриком пару часов назад.
Нить едва заметно переливалась серебристыми отблесками. Значит сегодня полнолуние. Как и в ту ночь, когда была изготовлена лунная пряжа.
Инару прошлая ночь полнолуния застала в каюте корабля, по пути в Англию. Не слишком удачное место для пополнения запаса магической нити, но выбирать не приходилось – после предыдущей охоты на демона чудесной шерсти почти не осталось.
Седрик встал у дверей их каюты, чтобы таинству никто не помешал, а Лебяжье-белая занавесила иллюминатор плотной тканью и прорезала в ней крошечное отверстие. Тонкий лунный луч упал на покачивающийся дубовый пол. Инара, прикрыв глаза, стала нараспев шептать молитвы Богу и… богам! Слова забытого ныне языка шелестели, точно листва вековых деревьев, лились, будто воды древнего родника, дурманили сознание и увлекали в первородный омут.
Сванхвит с беспокойно мерцающими во тьме косами проколола себе палец мифрилловым веретеном и оставила капельку крови в том месте, где лунный луч упирался в дубовые половицы. Затем она провела вдоль луча рукой, точно поглаживая, и вдруг, взяв белыми пальцами за самый кончик, оторвала луч от пола и привязала к шерстяной нити.
За время их совместной охоты на нечистых духов Седрик часто видел этот обряд, но каждый раз его пробирала дрожь. Все законы природы нарушались в этот момент, граница миров истончалась и грозила разорваться. Но, что-то очень легкое и одновременно сильное сохраняло хрупкое равновесие. Должно быть, несокрушимая вера Женщины и её Лебединая песнь.
Седрик не мог понять смысла всей молитвы и улавливал лишь последнюю фразу: «Веретенце, потрудись! Пряжа Лунная, прядись!». В этот момент веретено срывалось с ладоней Инары и с жужжаньем начинало стремительно скользить по полу комнаты на острие, точно заведенная юла. Шерстяная нить сплеталась с лунным светом, а Седрик вжимался спиной в стену, объятый благоговейным страхом.
Теперь эта нить удерживала демона прочнее всяких оков. Но Темный Дворецкий уже не вырывался. Привязанный к одной из колонн, он только тяжело дышал, опустив голову.
Инара все в том же боевом костюме торопилась закончить последние приготовления.
Наконец все было готово, и Седрик стал у колеса прялки, а Лебяжье-белая – напротив той колонны, к которой был привязан демон.
- Славен Господь наш, чтимый в сердцах любящих, - перекрестилась Инара.
- И Отец Его, предвечный и нерожденный, - повторил её жест Седрик.
Герцогиня сняла серебряную цепь, связавшую косы, и те заструились по её спине и плечам. Она закрыла глаза и лишь беззвучно шептала губами молитву, стараясь отрешиться от земного и подойти к границе мира Высших сфер.
Господь-Вседержитель, оглянись на свою рабу! Святые Угодники, внемлите мольбам! Тор-Громовержец, дай выстоять в битве со злом! Сванхвит-Валькирия, Лебяжье-белая праматерь, пошли силы духа!
Шепот её звучал все отчетливее, голос набирал силу, отражаясь от каменных стен. И это была уже не молитва, а заклинание – Лебединая Песнь, слова которой все яснее звучали в сознании Себастьяна.

Колесо гонит по жилам кровь,
Колесо в губы вливает яд!
Колесо, вертись!
Это – я! (1)

Седрик крутанул мифрилловое колесо, и лунная нить пришла в движение.
Тело демона содрогнулось, дыхание участилось, а разум прояснился. Себастьян поднял голову, чтобы взглянуть на Лебяжье-белую. И тут он увидел их. Зыбкие тени толпились за её спиной – в основном демоны-каратели, несколько палачей, непонятно как оказавшихся на земле и ставших добычей Белой Лебеди. Четверо новичков-помощников сторонились остальных. Их красивые юношеские лица были умиротворенными, даже счастливыми. Сразу видно – пришли к Инаре добровольно, не выдержав тягот службы. Было и несколько старых демонов, которые предпочли смерти вечный покой. Вся эта многоликая толпа устало смотрела на Себастьяна, словно говоря: «Мы ждем тебя, брат…».

Превращенье жизни в нежизнь
Во вращении рдеющих спиц.
Раскаленный блеск из-под ресниц… (1)

Все мышцы Себастьяна напряглись до предела, тело выгнулось. Темному духу вдруг стало тесно в этой оболочке.
- Ду ар мин! (2) – отрезала Инара и наклонилась к лунной нити, струной натянутой перед лицом, пропуская её между зубами.
Повинуясь безотчетному порыву, демон, повторил её жест. Глаза его вспыхивали красными отблесками, а едва касавшиеся нити трепетные губы готовились исторгнуть душу. Лунный луч примет её и, пропустив сквозь мифрилловое колесо, передаст во владение Белой герцогини.
- Мы не опоздали? – раздался вдруг насмешливый голос.
Седрик немедленно остановил вращенье колеса, зажав его рукой. Инара вздрогнула всем телом и втянула голову в плечи, тяжело дыша. На лбу герцогини блестели бисеринки пота, косы на голове взволнованно зашевелились. Казалось, еще немного и они зашипят, как рассерженные змеи. Демон, с глухим стоном уронил голову на грудь.
Герцогиня обернулась, к тому, кто посмел прервать обряд.
На нижней ступени лестницы в дверях подвала стояли двое мужчин и мальчик. «Жнецы», - определила Инара, как только излучение магической энергии от мифриллового напыления на их оружии достигло её внутреннего взора.
Грелль презрительно кривился, обводя глазами подвал. Сиэль встревожено посмотрел на привязанного к колонне Себастьяна: «Только бы действительно не опоздать!». Но демон, казалось, был еще жив.
- Что вам угодно, господа? – леди Сванхвит выпрямилась и строго смотрела на незваных гостей. Взгляд её на миг остановился на мальчике.
Юный Фантомхайв непреклонно взглянул на её, скрестив руки на груди – «Теперь посмотрим, кто кого».
- Нам угодно… - начал было Грелль, но тут решил, что Уильям приведет больше деловых аргументов и вопросительно посмотрел на него.
Однако, Ти Спирс выглядел так, словно увидел привидение, если подобное можно сказать про жнеца. Беспощадное прошлое, от которого он столько лет пытался убежать, вновь смотрело на него глазами цвета несокрушимой стали. Вросшая в кожу лица за долгие годы маска бесстрастного жнеца была сорвана в один момент.
- Игрена… - прошептал он одними губами и сделал неуверенный шаг назад.
- Стоять, - зашипел Сатклифф, уперев кулак между лопаток коллеги. В другое время Грелль поразился бы такому поведению Уилла, но после всего, что рассказал Гробовщик, Алый жнец ничему не удивлялся. Он понял, что придется отдуваться самому и продолжил, обращаясь к герцогине: - Нам угодно, чтобы вы сейчас же оставили в покое демона и убрались отсюда по-хорошему!
«По-хорошему?» - Сиэль бросил взгляд на Сатклиффа. Мирное разрешение конфликта в планы графа явно не входило.
- На каком же основании? – холодно спросила Инара.
- На том основании, что вы находитесь за пределами вверенной вам территории, нарушаете законы нашей страны, и нанесли мне личное оскорбление! Моего слугу ты не получишь, - твердо заявил Фантомхайв, теряя терпение.
- А мне кажется, это вы вторгаетесь туда, куда не дозволено никому, - голос герцогини набирал силу, а серые косы зашевелились на голове. – Не ожидала от тебя, мальчик. Ты будто слепой. Тебе дверь в новую жизнь открывают, а ты – в стену лбом!
От возмущения Сиэль не сразу нашел, что ответить.
- Госпожа, позволь, я выкину отсюда этих наглецов, - не выдержал Олафсон.
- Нет, Седрик, нельзя, - она положила руку на плечо слуги, все еще надеясь уладить дело мирно.
Этот жест Лебяжье-белой ранил Уильяма Ти Спирса точно мифрилловый кинжал. В душе что-то перевернулось, прошлое и настоящее спутались в один тугой узел. Будто и не было этих столетий, одиноких и наполненных чувством стыда за то, что предал когда-то жнечество и чувством вины, за то, что не смог уберечь любимую женщину от гибели. Она жива! Но жнец не верил своим глазам – Игрена, ЕГО ИГРЕНА нашла ему замену! Рука, снявшая когда-то очки с лица Уильяма, теперь покоилась на плече другого мужчины.
Кровь бросилась в лицо жнеца, а глаза засверкали безумным блеском. Презренная изменница! Она пожалеет об этом! Но сначала – разорвать в кровавые клочья соперника!
Уильям неожиданно перехватил «секатор» на манер копья и с силой метнул его в ненавистную парочку. Коса Смерти просвистела точно между Инарой и Седриком и вонзилось в стену, застряв между каменными плитами. Олафсон вздрогнул всем телом. Но леди и бровью не повела.
- А вот теперь можно, - все так же спокойно произнесла она, и Седрик в тот же миг сорвался с места навстречу опасности грозившей его госпоже.
Ти Спирс вырвал «пилу» из рук ошеломленного Грелля и кинулся на врага.

1. «Прялка» Мельница.
2. «Ты - мой» (с норвежского)
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 646
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика