Главная

Часть 14

Фанфик "Лебединая песнь"

05.04.2015, 20:58
Пробуждение оказалось легким. Сиэль глубоко вздохнул и открыл глаза. Но ничего не увидел. Мягкая, немного душная темнота была наполнена странными сладковатыми запахами и приглушенными звуками. Шорох ткани, отдаленный звон часов, мерное постукивание молоточка и голос. Знакомый голос, задумчиво мурлыкавший песню на чужом языке. Смысл слов загадочным образом доходил до сознанья и складывался в стихотворные строки.
- У ладьи моей на мачтах белый и багряный паруса… А с бортов у носа смотрят зоркие зеленые глаза… (1)
Юный граф хотел приподняться, но стукнулся головой о твердую поверхность и понял, что оказался закрытым в жестком футляре. Страх шевельнулся в душе мальчика. Он вскочил, скинув крышку гроба. Та с грохотом упала на пол.
Фантомхайв осмотрелся. Был поздний зимний вечер и контору Гробовщика освещали лишь горящий камин и пара свечей в старом залитом воском канделябре. Блики пламени вспыхивали на стеклянных мензурках и склянках, расставленных по полкам. Сам хозяин заведения был занят тем, что обтягивал тканью очередной гроб, закатав длинные рукава и отложив шляпу.
- Аааа… - пропел зловеще-медовым голосом Гробовщик, - Доброе утро, граф. Вернее, добрый вечер. Как почивали? Я крышечку гроба прикрыл, чтобы свет не бил вам в глазки.
- Гробовщик? – Фантомхайв осмотрелся, не понимая, как очутился здесь. – Что произошло?
- Нууу… это я у вас хотел спросить. Любопытное дело – я обнаружил на улице графа Фантомхайва, одного, без верного дворецкого, да еще почти в обмороке. Так что произошло?
Сиэль нахмурился и отвел взгляд. Вся эта запутанная история пробежала перед его глазами: от поручения королевы отыскать украденные церковные реликвии до страшной битвы в подземелье. Себастьян остался там, в плену у существа, которое только на первый взгляд кажется человеком. Но что это за существо, кто прислал его сюда и как его можно победить?
От вопросов голова пошла кругом. «Надо во всем разобраться по порядку», - решил Сиэль.
- Гробовщик, - он откинул служивший ему одеялом собственный френч, выбрался из своей мрачной «постели» и устроился напротив собеседника на необитой тканью крышке гроба, - возможно именно ты сможешь мне помочь.
- Чем же, милый граф? – расплылся в улыбке хозяин похоронного бюро, пожимая плечами.
Фантомхайв на мгновение смутился, представив, чем Гробовщик попросит расплатиться за информацию. Сейчас Сиэлю было вовсе не до шуток.
- Послушай и скажи, может быть тебе приходилось сталкиваться с подобным, - начал юный граф.
Он поведал Гробовщику всю произошедшую с ним историю, опуская лишь подробности своего похищения и плена. Легендарный Жнец слушал внимательно, не перебивая. Лицо его с каждой минутой становилось серьезнее, а под конец начало удивленно вытягиваться.
- Невероятно… - прошептал он, когда Сиэль закончил рассказ. – Невозможно!
Гробовщик отложил инструменты и взволнованно зашагал взад-вперед по комнате:
- Скандинавия- последнее пристанище… Они не покидают полуостров…
Внезапно он приблизил прикрытое седыми волосами лицо к Сиэлю вплотную и переспросил дрогнувшим голосом:
- Вы ничего не перепутали, граф? Герцогиня высока ростом, сероглаза, у неё пепельные длинные, «живые» косы? И она охотится на демонов?
В этот момент дверь скрипнула в очередной раз, засов поддался, и в комнату в буквальном смысле ввалился Грелль Сатклифф. Алый Жнец очевидно пытался подслушать их разговор, но уловил лишь последнюю фразу.
- Кто тут охотится на демонов?! – нимало не смущаясь, поинтересовался он, закинув на плечо свою страшную Косу Смерти. Окинув комнату взглядом, и, не обнаружив предмета обожания, он не на шутку встревожился. – Где Себастьян?! Умоляю, скажите мне все, даже самое плохое! – Прислонив Косу к стене, он простер к Гробовщику руки.
Тот немного подумав, ответил.
- Похоже, дворецкий семьи Фантомхайв покидает этот мир.
- Что?! – Сатклифф так и подпрыгнул на месте.
- Ты же просил самое плохое… - развел руками Легендарный.
Но Грелль его уже не слушал.
- Как?! Какой ужас! Неужели?! Кошмар! Трагедия! Мне совершенно нечего надеть на похороны! Как он мог так со мной поступить?! - он метался между лежащими на полу гробами, развевая полы алого плаща, возводил страдальческий взгляд к потолку и заламывал руки, как делают в плохом театре плохие актеры.
- Перестань, - Сиэль сжал ладонями виски.
- Это ты виноват! – тут же налетел на него Сатклифф. – Довел его своими капризами, да?! Все дети как дети, а этот – как с цепи сорвался! – жаловался он Гробовщику. – Познакомившись с ним, я передумал – ребенка я больше не хочу!
- И кто из нас ведет себя по-детски? - юный граф сверкнул глазами в его сторону, - Гробовщик, ты знаешь эту герцогиню?
- Я знаю, кто она, - Легендарный Жнец сцепил в замок пальцы с длинными черными ногтями, и уселся поудобнее в глубокое кресло перед камином.
- Плата за информацию та же? – нахмурился Сиэль.
- Сейчас мне вовсе не до смеха, граф. Вы имели счастье повстречать на своем пути Лебяжье-белую.
- Да, так переводится её фамилия.
- Это не столько фамилия. Это древняя кровь, это судьба, это дар и проклятье. Это предназначение!
- Говори яснее, - раздраженно прошипел Сиэль.
Сатклифф удивленно захлопал пышными ресницами:
- Лебяжье-белые? А я думал, они давно вымерли?
- Вымерли мамонты, - поправил его Легендарный, - Чему сейчас только учат в Академии! Какая же оценка у тебя была по Истории Жнечества?
Грелль задумчиво сложил губки бантиком.
- Нуууу… троечка натянутая… на меня.
- Это и видно, - с улыбкой кивнул Гробовщик. – Лебяжье-белые – древние охотницы на демонов. Но, например, к Инквизиции отношения не имеют. Они возникли раньше жнецов, в то время, когда Мир был еще молод…
Сиэль слушал, стараясь не пропустить ни слова – в каждой детали мог таиться ключ к свободе Себастьяна. Сатклифф тоже притих, картинно опершись на каминную полку, и рассказ Легендарного Жнеца полился рекой…
Много столетий назад для Мира Высших Сфер наступили смутные времена. Древние языческие боги уходили, уступая место новым. Мир сотрясали беспорядки. Нечисть расплодилась и беспокоила людей более обычного. Тогда-то первородная сборщица душ умерших – скандинавская валькирия Сванхвит – Лебяжье-белая, оставила на Земле четверых своих дочерей, для поддержания равновесия между темными и светлыми силами. Лебяжье-белые разошлись по свету, и приступили к выполнению своего долга.
Они были призваны отлавливать демонов и заплетать их нечистые духи в свои длинные косы. Ибо ничто так не сдерживает темную силу, как Животворящий Крест, освященное серебро и женская коса. Карлики-бриссинги куют для «Лебедей» оружие из мифрилла, которое передается от матери к дочери, как и земная миссия.
Когда число «живых» кос достигнет пятидесяти, Лебяжье-белой надлежит прийти на берег Лебединого фьорда, что в Норвегии, срезать косы мифрилловым кинжалом, запереть в серебряный сундук и бросить в воды залива. Тогда заключенных в волосы демонов объемлет крепкий сон, который продлится до Страшного Суда. Вода Лебединого фьорда вымоет из этих духов всю черноту и греховность. Они должны восстать переродившимися и занять место под знаменами душ Лебяжье-белых во время Апокалипсиса.
«Лебеди» - человеческие женщины, наделенные большой физической силой, даром убеждения и твердостью духа, что облегчает их задачу. Они могут использовать энергию уже пойманных демонов, но и те не дремлют. Они питаются чувствами Сванхвит, и если та станет не в меру эмоциональной, демоны наберутся сил и могут свести с ума или даже убить ту, что держит их в заточении.
- Душа, заключенная в косу, напрямую связана с разумом хозяина, - говорил Гробовщик, все более взволновано. – Она видит его глазами, чувствует его чувствами. Ах, это странное ощущение – ты никогда не остаешься наедине с собой! В мозгу постоянно звучит её голос – стоны, плачь, упреки и проклятья! День за днем, ночь за ночью! Не спрятаться и не сбежать! – Он почти сорвался на крик, и вдруг вскочив с места, схватил Грелля за грудки и простонал ему в лицо: - Это если душа одна… А если их пятьдесят?!
Сатклифф замер, испуганно глядя на него.
«Потому она и увешана крестами, - догадался Сиэль, - пытается ослабить демонов».
- Лебяжье-белые не просто светловолосые. Они – седые, - Легендарный Жнец снова устроился в кресле, и некоторое время хранил молчание.
- Я бы тоже взвыл, если бы меня во что-то там заплели, - пробормотал наконец Грелль.
- Нуууу… - снова улыбнулся Гробовщик, - не всех демонов приходится брать силой. Есть и такие, кто идет к Лебяжье-белым добровольно.
Сиэль удивленно приподнял бровь.
- Да, граф, демоны не вечны. Некоторые боятся смерти и предпочитают ей покой. Ведь бывает так, что жить не хочется, а умирать страшно… - хозяин похоронного бюро многозначительно посмотрел на юного Фантомхайва.
Тот помрачнел еще больше.
- Все что ты рассказал, не приближает меня к ответу – как победить Лебяжье-белую, - сказал Фантомхайв.
Он обернулся к окну. Стояла глубокая ночь, и непроглядная темнота окутывала дома и улицы. А где-то в каменном подземелье тлели жаровни, точились мифриловые клинки, готовился обряд заключения демона в косу. Надо было спешить.
- Может попытаться срезать ей косы и выпустить демонов? – рассуждал Сиэль. – Они уже пробовали задушить герцогиню, а если освободятся…
- То растерзают её, - закончил Гробовщик. – А вместе с ней и вас! Дворецкий вам не поможет. Насколько я понял, клинок вошел ему в горло, так? – Услышав это, Грелль брезгливо скривился и потер шею. - Тогда энергетический канал, проходящий по позвоночному столбу, нарушен. Он еще не скоро восстановит силы. Кстати, вы не знаете, какой этот демон у неё по счету?
Юный граф попытался вспомнить.
- Кажется, её слуга сказал: пятидесятый, последний.
- Оооо… - протянул Гробовщик с недоброй улыбкой, - тогда можете попрощаться с верным дворецким! Он – ключ к её свободе от тяжкого бремени. И, уж поверьте мне, она вцепилась в него мертвой хваткой.
- Еще бы! - Сатклифф сладко зажмурился и повел плечами - Мммм, ощущать в себе такого красавчика, как Себастьян – это просто мечта!
Сиэль, морщась от отвращения, покосился на него.
- Кстати, возможно, теперь мистер Микаэлис не так уж и стремится на волю, - загадочно добавил Гробовщик.
***
- Что?! – насторожился Фантомхайв.
- Если белая леди успела убедить его, что в косе ему будет лучше, то демон с удовольствием останется с ней, – засмеялся Гробовщик. - Как часто вы поощряли его за искусно выполненную работу, граф?
- Вздор! – Сиэль вскочил со своего места и стиснул кулаки, но ему тут же вспомнилась фраза Инары: «Демоны за всю жизнь ласкового слова не слышат, бедняги».
- Вовсе нееееет, - старый жнец отрицательно покачал длинным пальцем с черным ногтем. – Лебяжье-белые способны убедить демона-палача в том, что он – ангел-хранитель. И демон начинает вести себя соответственно.
Грелль недоверчиво фыркнул.
- Да, да бывали случаи, - Гробовщик отвел взгляд, сложил длинные пальцы в замок и предался воспоминаниям, глядя на пляшущие в камине языки пламени, - Конечно, не все «Лебеди» достигают такого мастерства, как например леди Игрена, с которой я имел счастье тесно познакомиться много лет назад. О, она была исключением из правил, находя в своей миссии особую прелесть! Мало кто из демонов мог сравниться с ней в искусстве боя. Но подчинение своей воле кого бы то ни было доставляло ей наибольшее удовольствие. И демоны падали к её ногам один за другим!
Довольно быстро закончив миссию, она вышла замуж. Как и полагается, первой у Сванхвит рождается девочка – точная копия матери, которая, достигнув совершеннолетия, начинает свою охоту на демонов. Подготовив себе замену, леди Игрена заскучала. А, едва овдовев, она отрастила косы и снова вышла на охоту.
- Какая женщина! – восхитился Сатклифф. – Ну прямо как… как мужчина!
- Однако две Лебяжье-белых на Скандинавском полуострове разом было нарушением Устава. И одному молодому жнецу-стажеру в качестве выпускного экзамена было поручено призвать леди Игрену к порядку.
Гробовщик сокрушенно покачал головой.
- «Лебеди» могут видеть жнецов не только перед смертью. Их разговор закончился кровавой битвой и победой более опытного и сильного бойца. Однако, Игрена не убила поверженного жнеца. Она видимо решила, что теперь на охоте ей пригодится помощник. Что именно сыграло здесь главную роль – её искусство убеждения, твердость её характера, или то, что молодых парней иногда тянет к женщинам в возрасте, – уж не знаааю, - лукаво протянул Гробовщик. - В свои годы леди Игрена не растеряла женской красоты! Начинающий жнец оставил службу, очки были выброшены в Лебединый фиорд. Он полностью посвятил себя белой леди. Это стало уже двойным нарушением Устава.
В то время ваш покорный слуга занимал должность инспектора Службы безопасности Скандинавского Департамента ОНС. Мне пришлось взяться за это дело и прервать их «медовый месяц».
- Уууу… - снова передернул плечами Грелль, смакуя в своем воображении пикантные подробности.
- Надо было видеть, как бросился бывший стажер защищать свою «Лебедь». Без лишней скромности скажу, что я одержал над этой парочкой верх. Хотя Сванхвит была одним из самых сильных противников, с которыми мне приходилось биться. – Гробовщик убрал за ухо длинную прядь седых волос. – Остается добавить, что тот молодой жнец вскоре пришел в себя, пересдал выпускной экзамен и начал исправно работать. Но вся эта история так повлияла на него, что он оставил Скандинавию и перевелся в Лондонский департамент ОНС, где с успехом служит до сих пор.
Сатклифф так и подпрыгнул на месте.
- Кто это? – жадно впился он глазами в рассказчика. – Умоляю, скажите! Я знаю всех в нашем Департаменте, но такие подробности личной жизни, мммм…! Боже, как интересно!
Гробовщик только вздохнул.
- Это было так давно… Я позабыл его имя.
- О, Легендарный, ну прошу вас! Сосредоточьтесь! Подумайте! – Грелль нервно выкручивал пальчики с наманикюренными ноготками.
- Не знааааю, - продолжал ломаться старый жнец. - Не помню. Но может ваш руководитель отдела по надзору за жнецами еще помнит…
- Кто, Уилл? – возмущенно взмахнул руками Сатклифф. – Да у него одни бумажки на уме! Что он может знать о том, что творится в душе у подчиненных! Проклятый бюрократ… - но тут он замер, пораженный неожиданной мыслью. – Уилл? Это Уилл?! Неужели?!
- Это было давно, … и неправда, - повторил рассказчик, картинно сложив бледные руки в молитвенном жесте. – И я вам ничего не говорил!
- Что если предложить ей обменять демона, - взгляд Сиэля остановился на Сатклиффе, - к примеру, на жнеца.
- Что? – Грелль отвлекся от перечисления привилегий, которые предоставит ему Ти Спирс за молчание о прошлом. – А почему сразу я?! Мне вечный покой пока не нужен! – он одним прыжком оказался за спиной Легендарного, словно прячась от намерений Сиэля.
- А почему вы так волнуетесь, граф? – нараспев произнес Гробовщик, пожимая плечами. – Подумайте, может вам действительно будет лучше без вашего слуги? А ему – без вас…
Сиэль, нахмурившись, скрестил руки на груди. Над словами Гробовщика действительно стоило задуматься. Ему ведь предложили свободу от расплаты за контракт. Демон не будет претендовать на его душу. Да и самого демона Фантомхайв никогда больше не увидит. Так ли уж это плохо?
Но никто больше не будет защищать его от врагов, и выполнять поручения с такой легкостью и молниеносным изяществом. Никто больше не будет давать ему ненавязчивые советы и наставления в светских беседах, и любезно улыбаться в ответ на его стремление сделать по-своему. Никто больше не будет ценить жизнь маленького графа больше своей собственной. И больше никогда Сиэля не разбудит утром бархатный голос: «Господин, пора вставать…».
Брови мальчика на миг жалобно изогнулись. Но он тут же отогнал от себя эту слабость и решительно поднялся на ноги:
- Я нанял Себастьяна не для того, чтобы он, не исполнив обязательства до конца, прохлаждался на морском дне. И я не позволю какой-то иностранной выскочке мешать моим планам! Гробовщик, ты должен мне помочь!
Тот в свою очередь решительно скрестил руки на груди.
- Ну, нет, граф. В эту историю я впутываться не стану, - сказал он без тени улыбки. – Хватит с меня и одной Лебяжье-белой до конца моих дней! – он картинно провел пальцем по своему горлу, где и так красовался старый шрам.
Фантомхайв смотрел на жнецов и понимал – помощи ждать не от кого.
- Жалкие трусы! – прошипел он сквозь зубы, подхватил свой меховой френч и вышел из похоронного бюро, хлопнув дверью.
Занимался холодный рассвет. Небо из черного сделалось серым, и свет фонарей поблек на его фоне. Ни одно дуновение ветерка не тревожило морозный воздух. Юный граф не знал, куда ему теперь идти и что делать. Но у поворота на другую улицу неожиданно показался Грелль. Он стоял, небрежно опираясь на свою Косу Смерти.
- Слушай, я тут подумал, если я помогу освободить Себастьяна, то он будет мне благодарен, - коварно улыбнулся Алый Жнец, обнажая заостренные зубы. – Ради идеального мужчины я готов вступить в смертельную схватку! Вдвоем с тобой мы врагов не одолеем. Но ведь есть еще Уилл!
«А он прав. Может быть не все так безнадежно?» - подумал Сиэль. Внезапно он спиной ощутил чей-то взгляд и обернулся. В дверях похоронного бюро стоял Гробовщик и смотрел им вслед. Только сейчас Фантомхайв обратил внимание, что одна из прядей пепельных волос старого жнеца заплетена в косичку.
***
- Уильям! – Грелль умоляюще простирал руки к стоявшему перед ним начальнику.
Вызвать Ти Спирса из Департамента на землю оказалось проще простого. Грелль легко взмахнул визжащей Косой и рассек пополам первое попавшееся на пути существо. Им оказалась большая облезлая крыса, перебегавшая улицу в столь ранний час, должно быть в поисках завтрака. Сиэль сморщился и отвернулся.
- Ну вот! Два предупреждения за несанкционированное использование Косы Смерти у меня уже есть. Это – третье, последнее, - Алый Жнец торжественно указал на забрызганный кровью снег. – Сейчас Уилл явится, чтобы лишить меня моей крошки, - и он любовно погладил Косу.
Начальник отдела по надзору за жнецами не заставил себя ждать. Но прежде, чем карающее древко «секатора» опустилось на безумную красноволосую голову, Грелль успел вкратце обрисовать ему ситуацию.
- Уилл, ты должен нам помочь!
- Вам, Сатклифф, я ничего не должен, - холодно ответил Ти Спирс. - Немедленно сдайте Косу. Этот инструмент выдается жнецу не для сокращения численности грызунов в городе. Если вы до сих пор не поняли этого, то недостойны работать Косой Смерти. Сейчас же вернитесь в Департамент, вас ждет очередное административное взыскание.
Он отобрал «пилу» у провинившегося коллеги, и спокойно пошел вдоль по улице.
- Но, Уильям, это же нарушение Устава, - Грелль догнал его, и забежал вперед, заглядывая в лицо, - Лебяжье-белая охотится не на своей территории! Наведи порядок!
Ти Спирс остановился и поправил очки лезвием своей косы.
- Этих людей нет в наших списках на ближайшее время. И если они покинут мир живых досрочно – это и будет грубейшим нарушением Устава. К тому же, - он взглянул на стоявшего неподалеку Фантомхайва, - надзор за деятельностью Лебяжье-белых – это не моя компетенция.
- Но как же Себастьян?! – топнул Грелль высоким каблуком.
- Не желаю слышать о демоне, - Уильям слегка нахмурился, сохраняя при этом спокойный и уверенный тон. Он попытался обойти Сатклиффа, но тот преградил ему дорогу.
- Ты – наша последняя надежда! Ну что тебе стоит?! – с чувством выпалил Алый Жнец.
Брови начальника отдела грозно сошлись к переносице.
- Я, что, неясно выразился? – медленно проговорил он, чеканя слова. – Я не пойду туда.
Сатклифф поник, исчерпав все свои аргументы. И Сиэль решил, что именно сейчас нужно сделать решающий ход.
- Вероятно потому, что вы слишком близко знакомы с Лебяжье-белыми? – с вызовом произнес он.
Ти Спирс обернулся к нему и, сверкнув линзами очков, устремил на юного графа пристальный взгляд.
- Я пошел на все, - снова заговорил Фантомхайв, - чтобы покарать тех, кто унизил меня когда-то. Но вам видно не под силу поставить на место зарвавшуюся белую охотницу. Не под силу было сделать это тогда, не под силу и теперь. «У ладьи моей на мачтах белый и багряный паруса…» - насмешливо прищурился он.
Уильям Ти Спирс ничуть не изменился в лице, но на шее тревожно забилась тонкая жилка. И юный граф понял, что победил.

1. Мельница «Океан»
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 809
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика