Главная

"Альтернатива 6*23. Трудный выбор" Глава 2. Неверный выпад

28.10.2017, 22:37
Скитаться по подземным коридорам долго не пришлось, Крис с легкостью мог почуять своего брата, где бы тот не находился. А скрывать свое местонахождение Гидеон даже не собирался, видимо, он не думал, что за ним может быть устроена слежка. Наверняка полагал, что парень останется со своим отцом, ведь тому осталось не так уж и много времени… Хотя удар предназначался совершенно не старейшине, Гидеон в какой-то степени мог «расслабиться» — неужели мальчишка сможет бросить умирающего отца и пуститься на поиски того, кого всю жизнь боялся и в сердцах даже ненавидел? Это сейчас Вайетт выглядит вполне невинным ребенком, но даже в таком возрасте он успел натворить много дел, которые пришлось «подчищать» за ним. Старейшина боялся даже представить, что же будет дальше, когда мальчишка вырастет и унаследует свой легендарный меч. Он и без «парня из будущего» знал, что добром такие деяния не кончатся, что сила поглотит юного ведьмака и он обратится во Зло, от которого не будет спасения. Крис стал лишь доказательством его рассуждений, подтверждением его страхов и паники. Ребенок не должен жить — теперь он был уверен в этом стопроцентно!
Он столько времени шел к этому, отслеживая каждый шаг Зачарованных, изучая их, изучая самого ребенка. Но постоянно путающийся под ногами хранитель лишь усложнял ситуацию, оттягивал драгоценное время, подходящий момент. Хотя, может быть, это и к лучшему… Все случилось как нельзя кстати. Возможно, Гидеон и сожалел немного, что Лео попал под горячую руку, но, если рассуждать логически — сколько же можно было ему переступать законы, которые для всех были едиными? Да, Гидеон сам разрешил ему жениться на ведьме, разрешил иметь семью, даже родить ребенка — и это была ошибка самого Гидеона. Он совершил ее, пустив все на самотек, не проследив как следует за этой семейкой, просчитавшись. Он совершил эту ошибку — ему ее и исправлять. И миру от этого только станет лучше, они все будут благодарить его и преклонять колени. Они осознают это… Пусть не сразу, сперва оплакав свою потерю, а много позже… Но ведь Гидеон может и подождать, благо времени на это у него предостаточно.
В пещере Гидеона уже дожидался его сообщник. Хотя, сообщник ли? Скорее, один из тех, кто был на стороне старейшины, кто считал его правым. Барбас был сам по себе. Что ему какой-то там Гидеон, когда он сам может спокойно надавить на самое больное место старейшины, и тот, как и многие, упадет к его ногам, моля о пощаде… Просто иногда слишком глупо работать в одиночку. Ведь, если что пойдет не так, не по плану, всегда есть шанс свалить все на того, кто окажется рядом.

— Ну, наконец-то! — даже демону не нравилось ожидание. — Что ты делаешь? — удивился демон страха, когда старейшина опустил ребенка на землю, отходя от него. — Давай скорее покончим с этим… — Барбас не понимал промедления Гидеона, почему тот медлит, когда ребенок уже в их руках, осталось лишь сделать шаг и вонзить в его хрупкое маленькое тельце кинжал, наполненный могучей силой добра и зла.

— Не спеши, — оборвал его старейшина, разглядывая «маленькое чудо». — Мне нужно подумать, — Гидеон отложил атами в сторону, на один из выступов пещеры. — Я не хочу, чтобы он снова ранил меня и, думаю, что этого можно избежать… — обходя ребенка стороной, он собирался с мыслями. Ведь, вроде бы, все уже сделано, осталось совсем чуть-чуть… Но даже в этих секундах не должно быть просчета.

Барбас просто уже горел от нетерпения скорее завершить это дело, да удрать подальше, пока Зачарованные не пришли в себя. Пусть они и бессильны против него в какой-то степени, но быть уничтоженным в очередной раз демону не прельщало.

— Как мило… Великий старейшина боится крохотного беспомощного ребенка! — упивался демон своими речами, зная, что отчасти он прав: Гидеон действительно боялся Вайетта.

Ведь, если бы это было не так, то все можно было бы переиначить. Не убивать, а вознести его силу, показать нужный путь и верную сторону в жизни; обуздать эту силу, а не лишать жизни ее обладателя. Именно это говорило о трусости Гидеона, о его слабости перед Избранным. Он не хотел подчиняться ему, не хотел, чтобы тот превосходил по силе.

— Он не такой беспомощный, поверь мне, — Гидеон на собственной шкуре ощутил всего лишь долю сил ребенка, но и этого ему вполне хватило. Отчего теперь в глазах могущественного демона он выглядел жалко. — Заметь, он даже не поднял щит, — глаза старейшины горели неистовым огнем, но необходимо еще набраться смелости, для того чтобы напасть первым и остаться невредимым.

— Это потому, что ты уже его уничтожил, — ухмыльнулся Барбас, подходя к одиноко лежащему кинжалу. — Глупец! Идиот! Ну почему, если хочешь что-то сделать правильно, всегда приходится делать это самому? — Барбас схватил нож и сделал резкий выпад в сторону ребенка.

Крис услышал лишь последние слова Гидеона и Барбаса, которые «мирно» беседовали, совершенно не думая о том, что их может кто-то прервать. Прервать так бестактно и в самый неподходящий момент, как мог это сделать только «парень из будущего». Времени, чтобы осмыслить происходящее, у него не было: ему сейчас вообще катастрофически его не хватало не только, чтобы подумать, как следует, прежде чем лезть туда, куда не просят; так еще и на существование в этом времени. Что произойдет с ним, когда на свет появится малыш Кристофер? Как поведет себя время и весь магический мир, после того, как был нарушен баланс? Если бы не это обстоятельство, которое тоже волновало мага, то, возможно, ничего бы и не было… Ну, родился он и родился, встретился с сам собой — разве это преступление? Да, немного сумасшествие, но не смертельно, а сейчас… Он мог просто раствориться в любой момент и тогда уже никого не успеет спасти: ни отца, умирающего там, на чердаке, в полном одиночестве; ни брата, который похищен двумя спятившими существами, и желающими ему смерти; ни самого себя… Хотя, о себе он волновался в последнюю очередь, если не думал вообще.
Что может подумать человек, видя, что через пару каких-то секунд может произойти нечто страшное, и если этому хоть как-то не помешать, то беды не избежать. Правильно, ничего. Или ему просто не отвертеться от мысли «нужно спасать!». Вот и Крис не особо задумывался над тем, что двухлетний ребенок, коим был сейчас его старший брат, может постоять за себя. Перенестись, например, или же поставить щит, применить любую другую силу, какой он обладал. Парень знал лишь одно, что, если он не успеет что-то предпринять, то его мир рухнет, рухнет с его надеждами и мечтами… Да, он желал изменить брата, чтобы он стал иным: добрым, терпеливым, любящим; чтобы тот мир, в котором Крис, жил столько лет, исчез, стерся из бытия, но он никогда не желал смерти брату, только не таким образом. Да, пусть он много натерпелся от него, многих потерял из-за него, тех, кого уже никогда не вернуть, но, не смотря ни на что, Вайетт по-прежнему был его братом, и всегда им будет.
Всего каких-то пара секунд для того, чтобы, не раздумывая, броситься в сторону, предотвратить нападение демона на ребенка. Он не думал, что получится именно так: Вайетт переместился, исчез в голубых искрах в неизвестном направлении, туда, где ему могла бы грозить еще большая опасность, если бы не его силы. Для того, чтобы найти его, еще было время, пусть и совсем крошечный, но шанс еще оставался. Если бы не то, что произошло следом, после исчезновения Вайетта: демон не промахнулся. Один миг, и холодная сталь пронзила тело ведьмака с такими красивыми зелено-голубыми глазами. Боль пронзила все тело, не давая ни вздохнуть, ни выдохнуть. Руки демона окропились бордовой кровью, когда он резким движением вытащил клинок из напрягшегося тела, которое тут же обмякло. Крис, трясущимися руками зажав свое ранение, упал на колени, переводя взгляд с окровавленного клинка на свою футболку, на которой медленно растекалось алое пятно. Мир стал каким-то багряно-серым, пошатывающимся, словно при землетрясении. Разум заглушила волна боли, пробираясь по всем нервным окончаниям, по каждой клеточке нерва, отходя от эпицентра до головного мозга.
Барбас громко выругался, поняв, что у них в очередной раз ничего не вышло.

— Проклятье! — он отшвырнул нож в сторону, и тот отлетел в угол пещеры.

— Ты упустил его… — старейшина был на удивление спокоен, наблюдая эту картину. На загибающегося на полу хранителя, на бешеного демона страха, на растворяющиеся искорки хранительского перемещения… Неудача? Возможно… А возможно и новый план, тут же созревший в «больной» голове похитителя.

— Если бы не т… — Барбас так и застыл с открытым ртом, почуяв у своей шеи острие кинжала.

Гидеон с ненавистью смотрел на демона, который испортил ему все планы, и пытающегося обвинить в этом старейшину.

— Мальчишка ушел, но ему не долго скитаться по подземному миру, — Гидеон покосился на Криса, который, уже скрючившись, лежал на каменном полу. — У меня есть идея… И ты поможешь мне осуществить ее. И в этот раз нам точно уже ни кто не сможет помешать.

Барбас залился громким смехом, раскатившемуся по всему помещению, отдавающимся эхом от стен.

— Ты устранил уже всех, кто мог бы встать поперек дороги, неужели тебе еще до сих пор нужна моя помощь? — демон слегка прищурился, хитро разглядывая старейшину. Что-что, а идей у него не занимать… «Как его еще только на небесах держали с такими-то мыслями?» — поразился демон, заглядывая в голову старейшине.

— Всех, — согласился он, убрав лезвие в сторону, и давая демону вдохнуть, наконец, полной грудью. — Но есть тот, кто будет сотрудничать с нами, — загадочно пробормотал старейшина. — Думаю, что у него тоже есть свои мотивы. Верно, Крис? — обратился он к стонущему парню.

Крис приоткрыл помутневшие от боли глаза, услышав свое имя. До него слабо, но все же доносились речи двух заговорщиков. Им ни за что не победить в этой войне — в его войне. Хранитель с ненавистью уставился на тех, кто грезил об убийстве ни в чем не повинного ребенка. Даже на грани смерти он не позволит им одержать над Зачарованными победы. Вайетт не станет злом, только не тогда, когда уже практически он добрался до цели.

— Я не позволю тебе… — голос сорвался на хрип, Крис резко закашлялся. Из уголка губ поползла тоненькая полоска алой крови. — Я не… — говорить становилось все труднее.

Крис с ужасом подумал о том, в каком состоянии сейчас находится отец, ведь его рана так же глубока и болезненна, а времени прошло уже слишком много. А что, если он не успеет его спасти? Кровь в венах забурлила от охватившего страха, отчего кровотечение усилилось.

— И что ты сделаешь? — усмехнулся Гидеон. — Мальчишка… Если бы ты остался со своим отцом, все было бы уже кончено. Ты вернулся бы в свой мир, в тот мир, где нет того Зла, которого ты так боишься.

Хранитель сплюнул кровь, вполуха слушая речь предателя.

 — Да, да, да! — продолжил старейшина. — Я просто уверен, что ты боишься его, своего брата. Верно, — развернулся он вполоборота, — Барбас? — обратился он к самодовольному демону, нервно потиравшему ладони.

Демон сделал привычный жест рукой, и на его ладони, покрытой тонкими морщинами, отпечатались все страхи парня. Крис невольно сжался, словно стараясь спрятать все то, что хотел вытащить из него Барбас, но разве от него что-то утаить?

— О! — воскликнул тот, словно впервые пробуя свою силу на ком-то. — Это просто кормушка для меня! Да им можно питаться нереально долго! — кажется, демон был просто счастлив лицезреть страхи полуангела. — Пожалуй, я соглашусь работать с тобой, Гидеон, — сморщил нос демон, довольно улыбаясь тому, что может приобрести от этой сделки.

— Но сначала найди ребенка, — указал Гидеон в пространство. — Он не сможет долго прятаться в подземелье.

— Пожалуй, — согласился демон страха, — я найду его по его страхам, — с этими словами Барбас переместился, оставив Старейшину и умирающего хранителя наедине.
Добавил: Светлана_SS |
Просмотров: 172
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика