Главная » Фанзона » Фанфики

Фанфик "Сторож брату своему"

Рейтинг: R
Автор: Shiae Hagall Serpent
Фандом: The Lord of the Rings
Персонажи: Боромир/Фарамир, Денетор, Иорет, ОЖП, ОМП
Краткое содержание: Когда ему исполнилось пять, родился Фарамир, который рос более спокойным и покладистым, и его частенько ставили в пример, пеняя Боромиру за непослушание. Правда, толку было немного. А потом Финдуилас умерла, и ему пришлось в одночасье повзрослеть...
Предупреждения: броманс, переходящий в слэш (горизонтальный инцест), приключения, местами ангст, хёрт/комфорт
От автора: кинон, пре-канон, авторский произвол; написано на ФБ-2015 для команды fandom JRRT 2015
Завершен: завершен


На написание сподвиг этот прекрасный арт неизвестного художника




Редактура: Kon, ginnan, тетя Циля
Автор обложки: Ангулема


 
И мы с тобой под жадным ветром —
Спина к спине,
За грудой лиц колонны света —
Тебе и мне;
Для всех, кто жив в зеленой кроне,
Они стоят.
Не надо руки мыть от крови.
Она своя.

Юрий Устинов
 
Глава I


Боромир всегда ненавидел безделье. А вынужденное — вдвойне. Когда в детстве ему случалось болеть, целители и слуги сбивались с ног, разыскивая удравшего из-под присмотра сына Наместника. Он честно глотал горькие отвары и настойки, выполнял все предписания, кроме одного — лежать в постели. Сильнее безделья он ненавидел разве что признавать над собой чью-либо власть, даже родительскую.
Когда ему исполнилось пять, родился Фарамир, который рос более спокойным и покладистым, и его частенько ставили в пример, пеняя Боромиру за непослушание. Правда, толку от этого было немного. А потом Финдуилас умерла, и ему пришлось в одночасье повзрослеть, взять на себя заботу о младшем брате. Тот не понимал, за какую провинность мать их бросила, плакал дни напролет, и с месяц не выпускал руку Боромира даже ночью, боясь, что и он исчезнет. В свою очередь Фарамир стал единственным, кто мог усмирить его буйный нрав — так на беспокойную воду выливают масло. И он же один знал все потайные закоулки, все укромные места в Цитадели, Минас Тирите и окрестностях, где брат прятался от лекарей, учителей, придворных и отца.
С учебой тоже было трудно: необходимость часами сидеть над книгами и свитками, запоминая многочисленные имена, события, даты и выводя буквы, приводила Боромира в бешенство. В отличие от Фарамира, прилежно постигавшего науки и готового целые дни проводить в прохладе библиотеки, среди манускриптов и пергаментов, ему куда больше нравилось упражняться с оружием. Вилред, степенный старец, учивший еще Денетора, только руками разводил, когда его старший подопечный, швырнув перо на пол, удирал в окно. В конце концов, Наместник вынужден был прибегнуть к шантажу — никакого фехтования, пока не сделает уроки. Боромир подчинился, но в отместку стал вдвое чаще затевать драки со сверстниками.
С Фарамиром они тоже сцеплялись — до расквашенных носов, сбитых в кровь костяшек и заплывших синяками глаз. Но даже в ссоре горой стояли друг за друга. Денетор ни разу не добился ответа, кто был зачинщиком, хотя полагал, и не без оснований, что Боромир. На самом деле, знай он всю подноготную, то сильно удивился бы. Если Боромир являлся признанным вожаком всех мальчишек Цитадели, то Фарамир был его советником. Один предлагал идею, второй тут же разрабатывал план. Результатом этого сотрудничества становились бесчисленные проделки. Поросенок, выпущенный в тронный зал во время визита эльфийского посольства; вино, подлитое гончим князя Имрахиля; «призрак», являвшийся благовоспитанным юным леди, которых прочили братьям в невесты (на поверку оказавшийся простыней, скользившей по хитроумной системе веревок) и многое другое стоило Наместнику и придворным не одного седого волоса. Однако никакие уговоры, посулы и угрозы не действовали — оба упрямо молчали, глядя в пол. Поэтому розгами тоже получали оба, поровну.
Со временем детские шалости сменились побегами в ночное и на охоту, вылазками в скалы за птенцами кречетов и орлов, попойками и состязаниями в воинском искусстве. А еще — поединками с другими Стражами Цитадели. Затевал их в основном Боромир, который вспыхивал по любому поводу, как сухая трава в степи. Денетор души не чаял в старшем сыне, однако спускать регулярные дуэли не собирался даже ему. Наказанием за это были уже не розги, а несколько дней в подземелье, на хлебе и воде. И вновь единственным, кому удавалось усмирять бешеный нрав Боромира, оказался брат. Спокойный тон и мягкий взгляд Фарамира остужали его горячую голову быстрее ведра воды.
В свою очередь Боромир, как мог, восполнял ему недостаток отцовской любви. Денетор часто без причины придирался к младшему сыну, не замечая — или не желая замечать — что своей холодностью и отстраненностью больно ранит его. После разговоров с отцом Фарамир становился угрюмым и надолго уходил в библиотеку. Если же в такие дни в Цитадели находился Гэндальф Серый, то они беседовали часами, что еще больше раздражало Наместника. Боромир тоже относился к Гэндальфу настороженно, как ко всему непонятному, но держался с ним учтиво, и не в последнюю очередь ради брата. Ради Фарамира он бы и с Врагом раскланялся, не то, что с магом.
 
***


Боромир обрушил меч на голову орка, под которым Фарамир метким выстрелом уложил варга, второй рукой метнул кинжал в глаз еще одному орку. За несколько минут боя он уже сто раз проклял собственную беспечность. Надо же было настолько расслабиться, чтобы не выслать вперед разведчиков и влететь прямиком в засаду. И как раз тогда, когда отец отправился в Дол Амрот. Конечно, никто не думал, что орки до того обнаглеют, чтобы шастать по лесам в трехдневном переходе от Минас Тирита, но это не отменяло его вины. Отряд из одиннадцати Стражей против двух с половиной десятков орков — расклад был не так уж плох, один воин Цитадели в бою стоил двух, а то и трех тварей. Хуже было то, что к оркам прилагалось пять варгов. И совсем плохо — что их застали врасплох, они не успели занять круговую оборону, и вынуждены были сражаться порознь, не имея возможности прикрыть друг другу спину.
Стрела с белым оперением свистнула над ухом и уложила варга в прыжке, не дав ему добраться до Боромира. Трое Стражей стали так, чтобы не подпускать орков к лучникам и заслонить их щитами от вражеских стрел, но удерживать эту позицию было нелегко. Под двумя уже убили лошадей, и они бились пешими.
Боромир направил визжащего от ярости коня на орка, покатившегося по земле, и тяжелые копыта с шипастыми подковами обрушились на уродливую голову, превратив ее в кровавое месиво. Справа мелькнуло здоровенное пятнистое тело, раздался вскрик, лязгнула кираса, ударившись о землю. Боромир развернул коня и похолодел: над выбитым из седла Фарамиром стоял орк. Широкое лезвие секиры сверкнуло на солнце... Он сам не понял, как оказался между братом и орком — даже не представлял, что способен одним прыжком, прямо с лошади и в доспехе, преодолеть такое расстояние. Орк же явно не ожидал, что вместо оглушенной жертвы его секиру на полпути встретит меч, а в живот вонзится широкий кинжал.
Вспоров орку брюхо до грудины, Боромир выдернул кинжал и отшвырнул обмякшее тело, смердящее дерьмом. Потом упал на колено рядом с Фарамиром, прижал пальцы к его шее и облегченно выдохнул, нащупав слабый, но ровный пульс... И это был второй просчет за один проклятый Эру день. Орк, бившийся в предсмертных конвульсиях среди собственных кишок, приподнялся и в последнем усилии швырнул секиру. Боромир краем глаза заметил отблеск стали, извернулся, вновь закрывая собой брата, и тут же на бедро будто плеснули расплавленным металлом. А следом налетели еще три орка. Он подхватил секиру, неимоверным усилием заставил себя подняться и ринулся в бой. Боевая ярость захлестнула его, подобно шторму, из горла вырвалось рычание. Орки отступили на миг, и этого ему хватило, чтобы мощным ударом снести одному голову. Тело повалилось вперед, черный фонтан из перерубленной шеи залил Боромиру лицо. Следующий удар он нанес вслепую, промаргиваясь от зловонной крови, склеившей ресницы.
Он отбивался в две руки, слабея с каждым мигом и понимая, что долго не продержится. Перед глазами плыло, в ушах тонко и высоко звенело, перебивая все звуки. Единственной мыслью было — не дать оркам добраться до Фарамира. Он не услышал боевого клича, не заметил, как двое Стражей, добив своих противников, рванули на помощь и в два меча разрубили подкравшегося к нему со спины врага от плеча до паха. Боромир ударил из последних сил, клинок пробил орку глотку и вышел из затылка. А потом земля стремительно полетела навстречу, и его накрыла темнота. Он уже не видел, как его воины добивали орков, не ощущал, как ему туго перетянули бедро, не слышал, как Фарамир звал его, срываясь в рыдания. Не чувствовал ни боли, ни того, как брат вздернул его на лошадь перед собой, ни бешеной скачки, ни рук целителей...
 
***


Очнулся Боромир в своих покоях. Сначала вернулись звуки — тихий стук и чье-то дыхание рядом. Следом он ощутил одновременно холод и жар, как бывает при лихорадке. Приподнял веки, тяжелые, точно налитые свинцом, и сквозь туман увидел размытые язычки пламени свечей. Значит, была ночь. Во рту стоял ржавый привкус, смешанный с горечью снадобий, и страшно хотелось пить. Боромир шевельнулся и понял, что от груди до пояса обмотан бинтами — он не знал, что напоролся на сломанную орочью стрелу, которая пробила кольчугу и рассекла мышцы от поясницы до лопатки. Однако боли не было. А еще он не чувствовал левую ногу, совсем. Он попытался сесть, но едва приподнялся, как рухнул обратно. Раздался шорох, и лицо обтерла прохладная мокрая ткань. Потом на лоб легла твердая ладонь, и из тумана выплыло лицо Фарамира — бледное, осунувшееся, с запавшими глазами.
— Лежи, — велел он. Голос был усталый, но в нем явственно звучала радость. — Сейчас лекарство дам.
— Сколько... — просипел Боромир, проводя языком по пересохшим губам.
— Четыре дня.
— Мои люди... — Боромир сглотнул, боясь услышать, что полегла половина отряда, если не больше. И все по его вине. — Кто?..
— Все живы, — Фарамир слабо улыбнулся. — Гвитир, Ордгар и Турульф серьезно ранены, но поправятся. Еще шестерых зацепили, но легко. Орков и варгов положили всех, трупы этой погани сожгли.
— Хорошо, — Боромир облегченно выдохнул и тут же упрямо дернулся, пытаясь снова сесть. Стены и потолок закружились. — Нога... не чувствую...
— На месте твоя нога, лежи, — успокоил Фарамир и надавил ему на плечо, не позволяя подняться. — Тебе, считай, половину мяса с кости срезало. Но все зашили. И кости целы. Целители наложили бальзам и напоили тебя чем-то, чтобы не чувствовал боли. Сказали, иначе сердце могло остановиться. Я тебя и так довез почти мертвым, трех коней загнал, — голос у него дрогнул, и он поспешно отвернулся, скрывая слезы. — Так. Лекарство. Сейчас...
— Эй, братишка... — Боромир поймал его за рукав, но пальцы разжались, и рука упала на постель. — Ты жив. Я жив... И ты меня довез... Не реви...
— И не думал, — Фарамир демонстративно фыркнул и отошел к столу. — Просто в глаз что-то попало.
Он вернулся к кровати, сел на край, приподнял Боромиру голову и поднес к его губам кубок. Тот глотнул, закашлялся от терпкой горечи, темная жидкость потекла по подбородку. Фарамир рукавом вытер ему лицо, подождал, пока он отдышится, и снова наклонил кубок. Боромир сделал еще глоток. К горлу подкатывала тошнота, и приходилось то и дело отворачиваться, чтобы перевести дух, но постепенно он выпил все.
— Знаешь, когда я из седла летел, решил, что конец, — Фарамир бережно опустил его голову обратно на подушку. — А подумал, не поверишь... что не обогнал тебя на весенних скачках.
— Будешь должен... выпивку... — Боромир ухмыльнулся непослушными губами. Глаза слипались, видимо, из-за снадобья, но он упорно боролся со сном. Хотелось слышать голос Фарамира, видеть его лицо. Ему нужно было подтверждение, что брат действительно жив, а не мерещится в предсмертном наваждении или лихорадочном бреду. Слишком свежо было воспоминание о безжизненном теле на земле и занесенной над ним секире. — На осенних... я тебя тоже обойду... и получу твои наручи...
— Ну уж нет, — Фарамир тихо засмеялся. — На осенних победа будет за мной. И ты отдашь мне своего орла.
— Совсем обнаглел, сопляк... — Боромир с усилием поднял руку, щелкнул его по носу, и в следующий миг соскользнул в темноту, на этот раз спокойную и безопасную, как озерная вода в летний полдень.
Фарамир отвел у него со лба мокрые от пота волосы, и какое-то время прислушивался к дыханию. Потом устроился подле на кровати, положив ладонь ему на грудь, напротив сердца, и впервые за четыре дня задремал.
 
Глава II


Боромир отшвырнул кубок, расплескав по полу вино, и со злостью врезал кулаком по стене. Он уже больше месяца торчал в Цитадели, и лишь неделю как мог ходить, да и то с трудом. Денетор, примчавшийся из Дол Амрота, едва получил с голубиной почтой известие о случившемся, проводил с ним все свободное время, отвлекая разговорами и государственными делами. Фарамир теперь появлялся реже — к нему перешло командование войском, и это не считая собственного отряда. Боромир был рад отцу, но все же предпочел бы общество брата. Отношение Денетора к Фарамиру тенью лежало между ними. Приходили воины, вернувшиеся из дозоров и разъездов, рассказывали, что происходит в окрестностях. Он узнал, что через две недели после засады другой отряд встретил еще орков, которых тоже перебили, а на побережье была стычка с пиратами. Одиннадцать человек погибли, но умбарцы понесли большие потери, лишившись заодно трех кораблей.
Когда сняли швы, Боромир порывался сразу же сесть в седло, но дотащился лишь до галереи, цепляясь за стену, и от боли потерял сознание. В результате он вынужден был смириться с тем, что еще какое-то время проведет во дворце. Целители делали все возможное и даже больше: поили его отварами, растирали стянутые шрамом мышцы настойками и бальзамами — от запаха некоторых на глазах выступали слезы, но он стоически терпел. Глубокая длинная рана полностью затянулась, но перерубленные связки восстанавливались дольше, чем срастались мышцы. Стоило немного пройтись, и бедро жгло так, словно вместо кости был раскаленный железный прут, который к тому же медленно проворачивался вокруг своей оси.
Иногда все заверения, что он снова будет нормально ходить, и нужно только время, казались Боромиру ложью. В голову лезли мысли о том, что он навсегда останется хромым калекой. Что ему никогда уже не сесть лошадь, не мчаться во весь опор бок о бок с братом, не охотиться, не вести за собой отряды, не сражаться... Мерещились полные жалости взгляды придворных, соратников, прислуги, женщин. Все это доводило Боромира до приступов слепой ярости, и он сметал со столов все подряд. В такие минуты и лекари, и слуги, и боевые товарищи убирались с глаз долой, чтобы не подвернуться под горячую руку. Даже Денетор не входил в его покои, пока оттуда доносился грохот и площадная брань.
Боромир дохромал до окна, оперся на широкий подоконник и устремил взгляд за стену. Отсюда были видны поля, и лес вдалеке, и излучина Андуина. Легкий ветер холодил лицо и грудь в распахнутом вороте рубахи. Вдалеке двигались серебристо-черные точки — всадники, и солнечные блики играли на светлых латах. Боромир скрипнул зубами. Стены давили, мешали дышать. Он чувствовал себя пленником в собственном Городе, в собственной спальне.
Открылась дверь, и послышались мягкие шаги.
— Мой господин, — почтительно произнес молодой слуга. — Лорд Наместник спрашивает, присоединитесь ли вы к нему за трапезой? И мастер сделал вам новую трость...
Боромир резко обернулся, дернув щекой. При виде трости в руке парнишки глаза его сузились.
— Вон, — процедил он. — И унеси... эту морготову палку. Или я обломаю ее об твою спину.
— Но, мой господин... — слуга попятился, но не ушел. — Что мне передать лорду Наместнику?
— Я сказал, вон, — повторил Боромир, сжимая кулаки и делая неловкий шаг к столу, где стоял тяжелый кувшин, склянки со снадобьями и еще один кубок. Там же лежали три кинжала, точило, промасленная тряпка и обрезок ремня. — Я не голоден. Убирайся.
Слуга выскользнул из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь. Боромир дошел до стола, провел пальцами по рукояти одного из кинжалов — старого, гномской работы. Голубоватое лезвие покрывал тончайший муаровый узор. Крупный аквамарин в навершии, чистый и прозрачный, как слеза, будто светился изнутри. Фарамир выиграл его в первом своем турнире, трижды на полном скаку попав стрелой в кольцо, которое едва налезало на тонкий девичий палец. Даже Денетор тогда похвалил его, редкий случай. Боромир был рад за брата, но и немного раздосадован — он сам хотел заполучить кинжал. Однако сравниться с Фарамиром в стрельбе из лука могли немногие в Цитадели, и победить его не было никакой возможности. Фарамир сиял от счастья, а вечером, заметив его взгляд, украдкой брошенный на новые ножны у пояса, спокойно отстегнул их и отдал ему.
Дверь опять едва слышно скрипнула, и от этого звука огненный кнут внутри взметнулся, полоснул по натянутым до предела нервам. Перед глазами повисла багровая пелена, пальцы сами собой сомкнулись на рукояти, и Боромир, развернувшись, метнул кинжал. Он даже не видел, кто вошел, все затопил кровавый туман и безудержный гнев. Спустя несколько мгновений раздался резкий выдох, а затем голос, от которого внутренности превратились в лед:
— Боромир, что с тобой?
Боромир отшатнулся и врезался в стол. Ярость схлынула мгновенно, унеся с собой красное марево, и теперь он видел все четко, до рези в глазах. Фарамир стоял в дверях, и рядом с его виском хищно дрожало лезвие, на треть ушедшее в косяк. На плече, золотым росчерком на голубой тунике, лежала прядь волос, а по щеке медленно сползали алые капли. Войди клинок всего на дюйм правее...
— Эру милосердный... — у Боромира сорвался голос, и он осел на пол, в ужасе от того, что едва не совершил.
— Очень больно? — Фарамир метнулся к нему и подхватил под локти, помогая встать. — Позвать Иорет или Элфрика?
— Нет... Никого не надо, — хрипло произнес Боромир. Он высвободил руку и коснулся пальцем набухшего кровью пореза на щеке брата. — Я мог тебя убить...
Он ждал отповеди, злости, удара в челюсть — временами и спокойный Фарамир мог взорваться, а сейчас причина для этого была. Готов был, наплевав на гордость, валяться в ногах и вымаливать прощение. Но совсем не думал, что Фарамир пожмет плечами и улыбнется, будто ничего особенного не произошло, и они всего лишь поспорили из-за пустяка, вроде того, кто первым сорвет поцелуй у симпатичной девчонки.
— Ерунда. Подумаешь, волосы срезал. Я же видел, что ты замахнулся, и отклонился. А это... — Фарамир на миг запнулся, — орленок поцарапал. Ездили добывать птенца для Кенельма. Хочешь посмотреть? Обопрешься на меня, и пойдем.
— Хоть мне-то не ври, мелкий, — Боромир криво усмехнулся, его трясло. Перед мысленным взором стояла жуткая картина: брат лежит на полу, щека его залита кровью, в правом, широко распахнутом глазу застыло детское изумление, а из левого торчит черная рукоять, и переливы аквамарина в навершии похожи на издевательскую ухмылку. Он зажмурился, вцепился в тунику Фарамира с такой силой, что свело пальцы, и повторил: — Я мог тебя убить.
На затылок легла твердая рука, ласково взъерошила волосы — в точности как он делал в детстве, когда Фарамир плакал ночами, закусывая подушку, чтобы никто не услышал, ведь сын Наместника не должен проливать слезы. А потом ко лбу прижались теплые губы.
— Не мог, — в голосе Фарамира звучала непоколебимая уверенность. — В морду дать мог, а убить — нет. Я знаю.
Боромир, не открывая глаз, уткнулся ему в плечо, содрогаясь в беззвучных рыданиях. Фарамир обнимал его, гладил по спине и голове и продолжал убеждать, что все хорошо, что ничего не было. А он цеплялся за эту спасительную ложь, и впервые позволял младшему утешать себя.
 
***


После случая с кинжалом Боромира преследовали кошмары: в них Фарамир не успевал отклониться, и клинок достигал цели. Он просыпался в холодном поту и долго лежал, не решаясь вновь закрыть глаза. Просить у целителей сонное снадобье Боромир не хотел, поэтому вставал и, чтобы отвлечься от жутких видений, с удвоенной силой разрабатывал ногу. Через две недели выматывающих упражнений у него уже получалось подниматься на западную башню без поддержки брата. Правда, потом он чуть ли не с воем валился на кровать, однако это была ничтожная плата пусть за небыстрое, но возвращение к нормальной жизни.
В один из дней, когда Фарамир был в отъезде, Боромир собрался с духом и спустился в казармы. Как бы там ни было, он оставался главнокомандующим. Можно хотя бы проводить смотр и наблюдать за тренировками. Чтобы преодолеть спуск на два яруса, потребовалось немало времени. Боромир опасался сочувственных взглядов, но встреченные по пути Стражи салютовали ему, а караульные приветствовали ударом копья о землю, на которые он отвечал кивком — все как обычно. Только одно отличие он подметил краем глаза. Вслед ему поворачивали головы и радостно, до самых ушей, улыбались. Но разнос за нарушение устава Боромир устраивать не стал.
Его появление было встречено дружным боевым кличем, от которого задрожали стены. Бывалые воины хлопали командира по плечам, молодые, недавно получившие право носить полное облачение, хвастались трофеями, добытыми в схватке с умбарцами. Один из сотников прикатил бочонок эля, вышиб дно. Тут же нашлось несколько кружек, их наполнили и пустили по кругу. Кто-то приволок кресло, но Боромир упорно продолжал стоять, лишь прислонился к балке, якобы невзначай. Тогда все, не сговариваясь, устроились на скамьях, столах и бочках, так что он все же позволил себе сесть и даже сумел не скривиться от боли. Сначала поминали павших, и на какое-то время воцарилось молчание, нарушаемое лишь произносимыми именами и стуком кружек о стенки бочонка. А затем настал черед веселья и воинских баек, которым молодняк внимал с открытым ртом. К себе Боромир вернулся уже затемно, захмелевший, и с этой ночи кошмары его больше не тревожили.
С тех пор он появлялся в казармах ежедневно, один или с Фарамиром, ходил на тренировочное поле. Упражняться с мечом пока не мог, поэтому ограничивался метанием ножей и обучением новичков этому искусству. Временами брался и за копье, хотя больше одного броска за раз ему сделать не удавалось — привычный упор на ногу приводил к тому, что от боли темнело в глазах. Но едва становилось легче, он упрямо возвращался на площадку копейщиков, и даже Фарамир не рисковал отговаривать его.
Через какое-то время Боромир решился добраться и до конюшни. Верный Нарэ1 при виде него заржал, взвился на дыбы и чуть не высадил дверь денника, стремясь к любимому хозяину, который почему-то так долго не появлялся, а теперь еще и идет не спеша. Он достал из кармана заранее прихваченное яблоко, разломил и протянул на ладони. Конь покосился на него, всхрапнул и обиженно повернулся задом. Боромир вошел в денник, провел ладонью по теплому боку и со вздохом произнес:
— Ну, прости, дружище. Обещаю теперь приходить часто.
Чуткое ухо дернулось, конь развернулся, толкнул его головой в плечо и фыркнул. Он погладил бархатный нос и снова протянул яблоко, которое на сей раз было принято благосклонно. За конем ходили хорошо, золотистая шкура лоснилась, но Боромир все равно взял щетку, скребницу, долго чистил, расчесывал гриву и без умолку говорил — обо всем, что приходило на ум. Он так увлекся, что не услышал шагов, и обернулся, лишь когда раздался тихий смешок. Напротив денника стоял Фарамир. В руке у него тоже была скребница, а из кармана торчал толстый ломоть хлеба.
— Вот уж не думал, что Нарэ для тебя лучший собеседник, чем я, — поддразнил он. — Вовремя ты пришел. Он уже беситься начал — вчера чуть со мной не разодрался, пока я его вываживал.
— Ну, он слушает, не перебивая, в отличие от тебя, — усмехнулся Боромир, рукавом утирая пот со лба. — Ты когда вернулся?
— Незадолго до второй смены стражи, — Фарамир подошел к дальнему деннику, где стоял его гнедой, выудил из кармана хлеб. Конь схрупал угощение и потянулся губами к его волосам. Фарамир со смехом оттолкнул его морду. — Я сразу к тебе пошел, но не застал. Хильди сказал, что ты спускался, но в казармах тебя тоже не было. Значит, здесь.
— Как там? — Боромир отложил щетку, вышел наружу и, морщась, опустился на широкую скамью у стены. Вытянул ногу, потер сведенное судорогой бедро. Нужно было бы добраться до купальни, прогреться в горячей воде и позвать целителей с их мазями и бальзамами... Но не хотелось уходить отсюда.
— Пока спокойно, — Фарамир развернулся к нему, покрутил в руках скребницу и отложил. — Но мы встретили человека из деревни, что неподалеку от пятого водопада на Эруи. Их охотники трижды видели в окрестностях варгов, которые не нападали на людей и быстро исчезали, стоило прицелиться. Он ехал в Город сообщить об этом, потому что...
— Потому что дикие твари так себя не ведут, — договорил за него Боромир, нахмурившись. — А значит, это разведчики, за которыми явятся орки.
— Да, как только поймут, что там есть, чем поживиться, и нет воинов. В деревне несколько охотников, но большинство жителей — травники и резчики по дереву, защититься им будет непросто. Да и место уединенное, до ближайшего жилья не меньше десяти лиг,2 — Фарамир подошел и сел рядом. — Я хотел посоветоваться с тобой, прежде чем отправлять отряд.
— Ты и сам можешь решить, как поступить, — Боромир угрюмо уставился в пол. Снова нахлынула беспомощность, которая сменилась злостью. Его народ в опасности, а он по-прежнему торчит в Цитадели и не может повести своих людей. — Сейчас ты командуешь, от меня все равно никакого толку.
— Брат... мне нужен твой совет, — Фарамир положил руку ему на локоть. Боромир раздраженно сбросил ее. Он понимал, что ведет себя глупо, вновь идет на поводу у неоправданного гнева, но не мог с собой справиться.
Фарамир встал и присел перед ним на корточки, так что теперь Боромир смотрел на него сверху вниз. И лишь сейчас обратил внимание, насколько усталым тот выглядит — скулы заострились, под глазами залегли тени, волосы потускнели, словно золото, покрытое пылью.
— Не проходило дня, чтобы я не винил себя в случившемся, — в голосе Фарамира звучало такое страдание, что гнев Боромира схлынул в тот же миг. Как бы он ни злился, но обвинять брата в своем ранении даже не думал. Ему и в голову не приходило, что Фарамир считает виноватым себя. — Будь я внимательнее...
— Ты ни в чем не виноват, — перебил Боромир. — Любого могли выбить из седла. И это мой просчет, что мы ехали, как на увеселительной прогулке.
Он протянул руку и потрепал Фарамира по волосам. Тот судорожно вдохнул, потом вдруг качнулся вперед и прижался губами к его колену. Боромир замер от неожиданности. Казалось, от того места, где Фарамир касался его, растекается огонь — не жгучий и болезненный, как от раны, а мягкий, успокаивающий. И еще было странное чувство, которое он не мог объяснить — сродни тревоге, если бывает тревога, от которой почему-то хочется улыбаться.
— Эй, мелкий, ну что ты, — он осторожно опустил руку Фарамиру на плечо, погладил закаменевшие мышцы. — Прости, я опять разозлился, но ты не при чем.
— Лучше бы на твоем месте был я... — пробормотал Фарамир, подняв голову. Взгляд у него был больной. — И отец так считает. Он со мной почти не разговаривает.
— Вот еще, — отрезал Боромир. Злость всколыхнулась снова, теперь на Денетора. Будь от этого толк, он бы прямо сейчас пошел и высказал все, что думает. Но, к сожалению, бесконечные разговоры не приносили никакого результата. Зато он как всегда мог дать Фарамиру поддержку, которой тому не доставалось от отца. — Я сказал, ты ни в чем не виноват. И чтобы я больше такого не слышал.
Фарамир слабо улыбнулся.
— Слушаюсь, мой лорд.
— То-то же, — Боромир кивнул и после краткого молчания добавил: — Помоги мне встать.
Фарамир тут же вскочил и протянул руку. Боромир крепко сжал его ладонь. Ради того, чтобы брат перестал себя грызть, можно было и гордостью ненадолго поступиться. Все равно кроме лошадей никто их не видел. Фарамир потянул его на себя, и в следующий миг Боромир был на ногах.
— Пойдем, промочим горло и обсудим, что ты там хотел, — он выпустил руку Фарамира и направился к дверям конюшни, стараясь хромать как можно меньше, несмотря на то, что боль впивалась в бедро похлеще клыков варга. — А потом вместе вычистим твоего Горна.3
Фарамир нагнал его и пошел рядом. Боромир чувствовал боком тепло его тела, и на миг вернулось ощущение растекающегося под кожей жара. Но тут Фарамир заговорил, и все развеялось.

____________________
1 Nare — пламя (квэнья).
2 1 лига = 4828,032 метра.
3 Gorn — стремительный (синдарин).

Пожаловаться на работу

Главы:


На нашем сайте представлено большое количество работ разных талантливых авторов в категории Фанфики. Если вы пишете фанфики, создаете видео, фанарты или рисунки по любимым фандомам - присоединяйтесь!

Поделитесь вашим творчеством на нашем фан-сайте, как делают это наши талантливые авторы на примере поста: Фанфик "Сторож брату своему".

Наш сайт не ограничен по фандомам, но некоторые из них группируются под общие определения. Для более четкого понимание какой фандом использовал автор, названия вписываются в графу "Фандомы" Например: The Lord of the Rings. Оставайтесь с нами!

И, конечно, не забывайте комментировать прочитанное и просмотренное вами! Каждое мнение очень важно и ценно для любого творческого человека.
Категория: Фанфики | Добавил: Hagall_Serpent (04.11.2019) Просмотров: 252
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
 
Лента комментариев фанзоны
Автор Admin в посте:
Конкурс по фан-арту "Всем по Тыкве!"
Комментарий:
Конкурс завершен!
Поздравляем с победой Фан-арт "Она лишь дитя одержимое демоном"
Автор Aerith в посте:
Фан-арт "Bloody Sam"
Комментарий:
Цитата 89109389945;1 ()
Недоразвитые крылья нефилимаНе поднимут меня в воздух,
Хоть ты тресни, хоть убей;
Плоть глупа и оттого неумолима,
Только просит дать ей отдых
От богов и от людей.
Разум бегает по грани
Обезумевшим хорьком,
Подвывая от стараний
Не задуматься сегодня ни о ком.
(Канцлер Ги)
Очень подходит! Спасибо  zvetok 

Цитата 4istoe3oloto;2 ()
Класс!
   Спасибо!
Автор 4istoe3oloto в посте:
Фан-арт "Bloody Sam"
Комментарий:
Класс! pupper 
Я тоже когда-то (еще в 2015) для другого конкурса делала Сэма, только ангелом  :D
Автор Admin в посте:
Конкурс по фан-арту "Всем по Тыкве!"
Комментарий:
Прием работ завешен. Всем спасибо за участие!
Голосование открыто и продлится до 10.11.
Проголосовать за одну или несколько работ можно в правом блоке нашего сайта (под первым рекламным блоком).
Автор 0likOll в посте:
Фан-арт "Bloody Sam"
Комментарий:
Недоразвитые крылья нефилима
Не поднимут меня в воздух,
Хоть ты тресни, хоть убей;
Плоть глупа и оттого неумолима,
Только просит дать ей отдых
От богов и от людей.
Разум бегает по грани
Обезумевшим хорьком,
Подвывая от стараний
Не задуматься сегодня ни о ком.
(Канцлер Ги)
Автор 0likOll в посте:
Фан-арт "Она лишь дитя одержимое демоном"
Комментарий:
Добрый день Ирина! А вы на странице VK разве не включаете гифки? Это же можно сделать,нажав[...] под постом, чтобы люди полностью могли видеть композицию. И посты на конкурс и не на конкурс объединяете в один?
Автор 0likOll в посте:
Фан-арт "Доктор Дракула"
Комментарий:
Занятная такая ипостась Doctor Who pupper
Автор 4istoe3oloto в посте:
Фан-арт "Она лишь дитя одержимое демоном"
Комментарий:
Цитата 89109389945;1 ()
Доброго времени суток! Вот, вчера 04.12.2020 добавила работу по конкурсу "Всем по тыкве!". Прошла ли она модерацию? Мы ведь до 6.11.2020 добавляем работы?
Добрый день! Да, ваша работа прошла модерацию и уже добавлена в конкурсный пост. Конечно, есть нарушения с тем же размером, но у нас на сайте арты сделанные с мобильного публикуются впервые. Поэтому, просто не зная как вести себя в такой ситуации, мы решили не запрещать участие в конкурсе. По теме вы показали демонизацию персонажа настолько, насколько хватило сил программ в которых вы работаете. Возможно, можно было бы и лучше, но утверждать не попробовав сама я не стану).
Автор Dzhelina в посте:
Видео "Enola + Laurie - Never say never"
Комментарий:
Цитата 4istoe3oloto;1 ()
Очень люблю кроссоверы, это буквально моя слабость! Энолу я еще не смотрела и второй фандом тоже   , но первый, по крайней мере собираюсь посмотреть точно!
Ириш, спасибо! 
Энола - симпатичный фильм, советую. С логикой там иногда проблемы, но картинка красивая))) 

Цитата 4istoe3oloto;1 ()
Если я правильно поняла, то кучерявеньким "прототипом" которого ты заменила на молодого парня из Little women стал Генри Кавилл?
Нее, у Энолы там собственный молоденький герцог есть))) 

Цитата Aerith;2 ()
Милое видео!   Не подумала бы что это два разных фильма.
 Спасибо!))
Автор 0likOll в посте:
Фан-арт "Она лишь дитя одержимое демоном"
Комментарий:
Доброго времени суток! Вот, вчера 04.12.2020 добавила работу по конкурсу "Всем по тыкве!". Прошла ли она модерацию? Мы ведь до 6.11.2020 добавляем работы?
Автор 0likOll в посте:
Фан-арт "The end times"
Комментарий:
http://fan-fantasy.ru/index/14-341-0-1
"Здравствуйте! Никогда не думала что можно делать коллажи через телефон. Это же наверное так неудобно? Маленький экран, детали не обработать. А обычный фотошоп не рассматриваете?"

Анастасия, конечно рассматриваю использование Фотошопа как только у меня появится компьютер. А пока я и мой телефон в транспорте, в ванной, в кровати ;)
Автор Aerith в посте:
Фан-арт "The end times"
Комментарий:
Цитата 89109389945;3 ()
Знимаюсь этим с июля этого года. При создании работы использовала:-PhotoBlender;
-PicShot;
-PhoToGif.
Здравствуйте! Никогда не думала что можно делать коллажи через телефон. Это же наверное так неудобно? Маленький экран, детали не обработать. А обычный фотошоп не рассматриваете?
Автор Aerith в посте:
Видео "Enola + Laurie - Never say never"
Комментарий:
Милое видео!  Bravo1 Не подумала бы что это два разных фильма.
Автор Aerith в посте:
Фан-арт "Selina Kyle - Gotham"
Комментарий:
Цитата 89109389945;7 ()
Готическая красота. Великолепно!
Спасибо! zvetok
Автор 0likOll в посте:
Фан-арт "Selina Kyle - Gotham"
Комментарий:
Готическая красота. Великолепно!
Больше комментариев
 
Поиск по разделу
 

Топ 20 высокой репутации
аватарка пользователь 4istoe3oloto
публикации Публикаций: 163
комментарии Комментариев: 1595
репутация Репутация: 4622
аватарка пользователь lenaleeva
публикации Публикаций: 57
комментарии Комментариев: 661
репутация Репутация: 3670
аватарка пользователь Margarita_Life
публикации Публикаций: 250
комментарии Комментариев: 749
репутация Репутация: 2669
аватарка пользователь bronzza
публикации Публикаций: 0
комментарии Комментариев: 651
репутация Репутация: 2377
аватарка пользователь LinaAlex
публикации Публикаций: 52
комментарии Комментариев: 578
репутация Репутация: 2321
аватарка пользователь Jastina
публикации Публикаций: 110
комментарии Комментариев: 651
репутация Репутация: 2277
аватарка пользователь ApriL
публикации Публикаций: 123
комментарии Комментариев: 439
репутация Репутация: 2162
аватарка пользователь kitiara
публикации Публикаций: 53
комментарии Комментариев: 303
репутация Репутация: 2033
аватарка пользователь Джулия
публикации Публикаций: 20
комментарии Комментариев: 387
репутация Репутация: 1913
аватарка пользователь Василина
публикации Публикаций: 48
комментарии Комментариев: 637
репутация Репутация: 1912
аватарка пользователь VS
публикации Публикаций: 15
комментарии Комментариев: 456
репутация Репутация: 1532
аватарка пользователь Dzhelina
публикации Публикаций: 28
комментарии Комментариев: 212
репутация Репутация: 1523
аватарка пользователь Sordes_Pilosus
публикации Публикаций: 25
комментарии Комментариев: 311
репутация Репутация: 1451
аватарка пользователь Мариночка
публикации Публикаций: 33
комментарии Комментариев: 673
репутация Репутация: 1448
аватарка пользователь AN_YA
публикации Публикаций: 10
комментарии Комментариев: 354
репутация Репутация: 1327
аватарка пользователь Tatiya
публикации Публикаций: 8
комментарии Комментариев: 269
репутация Репутация: 1327
аватарка пользователь AlinaCarrie
публикации Публикаций: 40
комментарии Комментариев: 266
репутация Репутация: 1221
аватарка пользователь Vassy
публикации Публикаций: 14
комментарии Комментариев: 234
репутация Репутация: 874
аватарка пользователь Sveta
публикации Публикаций: 3
комментарии Комментариев: 495
репутация Репутация: 789
аватарка пользователь Aerith
публикации Публикаций: 16
комментарии Комментариев: 125
репутация Репутация: 711
 
Статистика
Яндекс.Метрика