Главная

Зов сердца. Часть вторая. В безумии ночи

22.08.2016, 20:53
Да будет всем известно,
Что ураган любви убить способен!
Клянусь Аллахом, если это так,
Недолго жить осталось мне, и солнце
Вовек не будет больше мне сиять!
Берберский поэт.


Анна в последний раз проверила спящего Виталика и, подкрасив губы, вышла вместе с Сергеем на улицу. Через пару минут он подкатил к дому свой "Шевроле".
- Я знаю одно симпатичное местечко, - подмигнув, сказал Сергей.
За последние полчаса он буквально преобразился. И Аня, сидя рядом на переднем сиденье, с удовольствием разглядывала его. Липницкий не особенно это замечал, так как был поглощен дорогой и своим поднявшимся настроением. Сергей побрился, причесался, привел себя в порядок, оделся подобающим образом и для Анны стал неотразим. Сапфировые глаза блестели в предвкушении чего-то необычного, что должно было сегодня произойти.
Анна с наслаждением вдыхала давно забытый, но до боли родной запах его туалетной воды, которую он так и не сменил до сих пор. Это ее буквально ошарашило, но было так приятно. Аня уже совсем выбросила из головы мысли о нечастном Коле и более они ее сегодня не беспокоили. Она улыбнулась и позволила себе встреться взглядом со смеющимися глазами Сергея. Он чувствовал себя превосходно. "Неужели это я на него так повлияла?" - подумала Анна, и лицо ее тут же осветилось единственно неповторимым шармом, а глаза сверкнули неистовым зеленым блеском. Сергей от этого чуть не врезался в столб. И Анна, заливаясь грудным смехом, посоветовала ему лучше смотреть на дорогу. Она была безумно счастлива и оттого поистине прекрасна, как никогда!
Автомобиль подкатил к небольшому, но ярко освещенному ресторанчику, расположенному в полуподвальном помещении. Когда они вошли туда, Анну окутала интимная, таинственно-приглушенная атмосфера. В зале в полумраке мерцали разноцветные огоньки в так медленной волнующей музыке.
Анна ахнула от восхищения.
- Действительно, прелестное местечко, - садясь с Сергеем за отдаленный столик, согласилась она.
Людей было мало, но этот уголок выглядел самым очаровательным.
- Я предполагал, что тебе понравится. - Он придвинул под ней стул и подозвал официанта. Меню лежало на столе. Тут Аня вспомнила, что с утра ничего не ела. - Я вижу, ты проголодалась. Можешь заказывать все, что хочешь.
Аня взглянула в виньетку, и глаза ее округлились от ужаса.
- Боже мой, какие цены! Кошмар! И ты здесь часто бываешь?
Сергей белозубо усмехнулся:
- Да уж нечасто. Или ты думаешь, у меня денег куры не клюют?
- О, какая честь! И это ради меня ты собираешься выкинуть столько денег?
Теперь мужчина уже смеялся вовсю.
- Чего ты так переживаешь? Боишься, что я заставлю тебя платить?
Прищурившись, Анна состроила гримасу.
- Если ты не перестанешь надо мной насмехаться, я закажу сейчас весь ассортимент ресторана, и тогда ты не расплатишься с ними вовек!
Она демонстративно повернулась к официанту и заказала несколько самых дорогих блюд.
Перестав смеяться, Сергей неожиданно схватил руку Анны в свои горячие ладони.
- Я сегодня сделаю для тебя все, что угодно.
В доказательство он приник губами к трепещущей руке. Анна в замешательстве умолкла, думая, уж не спятил ли он. Альтруизмом Сергей явно не отличался, а подобные поступки были для него в высшей степени не типичны. "Я, наверное, сплю", - пронеслось у Анны, но она не могла оторвать взгляда от его глаз. И только по ним она поняла, что говорит он искренне. Ей следовало немедленно уйти домой, но… пути назад были отрезаны.
- Может, потанцуем, пока принесут заказ?
Молодая женщина нерешительно кивнула, оглядываясь по сторонам.
- Здесь можно, - заверил ее спутник.
Встав из-за стола, он на мгновение со страшной силой привлек ее к себе. И Анна отдала себя на его волю. Она обвила руками его шею, и они медленно поплыли по волнам чарующей музыки.
Сергей осторожно прикоснулся губами к ее шее, затем к щеке и, наконец, в одну секунду сломав слабое и бесполезное сопротивление, к приоткрывшимся зовущим ее губам.
Анна чуть не вскрикнула. Каким до боли нежным был этот поцелуй, каким сладким и забытым! Как давно ее так никто не целовал, так, как умеет только он один. И ей снова захотелось крикнуть на весь мир: я люблю тебя!
Все происходящее казалось ей удивительным сном, и создавалось впечатление, будто находишься в сказке. Сергей обнимал ее, шептал ласковые слова, целовал… Невероятно!
Танец закончился, но ощущение волшебства не проходило. Анна молча опустилась на стул. Ей хотелось сказать так много, но она не осмелилась. Что же все-таки происходит? Как она могла оказаться в подобной ситуации? Ведь это фактически измена. Уму не постижимо. Видно, виной всему глубоко зарывшееся в ее душе чувство, которое вдруг решило, что ему пора появиться на свет. А, может быть, просто стечение обстоятельств. Но Анне сейчас совсем не хотелось углубляться в эту мысль, так как принесли наконец заказ, и она смогла удовлетворить свой голод. Хотя ей вдруг показалось, что изголодалась она совсем по другому.
Из состояния задумчивости Анну вывел звук вылетевший пробки.
- В честь чего мы сегодня пьем шампанское? - поинтересовалась молодая женщина, наблюдая, как Сергей умело наливает вино.
- За эту удивительную ночь, - произнес он, поднимая бокал. - И за тебя, естественно.
- Может, объяснишь причину?
Сергей на мгновение задумался. Но лицо его снова озарила насмешливая улыбка, которая всегда так привлекала Анну.
- Вспомним старые добрые времена.
Аня кивнула, соглашаясь.
- Ты когда-то устроила мне допрос по поводу моего, как я понял, неблаговидного поведения.
- Ты помнишь? Поразительно!
- Хочешь, признаюсь тебе кое в чем?
- С удовольствием послушаю.
- Я тогда просто не хотел с тобой встречаться.
- Я знала это с самого начала. Но ты вел себя так подло. Мог бы хотя бы уже не врать. А то - лишь бы отделаться от меня.
Его глаза заискрились весельем.
- Неужели это тебя так волновало?
- Вот еще! Думаешь, ты один был такой крутой на всю округу?
… Внезапно всплыли наружу далеко спрятанные в глубинах памяти события, воскрешая вместе с собой давно забытые мысли, слова, чувства…
- Да ладно, ладно, - мужчина похлопал Аню по руке. - Я даже могу попросить прощения за старые обиды.
- Нет, не надо, - Анну почему-то это неприятно поразило. - Я давно уже все забыла и простила.
- Тем лучше… Твоя еда, наверное, уже совсем остыла!
Анна прыснула со смеху при виде озабоченного лица Сергея.
- Надо же! Лучше посмотри в свою тарелку, ты до сих пор не съел ни кусочка, а все глушишь шампанское!
- Кто? Я? Да я только один глоточек сделал!
Они беззаботно подтрунивали друг над другом, словно дети, которые привыкнув играть вместе, разлучились надолго, а теперь снова встретились. Остаток ужина прошел в дружелюбной беседе.
Никогда еще за последние шесть лет Анна не чувствовала себя так свободно раскованно. Почти то же мог сказать про себя и Сергей. Для них обоих узы брака были тяжелыми медными цепями. А друг в друге каждый из них мог найти для себя отдушину. Анна вспомнила свою первую любовь, а Сергей - робкую девчушку, которая смело ответила на свой первый в жизни поцелуй.
*********

- Это был прекрасный вечер, - сказала Анна, садясь в машину. - Спасибо. Я этого не забуду.
- А! - отмахнулся Сергей. - Вопрос в том, как и где его закончить. - Он завел двигатель и, лукаво сощурившись, предложил: - Покатаемся?
Анна пожала плечами.
- Если ты в состоянии. Только предупреждаю, если нас остановят, я к тебе никакого отношения не имею.
- Договорились!
И он рванул сразу на третью передачу.
- Сумасшедший! - взвизгнула Аня. - Такая темень!
Мужчина засмеялся заразительным смехом.
- Мое авто меня еще никогда не поводило, - он похлопал по рулю.
Минут двадцать бешеной гонки вконец измотали Анну и, набрав в легкие побольше воздуха, она закричала на Сергея, приказывая ему остановится. Липницкий резко затормозил, и она смогла перевести дыхание.
- Не делай больше так, пожалуйста.
- Что, испугалась?
- Нет, было очень весело, - съязвила она.
Аня открыла дверцу и вышла из машины. Вокруг была почти полнейшая темнота, лишь кое-где попадались одинокие фонари.
- Куда это ты меня привез? - спросила Аня подошедшего Сергея.
- По-моему, это какой-то парк.
- Я раньше здесь никогда не была.
- Конечно, ведь мы почти за городом.
Аня вздрогнула в предчувствии недоброго и покосилась на мужчину. Он беззаботно оперся на капот и курил. Постояв так несколько минут, молодая женщина съежилась от холода и села в машину на заднее сиденье. Чувство тревоги не покидало ее, но она знала, что Сергей не посмеет ничего сделать против ее воли. Вскоре и он присоединился к ней. От него приятно пахло смесью мужского дезодоранта и только что выкуренной сигареты. Сергей придвинулся поближе и одной рукой обнял Аню за талию.
- Не нервничай, - прошептал Липницкий.
- Я спокойна, как никогда.
- Нет, ты слишком напряжена. Расслабься.
Он начал легко массировать ей плечи. Анна закрыла глаза.
- Как хорошо…
Сергей перешел на мышцы спины, и вдруг руки его обхватили Анну за талию, и он крепко прижал ее к себе, зарывшись носом в мягкую шею.
- От тебя так хорошо пахнет, - пробормотал он.
Аня вся внутренне сжалась, но тут же сладкая истома разлилась по всему телу, и нестерпимое желание вспыхнуло в ней с новой силой. Она затаила дыхание, ожидая, что же будет дальше. Сергей медленно развернул ее к себе, впился долгим взглядом в блестевшие от страсти глаза, а потом таким же долгим поцелуем в жаждущие губы. Руки начали свободно блуждать по телу - и Анна потеряла последние остатки самообладания. Она прильнула к мужчине, а он, не переставая целовать ее, ловко подхватил и посадил к себе на колени. Аня обняла его за шею, запустила руки в слегка вьющиеся черные волосы и, не долго думая, с такой же страстью начала осыпать его лицо поцелуями, как он - ее шею и грудь.
Со все возрастающим пылом Сергей ласкал сквозь одежду ее стройное тело, мягкую кожу, а женщина даже не сопротивлялась. И тогда он решился на безумный поступок. Рука Сергея дерзко скользнула Анне под юбку. Он почувствовал, как женщина еле заметно вздрогнула, но не сделала попытки убрать руку. Это послужило безмолвным сигналом к более решительным действиям. Он стал медленно продвигаться дальше, а Анна слегка вздрогнула, жаждая большего. И тогда кровь ударила во все части тела Сергея. Он сдерживался изо вех сил, пытаясь контролировать стихийно нарастающее желание и все действия, связанные с ним.
- Сережа, - хрипло прошептала Аня, впервые называя его так нежно, - это безумие! Мы не должны…
Но остановить его было уже невозможно.
- Если б ты знала, как давно я мечтал об этом, - так же хрипло отозвался он, - с тех самых пор, как мы познакомились… Я бросал тебя, потому что ты мне не давалась. Но возвращался снова, надеясь, непонятно на что.
- Но в твоем распоряжении были все девчонки из округи, вместо меня, - возразила Аня, слегка отстраняясь.
- Ну и что? Я ведь хотел ТЕБЯ!
- Я так и знала. Я всегда чувствовала, что только для этого я и нужна тебе. Это подняло бы твой престиж, было бы, чем похвастаться перед друзьями! - ядовито закончила она.
Сергей молчал. Он признавал правоту ее слов.
- Ладно, дело совсем не в этом. Теперь все в прошлом. Как говорится, что было, то прошло. Сейчас надо решить…
- Скажи, - внезапно перебил ее Сергей, - ты что-то ко мне тогда чувствовала?
Анна недоуменно посмотрела на него. Взгляд его был испытующим, а губы твердо сжаты в намерении узнать правду.
- Господи, да какая тебе разница?
- Я хочу знать.
В невеселой усмешке Аня подняла уголки губ. И почему ему обязательно надо было испортить вечер своим дурацким вопросом? Ей совсем не нравилась мысль о том, чтобы разбередить старые раны.
- Слишком многого ты хочешь.
- Разве? Я прошу ответить всего лишь на один вопрос. Так тяжело?
- Для меня тяжело.
- Почему?
- Ты мне решил устроить допрос?
- Ладно, не хочешь отвечать, не надо.
Пару минут они сидели в полнейшей тишине. Руки; с ее тела Сергей так и не убрал и, казалось, будто он не замечает этого. Внезапно он со всей силой, на какую был способен, прижал Анну к себе.
- Анечка, пожалуйста, - вдруг взмолился он, - пожалуйста, милая моя, хорошая…
Аня открыла рот от изумления. Никогда в жизни он ее еще так не называл.
- Что случилось?
В ответ на нее уставились затуманенные страстью глаза.
- Аня, я прошу тебя… Сделай это для меня. Пожалуйста! Я так хочу тебя!
- Ты просишь о невозможном, - потрясенно прошептала женщина.
- Анна! Умоляю тебя, - застонал Сергей. - Единственный раз… одни единственный! Я никого еще об этом не просил. Веришь? - Она кивнула. - Они все сами шли ко мне в постель. Но ты… Я никогда не мог тебя заставить. Только сейчас, Анна… - он перешел на хриплый шепот, и она с трудом разбирала слова, заставлявшие ее трепетать, - Я не могу без тебя…
Она застыла, словно окаменев.
- Я не верю… - только и могла она выдавить.
- Мне все равно! - взорвался Сергей и впился страстным поцелуем в ее губы.
Не успела Анна очнуться, как ее колготки оказались почему-то аж на руле, юбка - на талии, а пиджак и блузка полностью расстегнуты. Но женщина не делала никаких попыток сопротивления, смутно понимая, что его уже не остановишь. Она только закрыла глаза и отдалась на волю их безумной страсти…
- Я не думал, что ты способна на такое, - наконец, спустя несколько томительно долгих минут, произнес Сергей. - Спасибо, - он нежно дотронулся до ее губ. - Я никогда этого не забуду.
Анна провела рукой по его щеке и с нежностью заглянула в глаза.
- Ты мне очень нравишься, - вдруг призналась она.
Мужчина крепко обнял ее, Анна уткнулась лбом в его плечо и непрошеные слезы навернулись на глаза, слезы запретного счастья, подаренного ей на короткие мгновения злополучной судьбой, счастья, за которое ей придется расплачиваться.
- Что с тобой? Ты плачешь?
Аня поспешила вытереть мокрые щеки.
- Нет, нет. Все в порядке.
- Не лги. Я же вижу, что-то не так.
Сергей поднял ее лицо, по которому, не переставая, текли слезы, и Аня никак не могла их остановить. Липницкий ласково улыбнулся и нежно поцеловал покрасневшие глаза, привлек ее к себе, и она, более не сдерживаясь, разразилась рыданиями. А потом, убаюканная, уснула в его объятиях с его именем на устах.
**************

Зайдя в квартиру, Анна с облегчением убедилась, что Коли нет дома. Сейчас она просто не смогла бы вынести его присутствия. Да и вообще, после бурных событий последних дней она сомневалась, что жизнь ее семейная останется прежней. Коля сильнее, чем обычно, вызывал раздражение, а супружеские обязанности и того хуже – отвращение. Каждый день Анне приходилось придумывать всяческие уловки, чтобы избежать их. После той ночи она не могла думать больше ни о чем. К ужаснейшему разочарованию Ани, Сергей в школу больше не приходил. После прошедшего он испытывал чувство вины, думала она. Виталика Липницкого теперь опять регулярно забирала бабушка, которая ничего не хотела говорить о родителях внука.
… Кровать брошена в беспорядке, одежда раскидана по всей спальне, на кухне не убран стол после поспешного завтрака, в ванной – не вычищенные принадлежность для бритья и везде назойливый, противный запах пота, местами перебиваемый дорогим одеколоном… Как могла она целых шесть лет жить с этим человеком? А эти бесконечные ежедневные глупые рассказы о работе, еще в придачу куча нестиранных носков в углу.
Анна в изнеможении прислонилась к стене. Нет больше ее сил терпеть это! Она немедленно собирает вещи и переезжает к матери. Ей теперь более, чем когда-либо необходим отпуск от собственного мужа, иначе она окончательно лишится рассудка и всю оставшуюся жизнь проведет в лечении неврозов.
Как только Коля придет с работы, она, не откладывая ни секунды, поговорит с ним.
Да, так будет лучше. Недели две-три, и она немного успокоится, - думала Аня, лихорадочно роясь в шкафу в поисках своей дорожной сумки. Ну вот, наконец-то! Молодая женщина распласталась на кровати и при этом недовольно сморщила нос от неприятного запаха. Да что же это такое! Она ведь только два дня назад поменяла белье!
Это переполнило чашу терпения Анны. Она резко рванула дверцу шифоньера и зарылась лицом в складки своей одежды, которая благоухала весенними ландышами. Уже давно Анна не изменяла этому аромату, хотя Коля его терпеть не мог. Вдруг впервые ей пришла в голову мысль, что пользовалась она им мужу назло. У Анны вырвался не то смешок, не то стон. Все бы ничего, да только теперь она поняла, что не нужно было ей выходить за Колю замуж только потому, что он был у нее первым. Вот и приходится теперь расплачиваться за свой опрометчивый поступок своими нервами и всей жизнью…
Анна взвизгнула от волны панического страха, охватившего ее, когда вдруг чьи-то руки медленно легли ей на плечи. Она мгновенно развернулась от ужаса, а крик застрял в горле, и, не подхвати ее эти же руки, тут же свалилась бы в кучу одежды. Сердце застучало, как бешенное, когда женщина наконец поняла, в чьих объятиях сейчас находится. В ушах загудело и все поплыло перед глазами, но мгновение умопомешательства прошло, как только горячие руки отпустили ее; в хаос сознания неспешно проник до боли знакомы, такой родной голос:
- Извини, я, наверно, напугал тебя. Но дверь была открыта…
Анна энергично закивала головой, окончательно приходя в себя.
- Да, да… Я сама виновата. Не должна была забывать о таком.
- Со всяким бывает, - виновато улыбнувшись, проговорил Сергей. И вдруг спросил: - Ты куда-то уезжаешь?
Анна растерялась.
- Я… Да нет. В общем… А как ты здесь оказался? Откуда ты знаешь мой адрес?
Сергей пожал плечами.
- Я пришел в школу, хотел поговорить, увидел, как ты уходишь…
- И пошел за мной. Так-так… В следующий раз будь, пожалуйста, менее неожиданным, так ведь и до инфаркта недалеко. Кстати, ты хотел поговорить со мной. О чем?
- Я подумал, что, наверное, надо бы извиниться за… ну, в общем, ты знаешь, о чем я.
Анна села, избегая его пытливо-извиняющегося взгляда, от которого невольно краснела.
- Нет. А о чем ты? – спросила машинально она, не зная, что тут вообще можно сказать.
Сергей нервно улыбнулся.
- Не прикидывайся, что ничего не понимаешь. Я прошу прощения за то, что произошло между нами той ночью. Я виноват, - он медленно начинал злиться. – Я знал, что этого не следовало делать.
Анна молчала. Этот мужчина с каждым разом поражал ее все больше и больше. И она чувствовала, что не может преодолеть растущего день ото дня чувства. Довольно прятаться от самой себя: она любит Сергея и точка! Наконец-то истина вышла на поверхность ее сознания.
- Ты слушаешь меня? – Сергей встряхнул женщину за плечи, врываясь в поток ее мыслей.
- Да?.. Что ты говоришь?
Липницкий с подозрением посмотрел на Анну. Его взгляд снова потух.
- Так ты прощаешь меня? – повторил он, с надеждой заглядывая ей в глаза.
- Ну, конечно, - улыбнулась Аня. На душе у нее потеплело от собственного открытия. – Тебе вовсе незачем передо мной извиняться, мы оба виноваты в равной степени.
- Значит, ты на меня не сердишься?
- Нет, успокойся. Я давно уже не была так счастлива, как тогда… с тобой.
Она, сама от себя не ожидая, сказала это – и он поверил, потому что то же самое прочитал в ее заблестевших глазах.
- Я никогда не говорил тебе, какие у тебя красивые глаза? – прошептал Сергей.
- Нет, - также шепотом ответила Анна.
- Теперь говорю.
Он поднял ее, заключил в объятия и поцеловал с нежностью, о которой можно только мечтать. Аня страстно откликнулась на призыв, но почти тотчас же оттолкнула мужчину и испуганно оглянулась по сторонам. Где-то совсем рядом заглох мотор. Анна подбежала к окну – из черного "Мерседеса" вышел Коля.
- О Боже! – женщина схватила за руку Сергея и потащила к выходу. – Уходи немедленно! Поднимись наверх, подожди минут десять, потом уйдешь.
- Почему? Что с тобой?
- Ты что, не понимаешь? – закричала Анна. – Сейчас появится мой муж и произойдет скандал!.. Иди, иди же! – подгоняла она Липницкого, видя, что он не торопится уходить.
Сергей встал в дверях и вперил взгляд в Анну.
- Я без поцелуя не уйду.
- Сумасшедший! – воскликнула она, отчаиваясь и одновременно смеясь. – Ты хочешь, чтобы мы больше никогда не встретились?
На лестничной клетке раздались шаги. Анна затряслась от ужаса. Если сейчас Коля увидит их вдвоем, он все поймет. В мгновение ока оценив происходящее, Сергей крепко прижал Аню к себе, коснулся ее губ своими и исчез на верхних этажах. Почти в ту же секунду внизу показался Коля. Аня глубоко вздохнула, придавая своему лицу холодное непроницаемое выражение…
… Николай ошеломленно уставился ни жену. От этого его лицо стало еще глупее, чем обычно. Скрывая отвращение, Анна отвернулась. Теперь уже одно присутствие мужа было ей противно.
- Да, я это сказала. И не смотри на меня так. Я не собираюсь менять свое решение. Я сегодня же уезжаю на месяц к матери.
- П…почему? – заикался Коля.
- Потому что нет больше моих сил жить в этом… этом… - она не могла подобрать подходящего слова и указала рукой на беспорядок в квартире. – Почему каждый день, приходя с работы, я вижу это? Почему, умирая от усталости, я еще должна все это убирать после тебя? Да еще выслушивать все твои глупые разговоры? Я женщина, а не уборщица! Я хочу любви и внимания. А ты… Мне все надоело! Я хочу отдохнуть, в конце концов! Когда последний раз ты помогал мне по дому?
Выдохшись, Анна упала в кресло. Коля продолжал бестолково молчать. Никогда его жена с ним так не разговаривала, он впервые слышал, как она кричит, и ничего, абсолютно ничего не мог понять.
- Это все, что ты хочешь мне сказать? – проговорила женщина, снижая голос до зловещего шепота, и добавила, не дождавшись ответа: - Отлично! Тогда я со спокойной совестью заканчиваю сборы и ухожу. Отвозить меня не надо, уж как-нибудь сама доберусь.
Аня запихивала вещи в сумку и кусала губы от раздражения. Ничего, ничего! Пусть молчит. Когда до него дойдет, будет поздно!
- И последнее, - крикнула она уже на пороге, - даже не смей звонить мне или жаловаться моей матери. Ясно?! – и хлопнула дверью.
*********

Вот уже две недели Анна жила у матери, которая ничего не спрашивала и не лезла в личную жизнь дочери, и чувствовала себя превосходно. К ее огромному облегчению, Коля не делал попыток связаться, и Аня обрела, наконец, долгожданную свободу. Ее переполняла внутренняя энергия, на работе все было просто отлично: уже давно учительница не работала с таким энтузиазмом. А Виталик Липницкий уже метил в отличники.
Личная жизнь Анны вообще превратилась в сказку. Сергей снова каждый день забирал сына из школы и при этом не забывал делать Анне маленькие подарки: миниатюрные букетики цветов, всякие декоративные безделушки. Анна просто сияла от восторга: так давно никто не делал ей подарков, так давно она не была столь по-детски счастлива. Сергей находил это забавно-очаровательным. Он многое отдал бы сейчас, чтобы вернуть и прожить совсем по-другому тот день, когда он женился на Жанне. Сейчас острее, чем всегда, он ощущал, какую ошибку совершил. Но теперь он мог на время забыть об этом, потому что у него была Анна - женщина, заставлявшая его терять разум, к которой он испытывал безумную всепоглощающую страсть.
Анна не чувствовала угрызений совести по поводу того, что изменяла мужу. Она просто позволила себе немного счастья, - думала женщина. Никто не вправе ее осуждать. Она отдала мужу лучшие годы своей жизни и за это не получила ничего, кроме бесконечных упреков из-за охлаждения любви.
Друг Сергея, уехавший в длительную командировку, попросил того на время присмотреть за его квартирой, чем влюбленные и не преминули воспользоваться. Такого бьющего через край счастья они не помнили уже лет сто. Они наслаждались друг другом безмерно и бескорыстно, ничего не требуя взамен, но отдавая все. Их слияния были восхитительны, они дарили друг другу неземное блаженство и все равно не могли насытиться: запретный плод был слишком сладок. Они умирали и воскресали друг в друге, а их страсть выливалась в поток щемящей нежности…
*****

- Дорогие родители, в заключение хочу сделать небольшое предложение. Погода сейчас установилась просто прекрасная, так сказать, последние мгновения "бабьего лета". Было бы нехорошо упустить такой шанс выехать на природу. Как вы считаете? На следующей неделе каникулы, и у меня есть прекрасная возможность повезти наших детей в лес с ночевкой. Естественно, необходимо, чтобы поехало несколько родителей.
На родительском собрании в конце четверти все присутствующие ошеломленно смотрели на молодую учительницу, от которой никто подобной инициативы никак не ожидал.
- Я не тороплю вас с ответом, - Анна Григорьевна улыбнулась и села за свой стол.
Она старалась не встречаться глазами с лукавым взглядом старшего Липницкого. Он, видно по всему, уже принял решение.
Родительский комитет совещался недолго. Вскоре он выразил свое согласие. В качестве взрослых участников похода выступили несколько самых бойких мамаш, отец первого ученика в классе, вызвавшийся спонсировать мероприятие, и Сергей Липницкий.
Когда были оговорены все детали и родители поспешили по домам, Анна осталась одна в классе с Сергеем. Подмигнув, он улыбнулся и собственническим жестом положил руку ей на талию.
- А ты неплохо придумала. Володька вчера вернулся из командировки и потребовал назад ключи от квартиры.
- Дурак ты! - Аня тала вырываться из его объятий. - Это не для нас, а ради моих детей. Они просто замучились в городе… Отпусти меня!
Сергей упорно не желал отступать до тех пор, пока она не ответила на поцелуй.
- Я отвезу тебя к матери.
- Естественно, отвезешь.
- Это действительно отличная идея с походом. Особенно, когда есть, где ночевать, - добавил он шепотом.
Анна засмеялась, тщательно скрывая за этим горечь и боль, ибо она-то знала, что та ночь будет последней их ночью вместе. Когда вчера на улице она случайно столкнулась с Колей, ей показалось, что она потеряет сознание. Вид мужа был настолько несчастным, а взгляд таким умоляющим, что Анна почти сжалилась над ним. В довершение всего Коля прямо посреди улицы рухнул перед женой на колени, что стало последней каплей… Анна пообещала вернуться. Только Сергей ничего не знал. Этот неприятный сюрприз она готовилась ему преподнести в их последнюю ночь. Она чувствовала, что уже действительно зашла слишком далеко. Пора было положить этому конец, как бы они ни страдала потом.
*******
Домик старшего вожатого - условленное место свидания - в это время года пустовал, но у Анны были от него ключи. Еще заранее, днем, она успела там все приготовить к ночному посещению. Ведь эта ночь должна была стать самой особенной и самой незабываемой…
Луна уже выкатилась на небо, и Сергею не составило труда найти домик вожатого, который Аня показала ему еще днем.
Липницкий тихонько постучал в дверь и зашел внутрь. Закутанная в прозрачный халат и обхватившая себя руками, Анна стояла спиной к двери и задумчиво рассматривала звезды за окном. Слабый свет ночника, что стоял на столике посреди комнаты, бросал мутные отблески на ее гордо выгнутую спину.
Неслышными шагами приблизилась к хрупкой фигуре тень, темными руками, в которых жило тепло, обняла за дрожащие плечи. Снова тот де запах, снова тот же огонь и безумие в крови. Закипела страсть, забурлила и бросила их в водоворот собственного океана любви – страшного, безмерного чувства, как цунами налетевшего и разрушившего все преграды и барьеры их разума.
Они с головой прыгнули вниз со скалы страсти и помчались на крыльях пронзающего сердце воздуха, что зовется желанием. Оно затмило все: и небо, и звезды, и глаза, светящиеся сквозь темноту. Но у них были она; они принадлежали друг другу, пусть даже всего лишь на одну, последнюю, ночь…
***

Чувствуя себя полностью умиротворенной, примостившись на мускулистом плече любимого мужчины, Анна блаженно начала погружаться в сон, сквозь его пелену понимая, что надо ловить эти крохи своего запретного счастья.
- Аня, - мягкий оклик влез в ее сонное сознание.
Она отозвалась невнятным стоном.
- Прости, я не хотел тебя будить, - Сергей чмокнул ее в полураскрытые губы.
- Хорошо, что разбудил. Я хочу ощущать тебя каждое мгновение.
Они приникла к нему всем телом. Он ответил горячим поцелуем.
Анна безумно хотела, чтобы это мгновение продолжалось всю жизнь. ей было так хорошо, так спокойно и уютно в его объятиях. Это блаженство не имело права заканчиваться. Оно должно быть вечным, иначе нет смысла в жизни. Но раз смысла нет, то конец наверняка есть. А тем более конец недозволенного блаженства. Ей стало жутко от сознания, что она сама его приблизила. Но другого выхода у нее нет.
Аня отстранилась от мужчины, которого – она знала – будет любить до последнего вздоха.
- Нам надо поговорить.
- Что такое?
Женщина заколебалась:
- Даже не знаю, как тебе сказать…
Она вскочила с кровати, закутавшись в покрывало и за этим скрыв непреодолимое волнение.
- Понимаешь… - в эти минуты она готова была провалиться сквозь землю, лишь бы не говорить разрывающих душу слов, - я недавно встретила мужа.
Улыбка сошла с лица Сергея, когда Анне удалось взглянуть на него.
- Я… он… - она нервно заломила руки, слова давались с трудом, голос срывался, - в общем, я согласилась вернуться домой.
В гробовой тишине был слышен лишь шелест листвы за окном да бешеный стук двух сердец, одно из которых находилось на грани разрыва от безумной доли и отчаяния.
- И что теперь? – наконец выдавил из себя мужчина.
- Как, что? – растерялась Аня. – Мы больше не сможем встречаться, ты понимаешь? Все! Это конец нашим отношениям.
Сергей медленно поднялся и вперил в женщину взгляд, от которого у нее внутри все похолодело. Она не могла предугадать реакцию Сергея, и это ее пугало.
- Ты… хочешь сказать, что я больше… не обниму… не поцелую тебя… даже и взглянуть не смею? Да?! – угрожающе растягивая слова, процедил Сергей и грубо схватил ее за плечи. – Почему?
В застывших глазах он прочел только ужас. В ту же секунду он резко убрал руки, будто обжегся. На нежной коже плеч остались глубокие красные вмятины.
Анна медленно сползла по стенке на пол и закрыла лицо руками. О, Боже, зачем? Она так надеялась, что он поймет ее. Почему все так случилось? Почему столь любящим людям приходится причинять друг другу боль?
- Прости, - услышала она, - я сделал тебе больно.
Сергей поднял обессиленную женщину и прижал к обнаженной груди.
- Скажи, - еле слышно прошептала Аня, - скажи, что любишь меня, что я небезразлична тебе. Пожалуйста!
Ее блестящие мольбой глаза безотрывно следили за дрогнувшими ресницами. Произнеся эти слова, она тут же почувствовала, как он стал ей далек.
- Зачем? – словно эхо, отозвался мужчина.
- Господи, как же ты не понимаешь? Это так мало: произнести всего три слова!
Анна отвернулась, глотая слезы унижения. Она и сама не понимала, зачем это ей так нужно. Казалось, если она не услышит сейчас этих слов, то просто умрет. Но он молчал.
Мучительно долгими были для Анны секунды тишины, после которой Липницкий произнес:
- Не могу.
- Да соври наконец! – почти кричала женщина. – Я же не прошу тебя говорить это серьезно.
- И соврать не могу.
Он отвернулся. Аня вся поникла, сотрясаясь от унижения. Как можно быть такой глупой? Как можно требовать такое от мужчины? Идиотка! Взять и испортить и без того отвратительное положение. Анна злобно казнила себя и чувствовала, что вот-вот разрыдается.
- Успокойся! – с яростью внезапно сказал Сергей. – Только истерики не хватало.
На удивление, его выпад привел ее в чувство. Женщина сжала губы.
- Я не имею привычки закатывать истерик.
- Зато ты имеешь привычку создавать проблемы, - раздраженно выпалил он, роясь в карманах брюк в поисках зажигалки, сигарета уже была у него во рту.
- Что?! – Аня задохнулась от возмущения. – Я?!. Создавала тебе проблемы? Какие же это?
- Ты… - он запнулся. Тут же: - Как ты можешь просить меня признаться в любви, когда сама заявляешь, что собираешься бросить меня?
- Бросить тебя? – голос Анны стал еще резче. – Ты это так называешь? А разве у нас есть какие-нибудь обязательства друг перед другом, чтобы ты имел право обвинять меня в этом? я напомню тебе, если ты забыл: мы – любовники, просто любовники и больше никто! Ты понял? Я, когда хочу, могу уйти, и ты не посмеешь меня задержать!
- Нет, посмею, - он вплотную приблизился к ней. – Ты… ты влезла мне в душу, как заноза, заставила потерять голову, забыть обо всех правилах приличия!
Они все сильней кричали друг на друга. Анна нервно засмеялась ему в лицо:
- О каких правилах приличия ты говоришь? Они никогда для тебя не существовали. Ты всегда поступал так, как тебе велела твоя похоть. Ты даже женился потому, что не смог обуздать ее!
- Что? – взревел Сергей, со страшной силой сжимая кулак и поднося его к побелевшему лицу женщины.
Анна онемела от ужаса, не в состоянии пошевелить ни одним мускулом. Сквозь багровый туман ярости Сергей увидел окаменевшее лицо женщины, которую он минуту назад страстно ласкал. Неимоверным усилием воли он с трудом отвел руку назад, резко отвернулся и выбежал на улицу.
Анну била крупная дрожь. Молодая женщина упала на кровать и рыдания без слез вырвались наружу. Она опять не могла плакать. Одно "почему?" крутилось в воспаленном страхом сознании. Почему все произошло именно так? Ведь она надеялась, что эта последняя ночь будет самой прекрасной, самой незабываемой. Вот до чего они дошли, что Сергей четь не ударил ее. Взаимные безосновательные упреки и укоры. Зачем? Зачем ей понадобилось просить его о том, что он никогда не сможет ей сказать – и она знала это с самого начала?.. Теперь уже действительно все кончено.
В тишине неприятно скрипнула дверь. И опять Анна услышала над самым ухом:
- Прости…
Она, не открывая глаз, перевернулась на спину и оказалась в прохладных объятиях любимого. Он с нежностью коснулся губами дрожащих век.
- Я, наверно, напугал тебя.
- Шш…ш…
Аня приложила палец к его рту, и печальная полуулыбка в уголках бледных губ неясным светом озарила ее лицо. Она зашептала:
- Люби меня, как в первый раз,
Не отводя безумных лаз.
Но о любви не говори,
Просто люби меня, люби.
Люби меня, и в эту ночь
Я отгоню печали прочь.
Нельзя последний миг любви
Тоске непрошеной дарить.
Люби меня в последний раз,
Не отводи печальный глаз.
И пусть ты избран для другой,
Я знаю: ты навеки мой! – и умолкла.
- Я… буду любить тебя, - вдруг горячо пообещал Сергей, ошеломленный, одурманенный, завороженный; и она знала: именно сейчас он искренен. Но…
- Нет, - Аня покачала головой, - не надо…
И луч голубой луны упал на сплетенные тела, орошая их призрачным дождем холодного света.
***

И она вернулась домой. Хоть сердце разрывалось от горя и безысходности. Но она дала слово и обязана сдержать его.
Коля светился от счастья, выполняя любой ее каприз, все делал по дому, не надоедал разговорами о работе. Ане приходилось прилагать дополнительные усилия, чтобы имитировать удовольствие и счастье. К ее облегчению, муж не требовал выполнения супружеских обязанностей. Для этого женщине пришлось заплатить кругленькую сумму своему врачу за фальшивую справку. Потому что выбора у нее не было. Она не смогла бы отдаться Коле даже под страхом смерти.
С Липницким теперь Анна виделась крайне редко. Любая встреча вызывала жгучую боль в сердце, которая по ночам становилась ноющей мукой. Они старались избегать таких встреч: им незачем воскрешать пламя страсти, которое чуть не сожгло их.
Ей не хотелось вспоминать об этом. Но, вопреки всему, образ возлюбленного не покидал ее памяти. Каждый день на работе женщина видела Виталика, а в нем все напоминало отца. Аня старалась замечать только детские и материнские черты, но ребенок был отражением взрослого, не пытавшегося больше связаться с Анной и никаким способом не заявлявшего о себе. Влюбленную женщину это приводило в отчаяние, ибо вопреки всему в глубине души она стремилась к нему и не могла выносить их разрыв, пусть даже она сама была его виновницей. Не то, чтобы Коля косвенно заставил ее одуматься, он только послужил толчком к более решительным действиям с ее стороны. Аня не была столь наивной и весьма отчетливо понимала, что во всем удовлетворяла Сергея: она была прекрасной любовницей, не требовавшей ничего; отличной воспитательницей его сына, причем бесплатной; она ничего не спрашивала и не предъявляла никаких прав – в ней все его устраивало. Но она понимала также, что бесконечно так продолжаться не может, и зависеть от его прихотей ей тоже не хотелось. Хоть как ни тяжело было лишать себя счастья, пришлось пойти на жертву.
И жизнь покатилась своим чередом. Разве что только с той разницей, что по-настоящему Аня теперь почти никогда не улыбалась. Она решилась всю оставшуюся любовь вылить на Виталика, его сына, сделать из него насколько возможно хорошего человека. И ей это, в принципе, удавалось.
****

Анна устало захлопнула дверь. День сегодня выдался особенно тяжелым. И Виталика почему-то не было в школе. К счастью, Коля был в командировке и должен вернуться только завтра вечером, иначе Ане опять пришлось бы притворяться, на что ни сил, ни фантазии уже не хватало.
Аня приготовила себе легкий ужин, после чего села проверять тетради. (Работа стала отдушиной от ежедневного лицемерия.) Работы Виталика все больше ее радовали, чего нельзя было сказать о его поведении. Мальчик с каждым днем становился все мрачнее. Учительница все никак не могла понять причину этой перемены. Ей тяжело было видеть такой поворот, но она ничем не могла помочь, потому что мальчик наотрез отказывался с ней разговаривать, а на переменах просто исчезал куда-то. Вот уж поистине головоломка! Неужели все дело опять в родителях? Тогда они действительно неисправимы. Но в таком случае повторно задачу ей совсем не хотелось решать.
С тяжелым вздохом Анна вышла на балкон. Уже почти стемнело. Воздух был по-осеннему свежим и бодрящим. Именно бодрости духа так не хватало истерзанной душевными муками женщине.
Она вздохнула полной грудью и позволила себе расслабиться. Взгляд уперся в купол неба. Небосвод был ослепительно звездным. В такой вечер хотелось оказаться в теплых руках любимого, почувствовать нежность его объятий, тепло горячих губ.
Анна зажмурилась от нахлынувших воспоминаний, принесших новую волну боли. Чего бы сейчас она ни отдала, чтобы еще хоть одну ночь провести рядом с НИМ. Увы, это было абсолютно невозможно, так же нереально, как и достать луну с неба…
Резкий стук в дверь оторвал женщину от сладостно-мучительных грез. Кто бы это мог быть в такое время? Анна с неохотой пошла открывать, смутно предчувствуя нечто нехорошее.
На пороге она не просто остолбенела, Анна еле удержалась на ногах. Перед ней стоял последний человек, которого она предполагала бы увидеть здесь и сейчас. Еще чуть-чуть и Анна упала бы в обморок. Еще мгновение - и с ней бы произошла истерика. Но женщина вовремя поняла, что вовсе не воображение сыграло с ней такую злую шутку, и прокляла вечно сумасшедшую реакцию на этого человека. Господи, опять ей придется решать его проблемы!
- Что случилось? – сразу же сорвалась на крик Аня, стукнув со всей силы дверью за спиной Сергея.
- Может, сперва поздороваемся? – нервно улыбаясь, протараторил Липницкий.
- Перестань! – Анна махнула на него рукой. – Ты же не визит вежливости наносишь.
- Ты разрешишь мне войти?
- С каких это пор ты просишь разрешения на такие мелочи? – с сарказмом поинтересовалась молодая женщина…
Совсем не такой представляла себе Анна их встречу, совсем другой. Только что она о нем мечтала, и вот он здесь, рядом, она ощущала за спиной тяжелое дыхание. Да, она желала этой встречи, но не так, не сейчас! Почему-то присутствие Сергея неимоверно раздражало Анну. Наверняка он явился к ней не за тем, чтобы просить прощения или попытаться возобновить отношения. Не требовалось обладать выдающимся умом, чтобы понять: у бывшего возлюбленного серьезные проблемы, если он пришел к ней, невзирая на явную опасность такого визита. Но чтобы там ни случилось, женщина твердо приказала себе не помогать ему. Достаточно уже помогла на свою беду.
- Верно, случилось нечто ужасное, раз ты пришел ко мне в такое время, зная о невозможности каких-либо отношений между нами. Может, соизволишь, наконец, рассказать?
Липницкий запустил пятерню во взлохмаченные и без того волосы.
- Ань, у тебя есть что-нибудь выпить?
- Выпить? – Анна вскинула ресницы. – Здесь тебе не ресторан… Послушай, если тебе что-то надо, говори побыстрей и уходи. Я страшно устала и хочу отдохнуть.
Она принялась раздраженно мерить шагами комнату.
- Можно хотя бы сесть? – убитым голосом спросил мужчина.
Анна наконец отважилась посмотреть на него… и испугалась. Невозможно, чтобы человек за столь короткое время так изменился! Она застыла посреди комнаты и смотрела на него в упор, не веря своим глазам. Потом, как во сне, медленно двинулась вперед, вплотную подходя к Сергею. Легким движением коснулась его худого потемневшего лица, заглянула в тусклые потухшие глаза, провела пальцем по горькой складке меж сведенных бровей, а на опущенных в безысходности уголках губ лишь на мгновение задержала беспокойный взор. У нее перехватило дыхание, когда она вдруг оказалась в кольце по-прежнему сильных рук. Но, собрав в кулак всю волю, Анна сумела освободиться и отойти на безопасное расстояние, укрывшись за столом.
- Ты только для этого пришел сюда? – прошипела она сквозь зубы. – Ты только об этом и думаешь! А если бы Коля был дома? Ты можешь представить себе такую ситуацию? Или воображения не хватает? Так я подскажу тебе: самое меньшее – сломанные ребра и выбитые зубы, а то и того похуже… Как ты смеешь приставать ко мне здесь, как ты вообще посмел сюда прийти после всего случившегося?! Ты сумасшедший! Ты хоть понимаешь, как подставляешь меня, придя сюда?
- Что ты такое говоришь? Успокойся!
Сергей попытался обойти стол.
- Не приближайся ко мне! – закричала Анна, впадая в истерику. Все горе, вся сдерживаемая боль, вся бесконечная мука вдруг вырвались наружу. – Чего ты хочешь от меня? Зачем ты пришел? Убирайся! Не хочу тебя видеть!
- Аня, перестань! – повысил голос Сергей, не прекращая попыток догнать ее. – Что с тобой? Угомонись! Я прошу тебя…
Он уже чуть было не схватил ее за руку.
- Не прикасайся ко мне! – завопила Аня. – Я даже голоса твоего слышать не хочу! Понял? Убирайся вон!
Она бросилась в другую комнату с намерением укрыться за дверью. Но Сергей оказался проворней и перехватил ее на полпути. Анна очутилась в ловушке его рук и изо всех сил стала отбиваться, не переставая кричать во все горло.
- Отпусти меня! Мерзавец! Подлец! Ненавижу тебя! Оставь меня в покое!
Но Сергей крепко держал ее, давая все меньше возможности пошевельнуться. Она извивалась в его руках, продолжая обзывать всеми известными гадостями, но силы с каждой секундой слабели. Наконец, она обмякла в его объятиях, и слезы сплошным потоком хлынули из глаз. Сергей крепче привлек ее к груди, предоставляя возможность вволю выплакаться. Женщина бессознательно обвила его шею руками, сотрясаясь от рыданий.
- Почему, почему ты не… звонил… не приходил, - бормотала она сквозь слезы. – Я так ждала… где ты… ты был… Почему ты… мучаешь меня… зачем… я же лю…
- Шшш, - прервал поток бессвязностей Сергей. – Молчи. Я с тобой. Тихо.
Он намеренно остановил ее на тех словах, которые больше всего жаждал услышать, потому что знал, как она будет жалеть потом, если произнесет их.
А Аня все плакала, не в состоянии контролировать ни свое поведение, ни слова. Сергей гладил ее волосы, шептал что-то утешающее до тех пор, пока она не успокоилась. Тогда он усадил ее на диван в груду расшитых подушек и принес холодной воды. Анна жадно отхлебнула, но туту же закашлялась.
- Прости, - удалось ей выговорить между двумя приступами кашля. – Я наговорила столько глупостей. Извини, я была не в себе. Видимо, сказывается напряжение последних дней. Я ужасно устала притворяться, сил больше нет.
- Притворяться? – удивился Сергей.
Анна хмыкнула, обхватив себя руками.
- Да сядь уже, не стой над душой.
У женщины вдруг мелькнула мысль, насколько все это глупо. Ей сейчас страстно хотелось почувствовать нежность его горячих губ, а они сидели на разных концах дивана; услышать ласку в его голосе, а оба молчали, будто набрав в рот воды; отдаться на волю безумству желания, а разум запрещал даже взглянуть на любимого.
- Зачем ты здесь? – прошептала Аня. – Ты снова пришел причинить мне боль?
Сергей сделал вид, что не расслышал последнего вопроса. Но перед тем, как начать свое нелегкое признание, он снова стал таким же несчастным, что и в первую минуту встречи.
- Я знаю, что не могу рассчитывать ни на что с твоей стороны, но… я не знал, куда мне еще пойти. Ты – единственный человек, который когда-либо меня понимал.
Женщина с шумом выдохнула воздух.
- Ладно, говори, что там у тебя.
Он залпом выпил оставшуюся в стакане воду.
- Жанна узнала, что я изменяю ей и выгнала меня.
Она пристально взглянула на него.
- Как она узнала? И про меня тоже?
- Не представляю. Про тебя - нет. Прихожу сегодня домой, а она даже на порог не пускает. Через дверь крикнула, чтоб я убирался куда подальше, потому что она все знает.
- И что ты собираешься делать?
Сергей пожал плечами.
- Сегодня она не успокоится, это точно. Завтра пойду домой, попытаюсь объяснить, что это неправда, произошла ошибка.
- Ах ошибка, - Анна горько улыбнулась, это звучало, как в пошлом сериале. – Вот чем ты считаешь наши отношения.
- А что ты предлагаешь? Пойти и признаться во всем? Сказать: да, я изменил тебе с учительницей нашего сына!
Анна посмотрела на него, как на сумасшедшего.
- И не обвиняй меня в том, что я считаю это ошибкой. Моей и твоей. Кстати, вспомни, что это ты первая решила разорвать наши отношения.
- Да?! Теперь ты свою вину будешь спихивать на меня? Знаешь что, делай, что хочешь, хоть кричи на всех углах, что мы с тобой были любовниками, - мне плевать, только оставь меня в покое.
Анна резко встала и, не объясняя ничего, закрылась в ванной. Сергей подумал, надо дать ей время переварить новость. Когда же и через полчаса Аня не вышла, Липницкий начал переживать.
Он решительно постучал в дверь.
- Аня, с тобой все в порядке?
В ответ – молчание.
Он еле успел отскочить в сторону, когда дверь перед его носом неожиданно распахнулась. С распущенными волосами, одетая в полупрозрачный пеньюар Анна гордо прошествовала мимо, обратив на мужчину внимания не более, чем на назойливую муху. По всему было видно, что она собирается лечь спать.
- Аня! – возобновил атаку Сергей.
- Я же сказала: мне абсолютно все равно, что ты будешь делать, только оставь меня в покое. Ясно? - Она демонстративно сняла покрывало с постели в спальне. – У меня нет никакого желания решать твои проблемы.
- Но… мне некуда идти. У меня даже нет с собой денег.
- У меня тоже нет. А если некуда идти, переночуй в машине.
- Машина в гараже, а ключ дома.
Анна раздраженно вздохнула, всем своим видом показывая, как он ей надоел. Хотя эта маска полнейшего безразличия стоила ей невероятных усилий. Кроме всего прочего, она начала подозревать, что Сергей лишь придумывает всякие отговорки, чтобы остаться. Внезапно его умоляющий взгляд завладел зеленым огнем ее глаз. Как загипнотизированная, увидела она в его глазах всю глубину отчаяния и безумный вызов.
- Ты собираешься остаться здесь?
- Всего одну ночь. Пожалуйста!
- Ты с ума сошел! – вскричала Анна. – Это невозможно. Завтра возвращается Коля.
- Я уйду до его прихода.
Женщина покачала головой, удивляясь его глупости.
- Ты хоть представляешь, чем это может обернуться? Тебе мало Жанны?
На это Сергей промолчал, лишь устремив голубой взгляд в самую глубину ее души.
- Хорошо, - через минуту тишины ответила Анна. – Пусть и в этом я буду иметь преимущество перед ней и не выгоню тебя… Ничего не говори, - предупредила она его попытку отблагодарить. – Свои "спасибо" прибереги для другого случая.
Она на скорую руку постелила ему на диване в гостиной. Сергей молча наблюдал.
- Спокойной ночи, - наконец выговорил он.
- Приятных снов, - съязвила она.
Потом Анна долго на себя злилась, что не смогла сдержать эмоций и совладать с охватившим ее раздражением на Сергея. И надо же было ему явиться именно к ней! Как будто у него ни друзей нет, ни знакомых, одна бывшая любовница. Аня поежилась от неудовольствия. Ей никогда не нравилась ее роль в жизни Сергея, а тут еще такое однозначное определение. Да, надо признать, что для него она была всего лишь ошибкой, коротеньким бурным романчиком, даже недоразумением и никогда ничего не значила. Даже когда обещал любить. Все ложь! Единственное, что ей оставалось: смеяться над собой, над своим глупым женским сердцем и называться дурочкой. Что она и делала, лежа уже более двух часов без сна. Упоительное забытье все никак не приходило. Потому что Анна знала: он здесь, рядом, под одной крышей, в одной квартире. Их разделяла лишь стена с приоткрытой дверью. Аня слышала, как он ворочается с боку на бок на неудобном ложе и тоже не может заснуть. Ощущение этой практически непосредственной близости причиняло почти физическую боль.
Изнывая от желания и неестественного внутреннего жара, женщина вскочила и пошла на кухню за водой. Шорох в гостиной туту же прекратился.
После двух стаканов воды ей стало невмоготу душно. Остатки полусна улетучились совсем. Поколебавшись минуту, Анна вышла на балкон. Ночь была необычайно нежной и приятно освежала ее разгоряченную кожу. Аня послала серебристо-синим небесам горячий взгляд. Ей хотелось навеки остаться стоять здесь, где прохладный ветерок забавлялся ее волосами, а бледно-голубой свет звезд отражался на ее полуоткрытых губах. Она полной грудью вдохнула свежесть ночного воздуха, его бесподобные ароматы.
Женщина вздрогнула, неожиданно почувствовав за спиной присутствие Сергея.
- Почему ты не спишь? – поинтересовался он.
- Удивительная ночь, правда? – игнорируя вопрос, прошептала Аня. – Я давно такой не видела. Знаешь, я обожаю ночь.
Сергей стал рядом и с нескрываемым любопытством посматривал на женщину, бескорыстно подарившую ему лучшие дни его жизни. Он предчувствовал: они не повторятся. Никогда.
- Ночь… Она всегда такая прекрасная. Я никогда не смогу ею насладиться. Она всегда по-новому очаровывает меня.
Ему казалось, она говорит вместо него слова, которые он никогда бы не решился ей сказать. Сергей вдруг ощутил, как горячие токи пробежали по всему его телу. Он начал убеждать себя в том, что небезопасно поддаваться сейчас своим желаниям. Но безумный порыв все же не смог удержать. Рука легла на тонкую талию. Сквозь полупрозрачную ткань он ощущал каждый изгиб стройного тела, которое пока ничему не противилось.
Анна затаила дыхание, не отрывая глаз от звезд. Ее тело жаждало ласк, а губы мечтали ощутить прикосновение нежного рта. На разум изо всех сил противился искушению поддаться безрассудным мечтам. Господи, это жестоко посылать ей такие испытания, когда все так непрочно, и ее напускное семейное "счастье" могло в любой момент разрушиться. Зато ее внутреннее спокойствие уже было сметено пеплом угасшей любви с самого первого момента, как она увидела его.
Борясь с океаном эмоций, Аня закусила губу и выскользнула из объятий Сергея. Дойдя до двери спальни, она в нерешительности остановилась. Душа ее разрывалась на части между желанием оказаться в сильных руках любимого и захлопнуть за собой дверь, чтобы больше никогда не видеть его обжигающих сапфировых глаз.
Чувство долга и вины, казалось, уже возобладало над безумием сердца, когда Аня в последний раз разрешила себе взглянуть назад.
Сергей стоял в балконном проеме, освещаемый неверным светом звезд. Его слегка волнистые волосы трепал ночной ветерок. Мужчина словно приклеил взор к трепещущим ресницам Анны, дрожавшей всем телом. В темном воздухе ночи даже на расстоянии чувствовался жар напряженных тел, в нем словно летал призрак непогашенного пламени.
Тишину вдруг разрезал приглушенный женский стон, и в то же мгновение оба, будто влекомые дьявольской силой, бросились в объятия друг друга и слились в бешеном ритме танца всепоглощающей любви…
Ночь упоительно плыла к рассвету…
***

Анна проснулась от острого предчувствия недоброго и, оглядываясь по сторонам, с трудом сообразила, что произошло. Она лежала на полу возле дивана в объятиях Сергея. Оба были обнажены, а балконная дверь открыта, потому Аня тут же задрожала от холода и… ужаса. Наконец, понимание реальности вернулось к ней полностью. Через секунду она услышала звук захлопнувшейся двери. Влекомая бессознательным порывом, Анна накинула валявшийся рядом пеньюар и выбежала на балкон. То, что она увидела на улице, заставило ее вскрикнуть от страха и неожиданности. Возле тротуара стоял черный "Мерседес", в который в эту минуту садился красный от бешенства Коля. Он с такой злобой хлопнул дверцей, что у Ани душа ушла в пятки. Прежде чем она поняла его намерение и закричала во все горло, машина на полном газу рванула с места.
Анна в панике закрыла рот руками, предупреждая готовую вот-вот начаться истерику. Женщина мгновенно осознала, что произошло. Теперь ее жизнь непременно превратится в кошмар.
От крика проснулся Сергей. Увидев насмерть перепуганную и побелевшую женщину, он замер от внезапной догадки.
- Что случилось? – тихо спросил он.
Не в состоянии ответить, Анна затряслась, как осиновый лист. Сергей решительно схватил ее за плечи и несколько раз хорошенько встряхнул. Анна вырвалась из его рук, как ужаленная.
- Все… конец, - ее взгляд уперся в пустоту. – Он видел нас… только что и умчался на машине. Если он не убьет себя, он убьет нас, - почти неслышно закончила она.
Тут же какая-то струна навсегда порвалась в ее душе.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 335
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика