Главная

Зазеркалье войны, Глава 1

Зазеркалье войны

17.03.2015, 08:23
Внутреннее кольцо, сектор Зелтрон, система Зел, орбита планеты Зелтрос

Лилово-розовый, с золотистыми прожилками, шар Зелтроса выглядел весёлой пестрой игрушкой, повешенной неведомой рукой среди строгой чернильной темноты космоса. Даже с орбиты планета выглядела нарядной и праздничной, впечатление портил лишь зависший на низкой орбите неуместно строгий треугольный силуэт “Аккламатора”, из ангаров которого вылетали шустрые СНДК, на ходу перестраиваясь в безупречно чёткий строй, и в сопровождении истребителей исчезали в атмосфере планеты.
Третья пехотная бригада оперативного назначения высаживалась на своё очередное поле боя. Вернее, вероятное поле боя: разведка узнала, что КНС ведёт активную подготовку к захвату Зелтроса, чтобы получить плацдарм, с которого может уже всерьёз угрожать Центральным мирам, и теперь Республика спешно перебрасывала войска для защиты этого мира. И сомнительная честь ощутить на своей шкуре всю мощь первого удара сепаратистов выпала бригаде мастера-джедая Ириса Тофу.
Третья пехотная весь прошедший год была своеобразной “пожарной командой” ВАР - её перебрасывали с участка на участок, то затыкая бреши в обороне, то останавливая прорывы, а то и наоборот - отправляли в прорыв. Потрепанные батальоны несли потери в людях и технике, но командование ВАР, дав короткую передышку, вновь насыщало бригаду вооружением и кидало в очередную заварушку. Пополнение же в живой силе было крайне скудным - как правило, это были солдаты из подразделений, понёсших такие потери, что восстанавливать их было просто нецелесообразно.
В результате всех перестановок в третьей пехотной собрались, пожалуй, воспитанники практически всех сержантов-инструкторов, которые занимались обучением клонов на Камино. Такое разнообразие порождало первое время множество проблем: клоны, наряду с боевой подготовкой, перенимали обычаи и привычки своих инструкторов - представителей множества культур и рас, - что зачастую приводило к стычкам между солдатами на почве непонимания тех или иных поступков своих товарищей. Вспышки междоусобиц были тем чаще, чем сильнее накапливалась усталость от бесконечных боёв - клоны становились угрюмее и агрессивнее, часто взрываясь по пустякам, и даже узы их братства не всегда предотвращали драки.
Воспитанные инструктором-эчани, Блайз и Чимбик, к примеру, не могли понять фанатичной преданности некоторых братьев культуре мэндо, особенно после того, как вдоволь повоевали с мандалорцами, большая часть которых в этой войне предпочла работать на КНС. Даже принадлежность их общего родителя, Джанго Фетта, к мандалорцам не смогла до конца уничтожить ту неприязнь, что испытывали братья к самым известным и грозным наёмникам в Галактике. Особенно после того, как один из них чуть не убил их на Зайгеррии, невольно смешав все планы и разлучив с женщинами, ставшими неожиданно близкими обоим клонам. Кем именно была для него Эйнджела, Чимбик до сих пор толком и не понял, но точно знал одно: выжил он лишь благодаря ей. И не только там, на Зайгеррии, когда получил заряд в живот. На Рилоте, Джеонозисе, Мерне Восемь - везде, куда бы не заносила его лихая военная судьба, сержант оставался жив и не терял рассудка только потому, что постоянно помнил о своей Эйнджи. Его ангеле-хранителе. Это сравнение настолько сильно укоренилось в его сознании, что даже на его шлеме Лорэй была изображена в образе ангела с Иего - в тунике и с крыльями за спиной. Портрет для этого рисунка Чимбик взял у Блайза: тот сохранил чип, выданный им с Свитари в кабинке-автомате, в которую они завалились подурачиться во время своего путешествия на лайнере. Эти старомодные кабинки моментальных голоснимков, по здравому рассуждению, делали снимки ровно того же качества, как и средняя дека, но пользовались бешеной популярностью среди влюбленных парочек, что обеспечило им долгую и прибыльную карьеру. Стафф-сержант Чимбик сделал рисунок серой маскировочной краской, чтобы не приходилось раз за разом замазывать и восстанавливать после каждой новой миссии, а на все вопросы братьев о том, кто эта девушка, неизменно отмалчивался. В результате среди разведчиков сложилось мнение, что этот рисунок - просто некая абстракция, изображающая веру молчаливого снайпера в своего небесного покровителя.
Зато Блайз таких сложностей не испытывал и, к месту и не к месту, вспоминал о своей девушке, вызывая осторожное любопытство и откровенное недоверие своих братьев. Ну кто в здравом рассудке поверит, что даже если у клона вдруг появится время на личную жизнь, им заинтересуется женщина? Блайз с азартом и удовольствием спорил с братьями на правах более опытного и бывалого, а когда накал страстей достигал пика, сражал спорщиков неопровержимой уликой - теми самыми голоснимками. Что характерно, никто не заметил сходства озорной девушки на фото с контурами ангела на шлеме Чимбика - уж больно непохожими были эти два образа. Особо недоверчивые спорщики возражали, что подделать подобное “доказательство” - дело простое, но тут уже их недавние соратники предлагали заткнуться и признать поражение, тем более, что для большинства клонов оно было более чем желанным. Мысль о том, что у них могут быть подруги, жёны и семьи была настолько манящей, что большинство из них готовы были обмануться ради надежды, мечты на что-то большее после окончания войны. Но тут закономерно возникал второй вопрос: а где теперь эта девушка? В такие моменты Блайз чуть мрачнел и неохотно сообщал, что она ждёт на Корусанте. Слушатели сочувственно сопели - за год на своём ППД бригада была от силы три недели в сумме, - и отставали, не желая бередить брату душу.
Вот в таком настроении они отправились на свою очередную войну.
- Он похож на какашку робы, - недовольно пробурчал Чимбик, разглядывая Зелтрос на смотровом экране в кубрике. Блайз, изучавший планету зачарованным взором, повернулся к брату, пару секунд посверлил взглядом, а потом спросил:
- Слушай, ты что, на дерьме повернулся? У тебя что ни мир - то чья-то какашка: Мерн - дерьмо банты, Джабиим - крайт-дракона, Корусант… - он замолчал, вспоминая характеристику, данную Чимбиком столице Республики.
- Дроида, - охотно подсказал стафф-сержант, и замер, ожидая реакции брата.
- Ага, спасибо, - попался на удочку тот, - дроида… Эй, стоп! Дроиды не гадят! - Это заявление вызвало бурю смеха в кубрике. Блайз нахмурился, скорчив гротескно-обиженную гримасу и ткнул Чимбика пальцем в пузо:
- В сегодняшнем матче один-ноль в твою пользу. Так, про что это я…
- Про дерьмо, - невозмутимо напомнил Чимбик, вызвав новую волну хохота. Застегнув крышку ранца, он закинул его на спину, присел, проверяя подгонку снаряжения, и первым двинулся к выходу из кубрика, оставив за спиной возмущённо хлопающего глазами Блайза.
До недавнего времени большинство клонов знали о существовании Зелтроса лишь необходимый минимум. Да и с чего простым винтикам махины Великой Армии Республики в подробностях знать о курортной планете, торгующей удовольствиями, развлечениями, предметами искусства, роскоши и деликатесами? У клонов не было ни отпусков, чтобы провести их в подобном месте, ни денег, чтобы оплачивать самые разнообразные блага планеты-курорта. А в военном плане Зелтрос был менее чем знаменит - населённый эмпатами мир не просто декларировал, как это делали многие, принципы ненасилия, а действительно жил ими. Вся суть общества эмпатов умещалась в старой пословице: «Причинивший боль ощутит её первым, а отказывающий в удовольствии первым же его не получит». И самое удивительное, что это общество функционировало уже не первую тысячу лет, обходясь без армии, полиции и прочих силовых структур. Факт, который не укладывался в головах практически всех инопланетников, никогда не бывавших на Зелтросе лично.
Клоны, изучив этот материал на инструктаже, особо не удивились - в Галактике сотни тысяч миров, и на каждом свои обычаи и нравы. Ну, очередная планета гедонистов и пацифистов. И чему тут удивляться или восхищаться? Для солдат это показное миролюбие означало лишь одно: рассчитывать на поддержку местного населения в случае чего не придётся. Хорошо, если под ногами путаться не будут. Единственное, что заинтересовало клонов - это способ обороны от захватчиков. Вернее, то, что этот способ всегда срабатывал - феромоны, выделяемые аборигенами планеты, полностью лишали захватчиков воинственности, превращая их в часть населения планеты. Клоны не могли взять в толк, что мешало оккупантам пользоваться масками или носовыми фильтрами, чтобы избежать воздействия природного “оружия” зелтронов. Но так как в методичке этому вопросу было уделено крайне мало места, разговоры затихли сами собой, сведясь к мудрому решению: вот высадимся - там сами и увидим.
- А Лорэй родились здесь, - пробормотал Блайз, идя рядом с Чимбиком к СНДК.
- Знаю, - сухо отозвался тот. - И?
- Что - и? - не понял Блайз.
- На кой ляд ты мне это рассказываешь? - Голос Чимбика был спокоен, но от брата не укрылось его напряжение. Блайз улыбнулся под шлемом - значит, вечно спокойный Чимбик, мистер Невозмутимость, тоже нервничал. Не потому, что боялся боя, нет - оба клона испытывали странное, непонятное волнение от того, что увидят родной мир Лорэй.
- Просто напомнил, - ответил Блайз, и на этом диалог закончился.
Высадка проходила по-боевому - СНДК шли на полной скорости, “скользя по ландшафту”, чтобы быть недосягаемыми для средств ПКО, затем делали “горку”, закладывали вираж и садились, распахнув бортовые люки. Солдаты начинали сыпаться вниз и разворачиваться в боевые порядки ещё до того, как кораблики касались земли, обеспечивая безопасность зоны высадки.
Чимбик и Блайз, достигнув указанной точки, залегли и огляделись. И тут же встретились взглядами с небольшой компанией молодых розовокожих зелтронов обоего пола, которые, вольготно расположившись в открытом спидере, с интересом наблюдали за эволюциями республиканских солдат. Заметив снайперов, девушки захихикали о чём-то своём, а один из юношей приветственно махнул рукой с зажатой в ней шляпой и крикнул:
- Добро пожаловать!
Так началась оборона Зелтроса.
---
Глоссарий
СНДК - скоростной низколетящий штурмовой корабль
ППД - пункт постоянной дислокации
Добавил: Gedeon |
Просмотров: 522
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика