Главная

«Властелины Пегассии» Глава 2. Два друга

02.11.2014, 21:18
Пегассия — Санифилт, 2100 год


Первый взгляд бывает обманчив — за оболочкой прекрасного иногда прячется нечто неприятное. Вот и Пегассия не обошлась без «подводных камней». Жизнь волшебников обычному человеку представляется чем-то вроде изумительного торта с безупречным вкусом. Всё, конечно, так, но отчасти. Этот «торт» выглядит совершенно, а вот вкус его может понравиться не всем.
«Горькую приправу» зовут Пакир — один из самых влиятельных и известных волшебников, получивший первую степень мастерства в магии. Для такого молодого возраста (немного больше тридцати лет) это достаточно большое достижение.

Пакир — Властелин ночи из небольшой страны Ореантос, а также носит титул Покровителя духовного мира. Иными словами, он — Проводник душ, покидающих физический мир. Поэтому он занимает особое положение не только в родной стране, но и в других странах — Пегассии, например. Хотя работе «Проводника» Властелин ночи уделяет меньше времени, чем положено.

Почему, собственно, Пакир считается «горькой приправой»? Всё дело в том, что Властелина ночи в Пегассии никто не любит из-за его дурного характера. Для большинства волшебников Покровитель духовного мира стал настоящим врагом. Многие мечтают от него избавиться, но никто не знает, как, ведь чародей держит всех в страхе: пожалуешься — пострадают родственники.
Зато в родном Ореантосе его ценят и уважают, что вызывает неодобрение противников Властелина ночи. В связи с этим конфликты настолько обострились, что волшебники поделились на лагеря: кто за Пакира, а кто — против него.

А если бы хоть кто-то посмотрел на Пакира внимательнее, то понял бы, насколько несчастный этот человек. Мужчина уже пять лет носит траурно-чёрную одежду, а его глаза таят в себе боль и тоску по погибшему брату.
Сейчас Пакир летел под небом Санифилта, заволоченному тучами, как черным занавесом. Ветер, уносящий с собой листья и мелкие случайные предметы, завывал, будто от боли. Погода отлично отражала настроение Пакира…

…Это длилось пять лет — со дня гибели брата-близнеца.
Тогда все сказали, что произошёл несчастный случай, но Пакир в это не верил. «Фахира убили, совершенно точно убили, — не уставал твердить себе Пакир. — Не может быть такого, чтобы волшебник погиб от простой молнии!»

Отравленный болью и ослеплённый ненавистью, Пакир мстил врагам за своего брата. Но это было нелегко, поскольку его врагами была семья Крейвеллин — тоже очень влиятельные и уважаемые Властелины Пегассии. А самым главным и самым коварным врагом была женщина — Властелин света.

Почти все её многочисленные родственники имеют отношение к власти, но и Пакир им не уступает. Всё-таки у него есть своя группа поддержки, пусть и скромнее, чем у них. Властелин света и Властелин ночи накрыли своей враждой практически всех, вынуждая занимать чью-то сторону.

Из-за этого месть, поклепы, сложные интриги — почему-то стали чуть ли не привычным явлением в жизни волшебников. А верховных магов это всё не интересует, поэтому никто не знает, как остановить вражду…

…Под Пакиром мелькали скамейки и фонари, деревья и кустарники, проносились трассы. Волшебник летел, промокший от начавшегося дождя, что его совершенно не беспокоило, хотя можно было легко создать невидимую защиту. Когда под Пакиром начали плескаться пенящиеся сине-зелёные волны бескрайнего океана, он завис в воздухе, будто муха, попавшая в паутину. Сильный ветер бешено трепал чёрные волосы и мокрую одежду, развивал, словно флаг накидку, бил в лицо, но не мог сбить Пакира с места. Здесь, над океаном, уже было слишком холодно, и Властелину ночи пришлось воспользоваться несколькими заклинаниями: защитой от воды и холода. А нужно ли?..

…Проклятая Ариадна со своим семейством! Как же отвратительно постоянно видеть убийцу брата, а ещё хуже то, что большинство на стороне Властелина света. Она смогла всех убедить в том, что никого не убивала, что Властелин ночи незаслуженно её обвиняет. А ведь ещё со времён учёбы в магическом университете (когда брат Пакира был жив) Ариадна всё время специально мешала Пакиру: однажды из-за интриг Властелина света юношу едва не отчислили. Только Ариадна могла поднять руку на его брата, больше никому не нужна была его смерть — у них всегда были сложные отношения. И после всего этого Пакиру говорили, что она тут ни при чём. Более того — все защищали и слушали Ариадну, чуть ли не заглядывали ей в рот. Ей всегда всё сходило с рук, а на Пакира нападали за любую, даже самую незначительную ошибку. И почему, почему общество так несправедливо?!

В особенно плохом настроении или в моменты слабости, Пакир регулярно летал к океану и много раз представлял, как однажды полетит камнем вниз, разобьёт зеркало, отражающее небо. Как пронзит его холод, словно десятки острых ножей, как поглотит сознание мрак, и как, наконец, наступит покой… вечный покой. И не придётся больше видеть Ариадну.

Но злость и упрямство не позволяли Пакиру сделать этот шаг. Они подстёгивали, как хлыст, давали силы, заставляя бороться и не позволяя сдаваться. Если он умрёт — кто же накажет Властелина света? Кто отомстит за невинного брата? Ведь из семьи у Пакира больше никого не осталось. Он, как ни странно, одинок. Даже у лучшего друга Пакира, с которым он дружил с пелёнок, есть большая семья…

…Властелин ночи собрался было лететь назад, к берегу, как вдруг его накрыло могучей волной. Хорошо, что он успел поставить защиту от воды и холода. Пакир рванул вверх, но какая-то сила не отпускала его. «Магия! — молниеносно пронеслось в голове. — Уж наверняка Ариадна попыталась меня утопить. Но ей это не удастся!».

Разгневанный Пакир рванул снова, на этот раз с криком «Сэлле!». Ему удалось вырваться из подводного плена, но остатки чужой энергии всё ещё удерживали, не давая лететь. Пакир сконцентрировал на них свою волю, и этого оказалось достаточно — видимо, это было слабенькое колдовство.
И Властелин ночи полетел прочь от океана, уже составляя в голове очередной план мести.

Ореантос — Видерстан, 2100 год

В стране Ореантос не увидишь чудесных фонтанов, большого количества зелени и цветов: всё здесь выглядит гораздо скромнее, чем в величественной Пегассии. Но жили люди не хуже, поскольку Властелины Ореантоса делают всё, чтобы помогать простым жителям.

Рэтнил — волшебник иного направления, не «Властелин», а «Воплощение», но тоже активно занимается делами страны. Этот мужчина числится помощником Властелина ночи, однако, на деле это не так. В последнее время отношения у них наряжённые, несмотря на многолетнюю дружбу. Рэтнил не одобрял поступков Пакира, которые были слишком жестокими; отказывался выполнять его поручения, связанные с интригами. На этой почве старые друзья стали ссориться.

А в последние годы у Пакира и вовсе не оставалось времени на дружбу — слишком он был увлечён местью семье Крейвеллин и даже не замечал, как отдаляется его лучший друг. Потому Рэтнил думал о том, не прекратить ли эти отношения вообще, ведь, к тому же, между ними поселилось явное недоверие.
Однажды Рэтнил сидел перед ноутбуком, просматривая в интернете новости, но мыслями был далеко. Он читал статьи на экране, но их смысл понимал не сразу. Юный волшебник закрыл ноутбук и сел в кресло-качалку у камина.

Рэтнил любил смотреть на огонь, весело пляшущий по углям.
— Тулсы фиклайл, — задумчиво прошептал парень, не сводя взгляд с оранжево-жёлтого пламени.
Язычки огня приняли форму человечков и стали разыгрывать спектакль, подобно артистам на сцене театра. Рэтнил пристально смотрел на огонь, отражающийся в его карих глазах, даже слышал, как будто издали, голоса огненных актёров, когда в сознание ворвался голос реальный, прозвучавший совсем рядом:

— Рэтнил! Ты меня слышишь?!
— Ещё раз, — подняв глаза на мать, попросил юноша, стряхнув с себя собственные чары.
— В чём дело, сынок? — нахмурилась женщина и между её бровями появилась едва заметная складочка. — Докричаться до тебя не могу!

Рэтнил смотрел на молодое лицо матери. Она осталась почти такой же, какой была тридцать пять лет назад — мужчина видел свадебные фотографии своих родителей — разве что немного поправилась. Карие глаза, белую, словно снег кожу и густые чёрные волосы — всё это он перенял у неё, у своей мамы.

— Извини, мама, — произнёс волшебник. — Задумался.
— О чём ты думаешь, Рэтнил? — взволнованно допытывалась женщина. — Эти дни ты вообще сам не свой!
Последовала пауза. Красивый коттедж, окна которого выходили на розовый сад, жил своей жизнью: домочадцы бегали туда-сюда, хлопая дверями, где-то мяукал кот, а на втором этаже кто-то из сестёр Рэтнила громко включил музыку.

— Как по-твоему: прекратить отношения с другом – это предательство? — наконец поинтересовался Рэтнил, заглянув прямо в глаза матери.
— Ты сейчас говоришь о Пакире? — догадалась женщина. — Хочешь порвать с ним?
— Да, мама.
— Но вы столько лет дружите, — растерялась мать.
— Увы, в последние годы наши взгляды на жизнь стали полной противоположностью.
— Знаешь, сынок, это довольно сложный вопрос. Ты должен сам решить: продолжать дружбу или нет. Просто прислушайся к своему сердцу и поступи честно по отношению к себе и к Пакиру.
— Ладно, мама, — вздохнул Рэтнил. — Ты что-то хотела?
— Да, хотела…
Она говорила легко и беззаботно, мужчина слушал, но всё ещё думал о своём.

Пегассия — Санифилт, 2100 год

Рэтнилу не хотелось летать в Пегассию из-за Пакира, но после некоторых раздумий он решил, что не стоит пропускать выпускной вечер в магическом университете. Ведь это событие происходит отнюдь не каждый год, а молодые волшебники нуждаются в поддержке. И потом: не прятаться же Рэтнилу от Властелина ночи.

За эти дни в отеле, владельцем которого является пегас, явно добавилось много постояльцев: к выпускному в Магическом университете съехались Властелины из разных стран, а также чародеи других направлений. Ведь Магический университет всегда организовывал что-нибудь интересное на выпускной.

Приняв душ и надев халат, Рэтнил вышел на балкон своего номера. Его взору открылся потрясающий вид на горы. Перелёт из Видерстана в Санифилт занял два часа. Дорога нисколько не утомила. Номер, доставшийся Рэтнилу, был неплох: мебель была отделана золотом, стены украшали картины с красивыми пейзажами, в комнате было много зелени. Всё чисто, аккуратно, и, конечно, для постояльца предусмотрены все удобства.

«Сказать Пакиру о моём решении или лучше не надо? — размышлял Рэтнил, стоя на балконе. — Хотя то, что я собираюсь сделать, в любом случаи его ранит… И он будет мне мстить. Конечно, будет, слишком хорошо я его знаю. Но я не допущу, чтобы с родителями или сёстрами что-то случилось!».
Внезапно раздался пронзительный звонок в дверь. Молодой маг, погружённый в свои мысли, даже вздрогнул от неожиданности. «Кто бы это мог быть?» — подумал парень и, покинув сначала балкон, вышел из своей комнаты, чтобы открыть дверь.
Это был Пакир.
Глаза двух друзей — чёрные Властелина ночи и карие Воплощения воды — встретились.
Добавил: Akvarella |
Просмотров: 1815
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика