Главная

"Унесенные ложью" Часть третья

Унесенные ложью

24.08.2015, 18:22
— Рон.

— Что, Гермиона?

— Держи меня.

Мистер Уизли едва успел подхватить Гермиону возле самого пола. Исполнив этот опасный трюк, он отметил про себя, что Мисс Всезнайка стала тяжелее, чем еще несколько лет назад.

— А ты говорил — импотент, — напомнила Гермиона, апатично разглядывая его лицо.

* * *
По площади сновали волшебники всех возрастных категорий и социальных статусов. Каждый спешил по своим делам. Гарри же мог только догадываться о целях и стремлениях этих людей, наблюдая за ними сквозь окно.

Впрочем, все лучше, чем думать о находящемся рядом Снейпе. Тем более ввиду последних открытий. Но и Снейп, благо, не выдавал себя ни одним лишним звуком. Только время от времени бросал на Поттера острые пронзительные взгляды.

Внезапно дверь отворилась. Вошедшие Гермиона и Рон выглядели более чем взволнованно. Лицо мисс Грейнджер раскраснелось до крайней степени, а мистер Уизли, наоборот, мог похвастаться предсмертной бледностью.

Нашарив нездорово блестящим взглядом фигуру Снейпа, Гермиона ринулась в его сторону. В руке она стискивала какой-то конверт.

— Стой! — только и успел проорать Рональд, поняв, что именно Гермиона намеревается сделать. Но он слишком поздно среагировал.

Снейп без промедлений схватил протянутый девчонкой конверт и поспешно его раскрыл.

— Все, что вы там прочтете — неудачная шутка одного жестокого идиота! — заявил нервно Рон, неотрывно глядяна Гермиону.

От этого взгляда в груди мисс Грейнджер распространился холод. Но она не могла поступить иначе.

— Это ее почерк, — вырвалось у Снейпа, как только он развернул пергамент.

— Обман! Шутка! — выкрикивал Рон, сжимая кулаки и задыхаясь от гнева.

— Ее почерк! — повторил Снейп.

Он не видел сейчас ничего, кроме размашистых корявых буковок и не слышал ничего, кроме собственного учащенного сердцебиения.

— Что там? — шепотом спросил у Гермионы Гарри.

Та только покачала головой в ответ.

— Зачем, Гермиона?! — подскочил к ней Рональд. — Ну зачем?..

— Он должен знать, — одними губами вымолвила Грейнджер.

По мере того, как Снейп читал, его и без того бледное и длинное лицо все больше белело и вытягивалось. Уткнувшись взглядом в последнее слово, приоткрыв в полном изумлении рот, профессор посмотрел на троих друзей.

— Не может…

«Быть» застряло в горле Северуса комком.

* * *
— Чары галлюцинаций, — выпалил Гарри, не вставая с кровати, чтобы не упасть.

— Я проверяла. Ничего подобного, — вздохнула Гермиона.

— Подделка, — обронил Гарри уверенно.

— Снейп узнал почерк.

— Подделали почерк.

— Знаешь, все это легко проверить с помощью еще одной порции Зелья Родства, — заметила Гермиона.

— Нет, я не переживу, — простонал Поттер, откидываясь на подушку. — Да и Рон не согласится.

Гермиона наморщила лоб, поддавшись печальным размышлениям.

— Между прочим, — Гарри вдруг приподнялся на локтях, — я тоже совершенно не понимаю, какого черта ты показала Снейпу письмо!

Гермиона спрятала лицо в ладонях.

— Представь себя на месте Снейпа, Гарри, — несмело попросила она.

— Я? На месте Снейпа? Никогда, — отрезал Поттер с достойной идиота враждебностью. — Чтобы занять его место, надо быть ущербным Пожирателем, коим я не…

— Он пятнадцать лет прожил в обмане! — перебила его Гермиона. — Ему врала любимая женщина! Он ненавидел родных детей…

— Гермиона, а за что он их ненавидел?! — снова влез Гарри. — У него были на то веские причины? Нет! Он ненавидел бы нас, даже если бы все знал, я уверен! А вообще, — он злобно прищурился, — мы тоже жили пятнадцать лет, ни о чем не подозревая. И разве нам было от этого плохо?..

— А тебе было хорошо с Дурслями? — усмехнулась невесело Гермиона.

Гарри хохотнул про себя, холодно так.

— Так вот к чему ты клонишь… Считаешь, что, — Поттер сделал зловещую паузу, — Снейп будет прекрасным папочкой для сироты?.. О, не только для меня, но тебе с Роном ведь тоже повезло, Гермиона?..

Напряжение в комнате стало почти физически ощутимым. Поттер приблизился к лицу мисс Грейнджер так близко, что она не могла понять — плюнет или поцелует.

— Иди ты… к своему Снейпу, — всего лишь пожелал ледяным тоном Гарри и покинул спальню.

Гермиона смахнула с ресниц непрошеные слезы. Еще один друг от нее отвернулся. Возможно, Гарри и Рон верно говорят — не надо было поддаваться порыву и показывать Снейпу письмо. Но откуда тогда… такое отчетливое чувство правильности совершенного?

Когда Гермиона спустилась на обед, Гарри и Рон демонстративно пересели за другой конец стола. Похоже, в крепкой долголетней дружбе появилась очередная брешь.

* * *
Северус пересекал коридор за коридором. Его шаги были уверенны и быстры, уста крепко сжаты, волшебная палочка, как всегда, наготове. Он был настроен во что бы то ни стало выполнить задуманное.

Сначала, только прочитав письмо, Северус пришел в абсолютно паническое состояние. Его разумом овладел хаос. Профессор не обронил ни слова, поспешно доставив Золотое Трио в Хогвартс. Затем Снейп немедленно уединился в своих комнатах. Он не находил себе места, предаваясь размышлениям. Грубым, рваным, жестоким размышлениям. В них было столько ненависти и столько… любви. Горькой. Промучившись до глубокой ночи, Северус забылся неспокойным сном.

Но когда пришла пора рассвета, он открыл глаза с пониманием, что именно должен сделать прежде всего.

Ему просто необходимо было как можно скорее узнать ответ на один-единственный, но такой важный вопрос: знал ли Дамблдор?

Если да, Снейп еще даже не представлял, что сделает, но это наверняка будет что-то ужасное. А зная старика, можно было смело предполагать, что ему было обо всем известно с самого начала.

Северус остановился перед горгульей, закрывающей вход в кабинет директора, и прошептал несколько заклинаний,прежде чем произнести пароль. Это должно было заглушить Чары Оповещения, которые наложил на страшненькую скульптуру Дамблдор.

Лестница сделала последний виток, и Снейп оказался перед темной дверью. Прикрыл глаза, сделал глубокий вдох. И, резко распахнув дверь, сразу же направил палочку на сидящего в глубине помещения директора.

— Легилименс! — весь магический потенциал Северуса Снейпа сконцентрировался на создании заклинания.

Глаза Дамблдора широко раскрылись, зрачки стали будто черней и резче в окаймлении серо-голубых радужек. В следующее мгновение поверхностная защита Альбуса рухнула, и Снейп стремительно ворвался всвятая святых — разум одного из сильнейших легилиментовза всю историю магического мира.

Северус тут же почувствовал такое мощное сопротивление, что по вискам покатилось несколько капель пота, а в черепной коробке возникланеведомая доселе острая боль. Однако он прекрасно понимал, что раз уже зашел так далеко — умрет, но ответ получит.

Воспоминания самого Дамблдора лежали перед ним, пока что практически беззащитные. Соблазн отвлечься на другую информацию, при этом исчерпав крошечный отрезок подаренного грубым вторжением времени, был огромен. Но Снейп сдерживался, отбрасывая одно за другим воспоминания. Он искал все, что угодно, про Гарри Поттера и его друзей. Еще про Лили.

Неожиданный ментальный удар нещадно отбросил Северуса назад, откуда тот начинал. Но связь не прервалась.Снейп стиснул зубы и вновь ожесточенно бросился в бой. Магия, казалось, шла из самого сердца, переполненного сильнейшими противоречивыми чувствами. Боль нарастала, заставляя спешить.

На одной силе воли продирался Снейп сквозь многочисленные ловушки чужого разума. Давление защиты все нарастало. И вот он добрался до нужного фрагмента. Чужие воспоминания заискрились перед глазами калейдоскопом…

Следующий удар стал критическим. Северус едва устоял на ногах, когда его вытолкнули. Фигура старика впереди двоилась. Северус поморгал, пытаясь вернуться в уплывающую реальность. Что дальше?

Дамблдор поправил слетевший с головы колпак и с серьезным выражением лица повернулся к Снейпу. Альбус не спешил вставать из-за стола, даже руки сложил на столе в замок, и не думая тянуться за палочкой.

— Ты стал сильным магом, мой мальчик, — его голос звучал спокойно.

— Возможно, — пожал плечами Снейп.

В следующий миг он с громким хлопком исчез.

Дамблдор нахмурился. Похоже, Северус разрушил антиаппартационные чары. Опасная ситуация. Директору очень не нравились моменты, когда он не знал, чего можно ожидать.

* * *
— Вот черт, — процедил Рональд, рассматриваясвое "приглашение".

Гарри нервно мял в руке идентичную записку. Вытянув шею, он заметил на другом конце кабинета Гермиону, разглядывающую такую же бумажку.

— Можно выйти, сэр? — ненамеренно одновременно выкрикнули все трое.

Однако профессор Бинсна этот возглас не обратил ни малейшего внимания, продолжая неутомимо бубнить материал. Сопровождаемые любопытными взглядами той половины класса, которая почему-то не спала, ребята быстро покинули помещение.

Сохраняя молчание, они поспешили в подземелья Хогвартса.

Дверь кабинета зельеварения распахнулась перед ними явно по волшебству. Профессор стоял между рядами парт, держа в одной руке небольшой синий блокнотик, а в другой — волшебную палочку.

— Подойдите, — приказал Снейп.

Гарри, Рон и Гермиона настороженно приблизились.

— А теперь хватайтесь за края этой вещи, — преподаватель зельеварения кивнул на блокнот.

— Еще чего! — огрызнулся Рон, отступая.

— Это портключ, сэр? — поинтересовалась Гермиона тоном, каким чаще утверждают, чем спрашивают. — Куда он ведет?

— На вопросы нет времени, — отрезал Северус, теряя терпение. — Делайте, как я говорю. Иначе я буду вынужден применить "Империо".

— С тремя вы не справитесь! — выкрикнул Гарри, выхватывая палочку.

Мисс Грейнджер и мистер Уизли последовали его примеру.

— С такими тремя — легко справлюсь, —весьма зловеще пообещалСнейп.

Рон издевательски хохотнул.

— Видать, забыли уже то полнолуние в Визжащей Хижине, сэр? — спросил он негромко.

Северус побледнел.

В следующий миг он взмахнул палочкой, и Гарри с Гермионой утратили способность двигаться, скованные каким-то невербальным заклинанием. Их оружие оказалось в руке Снейпа. Своей палочкой он нацелился на взбешенного Рональда:

— Импери...

— Стойте! — в один голос завопили Поттер и Грейнджер.

— Не надо, сэр, — попросила Гермиона. — Он же может сойти с ума.

Снейп не спешил опускать оружие.

— Если не хотите, чтобы с мистером Уизли что-нибудь случилось, немедленно хватайтесь за блокнот.

— Вы рехнулись, — пробормотал Поттер.

— Возможно, — кивнул Снейп. — Мне еще долго ждать?! — он ткнул палочкой Рону в шею, от чего тот вздрогнул и шумно сглотнул.

Вновь обретшие волю движений Гарри и Гермиона с кислыми минами прикоснулись кончиками пальцев к ультрамариновой кожаной обложке.

— Мистер Уизли? — Снейп сильнее надавил ему на горло.

— Урод, — протянул Рон, опуская дрожащую руку на блокнотик.

И четырех волшебников немедленно унесло в завихрение открытого портала.

* * *
Трава под ними была зеленая, тонкая и невысокая, сквозь нее проглядывала влажная темная земля. Время от времени попадались камешки.

Когда дети вскочили на ноги, то ли от красоты, то ли от страха у них перехватило дыхание.

Они стоялина высоком холме, который такой же скромной свежей зеленью убегал вниз, в широкую солнечную долину. Дальше с этой стороны панорамы были только горы. Ломаные линии вершин, почти исчезающие в тучах, белели вечными снегами.

Справа от ребят стоял деревянный двухэтажный дом с зеленой черепицей и резным крыльцом. А сзади, за сотню шагов, зиял огромный обрыв. Там, глубоко-глубоко, едва слышно плескалась тонкая река. Над другой стороной обрыва темной стеной нависли ели дикого леса.

— Где мы? — спросила взволнованно Гермиона, поправляя развеваемые ветром волосы.

— Там, где нас никто не найдет, — ответил Северус с задумчивым выражением лица.

— Ах ты ж!.. — бросился на него просто с кулаками Рон, но был тут же отброшен на траву осторожным заклинанием. Его палочку Снейп спрятал в карман вслед за палочками Гарри и Гермионы.

— Успокойся, Уизли, — кинул профессор Рону и повернулся к остальным: — Лучше пройдемте в дом. Я хочу показать вам кое-что. Если среди вас есть хоть один счастливый обладатель мозгов, возможно, он поймет, почему мы здесь.

— Ты действительно думаешь, что мы добровольно зайдем в ловушку? — задал вопрос Рональд, не поднимаясь с земли.

Гарри и Гермиона молчали, но энтузиазма тоже не проявляли.

— Естественно, вы можете вечно оставаться в блаженном неведении, — усмехнулся Снейп, скрестив руки на груди. Затем он развернулся на сто шестьдесят градусов и направился к зданию.

Ребята нахмурились.

— Пошли, — шепнул Гарри, вставая.

Гермиона и Рон еще чуть помедлили и поплелись следом.

Сдувая пыль со старого думосбора, Северус думал о результатах своего спонтанного внедрения в разум Дамблдора.

Оказалось, старик ничего не знал о тройняшках. Он был абсолютно уверен в том, что Гарри — единственный сын Лили и Джеймса, обреченный на исполнение Пророчества. Но каким-то чудом Снейп успел перерыть всю информацию Дамблдора про этих детей. И кое-что его там сильно удивило. Он не знал, что у Темного Лорда есть хокруксы. Не знал, что Дамблдор собирается отослать Золотое Трио на погибель в поисках этих проклятых артефактов. Узнай Северус об этом лишь несколько дней назад, когда трое неугомонных гриффиндорцев были для него почти никем, он бы смирился. Ради блага и все такое. Но сейчас...

В этой войне слишком часто приходилось жертвовать самым дорогим, и не всегда это было оправдано. Хорошо, если Гарри — действительно тот, кто сможет убить Темного Лорда. А если нет? Если он просто умрет?

Да и... Себя не жалко. Мой мальчик, стань двойным шпионом — есть, сэр. Мой мальчик, убей ненужных людей — есть, сэр. Мой мальчик, умри ради Дела — легко, сэр, только прикажите! Но "Мой мальчик, пожертвуй родными детьми" — нет. Иничего, что они глупые, невоспитанные, ненавидят своего отца и вообще только что обретенные внезапно. Они — его и Лили. И это не просто много. Это — всё.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 478
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика